Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Спорное мнение

Версия для печати


 100-летие Декларации Бальфура


http://m.inosmi.info/upload/editor/news/2017.06/5931b35b7a8c9_1496429403.jpg100-летие Декларации Бальфура: Пора вспомнить еврейских пророков[i] Автор: Аллан Браунфельд (Allan C. Brownfeld)Переводчик: Владислав Краснов (WGeorge Krasnow)Аллан С. Браунфельд является национальным обозревателем и редактором журнала «ВОПРОСЫ Иудаизма» («Issues of the American Council for Judaism») и заместителем редактора журнала «LINCOLN REVIEW». Автор пяти книг, в своё время он служил советником Сената США и Палаты Представителей США.Далеко не все евреи повелись на Сионизм

В этом году исполняется сто лет Декларация Бальфура – одному из важнейших документов 20-го века. Это - краткое письмо, посланное министром иностранных дел Англии Бальфуром лорду Ротшильду и датированное 2 ноября 1917.[ii] Сообщения о нём появились в том же номере газеты «Таймз» что и новость о большевистском перевороте в Петрограде. Письмо Бальфура обязало Великобританию поддержать создание в Палестине «национального дома для еврейского народа». Его актуальность чрезвычайно остро ощущаются и по сей день.

     Подготовка Декларации Бальфура была процессом сложным, запутанным участием многих лиц, полным противоречивых махинаций. Пока арабские националисты боролись за свою независимость с помощью Великобритании, сионисты больше полагались на дипломатические интриги с целью повлиять на английское правительство и опорочить тех евреев, которые отвергали еврейский национализм. Но ни те, ни другие не знали, что премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж обещал Турции, что она сможет удержать свой флаг над этой спорной территории, если пойдёт на сепаратный мир.

    В книге «Декларация Бальфура» (The Balfour Declaration) профессор Джонатан Шнайер (Jonathan Schneer), специалист по современной британской истории в университете Georgia Tech, отмечает, что в то же время, когда была объявлена ​​Декларация Бальфура, «Премьер-министр Великобритании и его агенты вели тайные переговоры с целью оторвать Османскую империю от союза центральных держав. Они обещали, что турецкий флаг может продолжать развеваться над Палестиной. Сионисты же давно считали турецкое правление в Палестине одним из главных препятствий. Сюзеренитет Турции над Палестиной был для них неприемлем. Если бы турки приняли предложение Ллойд-Джорджа, большинство сионистов почувствовало бы себя обманутым правительством Великобритании».

Население Палестины

В середине XIX века на территории Палестины проживало около 340 000 человек, из которых 300 000 или 88% были мусульманами или друзами, 27 000 или 8% христианами и 13 000 или 4% процента евреями. К 1922 году население выросло до 752 048 человек, из которых евреи составляли 83 900 или 11%. Рост еврейского населения был подстегнут сионистским движением в Европе, особенно в России.

    Кто жил в Палестине во время Первой мировой войны? Тогда было около 700 000 жителей, многие из которых были потомками хананеев или филистимлян, которые дали стране свое имя, другие происходили от арабов или от древних евреев. Д-р Шнеер (Schneer) сообщает, что «они говорили по-арабски, и большинство из них можно назвать арабами ... Большинство их них были мусульмане-сунниты ... но были и шииты ... Были также друзы и другие христиане, некоторые из них европейцы или европейского происхождения, и евреи, или переехавшие из Европы или европейского происхождения».

С 1517 года Палестиной правили султаны Османской империи. Главной причиной роста её населения в начале 20-го века, пишет Шнеер, «было прибытие в Палестину нового и чуждого ей элемента, который настаивал, однако, на органической и нерасторжимой связи с этой землёй. Это были европейские и русские евреи, жаждавшие жить свободной жизнью, чего они не могли сделать в странах своего рождения. Они не были богатыми, но часто у них были богатые покровители, и когда стоимость земли в окрестностях Яффы выросла в десять раз за десятилетия, их покровители могли позволить себе купить её, а коренным арабам феллахам это было не по карману».

