Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
А знаете ли вы...

Версия для печати


 Бирманские евреи


Прошлое и настоящее одной из самых экзотических еврейских общин планеты

 

 

Миша ГУЛЬКО
Фото автора

Бирма не зря зовётся “Страной Тысяч Пагод” – куда ни пойдёшь – везде наткнёшься на прекрасные и величественные золотые купола буддистских храмов. С каждым годом всё больше и больше туристов приезжает в эту затерянную страну, чтобы окунуться в наполненный буддизмом мир Бирмы.

Но если гулять по шумным и многолюдным улицам Янгона (самого крупного города страны и, до недавних пор, столицы Бирмы), то снуя между буддистскими монахами, студентами медресе и последователями индуизма, можно внезапно выйти к… синагоге – неожиданному свидетельству еврейской жизни в этой далёкой и загадочной стране.

Первое упоминание об евреях в Бирме – свидетельство о Соломоне Габриеле – армейском командире служившим в 18 веке бирманскому царю Алаунгпайе. Соломон был, скорее всего, из числа Бней Исраэль – индийских евреев. А уже в 19-ом веке еврейские купцы и предприниматели стали массово прибывать в страну вслед за британскими колонизаторами, дабы встать у истоков возникновения новых торговых путей.

Строительство порта в Рангуне (теперь Янгон) явилось катализатором для быстрого и бурного расцвета еврейской общины. Евреи из Ирака, Ирана, Сирии и Египта, имея обширные связи в разных концах Британской Империи, смогли наладить экспорт и импорт, обеспечив новый порт всевозможными товарами в которых нуждался регион.

В то время когда в других странах мира евреи подвергались дискриминации, в Бирме евреи пользовались почти равными правами с англичанами и даже занимали престижные должности.

В 1854 году багдадские евреи, переселившиеся в Янгон, основали синагогу “Мусмеах Ешуа”. В начале это был небольшой деревянный дом, но 1896 году синагога была перестроена в большое каменное здание и в таком виде стоит до сих пор. Новая община основала еврейскую школу, микву, была приобретена земля под еврейское кладбище, открылись рестораны и магазины с кошерной едой. Вслед за бизнесменами приезжали их семьи и родственники и еврейская община быстро росла, вскоре достигнув цифру в 2,5 тысячи человек.

“Мусмеах Ешуа” – синагога в сердце мусульманского квартала Янгона.

Расцвет еврейской общины в Бирме закончился резко и внезапно – с началом Второй Мировой Войны, когда Японцы захватили Бирму – колонию Британской Империи. И хотя японцы, в отличии от немецких союзников, не были антисемитами, в бирманских евреях они, не безосновательно, видели британских сообщников. Это заставило евреев массово покинуть оккупированную страну.

После окончания войны лишь несколько сотен из двух с половиной тысяч евреев решили вернуться в Бирму. Вернувшиеся застали разграбленные дома, магазины и мастерские. Синагога “Мусмеах Ешуа” уцелела лишь чудом.

Второй удар по ещё не оправившейся от последствий войны еврейской общине случился в 1962 году. В результате военного переворота под предводительством генерала Не Вина в стране стали стремительно расти националистические настроения. Большинство из немногих оставшихся бирманских евреев приняли решение покинуть страну. Последний бирманский раввин уехал в Израиль в 1969 году. Синагога, рассчитанная на 500 человек, которая в Рош-хаШана и Йом Киппур не могла вместить в себя всех желающих, стала всего лишь музеем еврейского присутствия в Бирме. Сегодня в Мьянме постоянно проживает лишь одна еврейская семья – две сестры из семьи Сэмьюэлз. Многие из когда-то оставшихся евреев вышли замуж / женились на буддистах и христианах и ассимилировались. Другие уехали заграницу, когда страна снова открыла свои границы, которые долгое время были на прочном замке. И хотя некоторые из них всё ещё имеют бирманское гражданство, они не часто появляются в стране.

