Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Литва

Версия для печати


 Рута Ванагайте


Этот вопрос был задан известной литовской писательнице Руте Ванагайте не столько в связи с конфликтом с истеблишментом страны по еврейскому вопросу, сколько из-за тесной дружбы с "охотником за нацистами" Эфраимом Зуроффом

Вэл ЭЛЕНС

 

 

История их взаимоотношений началась с враждебности. Приехал, понимаете ли, израильтянин, родственники которого погибли в Литве от рук нацистов и их приспешников, да еще критикующий страны Балтии за то, что те не спешат признавать юдофобские грехи своих граждан. А у самой Руты родня была как раз с другой стороны расстрельной ямы, и кое у кого руки были обагрены еврейской кровью.

Как призналась сама Ванагайте, ей пришлось преодолеть себя, чтобы поехать с главой иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя по местам массовых убийств евреев. На днях, как сообщает delfi.lt, на презентацию своей книги "Курица с головой салаки" она пришла вместе с Зуроффом.

— Больше двух лет назад, когда я писала книгу "Наши", рискнула и пустилась в поездку с врагом по местам массовых убийств, — рассказала она. — Зурофф много лет был врагом всей Литвы, значит, и моим. Однако во время поездок по Литве выяснилось, что этот враг умный и глубокий человек, настоящий друг. Поездка по местам массовых убийств завершилась, вышла книга, а по прошествии еще одного года неожиданно началось еще одно наше путешествие. Совместное путешествие по жизни.

Эфраим Зурофф. Фото: Wikipedia / Arikb

После выхода этой книги, а также серии интервью, в которых Ванагайте жестко критиковала соплеменников за то, что те не раскаялись в участии в Холокосте и героизируют литовцев, замешанных в массовых убийствах евреев, у нее начались проблемы. Она стала персоной нон грата во многих сферах общественной жизни, ее принялись обвинять в предательстве национальных интересов и фальсификации истории. Новая волна возмущения нахлынула после того, как она назвала "героического" литовского "партизана" Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса, боровшегося против советских оккупантов, агентом НКВД и КГБ. Когда его задержали, этот "лесной брат" сдал всех своих сторонников, однако, по ее словам, об этом в Литве говорить не хотят.

Как мы писали, в связи с этим литовское издательство Alma littera решило разорвать договор о сотрудничестве с ней и немедленно изъять все её книги из всех книжных магазинов, включая электронные.

Депутаты Сейма консерваторы Арвидас Анушаускас и Лауринас Касчюнас назвали Ванагайте агентом Кремля.

На этом фоне вполне естественным был бы отъезд вместе с Зуроффом в Израиль. Однако Рута по этому поводу сказала корреспонденту delfi.lt:

"Покину ли я Литву ради самого интересного, самого наэлектризованного города в мире — Иерусалима? Города, где всегда светит солнце и заряжены все ружья… Отвечу цитатой из моей последней книги: "Сколько времени я смогу провести без тебя, без моей дождливой Родины? Без твоих тяжелых туч?.. Ведь я родилась в резиновых сапогах". Я слышала, что в официальных слоях Литвы говорят, что Ванагайте обуздала Зуроффа, сейчас он уже не будет нас критиковать. Неправда. Его обуздать невозможно. Мне нравятся такие люди — я и сама такая. А этот Зурофф, оказывается, наш, литвак — одни его прадеды из Линкмениса, другие — из Шедувы. Кости родственников Зуроффа лежат на дне озера Линкмянис, а семья брата его деда — в панеряйской яме. У меня хорошая новость для Литвы и плохая для литовских антисемитов: евреи возвращаются!"

Многие литовцы считают ее фальсификатором истории и заявляют, что она огульно обвинила в убийстве евреев не только сотрудничавших с нацистами граждан Литвы, а весь народ.

Пока из известных соплеменников Ванагайте поддержал лишь известный поэт и правозащитник Томас Венцлова.

Читайте в тему:

 

* * *

В журнале "Лехаим" опубликовано интервью Эфраима Зуроффа с Дианой Россоховатской "Путешествие с врагом". Приводим фрагменты из него.

— Для вас обоих работа над книгой стала своего рода возвращением к корням. Вы — потомок жертвы, Рута Ванагайте — потомок палача. Как родилась идея такого "путешествия с врагом"?