Сионизм как новая идея

Сионизм был новой идеей, которая начала формироваться в Восточной Европе с 1881 года, когда революционеры в России убили царя Александра II. Его сын Александр III обвинил в убийстве евреев. Сразу же усилились антисемитские меры, которые его отец ослабил. Сионистское движение провело свой первый съезд в 1897 году в Базеле, Швейцария. Иммиграция в Палестину с целью создания еврейского сообщества стала набирать силу. В 1914 году, когда началась Первая мировая война, евреи представляли собой примерно одну девятую часть населения Палестины. По мере роста еврейского национализма, националистические настроения росли и среди арабов.

    Ещё перед Первой мировой войной началось движение против турецкого владычества. Во время войны британцы подогрели рост арабского национализма, заключив соглашение с шарифом Мекки Хусейном,[iii] который возглавил арабское восстание против турок в поддержку британских военных операций в Палестине и Сирии. В обмен на эту поддержку Артур Генри Макмагон,[iv] британский верховный комиссар в Египте, сделал ряд обещаний в переписке с Хусейном, которые обеспечили британскую поддержку созданию арабского королевства после войны. Королевство продержалось какой-то срок в 1919 году, но было подавлено в 1920 году французами, которые утвердили свой контроль над Ливаном и Сирией.

    Обещанная арабская независимость должна была утвердиться на территории, границы которой до сих пор остаются предметом споров среди историков. В одном письме Макмагон намекал, что Палестина будет включена в число независимых арабских стран.

В то время как сионисты вели переговоры о (воссоздании) еврейского государства в Палестине, в 1916 году британцы и французы подписали в Лондоне секретное соглашение Сайкс-Пико,[v] которое включило Ливан и Сирию в сферу интересов Франции, но дало Великобритании свободу действий южнее Палестины. Таким образом, противоречивыеобещания были даны в переписке Хусейна-Мак-Магона, в соглашенииСайкса-Пико и в Декларации Бальфура, в результате чего Палестина стала «слишком-обетованной землёй».

    В Англии сионизм получил довольно скромную поддержку среди британских евреев. «Довоенное безразличие к еврейскому национализму было повсеместно, - пишет Шнеер, - оно царило как среди британцев, так и среди подавляющего большинства британских евреев. Из 300 000 евреев, живших в Великобритании в 1913 году, только 8000 входили в сионистскую организацию. Из 150 000 евреев, живших в Лондоне, менее 4000 человек называли себя сионистами».

Иммигранты из Восточной Европы

Сионистские лидеры в Лондоне были в основном иммигрантами из Восточной Европы. Наиболее известным был Хаим Вейцман,[vi] ставшим позднее натурализованным британским подданным. В 1914 году сионистам было трудно получить доступ к министерству иностранных дел. Но еврейский противник сионизма, Люсьен Вольф[vii] (Lucien Wolf), был туда вхож. Вольф был директором «Объединенного комитета британских евреев по иностранным делам». Он утверждал, что британские евреи отличались от квакеров и католиков только по системе религиозных убеждений. Сионисты же утверждали, что евреи были национальностью. Эта точка зрения была отвергнута большинством британских евреев, в частности, Англо-Еврейской Ассоциацией, которая считала, что британские евреи были британцами, а евреями только по религии.

Лидеры сионистов выдвигали аргумент, что поддержка Англией идеи создания еврейского государства в Палестине будет служить как британским интересам в мировой войне, так и послевоенным имперским амбициям. Во время Первой мировой войны сионисты разыгрывали антисемитскую карту, дескать, мировое еврейство представляет собой чрезвычайно влиятельную силу и поэтому поддержка созданию еврейского государства в Палестине побудит американских евреев подтолкнуть правительство США к вступлению в войну на стороне Британии. Такая поддержка, заявляли сионисты, побудит русских евреев настаивать на продолжении войны, и это якобы заставит немецких евреев уменьшить их поддержку военным усилиям Германии.

    На дипломатию Бальфура повлияли его религиозные взгляды, которые разделял и премьер-министр Ллойд Джордж.[viii] В своей книге «Сионизм: рождение и трансформация идеала» Милтон Виорст (Milton Viorst) сообщает, что племянница и биограф Бальфура вспоминала: «Я помню, как в детстве, я впитала в себя его представление о том, что христианская религия и цивилизация многим обязаны Иудаизму, и это - большой долг, который постыдно мало погашен». В парламенте Бальфур заявил, что британское спонсорство возвращения евреев на родину – это «идеал, который явно меня тронул ... доказывая, что христианский мир не забыл, кому мы обязаны своей верой».