В “Мусмеах Ешуа” арон кодеш (место в котором хранятся свитки Торы, обычно размером со шкаф) – это неожиданно большое помещение. Дела у бирманских евреев шли хорошо, многие семьи богатели и заказывали дорогие и богато-украшенные свитки Торы, которые хранились в синагоге. В результате, до начала Второй Мировой Войны, в “Мусмеах Ешуа” стояли 126 свитков Торы! – яркое свидетельство размера и благосостояния общины. Однако война и другие испытания привели к тому, что евреи покинули страну и вывезли с собой семейные драгоценности, включая свитки. Сегодня в синагоге остались всего лишь два из ста двадцати шести свитков Торы.

Арон Кодеш в “Мусмеах Ешуа”. Это большое помещение было домом для 126 свитков Торы. Но евреи уехали и забрали фамильные свитки с собой. Сегодня здесь хранятся всего две Торы.

В свете напряжённых арабо-израильских отношений последних ста лет может показаться странным то, что в Янгоне синагога стоит и чувствует себя в безопасности в самом сердце мусульманского района. Но бирманские евреи никогда не имели конфликтов со своими мусульманскими соседями. За исключением одного случая.

В 1967-ом году, во время Шестидневной Войны, толпа митингующих мусульман из других районов города, подстрекаемая радикалами, двинулась по направлению к синагоге. Это могло закончиться очень плачевно, но мусульмане-соседи вышли на улицу и не дали причинить синагоге ущерб, защитив её от единоверцев и укрыв раввина от беснующейся толпы.

Мирное сосуществование представителей различных конфессий явилось одним из важнейших факторов, обусловивших рост и процветание еврейской общины Янгона до Второй Мировой Войны. Это выгодно отличало Бирму от других регионов. Ради ощущения безопасности и меньшей подверженности дискриминации евреи были готовы мириться с некоторыми другими недостатками и проблемами.

Аслам – мусульманин, который уже больше 20 лет помогает ухаживать за синагогой.

К сожалению, в современной Мьянме (нынешнее название Бирмы) всё не так безоблачно, как может показаться на первый взгляд не подкованному туристу. По всей стране, уже не один десяток лет, происходят межэтнические столкновения между различными народностями, населяющими федерацию. Существуют так же и межрелигиозные трения внутри страны.

Одним из самых проблемных регионов в федеративной республике является штат Ракхайн, в котором коренное население, араканцы, исповедующие буддизм, постоянно конфликтуют с пришедшими много лет назад из соседнего Бангладеша рохинджа – мусульманами. Межэтнические и межрелигиозные трения в этом регионе длятся уже многие годы, но в последнее время столкновения приняли крайне острый характер.

По всей стране растёт недовольство буддистского большинства, составляющего почти 90% населения Мьянмы, мусульманским меньшинством. Проблемы, связанные с рохинджа, теперь проецируются и на остальных мусульман страны, которые раньше многие поколения мирно сосуществовали со своими соседями-буддистами. Становится популярной политика вытеснения – создание неуютной и неблагоприятной для мусульман атмосферы, с целью поощрения эмиграции из страны.

В мусульманских кварталах Янгона можно натолкнуться на ежедневные процессии буддистских монахов, собирающих пожертвования и за одно напоминающих мусульманам, что это буддистская страна, живущая по правилам буддистов. Или же встретить людей с мегафонами, разъясняющих мусульманам что это не их страна и не их город и что им лучше уехать.

Представители других конфессий так же жалуются на то, что если ты не этнический бирманец и не буддист, то определённые двери для тебя всегда будут закрыты, что существует определённый потолок и что потолок этот не очень-то и высок. Конечно существуют и исключения, но для большинства всё же работает правило.

В этом свете можно сказать, что бирманским евреям повезло – их осталось настолько мало, что ни официальные власти, ни местное население они не беспокоят и к ним относятся тепло и терпимо.

Шествующие процессией буддистские монахи заставляют мусульманских женщин “уступать” им дорогу

Вот уже третье поколение как за синагогой “Мусмеах Ешуа” следит семья Сэмьюэлс. Её самый преданный смотритель, Мозес Сэмьюэлс, умер в 2015 году. Но пока он был жив, то и в дождь, и в жару он всегда был на своём посту – в синагоге, в ожидании евреев.
Мозес Сэмьюэлс любил говорить своему сыну Сэмми, который, будучи ребёнком, не хотел сидеть с отцом в пустой синагоге в ожидании миньяна на Шабат:

“Дерево может быть одиноким в поле. Человек может чувствовать себя одиноким в мире. Но еврей никогда не должен быть в одиночестве в наши праздничные дни!”.

