Авторизация с помощью:





Авторизация с помощью:


Все новости

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Архивы

Версия для печати


 Семь эмиратов в Иудее и Самарии-Решение д-ра Мордехая Кейдара





«Альтернативы решению о двух государствах для двух народов нет», — уверенно заявляют теперь прежние адепты провалившихся соглашений Осло, программы «Размежевания» и других аналогичных политических авантюр. 
Это, однако, совершенно неверно. Журналист издания «Макор ришон» Сара Аэцни-Коэн регулярно знакомит своих читателей с альтернативными проектами урегулирования арабо-израильского конфликта, которые с одной стороны не прерывают связь еврейского народа с его исторической родиной, с другой предлагают реалистичное  решение и для арабоязычного населения Земли Израиля. 

НИЖЕ ПРИВОДИТСЯ ЕЁ ИНТЕРВЬЮ С ИЗВЕСТНЫМ ВОСТОКОВЕДОМ

Д-РОМ МОРДЕХАЕМ КЕЙДАРОМ.

«Ближневосточные проблемы не решаются европейскими методами», — убеждён др. Мордехай Кейдар. Его проект урегулирования конфликта предлагает создание городов-государств в Шхеме, в Хевроне, в Рамалле и ещё в нескольких населённых пунктах – все лояльные своим кланам, а не фиктивному «палестинскому народу».
В Риме  — веди себя как римлянин, когда же разбираешься с ближневосточными делами  —  стоит побеседовать с востоковедом.
Др. Мордехай Кейдар, известный востоковед, профессор Бар-Иланского университета и сотрудник Центра стратегических исследований имени Бегина – Садата, стал широко известен благодаря своим статьям и ярким выступлениям в арабских СМИ. Не удивительно, что есть у него и программа для преодоления конфликта.
 
«Каждый, кто пытается решить ближневосточную проблему с помощью европейских методов и механизмов, напоминает того, кто надеется починить свой Шевроле в гараже для автомобилей марки Kia, — подчёркивает Кейдар уже в самом начале интервью, — Проблемы Ближнего Востока и решать надо ближневосточными методами. И в этом – суть предлагаемого мной плана».
И в правду, программа, выдвинутая Кейдаром, для человека западного склада может показаться немного необычной и вызывающей массу вопросов. Это, вообще, скорее модель, нежели развёрнутый план. Но основной её посыл вполне серьёзен и верен: рассмотреть арабское общество с социологической точки зрения, стремясь к решению, соответствующему характеру именно этого населения, а не просто копированию модели подошедшей на Западе.
Демократия, в её европейском понимании, по мнению Кейдара, как система управления обществом, чужда культуре Ближнего Востока, поэтому все попытки Запада навязать демократию в исламских странах не увенчались успехом.
«Краеугольные камни демократии вызывают лишь аллергию в исламских обществах»,
— считает он.
 

ДОРОЖНАЯ КАРТА ДР. МОРДЕХАЯ КЕЙДАРА:

 

  • Расформирование Палестинской автономии и создание семи эмиратов, городов-государств в Иудее и Самарии.
  • Деревни и другие территории, окружающие города-государства переходят под полный израильский контроль, их жители получают израильское гражданство.
  • Арабские страны создали «проблему беженцев», они и должны её решать. Агентство по делам беженцев при ООН — UNRA необходимо расформировать.
  • Иерусалим – столица еврейского народа. Этот город никогда не являлся ни арабским, ни мусульманским административным центром, и потому нет никаких причин уступать в этом вопросе.
План «восьми палестинских эмиратов» др. Кейдар предложил ещё в начале двухтысячных, и остаётся его сторонником до сегодняшнего дня.
«Это религиозный конфликт, — объясняет он, — Но религиозного решения нет, и не будет до тех пор, пока существуют евреи и иудаизм.  Социологическое же решение вытекает из свойств арабского мира, понимание которых позволяет извлечь определённые выводы и в отношении арабо-израильского конфликта.
 Сегодня существуют два основных типа арабских стран: неудачные и процветающие.
Первые – это конгломераты – объединения совершенно разных сущностей. Эту модель можно наблюдать в Сирии, Ираке, Ливии, Судане и т.д. Всё это разваливающиеся государства, фикция.