— История этой книги уникальна. Около двух лет назад, когда в Вильнюсе рассекретили архивы КГБ, Рута Ванагайте узнала, что члены ее семьи были причастны к убийствам евреев. Ее дед если лично и не участвовал в расправах, то был одним из тех, кто сделал их возможными — он составлял расстрельные списки коммунистов. А муж ее тетки до конца августа 1941 года, то есть в самый страшный для литовских евреев период, был высокопоставленным начальником в пронацистской литовской полиции. Предки многих литовцев занимались тем же, но признать это, причем публично, почти никто не готов. Я много лет работаю с литовцами и впервые встретил человека, который не только не стал эту тему замалчивать, но решил искать покаяния.

Что касается меня, к литовскому еврейству я имею самое прямое отношение. Родители моей матери — выходцы из Литвы. Дед во многом определил мою судьбу. Его младший брат, в честь которого меня и назвали, был убит в Литве. Остальным братьям повезло уехать раньше: один перебрался в Палестину, другой — в Шотландию, еще двое — в Южную Африку, наконец, мой дед — в Америку, где стал известным и уважаемым человеком в общине религиозных сионистов. Эфраим был единственным, кто погиб. Вернее, погиб не только он, но вся его семья: жена Бейла и двое сыновей, Гирш и Элияу.

Узнав страшную правду, Рута предложила мне встретиться. Я приехал в Вильнюс, мы познакомились, произвели друг на друга очень хорошее впечатление и договорились вместе поездить по Литве. Хотели посмотреть, что происходит сегодня в местах массовых убийств евреев — всего их 227. Прошлым летом мы побывали в тридцати из них и еще в пяти таких местах в Белоруссии (туда иногда отправляли евреев из Литвы).

Нам удалось поговорить с несколькими людьми — сегодня это уже 80-летние старики, видевшие своими глазами, что происходило с их соседями-евреями. Разумеется, первое, о чем мы их спрашивали, — кто именно совершал убийства. Все отвечали: "Литовцы" — и подробно рассказывали, что помнили, — кто-то взволнованно, кто-то без эмоций. Но интересно другое: несмотря на то что прошло уже 70 с лишним лет, почти все, с кем мы беседовали, просили не указывать их имен в книге. На вопрос: "Чего или кого вы боитесь?" — отвечали, что соседей: "У тех убийц есть дети, и они будут нам мстить.

— В интервью вы часто говорите о том, что никогда не позволяете работе одержать над собой верх, пытаетесь отгородиться от нее стеной, не пускаете в себя. Эта поездка в Литву не стала исключением?

— Впервые в жизни мне не удалось отгородиться. Это было настоящее путешествие в ад! Только представьте: я побывал в четырех из шести лагерей смерти в Польше, был в Румбуле и Бабьем Яру, но поездка по Литве меня совершенно опустошила. С годами трагедия Шоа вообще воспринимается острее, но в этот раз мне пришлось пережить ее еще и на личном уровне. Вот ты в очередной раз оказываешься на месте массового убийства и посреди живописного леса вдруг натыкаешься на братскую могилу. Иногда в ней захоронены пятьдесят евреев, иногда — полторы тысячи, иногда — восемь тысяч… И ты понимаешь, что здесь погибли сыновья твоего народа, твои братья, пусть и не кровные. И ты знаешь, какой была их смерть, знаешь, что они были совершенно ни в чем не повинны… В каждом из этих мест я читал кадиш и спрашивал себя, как все это могло произойти и где в это время был Бог.

— А как увиденное и услышанное переживала Рута? Была ли она готова к таким откровениям?

— Не совсем. Сложнее всего ей было осознать два факта. Во-первых, то, что насилие в отношении евреев началось в Литве еще до вторжения нацистов. С началом советской оккупации многие из политического руководства Литвы бежали в Берлин, где организовали "Литовский фронт активистов", объявивший своей целью восстановление независимости. Они активно занялись подстрекательством, называли евреев предателями, заявляли, что настал час расплаты, в открытую призывали соотечественников к мести: тогда ведь существовал миф о том, что евреи породили большевизм. Из архивных материалов нам известно, что до прихода нацистов нападения на евреев были зафиксированы более чем в сорока местах по всей Литве. Далеко не всегда доходило до убийства, но во многих случаях все заканчивалось именно этим. Второй момент, с которым Руте было сложно смириться, — это степень жестокости, с которой местные жители расправлялись с евреями: убийству часто предшествовали избиения, издевательства, зверские пытки… Другими словами, она прекрасно осознает масштабы трагедии, но не может принять как данность ее страшные подробности.