Евреи приняли бы Иисуса

Виорст указывает, что «Бальфур придерживался традиционной евангельской точки зрения, что евреи, вернувшись в Палестину, приняли бы Иисуса как своего спасителя ...» Чувство религиозного долга объясняет многое, почему Англия потворствовала сионизму и почему Вейцману было легко действовать в Англии. И Ллойд Джордж, и Бальфур были поклонниками Ветхого Завета. Ллойд-Джордж однажды сказал Вейцману, что названия поселений Палестины «были более узнаваемы для меня, чем топонимика на Западном фронте». А Бальфур сказал, что «евреи - самая одарённая раса со времен греков ... были изгнаны, рассеяны и угнетены ... Если мы сможем найти им убежище на (исторической) родине ... угнетённые евреи из гетто Восточной Европы обретут свою новую могучую идентичность».

Существует теория, согласно которой сионизм сначала закрепился как идея протестантизма, прежде чем найти поддержку среди евреев. Профессор Яков Рабкин (Yakov Rabkin) из Университета Монреаля (University of Montreal) в книге «Что такое современный Израиль» показал, что перевод Библии на европейские языки во время Реформации, в частности, на английский, пробудил веру в то, что заселение евреями Святой Земли можно считать провидческим явлением для самого христианства. Оно должно предшествовать возвращению Иисуса на землю и, якобы, ускорит Апокалипсис и окончательный триумф христианства.

   Ещё в 18 веке Джозеф Пристли,[ix] ученый и изобретатель, попытался убедить британского раввина Дэвида Леви организовать трансфер евреев в Палестину. Раввин отверг идею возвращения евреев в Святую Землю в материалистическом понимании этого слова, заявив, что евреи должны выполнить свою миссию в странах проживания.

   Историк Барбара Тухман (Barbara Tuchman) в книге «Библия и меч» приводит аргумент, что протестанты, подтолкнувшие Англию к отколу от католической церкви, сделали Ветхий Завет главным источником божественной благодати. Благодаря этому и многие англикане прониклись идеей передачи Палестины евреям. «Это обещание было настолько прочно заложено в британском духе, - пишет Милтон Виорст, -  что оно вдохновило лорда Пальмерстона предложить английский протекторат над евреями Палестины 75 лет назад. Триумф Вейцмана был в том, что он убедил Британию, что, став на сторону сионизма, она сможет выиграть войну».

«Диспенсационализм»

В 19 веке англиканский священник Джон Нельсон Дарби[x] открыл шлюзы для христианское протосионистского движения, выдвинув доктрину «диспенсационализма». Опираясь на буквальное чтение трех библейских цитат, он утверждал, что второе пришествие Христа станет возможным только тогда, когда если земля Израиль будет принадлежать исключительно евреям.

    По ряду причин британское правительство вовлеклось в сионистскую затею. Среди евреев в Англии дебаты становились всё более острыми. Сионисты настаивали на том, что евреи являются отдельной национальностью. Евреи, выступавшие против сионизма, настаивали на том, что евреев объединяет только религия. Как либералы, они считали анафемой идею особых привилегий для своих единоверцев в Палестине или где-либо ещё. Клод Монтефиоре (Claude Montefiore), [xi] президент Англо-Еврейской Ассоциации, задал в апреле 1917 года риторический вопрос в «Эдинбургском обзоре» (The Edinburgh Review): «Как человек может принадлежать сразу двум народам?» Ни один человек, он писал, не может принадлежать одинаково и одновременно двум народам. Того, кто попытается это сделать, можно обвинить в разделённой лояльности. «Неудивительно, что все антисемиты - восторженные сионисты».

   Во главе с госсекретарем по делам Индии Эдвином Монтагу,[xii] который настаивал, что евреи должны считаться религиозной общиной (сам себя он называл еврейским англичанином), евреи анти-сионисты борются против любой попытки установить еврейскую национальность. Они утверждают, что это приведет к тому, что «евреев проштампуют чужаками в стране, где они родились, и подорвёт их с трудом завоёванную репутацию граждан этой страны».