Население в них лояльно не государству, а племени, этнической группе, религии или секте. Объединяющая идентификация современного государства провалилась там в своей попытке заменить собой противоречащие друг другу лояльности. Созданные искусственно, общие государственные рамки развалились прямо на наших глазах» 
 «Не существует ни сирийского народа, ни иракского, ни ливийского, — развивает Кейдар свою мысль дальше, —  Внутри ислама есть племена и религиозные течения, которым трудно ужиться вместе под одной крышей и с одной лояльностью. Кстати, я поэтому считаю, что нет и израильского народа 
Хоть здесь и есть единая законодательная система и общие символы, по-прежнему существуют две основные группы  — евреи и арабы. И, конечно же, не существует «палестинского народа».  В Газе культура очень близка бедуинской культуре, а в Иудее и Самарии – почти нет бедуинов, лишь города и деревни. Более того, даже свадьбы между городами или перемешивание населения между городом и деревней совсем не распространены.
 Второй же, и успешной моделью в арабском мире являются эмираты Персидского залива. Там есть Кувейт, Катар и ещё семь объединённых в ОАЭ.
Речь идёт о легитимных и устойчивых государствах. И вовсе не только из-за нефти. В Ираке и Ливии тоже была нефть, но они развалились на части. И, напротив, в Дубае количество нефти и газа  относительно невелико, но эта страна богата и успешна. Почему? Потому, что там есть одно доминирующее племя и ещё немного одиночек, лишённых стремления к власти. Одни и те же правят там,  на протяжении столетий, поэтому жители считают государство «своим» и никто не выступает против него».

ГАЗА РАЗРУШИЛА ПАЛЕСТИНСКУЮ МЕЧТУ

По словам Кейдара израильтянам придётся решить, какое арабское государство они хотят иметь рядом с собой.
«Если мы выберем провальную модель, пытаясь создать одно искусственное государство, мы получим страну, живущую ненавистью к Израилю – единственным объединяющим их фактором, — объясняет он, — Если же пойдём по пути успешной модели, модели эмиратов, каждое племя или группа племён должны получить своего рода город-государство. Если мы хотим создать устойчивую модель, она должна основываться на гомогенном обществе, даже, если сама страна будет крошечной».
Название плана «Проект эмиратов», звучит несколько амбициозно и кажется оторванным от реальности, но если вдуматься, является вполне логичным.
Кейдар предлагает создать семь эмиратов в Иудее, Самарии и Газе: Иерихо, Рамалла, Шхем, Хеврон, Туль-Карем, Калькилия и Газа – там, по его мнению, мы уже сделали первый шаг.
«Это функционирующее государство. Там есть правительство и законодательная система, границы и структура управления. Они, конечно, не слишком симпатизируют нам, но это не меняет того факта, что они —  государство. И, кстати, Газа была тем, что первым разрушило палестинскую мечту о едином государстве. Во всех отношениях, это уже нечто совершенно другое».
 
Кейдар, по его словам, был сторонником идеи ухода из Газы – не того, как это было сделано, а самой концепции.
«Я не считал поселенческую деятельность в Газе правильным делом. Хотел видеть Газу, отделённой от нас. И демографически, и с точки зрения безопасности, она была слишком тяжёлым бременем».
Я пытаюсь выяснить, как именно будет работать модель эмиратов, добраться до деталей: начиная от вопросов безопасности, до водоснабжения и свободы передвижения. Кейдар любезно напоминает мне, что он архитектор, а не инженер и достаёт карту Земли Израиля.
«Я не вдаюсь в инженерные проблемы, которыми Вы по праву интересуетесь, я стремлюсь обрисовать общую картину».
 
— Что включает в себя каждый эмират?
«Каждый из них представляет собой город-государство. Скажем, у Шхема и прилегающих к нему посёлков свой паспорт и своё правительство, свои структура управления и экономика. Каждая страна подпишет с нами соглашение, регулирующее все соответствующие общие вопросы, к примеру, о воде и аэропорте. У каждого района – свои собственные экономические интересы. И мы, разумеется, поможем».
 
— Опишите все положение, как это будет выглядеть?
«У нас будет контроль вокруг, в сельской местности. КПП между Израилем и каждым из эмиратов станет своего рода пограничным переходом и движение между районами будет организованно с помощью виз. В сельской местности, которая перейдёт под суверенитет Израиля сосредоточено около 10% арабского населения. Им будет предоставлена возможность получить полное израильское гражданство. Остальные 90% арабского населения будут освобождены от израильского управления. Если они захотят создать федерацию – пожалуйста».
 
— И с чего начинать?
«Прежде всего – ликвидировать Палестинскую автономию – результат самого безнравственного действия, который Израиль совершил в отношении арабов Иудеи, Самарии и Газы. Автономия должна быть распущена, поскольку она незаконна. Она не прижилась в сердцах и вовсе не заменила племенную идентичность и традиционную клановую лояльность. 
 צילום: אי-פיУже много лет Абу-Мазен не посещает Хеврон. Глава Палестинкой автономии боится выйти в люди, поскольку лишён легитимности. Ликвидация автономии позволит местным шейхам взять власть и ответственность на себя. Разумеется, это требует подготовительной работы: и административной, и на местах. Израилю потребуется выстроить отношения с  этими кланами и организовать нормальную систему управления».
 