Жертвы "гаражной бойни" в Каунасе 25—27 июня 1941 года. Фото: Wikipedia

— Замалчивание, отрицание своей причастности к преступлениям нацизма, попытки переписать историю — такое отношение к недавнему прошлому характерно не только для Литвы, но и для других стран Восточной Европы. Почему подобным ревизионизмом увлечены именно там? И какой нарратив о Катастрофе доминирует в этих странах сегодня?

— В Восточной Европе очевидно происходит процесс искажения истории Шоа. Речь идет о всех посткоммунистических странах, за исключением Чехии. И тут нужно учитывать вот какой момент: только в Восточной Европе сотрудничество коренного населения с нацистами подразумевало участие в массовых убийствах. Во Франции, Бельгии, Голландии, Греции местные жители помогали идентифицировать евреев, конфисковывать их собственность, отправлять их в гетто и концлагеря, но сами их не убивали. Иначе дело обстояло в странах Балтии, в Хорватии, Украине, Белоруссии, в оказавшихся под оккупацией районах России: везде местные пособники нацистов непосредственно участвовали в расправах над евреями, причем многие добровольно.

На протяжении сорока лет после войны эти страны находились под властью коммунистических режимов, а коммунисты по-своему манипулировали темой Катастрофы. К примеру, они категорически отказывались признавать, что нацисты осуществляли геноцид именно евреев, поэтому на памятниках, установленных в местах массовых убийств, например в Румбуле или в Понарах, писали, что это мемориалы "жертвам фашизма", не указывая их национальной принадлежности.

В 1991 году, с распадом Советского Союза и обретением независимости странами бывшего соцлагеря, отношение к Холокосту стало меняться. Тогда выяснилось, что многие из тех, кого в этих странах считают своими национальными героями, в годы войны убивали евреев. Признать это они не могут. Вместо этого они пытаются, с одной стороны, замолчать или, по крайней мере, минимизировать роль своих сограждан в расправах над еврейским населением, а с другой — убедить весь мир в том, что сталинизм был не менее страшен, чем нацизм. А коль скоро это так, мир должен относиться к ним, жертвам сталинизма, точно так же, как относится к жертвам Холокоста.

— Можно ли дать хотя бы приблизительную оценку, сколько нацистских преступников живы и остаются на свободе?

— Этого никто не знает. По моему определению, нацистский преступник — это тот, кто состоял на службе у нацистов или их союзников и был причастен к убийству невинных людей. Таких было довольно много. Сегодня им может быть по 90 с лишним лет. А вообще, я единственный в мире еврей, которой молится об их здоровье. (Смеется.) Не всех, конечно, а только тех, кого еще можно привлечь к суду.

— Вы присутствовали не на одном судебном процессе над нацистами. Были ли на вашей памяти случаи раскаяния?

— Ни разу! Ни намека на раскаяние! Обычно я вижу прямо противоположное. Всем своим видом они показывают, что до сих пор гордятся содеянным.

Читайте в тему:

 

* * *

Итак, Рута и Эфраим нашли общий язык и испытывают друг к другу искреннюю привязанность. При этом "охотник за нацистами", как нам кажется, не горит желанием оставаться в Литве, а писательница не готова расставаться со своей родиной.

Тем не менее, как нам кажется, есть предпосылки к тому, что писательница всё-таки в ближайшее время поменяет "Иерушалаим де Лита" (как называют на арамейском Вильнюс) на Иерусалим — пусть даже не навсегда.


Источник:http://www.isrageo.com/ | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Гость Lev

12 декабря 2017 20:54
http://samlib.ru/s/shklowskij_lew/olol.shtml

Шкловский Лев. "M?si?kiai" - Рута Ванагайте (Наши Люди) перевод:
1

Добавление комментария



Наш архив