Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Международная политика

Версия для печати

 В городе Сочи со встречей рабочей

Израильский премьер рассказал российскому президенту об иранской угрозе. И предупредил: «Мы позаботимся о том, чтобы любыми средствами защитить себя как от этой угрозы, так и от других»

 

 

Давид ШАРП

23 августа состоялась шестая за последние два года встреча между Биньямином Нетаниягу и Владимиром Путиным, при этом пять из них прошли в России.
Нетрудно догадаться, что в этом, как и в большинстве других случаев, речь идет о коротком визите, не планировавшемся задолго. Фактически израильский премьер находился в России совсем недолго (встреча с Путиным продолжалась более трех часов).

Поездка Нетаниягу в Сочи стала своего рода венцом дипломатических усилий Иерусалима, направленных на полное или хотя бы частичное решение стратегической проблемы, в последнее время особенно беспокоящей Израиль: закрепление позиций Ирана и проиранских формирований в Сирии.

Визиту в Россию предшествовала другая поездка израильской делегации, причем без Нетаниягу, в Вашингтон. В ее состав входили два самых высокопоставленных представителя разведсообщества — глава "Мосада" Йоси Коэн и начальник военной разведки (АМАН) генерал Герци а-Леви.

Израильтяне, представившие принимающей стороне значимый фактологический материал, ставили перед собой цель довести до собеседников, в первую очередь, советника по делам национальной безопасности Герберта МакМастера и специального посланника президента Трампа на Ближнем Востоке Джейсона Гринблата, всю серьезность угрозы иранского присутствия в Сирии как для Израиля, так и для всего региона. Фактически американцев пытались убедить занять более активную позицию по данному вопросу в свете недавно заключенного под патронажем России и США соглашения о прекращении огня между проправительственными силами и повстанцами на юге Сирии. Интересы Израиля, выражающиеся в выводе из Сирии иранских военных и проиранских шиитских боевиков, в вышеупомянутом соглашении почти не были учтены, и возникли весомые основания полагать, что в возможных будущих соглашениях подобного рода данная тенденция сохранится.

Судя по источникам в Иерусалиме, итоги поездки Коэна и А-Леви в Вашингтон хотя и нельзя назвать провальными, но они имели весьма двоякий результат. С одной стороны, американцы выразили Израилю глубокую симпатию и понимание, а также готовность продолжать диалог в будущем. С другой, в Вашингтоне не проявили особого желания действовать так, чтобы иранцы не заняли место вытесняемого из Сирии "Исламского государства». В общем, как показал тот визит, сирийские проблемы в целом и опасения Израиля в частности занимают далеко не высокое место в шкале приоритетов администрации Трампа. Собственно, здесь налицо наследственность времен Обамы, когда в значительной степени самоустранение США сделало ситуацию в Сирии значительно более проблематичной, чем это могло быть при ином подходе, а также, что очень важно, фактически передало доминирование в этой стране Москве и Тегерану. Как заявил высокопоставленный источник в Иерусалиме порталу walla, в антииранской риторике нынешние американские власти очень сильны, однако дистанция между словами и делами велика. Причем именно тогда, когда действовать требуется в срочном порядке, так как Иран продолжает захватывать в Сирии все более ключевые позиции, и это не считая Ливана и похожего процесса, происходящего в Ираке.

Итак, после попыток донести все необходимое до Вашингтона, остался еще один важнейший игрок на сирийском поле, решающий там хоть и не все, но очень многое. Я говорю о России. При этом за последние два года, с самого начала российского военного участия в сирийском конфликте, между Москвой и Иерусалимом на всех уровнях, начиная с лидеров государств и заканчивая военными, были налажены тесные интенсивные контакты. «Мне очень приятно, что у нас сложился такой эффективный механизм взаимодействия, в том числе и на высшем уровне», — сказал Путин в начале нынешней встречи, и это были не пустые слова. Свидетельство этому — отсутствие инцидентов, подобных тому, что произошел между Россией и Турцией, когда турецкие ВВС сбили нарушивший границу российский Су-24. А ведь были и нарушения израильской границы российскими летательными аппаратами, и другие эксцессы, например, вызов израильского посла в российский МИД после одного из ударов по вооружениям, передаваемым «Хизбалле» Ираном, приписываемого иностранными СМИ Израилю.

Кстати, если говорить об отечественных СМИ, то в интервью газете «Гаарец» недавно закончивший свою каденцию командующий ВВС Амир Эшель рассказал, что за последние 5 лет в различных точках региона Израиль нанес около 100 ударов, главным образом, с целью воспрепятствования вооружению террористов. Какая доля этих ударов относится к Сирии и, например, Ливану, сказано не было, но понятно, что немалая. Причем часть этих операций носила продолжительный характер, а огласки, даже в иностранных СМИ, во многих случаях не было. Не знаю, имеют ли отношение к этой израильской «войне между войнами» (так в немного вольном переводе называют данную оперативную деятельность в ЦАХАЛе) сообщения ООН о том, что в последнее время некие две страны дважды перехватывали грузы, направлявшиеся из КНДР в Сирию и предназначавшиеся для создания химического оружия, но эта информация, безусловно, заслуживает огромного внимания, тем более что Пхеньян является важным компонентом оси, включающей также Дамаск и Тегеран.