    Протокольные записи британского кабинета с 1915 по 1920 год, обнародованные британским правительством в 1970 году, содержат ссылки на Декларацию Бальфура, в том числе на три меморандума Монтегю, единственного еврея в правительстве. В меморандуме, адресованном другим членам Кабинета министров, Монтегю назвал антисемитами спонсоров сионизма. Документ от 23 августа 1917 года, под грифом «Секретно», озаглавленный «Антисемитизм нынешнего правительства», во многих отношениях пророческий.

В нём, в частности, говорится: «Я выбрал вышеупомянутое название ... не в каком-либо враждебном смысле, ни в коем случае не вступая в прения с антисемитскими взглядами, которых мои коллеги могут придерживаться, без всякой попытки отрицать, что анти-семитизма могут придерживаться рациональные люди, даже не с целью намекнуть, что правительство было преднамеренно антисемитским, но я хочу официально заявить, что результатом политики правительства Его Величества будет рост антисемитизма, ибо она станет стартовой площадкой дляантисемитов в каждой стране мира».

«Оскверненный символ веры»

«Сионизм всегда казался мне лукавым политическим убеждением, несостоятельным для любого патриотического гражданина Соединенного Королевства», пишет Монтегю. «Если англичанин еврей смотрит на Масличную гору и жаждет того дня, когда он стряхнёт британскую землю с ботинок и вернётся к сельским работам в Палестине, он одержим целями, несовместимыми с британским гражданством. Он как бы сам признаёт, что не годится для участия в общественной жизни в Великобритании, и с ним надо обращались соответственно».

   Монтегю ясно изложил свою точку зрения по вопросу о национальности и гражданства: «Я утверждаю, что нет еврейской национальности ... Это всё равно, что сказать, что христианин-англичанин и христианин-французы дети одного народа ... Я отрицаю, что Палестина сегодня имеет связь с евреями. Да, Палестина играет большую роль в еврейской истории, но она играет подобную роль также в современной мусульманской истории. Более того, она, безусловно, играет большую роль, чем любая другая страна в истории христианства... Правительство должны быть готовым сделать всё, что в его силах, чтобы обеспечить для евреев в Палестине полную свободу поселения и жизни наравне с жителями этой страны, которые исповедуют другие религиозные убеждения. Я ожидаю, что правительство не отступит ни на шаг от этого пути».

Такие взгляды были широко распространены среди евреев анти-сионистов. Люсьен Вольф (Lucien Wolf)[xiii] так описал абсурдность фундаментальной предпосылки сионизма: «Идея еврейской национальности, все разговоры евреев о «возвращении домой» в Палестину, если они не довольны страной своего рождения, подрывают корни еврейского гражданства в странах, где предрассудки против евреев ещё существуют. Это не просто утверждение права на двойную национальность…но и гарантия на извечное отчуждение евреев за пределами Палестины».

   Во время войны и в послевоенные годы имперских амбиций британское правительство видело для себя выгоду поддержать сионистское предприятие, по крайней мере, до некоторой степени. Британцы и французы начали делить Османскую империю ещё до окончания войны. Как сионисты, так и арабы считали, что британцы поддерживают именно их конечные цели. Ясно, что сионистов и Британское правительство меньше всего заботила судьба коренного арабского населения Палестины. Когда англичане спросили сиониста Наума Соколова, как евреи смогут закрепиться в Палестине, он ответил, что они сделают это так же, как французы и англичане сделали в Канаде, а буры в Южной Африке, попросту заселив территорию. Соколов даже не вспомнил, что арабы уже живут в Палестине.

Враждебность к арабам

По словам израильского историка Бенни Морриса, ранние сионистские поселенцы, обзывали коренных арабов «мулами» и «вели себя как лорды и хозяева, а некоторые вероятно прибегали к кнуту при малейшей провокации ... и это было главный причиной роста арабской враждебности». Русский еврей, писатель и философ Ахад Ха-Ам[xiv] писал в 1891 году, что поселенцы «ведут себя к арабам с враждебностью и жестокостью, несправедливо нарушают их границы, избивают их постыдно и даже хвастаются этим». В 1893 году Ха-Ам писал, что «колонисты относятся к местным насельникам и их семьям, как к животным ... Нас приучили думать ... что арабы - дикари пустыни, люди, подобные ослам, что они ничего не видят и не понимают, что происходит вокруг них. Но это большая ошибка». Ха-Ам предположил, что агрессивные отношения поселенцев вызваны гневом «к тем, кто напоминает им, что есть ещё один народ на земле Израиля, который там живет и не собирается уходить».