Существует географическая разница между Иудей и Самарией и странами Персидского залива. Вы, фактически, предлагаете анклавы, ведь, Израиль по-прежнему будет контролировать всю территорию?
«Надо дать этому позитивное название, взятое из социологии арабского мира. Таковы правила игры. Мы не будем внутри городов-государств, но позаботимся о наших интересах и безопасности. Если всё сложится, возможностям не будет предела. Я обсуждал этот план с арабскими представителями, включая клановых лидеров – все они сказали мне, что в проекте есть много резона, по любому, больше, чем в нынешней автономии».
 
А что с вопросом о «беженцах»?
«Ответственность за «беженцев» должны нести те, кто это проблему создал, то есть — арабские страны. Они начали войну в 1948 год, из-за них возникла проблема «беженцев». В лагерях, которые расположены у нас, мы поможем восстановиться тем, кому это требуется. Но большинство уже и так стоит на ногах. Проблема в их головах, в международном статусе, и в агентстве по делам беженцев  при ООН – UNRA.
 
UNRA – это организация, которую необходимо отменить, поскольку именно она и увековечивает проблему «беженцев».  Она её усугубляет, вместо того, чтобы решать. К сожалению, государство Израиль в силу своей близорукости тормозит отмену UNRA. Мы отдаём в заклад своё будущее, чтобы приобрести настоящее – получить чуть-чуть спокойствия, вместо того, чтобы проблему решить.
 Израиль обязан покончить с этой временной и неустойчивой ситуацией фиктивных «беженцев» и  Палестинской автономии,  и начать движение в направлении клановой модели, закрепляя её в законах и соглашениях».
 
Американцы могут согласиться
Каковы шансы на международное признание проекта эмиратов др. Кейдара? Он и сам признаёт, что шансы невелики.
«Тем не менее, — считает он, — лучшего решения попросту нет».
«Цельное палестинское государство неизбежно превратится в государство ХАМАСа. Либо на выборах, либо в ходе насильственного захвата власти.
Точно так, как это уже было в Газе, — говорит он, — Недавно я беседовал с одним из представителей ближневосточного отделения госдепартамента США.
Я спросил его, есть ли у них возможность гарантировать то, что палестинское государство не станет государством ХАМАС. Он был смущён и сказал: «Я об этом не думал»…
Я представлял свой проект главам израильской системы управления, включая высокопоставленных советников. Они объяснили мне, что американцы затормозят эту программу. Но когда я обсуждал её с американскими сенаторами, те заметили, что сначала мне необходимо убедить главу израильского правительства».
 
Мой последний вопрос касается самого важного — Иерусалима и Храмовой горы.



«Иерусалим является столицей еврейского народа с древних времён и навечно.
Этот город никогда не был ни арабским, ни мусульманским административным центром. Я не вижу никаких оснований ни обсуждать этот вопрос, ни уступать в нём. Нельзя допустить, чтобы в городе проходила стена. Но это – технический вопрос, в конце концов, её можно провести иначе.
Вообще, если уж говорить о заборах, мне не понятно, почему, мы должны огораживать забором себя, а не врагов, источник террора.
И на Храмовой горе Израиль должен навести порядок – прекратить кидание камней и осуществить право на свободу вероисповедания. Каждый, кто хочет там молиться, вправе иметь эту возможность». 
Кейдару важно закончить тем же, чем он начал – ближневосточным контекстом, подчёркиваемым им на протяжении всего интервью.
«Мир на Ближнем Востоке даётся не тем, кто его выпрашивает и уж точно не тем, кто хочет его «сейчас же».  Мир предоставляется тем, кого нельзя победить, тем, у кого есть сила, а также желание и готовность её применить. Соседи идут на мир не из любви, но из понимания того, что цена не-мира для них слишком высока».
 
В плане Кейдара есть немало вопросов, а также нерешённых и незавершённых деталей. Но есть в нём важный мотив понимания окружающего нас мира и попытка смелого мышления вне привычных рамок. Обеих этих составляющих очень не хватает в конвенциональных и плоских предложениях для решения конфликта, существующих сегодня.
 
Источник (ивр.)
Перевод — А. Непомнящий.
Июль 2016
Благодарим за присланный материал нашего читателя josefsveik
Администрация Sem40
 

Источник: https://israelections2015.wordpress.com | Оцените статью: +1

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Наш архив