И они ждали захотевших встретить Шабат евреев.

И хотя днём за днём, год за годом, в синагогу никто не заходил – Мозес Сэмьюэлс ждал и верил в чудо. И вот, как-то раз, в синагогу, на Шабат, зашла группа американских евреев – после многих десятилетий Мьянма открыла свои границы и в страну стали приезжать иностранные туристы. Счастью Мозеса не было предела. В тот вечер он открыл всё кошерное вино, которое у него только было. Чудо, которого он ждал столько лет наконец-то свершилось.

Когда Мозес Сэмьюэлс умирал он взял клятву со своего сына Сэмми, что тот не оставит и не закроет синагогу и будет стараться поддерживать еврейскую жизнь в Бирме.

“Мусмеах Ешуа” построена в багдадском стиле, где большие семьи сидят вместе, полукругом, тогда как а ашкеназских синагогах скамьи обращены в сторону Иерусалима, на Восток.

Когда-то в Янгоне был район, который местные жители звали Jew Town – “Еврейский город”. Тут располагалась еврейская школа, были магазины и рестораны. Чуть подальше от главных шумных улиц, но всё-таки недалеко от центра – район был, как говорится, что надо. Богатые семьи строили себе виллы, зажиточные строили дома – была работа, был бизнес, была жизнь.

К сожалению, когда после войны евреи вернулись в Янгон, они нашли свои дома совершенно разграбленными и захваченными, а бизнес уничтоженным. Новые законы гласили, что любой частный бизнес и имущество могут быть экспроприированы государством “если так нужно для общего блага”.

Правительство новой страны, провозгласив Независимость, взяло на вооружение лозунг “Бирма для бирманцев”. При новой политике бирманские евреи рассматривались, как и англичане – белые колонизаторы (в этом была некоторая горькая ирония – при Британской Империи евреи безуспешно пытались быть принятыми англичанами за своих, и вот, неожиданно добились своего, но это вышло им боком).

И хотя никакого официального антисемитизма в стране не было, евреи почувствовали себя очень неуютно в стране, которая ещё так недавно была для них тёплым и уютным домом.

При росте национализма и преступности, полной политической неразберихе, экономическом упадке и отсутствии перспектив вернувшиеся было после войны евреи поняли, что в Бирме им больше делать нечего. И как ни горько им было говорить “прощай” стране в которой многие из них родились и выросли, но ехать, было, как говорится, надо. И в 1949-ом году, после объявления Израилем независимости, бирманские евреи обратились к правительству Израиля за предоставлением им въездных виз.

Проблема заключалась в том, что у большинства из желающих покинуть страну евреев не было денег даже на иммиграцию. Во Всемирный Еврейский Конгресс была подана заявка о срочной помощи более чем 300 человек, желающих переселиться в Израиль, но не имеющих на это средств.

Постепенно улицы еврейских районов потеряли свой еврейский облик, да и сама память о живущих здесь евреях вскоре стёрлась, оставшись лишь в архивах.

В этом, некогда еврейском, районе сегодня живут мусульмане, буддисты, христиане и хинду. Все, кроме евреев.Бывший Jew town – “Еврейский город”. На Шабат и праздники жители этих домов выносили в середину двора столы и отмечали все вместе. За забором этого двора когда-то стояла еврейская школа.Дом в “Еврейском городе”, когда-то принадлежавший еврейской семье. Один из немногих уцелевших домов того времени.

Свадьба Сэмми Сэмьюлса и Захавы в 2013-ом году – это первая хупа в Мьянме за предыдущие 27 лет.

Остальные бирманские евреи, оставшиеся в стране после военного переворота, женились и вышли замуж за представителей других народов и религий. Две сестры Сэмьюэлс – Дина и Хана – не замужем.

В начале 2000-ых Мозес Сэмьюэлс послал своих детей учиться заграницу. Они провели несколько лет в Израиле, выучили иврит и вернулись домой. Однако, в отличии от сестёр, Сэмми не остался в Янгоне, а уехал в Нью Йорк, где он поступил и окончил Yeshiva University.