Не так давно министр иностранных дел Сергей Лавров, а на этой неделе и посол России Александр Шеин (он дал интервью ведущей 11-канала «Кан» израильского телевидения Геуле Эвен, которая, кстати, неплохо говорит по-русски), заявили, что Москва при проведении операции в Сирии «неизменно учитывает интересы Израиля в сфере безопасности». На этом интервью стоит заострить внимание. Среди прочего Шеин сказал, что «израильское правительство поддерживает ту роль, которую Россия играет в Сирии и которая направлена на стабилизацию региона, на прекращение конфликта в Сирии и кровопролития». Не знаю, может, израильские официальные лица и говорили россиянам нечто подобное, но выглядит это весьма сомнительно. Как бы там ни было, на самом деле российским действиям в Сирии Иерусалим совсем не рад. Израильское руководство воспринимает их отнюдь не позитивно, и как некую неизбежность, с которой приходиться считаться и негативные последствия которой необходимо по возможности минимизировать — во многом благодаря двусторонним контактам. Да что там говорить, если без вмешательства России одной иранской помощи для относительной стабилизации ситуации в пользу Асада могло бы хватить, но вот позиции Тегерана однозначно не были бы такими прочными, а главное, упрочняющимися, как теперь. То есть самая главная проблема если и стояла бы на повестке дня, то не так остро.

Требование Израиля, чтобы при любом урегулировании в Сирии с ее территории были выведены иранские и проиранские силы, на данном этапе выглядит невыполнимым. На фоне относительного бездействия Вашингтона, а также того факта, что режим Асада имеет определенные успехи на полях сражений, нет никаких оснований считать, что Москва захочет и сможет изгнать своего основного союзника в Сирии и основного союзника Асада, без помощи которого сирийский диктатор давно лишился бы власти. Более того, если для России сирийская война имеет мало общего с национальными интересами и, по сути, является далеко зашедшей прихотью Кремля, то для режима аятолл спасение Асада — первоочередная стратегическая задача.

Само собой, Иран, уже потративший на Асада многие миллиарды долларов и заплативший за его спасение сотнями, а если считать боевиков иностранных шиитских милиций, то и тысячами жизней, добровольно отказываться от своих «прав» в Сирии не собирается. Наоборот, продолжает поступать все новая и новая информация о расширении иранского присутствия в этой стране, включая планирующееся строительство иранского порта в Тартусе, по сути, под зонтиком российских ПВО и флота. Тем не менее, кое-что сделать Москва все же может. Например, не могу исключить достижение компромиссного соглашения между Израилем и Россией о недопущении проиранских сил на некие территории или сокращении их численности. Кроме того, в России понимают, что Израиль обладает очень серьезными оперативными возможностями и в случае перехода иранцами «красной черты» способен нанести им очень чувствительный удар. Причем такой, который станет тяжелейшим испытанием для спасаемого Москвой режима Асада.

После консультации с руководством спецслужб и военными Биньямин Нетаниягу отправился в Сочи в компании Йоси Коэна, нового главы Штаба государственной безопасности Меира Бен-Шабата, своего военного секретаря Элиэзера Толедано и министра Зеэва Элькина. Уже в начале встречи с Путиным премьер заявил, что Иран представляет угрозу не только для Израиля, но и для всего мира. На фоне этого и других дежурных заявлений сторон нужно обратить особое внимание на следующее высказывание Нетаниягу:

«Израиль выступает против упрочнения позиций Ирана в Сирии, и мы позаботимся о том, чтобы любыми средствами защитить себя как от этой угрозы, так и от других». Возможности защитить себя, причем очень широкие, Израиль имеет, и, как уже говорилось выше, это, по идее, должно стать одной из причин, по которой Россия в той или иной степени пойдет навстречу пожеланиям нашей страны, хотя на полное их удовлетворение рассчитывать не стоит.

Уже после беседы с российским лидером Биньямин Нетаниягу сказал:

"Мы хотим предотвратить войну… Новое здесь — попытка Ирана взять Сирию под свой контроль, устроить ее ливанизацию… Эта ситуация — следствие положительного явления: разгрома ИГ. Проблема в том, что Иран заходит туда, откуда ушло ИГ".

Каковы оказались итоги сочинской встречи, как это проявится на практике, и каковыми будут дальнейшие шаги Ирана, видимо, покажет уже ближайшее время.

 

"Новости недели"


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария