Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Мазаль Тов

Версия для печати


 Операция "свадьба на Храмовой горе"


Национальная святыня еврейского народа, где еврейская молитва сродни подвигу, а уж еврейская помолвка — вообще сродни суду 

 

Петр ЛЮКИМСОН

На Храмовой горе состоялась помолвка 28-летнего Тома Нисани и 26-летней Сары Луркат. После того, как при двух свидетелях Том надел на палец своей избранницы кольцо и произнес фразу "Ты посвящаешься мне этим кольцом по Закону Моше и Израиля", они, согласно еврейской традиции, стали мужем и женой. Собственно свадьба Тома и Сары с подписанием "ктубы" и всеми положенными благословениями состоится сразу после 9 Ава и, как надеются новобрачные, проведет ее раввин и депутат Кнессета Иегуда Глик ("Ликуд").

Как рассказывает Том Нисани, операция "Свадьба на Храмовой горе" планировалась им с друзьями в течение нескольких месяцев. Надо заметить, что это — не первое бракосочетание на территории главной еврейской святыни. В 2004 году здесь провели свадебный обряд Нетия и Тхия Фрумен. Тогда им даже удалось пронести на Храмовую гору виноградный сок под видом минеральной воды, и прежде чем полицейские и охранники ВАКФа успели понять, что происходит, Нетия успел не только надеть на палец невесты кольцо, но и произнести благословение на вино и даже разбить стакан в память о разрушенном Храме. Но с тех пор многое изменилось, полицейские значительно ужесточили проверку евреев, решивших взойти на Храмовую гору, и о том, чтобы пронести вино или виноградный сок, не было и речи. Но кто мог помешать Тому Нисани пронести кольцо?! А то, что надевание кольца на палец невесты и произнесение формулы "Ты посвящаешься мне…" делает еврея и еврейку мужем и женой согласно Галахе, подтвердили раввины.

 

Свое бракосочетание Том и Сара решили приурочить ко дню, когда совершается массовое восхождение на Храмовую гору в память об убитой два года назад террористами Гилель Ариэль. Оказавшись на территории Храмовой горы, Том и Сара сначала присоединились к молитве за выздоровление Яффы Глик – пребывающей в коме после инсульта жены Иегуда Глика, а затем, как было оговорено, два товарища Тома направились к "бирзие" — фонтанчикам с водой. Так как евреям формально не запрещено пользоваться этими фонтанчиками, полицейские и охранники ВАКФа просто следят за тем, чтобы те напились и как можно быстрее вернулись к своей группе. Друзья Тома прекрасно справились с порученной им миссией – отвлекли внимание полицейских. Когда блюстители порядка обратили внимание на то, что молодой человек в кипе надевает на палец девушке кольцо и громко читает благословение, они метнулись к влюбленной паре и под руки вывели Сару и Тома с Храмовой горы. Но все это уже не имело значения: главные слова были произнесены, на пальце Сары плотно сидело кольцо, и они спускались вниз как победители — мужем и женой.

Разумеется, в полиции записали номера теудат-зеутов и домашние адреса новобрачных, так что когда они вернулись домой, на двери квартиры висело полицейское постановление о том, что в течение года им запрещено приближаться к Храмовой горе. И приглашение в ближайшие дни явиться на допрос к начальнику подразделения полиции по охране святых мест Иерусалима Ювалю Реувену. Но к этому времени в "Фэйсбуке" уже бушевала настоящая буря. Фотографии Тома и Сары в момент обряда "кидушин", а также Сары, гордо демонстрирующей кольцо на пальце, были размещены на сотнях страниц. Десятки тысяч евреев со всего мира спешили поздравить новобрачных, выражали восхищение их поступком, а многие даже написали в честь этого события стихи.

В ответ на поздравления Том и Сара сказали, что испытывают двойственные чувства: с одной стороны, они отнюдь не ставили целью сделать себе рекламу (в чем их тоже не замедлили обвинить), но с другой стороны, они буду рады, если их примеру последуют другие молодые еврейские пары, если с каждым днем на Храмовую гору будут подниматься все больше и больше евреев.

Стоит отметить, что ни Том, ни Сара не являются в строгом смысле религиозными людьми.

Том Нисани вырос в Афуле, в так называемой смешанной семье, каких немало сегодня в Израиле: его отец, уроженец кибуца, долгое время придерживался крайне левых взглядов, мать, напротив, была активисткой местного "Ликуда". Оба родителя были весьма далеки от всего, что связано с религией, да и сейчас остаются такими же.

"У нас в доме никогда не совершался даже субботний кидуш", — констатирует Том.

Сам он тоже не носит по будням кипу, но в последнее время стал соблюдать некоторые заповеди и на праздники ходит в синагогу.