Сионисты презирали арабских насельников Палестины. В письме к Лорду Бальфуру из Иерусалима Хаим Вейцманн жаловался, что арабы, которых он встречал, были «умны и сообразительны, но вероломны по натуре». В докладе британской разведке он назвал их «деморализованной расой, с которой невозможно обращаться». 

   Лорд Бальфур понимал необходимость примирения британской политики в отношении сионизма с обещаниями, которые были даны арабам. Он также признавал необходимость принятия Декларации права на самоопределение, обещанную президентом Вудро Вильсоном. Но при всех сомнениях, сионизм был ближе всего сердцу Бальфура. Он считал, что превосходство сионистов «зиждется на древней традиции, на их нынешних потребностях и на будущих надеждах, гораздо более глубоких, чем желания и предрассудки 700 000 арабов».

   Лорд Керзон,[xv] представитель Палаты лордов в военном кабинете, который заменил Бальфура на посту министра иностранных дел в 1919 году, выступил против Декларации Бальфура. Он счёл термин «национальный дом» обязывающим Британию создавать еврейское государство на земле, которая «уже имеет коренное население, принадлежащее к другой расе». Арабы, которые там жили, Керзон предупредил: «Не будут удовлетворены тем, что их экспроприируют ради еврейской иммиграции, чтобы таскать дрова и воду для новых поселенцев».

   По словам Джорджа Кидстона (George Kidston), который служил в отделе Ближнего Востока министерства иностранных дел, Бальфур пообещал Палестину сионистам «независимо от желания основной массы населения, потому что считал это исторически правильным и политически целесообразнымОн даже и представить не мог, что осуществление этих программ повлечет за собой кровопролитие и военные репрессии».

Отвержение самоопределения для Палестины

Бальфур прекрасно понимал, что, отдав предпочтение сионистам, он отверг принцип самоопределения для народа Палестины. В 1919 году Бальфур написал Ллойду Джорджу: «Слабость нашей позиции, конечно же, в том, что в случае с Палестиной мы сознательно и справедливо отказываемся признать принцип самоопределения. Если бы мы посоветовались с нынешним населением, они дали бы недвусмысленный антиеврейский вердикт».

Хотя британские евреи-антисионисты не смогли аннулировать Декларацию Бальфура, усилия их представителя в британском военном кабинете благотворно повлияли на её заключительный абзац: «Одобряя создание в Палестине национального дома для еврейского народа и прилагая все усилия для достижения этой цели, Правительство Его Величества отдаёт себе отчёт в том, что ничего не должно быть сделано, что может нанести ущерб гражданским и религиозным правам существующих нееврейских общин в Палестине или правам и политическому статусу, которыми пользуются евреи в любой другой стране».

     Юридические оговорки, защищающие статус не-евреев в Палестине и евреев за пределами Палестины, были важными ограничительными условиями Декларации, ибо они делали уступку сионистам условной и не давали им полную свободу действий.

Многие видные евреи Великобритании выразили оппозицию сионизму и Декларации Бальфура. Клод Монтефиоре, президент Англо-Еврейской Ассоциации, заявил: «Сионизм и сионистские активисты не только обесценивают иудаизм, возвысив национальность над религией, но и наносят иудаизму вред, объединив религию и национальность». Президент Еврейского совета выборных лиц написал письмо в газету «Таймс», в котором говорится, что «теория сионистов смотрит на еврейские общины мира как на одну бездомную национальность, неспособную к полной социальной и политической идентификации со странами, среди которых они живут.  Утверждается, что для этой бездомной национальности необходим политический центр и доступная родина в Палестине. Против этой теории мы решительно и искренне протестуем».

Лига Британских Евреев

Через неделю после публикации Декларация Бальфура, Клод Монтефиоре и его коллеги собрались в штаб-квартире Ротшильдов в Нью-Корте и создали «Лигу британских евреев». Был избран исполнительный комитет, получено служебное помещение и согласован план действий. В своем заявлении для печати Лига провозгласила решимость бороться с сионистским тезисом, что «еврей является чужеземцем в стране своего рождения». Лига призвала британских евреев «Поддерживать статус британских подданных, исповедующих еврейскую религию. Противостоять утверждению, что евреи составляют отдельное политическое гражданство. Облегчить переселение в Палестину таких евреев, которые желают сделать Палестину своим домом». Лига решительно заявила, что «иудаизм - это религия, а не национальность ...»