И хотя Сэмми с женой проводят большую часть года в Нью Йорке, они каждый год приезжают на несколько месяцев в Янгон, где у Сэмми бизнес и обязанности по синагоге.

“В Нью Йорке, если ты не пришёл в синагогу – этого никто не заметит. Но если я перестану приходить в синагогу в Янгоне, то на этом еврейская жизнь в Мьянме закончится”, – говорит Сэмми.

Он прилагает много усилий по восстановлению еврейской общины в стране. Ведь в последние годы в Мьянму приезжает всё больше и больше иностранных специалистов и бизнесменов – в том числе, конечно же, и евреи. Так что в этом плане Сэмми добился определённых успехов: по большим праздникам в синагоге снова, почти как когда-то, собирается довольно много гостей, приглашают раввина из Сингапура, присутствуют официальные лица государства и другие важные гости из местных.

Однако еврейской общины, в полном смысле этого слова нет, и пока что не предвидится – абсолютное большинство находящихся в Мьянме евреев-экспатов не придерживаются еврейских традиций и не видят потребности в создании еврейской среды, тем более что мало кто из них видит в этой стране своё будущее и будущее своих детей. Для них Мьянма — это, в основном, поле для предпринимательской деятельности, но растить своих детей и стариться они предпочитают дома – в Америке, Израиле и Европе.

Последние бирманские евреи Дина, Захава, Сэмми и Хана Сэмьюэлс зажигают Субботние свечи у себя дома.

Сегодня миньян в единственной в Бирме синагоге, “Мусмеах Ешуа”, можно собрать только на Рош-хаШана или Йом Киппур – и даже такая редкая возможность уже само по себе чудо. Но было время когда еврейская община Янгона могла позволить себе разделиться и создать альтернативный шул.

Сефардские евреи, основавшие синагогу “Мусмеах Ешуа”, гордящиеся своим общественным статусом и материальным положением с большим неудовольствием встретили индийских евреев – Бней Исраель.

В обществе того времени, где цвет кожи играл большую роль, багдадские евреи из-за всех сил старались добиться что бы их признали за равных англичанам и другим европейцам. И в Бирме они, надо сказать, смогли добиться некоторых успехов на этом поприще. Их хоть и не признали ровней англичанам, но ставили на ступень выше “цветных”. И в этой ситуации смуглокожие индийские евреи пришлись как нельзя более некстати. К тому же багдадских евреев, считающих себя солью еврейства, раздражало то, что “эти индусы” не признают за первыми религиозный авторитет.
Иракские евреи отказывались признавать в индийских евреях равных себе, держали с ними дистанцию и чинили им всяческие препоны, когда дело доходило до религиозных обрядов и служб. Под предлогом религиозных разногласий багдадские евреи не вызывали Бней Исраель к Торе, не позволяли им избираться в органы управления синагогой и так далее. Дошло до того, что индийские евреи подали на багдадских евреев в английский гражданский суд.

По мере усиления трений еврейская община разделилась и в 1932 году, на 31-ой улице, был основан второй дом для молитв – “Бэйт Эль”, который просуществовал вплоть до Японской оккупации.

Британский армейский раввин Моррис Яффе, участвовавший в освобождении Янгона, позже вспоминал, что на территории синагоги, еле пережившую оккупацию, стояли две хибары в которых ютились две еврейские семьи. И не смотря на опасность и тяготы их ситуации, общего горя и общих проблем эти две еврейские семьи друг-с-другом категорически не общались.

Тут располагался второй дом для молитв – “Beth El”. После войны в нём отпала надобность, так как даже в одной синагоге стало нелегко собрать миньян на Шабат и праздники.

С самого появления евреев в Бирме они занимались не только торговлей и бизнесом, но и филантропией и благоустройством города.

Одна из главных улиц города — Ezekiel Street, была названа в честь еврея, представителя Вест-Индийской Компании – богатого и влиятельного человека. Он не только, по сути, создал и замостил улицу в последствии названную в его честь, но и запомнился современникам как человек большой чести, неравнодушный к жизни и к проблемам города, который в то время активно строился. После смерти Иуда Эзекиль завещал деньги на поддержание чистоты построенной им улицы.