Службу в армии Том проходил в одном из элитных подразделений разведки, был оставлен на сверхсрочную. Но два года назад ему поставили условие: либо он прекращает "свои фокусы на Храмовой горе", либо будет уволен из армии. Том выбрал второе. Сейчас он — один из видных активистов организации "Им тирцу" и председатель движения "Студенты за Храмовую гору", организующего экскурсии на эту святыню для светской еврейской молодежи.

— Мы исходим из того, что Храмовая гора не только религиозная — хотя, конечно, в первую очередь религиозная, — но и национальная святыня, которая должна быть дорога сердцу каждого еврея, — говорит Том Нисани. — Вся наша история связана с ней, и ситуация, при которой посещение евреями этого места связано с теми или иными ограничениями, нетерпима. Мы видим нашу задачу в том, чтобы переломить эту ситуацию, и мы ее переломим!

Именно Храмовая гора подарила Тому женщину, которую он полюбил, — его Сару.

Сара Луркат родилась во Франции, в семье, которая, подобно семье Тома, была крайне далека от иудаизма.

— Большинство наших родственников создали семьи с неевреями, эти ветви, к сожалению, можно считать отпавшими от древа нашего народа. Но мой отец, поначалу негативно настроенный по отношению к религии, еще в юности стал убежденным сионистом и был одним из создателей "Лиги защиты евреев". Затем мы репатриировались в Израиль, но из-за работы папы еще долго жили на два дома – то там, то здесь. Вместе с тем в этот период наша семья стала постепенно приобщаться к еврейской традиции.

Сара отслужила в ЦАХАЛе, получила первую академическую степень в колледже "Адас" и некоторое время работала экскурсоводом в здании Кнессета, проводила экскурсии на иврите и на французском. Недавно она получила вторую академическую степень по педагогике и надеется уже в этом году приступить к работе в школе. На вопрос о том, кем она себя считает – светской, религиозной или соблюдающей традиции, – Сара отвечать отказывается. "Прежде всего, я еврейка! – говорит она. – А все остальные термины достаточно условны, и ни один из них лично меня не определяет".

Три года назад Сара присоединилась к движению "Им Тирцу", а однажды прочитала на странице Тома Нисани в "Фэйсбуке" о том, что он собирает группу для восхождения на Храмовую гору.

— Том может говорить все, что угодно, но влюбилась я в него все-таки потом, а не с первого взгляда, — смеется Сара. – Сначала меня поразило это место; те чувства, которые я испытала, когда здесь оказалось. Это очень трудно передать словами, но если прежде я считала нашей главной святыней Стену плача, то на Храмовой горе я поняла, что это не так. Именно здесь, на Храмовой горе, находится сердце нашего народа! Мне было странно, почему в течение стольких лет учебы не только на уроках истории, но и на уроках ТАНАХа о Храмовой горе почти ничего не говорили. И я поняла, что как бы ни важна была деятельность "Им тирцу", куда важнее привести как можно больше евреев сюда, где когда-то стоял наш Храм.

Сара рассказывает, что принимает участие не только в организации экскурсий на Храмовую гору, но и в других мероприятиях, так или иначе связанных с историей и деятельностью Иерусалимского Храма. Среди прочего, ей довелось наблюдать и симуляцию пасхального жертвоприношения в Храме.

— Трудно передать чувства, которые вы испытываете, когда видите, как коэны в белых одеждах выполняют свои обязанности, — говорит Сара. – Те, кто пытается утверждать, что это варварство, бессмысленное убийство животных, просто не ведает, что говорит. Только увидев это, можно осознать всю поднимающую тебя духовную силу этого акта. И если такие чувства мы испытываем всего лишь при симуляции, то что же испытывали евреи, наблюдая за жертвоприношением в настоящем Храме?!

Надо заметить, что и главный раввинат, и целый ряд видных раввинов из числа религиозных сионистов охарактеризовали поступок Сары и Тома как излишнюю провокацию, некоторые даже заявили, что провокационный характер поступка ставит под сомнение законность их брака. "Так не осуществляют заветы отцов, так не относятся к такому великому акту, как "кидушин", и так, безусловно, не способствуют возвращению Всевышнего в Сион", — написал, в частности, рав Амнон Базак.

— Многие раввины действительно не одобрили наш поступок. Но ведь они не одобряют и само восхождение евреев на Храмовую гору, мотивируя это тем, что народ, дескать, пока к этому не готов. А мы считаем, что все как раз наоборот: народ готов, а большинство раввинов, к сожалению, еще нет. В 1920 году раввина, который трубил в шофар у Стены плача, тоже называли провокатором, но сегодня ни светские, ни религиозные евреи не представляют Израиль без Котеля. Мы надеемся, что нечто похожее произойдет и с Храмовой горой, что наши дети смогут вступать там в брак открыто, под хупой, не прибегая ни к каким уловкам, — говорят Сара и Том Нисани.

Разумеется, их мнение не бесспорно. И все-таки…

Мазаль тов!


Источник:http://www.isrageo.com | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария



Наш архив