    Главным глашатаем еврейского универсализма выступил раввин Израиль Маттук (Israel Mattuck),[xvi] тогдашний лидер реформаторского иудаизма в Великобритании. В книге «Что такое евреи?» Маттук пишет, что идентичность евреев имеет религиозный, не национальный характер: «... рассеянность евреев, которая дает им универсальность, помогает как её реализации, так и выражению. Это является достоинством и ценностью их религии, что евреи остаются отдельными и разобщенными ... По самой своей природе религия имеет тенденцию к универсализму. Были национальные религии. Все религии начались как племенные. Но религия давно переросла свои национальные пеленки. Иудаизм сбросил свои пелёнки не менее 26 веков назад - во времена Исаии, Амоса и Михея ... Гений евреев – это гений в вопросах религии, главный вклад евреев в истории человечества был в области религии. Главный аргумент против сионизма в том, что национализация еврейской жизни подорвёт религиозную значимость и ценности евреев ... Когда сионист отвечает: «Но это спасет евреев», тогда не-сионист спросит: «Спасёт евреев для чего? Быть маленькой нацией в маленьком уголке мира! И это - результат всей еврейской истории, её борьбы и достижений, ее страданий и славы? Насколько же мал, даже патетически мал результат этого процесса!»

      В США еврейская оппозиция Декларации Бальфура нашла широкий отклик. В 1919 году ​​президенту Вудро Вильсону была послана петиция под названием «Заявление о мирной конференции». В ней была выражена чёткая оппозиция большинства американских евреев сионизму и его планам в отношении Палестины. Среди подписавших были член палаты представителей Юлий Клейн из Калифорнии; Генри Моргентау Старший, бывший посол США в Турции; Саймон В. Росендейл, бывший генеральный прокурор Нью-Йорка; Мэр Л. Х. Кемпнер из Галвестона, штат Техас; Э. М. Бейкер, президент Нью-Йоркской фондовой биржи; Дж. Л. Мейси, Дж. Л. Страус; Издатель New York Times Адольф Окс; Судья М.C. Слосс Сан-Франциско и профессора Эдвин С. Селигман из Колумбийского университета и Моррис Джастроу (Jastrow) из Университета Пенсильвании. Президент Вильсон взял петицию с собой на мирную конференцию.

Попытка раздробить евреев

В петиции осуждались усилия сионистов выделить евреев «как политическую силу ... в Палестине или где-то ещё» и подчеркивался принцип равных прав для всех граждан любого государства «независимо от вероисповедания или этнического происхождения». Петиция отвергла еврейский национализм как концепцию, как и идею создания любого государства на основе религии или расы. В петиции утверждалось, что «подавляющая масса евреев Америки, Англии, Франции, Италии, Голландии, Швейцарии и других свободных стран не собирается отказываться от гражданства в этих странах ради возвращения на «родину евреев в Палестине».

   Что касается будущего Палестины, Петиция заявляет: «Мы искренне надеемся, что то, что когда-то было «обетованной землей» для евреев, может стать «страной обетования» для всех рас и вероисповеданий, гарантированных Лигой Наций, создание которой станет одним из плодов мирной конференции ... Мы просим сделать Палестину свободным и независимым государством, которое будет управляться демократическим правительства, не признающим, никакого различия веры, расы или этнического происхождения и обладающим достаточной силой для защиты страны от любых угнетателей. Мы не хотим видеть Палестина, ни сейчас, ни в любое время в будущем, организованной как еврейское государство».

   В своей автобиографии Генри Моргентау Старший,[xvii] который был послом США в Турции, заявил, что «сионизм - это самое большое заблуждение в еврейской истории. Это неправильно в принципе и невозможно реализовать, оно необоснованно в экономике, фантастично в политике и стерильно в своих духовных идеалах. Я говорю это, как еврей».

