Все новости

13-12-2017, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Узбекистан

Версия для печати


 Страны Центральной Азии


Сегодня наша страна сосредоточенно ищет возможности укрепления связей с мусульманским миром. Поиск идет в разных направлениях, но одно из них представляется особенно важным — это страны Центральной Азии, которые издавна симпатизируют Израилю 

 

Яков ЗУБАРЕВ

Форпостом сотрудничества в самых разных областях, том числе, в науке и технологиях, может стать Узбекистан. Эту идею активно продвигает президент Холонского технологического института (ХТИ) профессор Эдуард Якубов, сам выходец из Узбекистана. На днях ХТИ посетил академик Азимбай Садуллаев, заведующий кафедрой математического анализа Национального университета Узбекистана. Сидя за пиалой зеленого чая, мы поговорили о перспективах сотрудничества между нашими странами.

— Ни Израиль, ни западный мир все еще не изучили достаточно феномен исключительно добрых отношений между узбеками-мусульманами и евреями. И у каждого своя история. А у вас?

— У меня — особенная. Дело в том, что я провел молодость в замечательной неформальной кампании, которую в шутку — и это в советские-то годы! — называли "шабатня", по имени профессора Московского университета Бориса Владимировича Шабата. Он был моим научным руководителем и собрал вокруг себя кружок молодых талантливых ребят, которые потом стали выдающимися математиками и работают сегодня в лучших университетах мира. Это было огромным везением: я, молодой парень, выросший в самой что ни на есть узбекской глубинке — Хорезмской области, вдруг оказался в интеллигентном еврейском доме в Москве.

Это было в далекие теперь уже шестидесятые годы. Я на отлично окончил два курса Ташкентского университета, и меня направили в Москву — это была огромная честь. Мои родители — мама, сельская учительница, и отец, всю жизнь занимавшийся земледелием — очень гордились. Я и по-русски в те времена говорил плохо, а о европейской культуре, искусстве, театре просто понятия не имел, и очень этого стеснялся. Но Борис Владимирович и Марианна Цезаревна Шабаты взяли меня под свою опеку. Мы беседовали на разные темы, не только на математические, рассказывали анекдоты, готовили национальные блюда, я естественно, отвечал за плов. Я очень полюбил добрую обстановку настоящего еврейского семейства. Эта традиция — собираться в доме Шабатов — сохранялась потом многие годы. Когда мы, уже закончив учебу — сначала в университете, а потом в аспирантуре МГУ — разъехались по своим странам, то оказываясь в Москве, всегда стремились навестить дом Шабатов. Этой замечательной пары, к сожалению, уже нет в живых, но я поддерживаю отношения с их сыном Георгием и внуком от дочери Алены, Сергеем, ныне профессором Московского университета. Так что для меня обстановка еврейской семьи — часть моего мира, моего сознания. У меня много друзей-евреев, с которыми я поддерживаю добрые отношения — и в Москве, и в США, и, конечно, в Израиле, куда перебралось большинство моих друзей. Поэтому Израиль воспринимается мною как родная страна.

Когда евреи уехали, мы это очень ощутили на нехватке специалистов в области точных наук, в медицине. Постепенно, очень медленно, эта брешь зарастает, появляются свои высококвалифицированные медики. Но в Узбекистане поныне считается, что если возникла необходимость в квалифицированном лечении, лучше всего ехать в Израиль: здесь прекрасное отношение, отличный сервис и, конечно, прекрасная израильская технология диагностики.

— А как воспринимает Израиль современная узбекская молодежь, ведь с советских времен утекло так много воды?

— По моим наблюдениям — с большим интересом. Молодые узбеки хотели бы увидеть Израиль и его святыни, многие мечтают учиться здесь, получить современные специальности, мечтают быть хорошими программистами, биотехнологами. Они прекрасно знают, что Израиль — страна, где рождаются многочисленные технологические разработки в области компьютерной техники, сельского хозяйства и др. У нас подрастает поколение, способное общаться по-английски, ведь в советские времена разговорный английский не практиковался. Но за годы независимости мы сумели изменить ситуацию, при этом и русский язык преподается на высоком уровне.

Я думаю, сегодня для Узбекистана очень важно стать передовой страной, повысить уровень жизни, овладеть современными технологиями. Нас интересуют достижения Израиля в области энергетики, особенно альтернативные источники энергии. Я в первый раз увидел ваши солнечные батареи, поразился их эффективности. Особенно интересны для нас методы экономного использования воды, обработки засоленных почв. У нас много общего, в том числе, и в отношении безопасности. Поэтому нам представляется особо целесообразным сотрудничество с израильскими учеными.

— Узбекистан провозгласил себя светской страной. На ваш взгляд, этот статус удается удержать?

— Мы придерживаемся светского образа жизни и уважаем религию. Я считаю, что в духовном смысле ислам в советские годы спас нас, нашу узбекскую культуру и духовность. Мы очень бережно относимся к сохранению традиций ислама, характерного для узбеков, и ограждаем себя от попыток радикализации. В свое время, в начале нелегких девяностых — я был тогда ректором Ургенчского государственного университета, — наблюдались многочисленные попытки отказаться от достигнутого, вернуться к старому укладу жизни. В частности, женщинам снова надеть хиджаб и паранджу. Но мы сильно сопротивлялись этому, даже запретили появляться в хиджабе на территории университетов. Сейчас такой проблемы нет: основная часть мусульман ощутила ценность светского образа жизни, особенно насмотревшись, к чему ведет радикализм в ряде точек мира.

— Во многих странах, в том числе и в Израиле, интерес молодых людей к математике резко снизился. А у вас?

— По некоторым направлениям науки это действительно так. Нынешнюю молодежь привлекает то, что появились возможности сделать для себя быстрые и большие деньги. Но в Узбекистане, к счастью, интерес молодых к математике сохраняется. Это обусловлено тем, что математическое направление у нас очень популярно — я не знаю региона, даже глубинки, где нет специализированной школы или класса по математике. В вузах, в научно-исследовательских учреждениях, в экономике ощущается большая потребность в специалистах по математике. Кроме того, узбекская математическая школа обладает большим авторитетом в мире, а это дает талантливым математикам хороший шанс получить престижную работу за границей.

— У вашей нынешней поездки имеются практические цели?

— Конечно. Я приехал в Израиль с заданием нашего ректора по дальнейшему укреплению научных контактов между Национальным университетом Узбекстана и Холонским технологическим институтом. Во-первых, принято решение провести в октябре этого года в Ташкенте первую узбекско-израильскую научную конференцию, на которую мы ожидаем большую делегацию из Израиля. Эту новость я с радостью передал моему давнему другу, профессору Эдуарду Якубову. Есть планы наладить обмен студентами и преподавателями. Как я уже сказал, для наших ребят поехать на год стажироваться в Израиль — это мечта. Нам важно и сотрудничество в освоении нашей современной экспериментальной лабораторной базы. Кембридж построил Национальному университету прекрасные лаборатории, и мы хотели бы в рамках практического использования этих лабораторий нашими студентами и преподавателями наладить сотрудничество с израильскими коллегами.

Но есть у моей поездки и историческая, духовная составляющая. Оказавшись в Израиле, я в какой-то степени ощущаю себя паломником. Мне повезло: я поднялся на Храмовую гору, молился в мечети Аль-Акса и благодарил господа за то, что он дал мне возможность посетить Святую землю.


Источник:http://www.isrageo.com | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария



Наш архив