После обретения Бирмой независимости и в процессе переименования улиц в честь национальных героев Ezekiel Street переименовали в Thein Byu Street.

Исаак Софаер родился в Багдаде и переехал с родителями в Янгон, когда ему было 9 лет. Состоявшись как бизнесмен экспортирующий рис, импортирующий вино и алкоголь Исаак Софаер решил попробовать себя в роли застройщика и архитектора и создал один из красивейших домов Янгона, который стоит по сей день.

Софаер так же подарил городскому зоопарку железные ворота, а другой еврей, Мордехай Исаак Коен, подарил городу чугунную сцену для Bandoola Square.
Еврейская община жертвовала крупные суммы школам, больницам и библиотекам, всегда стараясь быть полезной не только членам своей общины, но и городу и стране в которой они жили.

В 30-ых годах 20-го века евреи становились мэрами Рангуна (Янгон) и Бассейна (Патейн).

Judah Ezekiel StreetSofaer Building

Время от времени, то тут то там, зачастую в самых неожиданных местах Мьянмы, можно наткнуться на еврейскую символику, чаще всего на Маген-Давид – звезду Царя Давида.

Из-за языкового барьера чаще всего мне так и не удавалось узнать о происхождении и смысле этого символа в том или ином месте. Но, судя по всему, местные довольно часто используют его как декоративный орнамент, не имеющий отношения к евреям и к иудаизму. В Бирме мне попадались шестиконечные звёзды в виде татуировок, на вывесках магазинов и как украшающий элемент не еврейских домов.

Есть версия что этот символ экспроприировал и популяризировал один из популярных в Бирме астрологов.

Еврейское кладбище Янгона закрыто для посещений и для захоронений. Стремительно растущий город и ещё более стремительно растущие цены на недвижимость угрожают еврейскому кладбищу неминуемым сносом. Впрочем, пока что еврейской общине удаётся договориться с властями и с застройщиками и сохранить могилы предков.
Примечательно что и после смерти бирманские евреи старались провести границы в соответствии с собственными представлениями об общественном статусе.

Лучшие места отданы под могилы для багдадцев-сефардов. Ниже и сзади располагаются могилы европейских-ашкеназских евреев. И уже на самых задворках – могилы кочинских евреев и евреев Бней-Исраель. Багдадские евреи даже пытались возвести стены между мёртвыми представителями своей общины и другими мертвецами-евреями, но не преуспели.

По словам очевидцев ещё недавно по кладбищу ползали змеи и на могилы наступали джунгли. Но сегодня, благодаря усилиям Сэмми и семьи Сэмьюэлс, кладбище вполне ухоженно. На многих могилах можно разглядеть следы реставрационных работ.

Еврейское кладбище. Первое захоронение датировано 1876-ым годом. Последнее – 1979-ым. Кладбище насчитывает 679 могил.

Кристина по национальности бирманка, родившаяся в буддистской семье. В какой-то момент она познакомилась с бирманским евреем, чья мать вышла замуж за бирманца и стала исповедовать буддизм.

Заинтересовавшись иудаизмом Кристине захотелось поехать в Израиль, чтобы познакомиться с этой культурой поближе.

Проведя больше трёх лет в кибуце, выучив иврит и многие еврейские традиции Кристина вернулась домой, в Мьянму. Она не проходила через гиюр, в виду сложности процедуры и того, что она всё-таки недостаточно соблюдает еврейские религиозные законы. Однако своей религией она считает иудаизм и является частым гостем на еврейских мероприятиях в Янгоне.

А бирманский еврей, с которого начался её путь к еврейству, окончательно принял буддизм.

Посетив празднование Хануки, которое организовал Сэмми Сэмьюэлс и на котором было много гостей – от высокопоставленных официальных лиц, до бизнесменов – как местных, так и евреев-экспатов, я ушёл со странным чувством: с одной стороны, мне было приятно, что представители других культур могут хоть немного прикоснуться к нашей культуре и к нашей истории. А с другой мне было грустно смотреть на евреев, которые охотнее перенимают традиции других народов, чем сохраняют традиции своего народа и своих предков.

Кристина зажигает ханукальные свечи.

Источник:http://www.isrageo.com | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария



Наш архив