Главное родство евреев духовное

В речи на ужине Общества Меноры в декабре 1917 года главный судья Ирвинг Леман (Irving Lehman), брат губернатора Нью-Йорка Герберта Х. Лемана, заявил: «Я не могу признать, что евреи как таковые составляют нацию в любом смысле, в которой это слово признаётся в политологии, или что основой современного иудаизма может стать национализм. Мы, евреи в Америке, связаны с евреями других стран нашей общей верой, составляющей наше общее наследие. Как американские граждане мы не чувствуют какой-либо связи с ними по национальности, поскольку на национальном уровне мы только американцы, ибо в политических и гражданских вопросах мы не признаём никаких других связей. Поэтому мы должны искать содержание иудаизма в тех духовных концепциях, которые составляют сущность иудаизма».

    Когда дело дошло до противоречия между Декларацией Бальфура и убеждённостью президента Уилсона в необходимости дать всем народам мира после мировой войны право на «самоопределении», на заседании Совета десяти, состоявшемся в Париже 22 мая 1919 года, Вильсон заявил, что «никогда не мог понять, какое правл Франция и Великобритания имели, чтобы дать эту стране (Сирии) кому-либо». Президент высказался за направление Комиссии для выяснения пожеланий народа Сирии, Палестины и Ирака. Но англичане, следуя примеру французов, отказались от этой идеи, и «Расследование четырёх стран» не состоялось». В 1919 году президент Уилсон отправил президента колледжа Оберлина доктора Генри С. Кинга и промышленника Чарльз Р. Крейна американскими представителями в Международной комиссии по мандатам в Турции.

    Выводы комиссии Кинга и Крейна, основанные на шестинедельном расследовании в соответствующих областях, были удержаны скрыты от общественности до конца декабря 1922 года, то есть до претворения в жизнь положений мирного договора. Только тогда Вильсон дал разрешение на полную публикацию отчета. Выводы отчёта объясняют, почему Бальфур, сионисты и французы выступали против любого расследования на Ближнем Востоке. Американские комиссары сообщили: «Ни один британский офицер, с которым члены комиссии консультировались, не считал, что сионистская программа может быть осуществлена без применения силы ... только минимальная сионистская программа может быть предпринята мирной конференцией, и то очень постепенно».

 

 

 Новые рекомендации

Комиссия предложила создать один мандат для всей Сирии, включая Палестину, в рамках которой Ливан должен получить автономию, объявить Фейсала королем Сирии наряду с другим арабским правителем для Ирака. Отметив, что хотя они были предрасположены к сионизму, Комиссары призывали к серьезному пересмотру сионистского требования неограниченной иммиграции с целью создания еврейской государства: «Фактическое положение в Палестине в сочетании с провозглашенными Союзниками общими принципами, уже принятыми сирийцами», привели их к новым рекомендациям.

    Что касается Декларации Бальфура, комиссия Кинга и Крейна пришла к заключению, что «Обещание Национального дом для евреев не равнозначно превращению Палестины в еврейское государство, и создание такого еврейского государства не может быть произойти без самого серьезного нарушения гражданских и религиозных прав существующих нееврейских общин».

    Комиссия установила, что девять десятых населения Палестина были против всей сионистской программы. Поэтому «Заставить противников неограниченной еврейской иммиграции сдать землю, подвергая их при этом постоянному финансовому и социальному давлению, было бы грубым нарушением принципов Вильсона и прав человека, если придерживаться существующих законов», писала Комиссия Кинга и Крейна в своём заключении.

    Как мы знаем, рекомендации Комиссии Кинга и Крейна были проигнорированы, и сионистское затея набирала силу. Через два дня после публикации Декларации Бальфура Уильям Йэйл (Willian Yale) от лица Государственного департамента США сообщал, что «сирийцы провели митинги в знак протеста против сионизма, показав Союзникам (по Антанте), что более молодые и более страстные среди мусульман планируют будущее, которое едва ли будет мирным для Палестины».

Растущий цинизм

Цинизм, связанный с Декларацией Бальфура, выражался в разных формах. Через своих эмиссаров Ллойд Джордж обещал туркам, в числе других обещаний, что их флаг будет по-прежнему реять над Палестиной, если они пойдут на сепаратный мир. В то же самое время другие британские чиновники обещали и сионистам, и арабам, что весь Ближний Восток избавится от Османских правителей и от их флага.

    Вскоре после объявления декларации Бальфура сирийские лидеры отправили телеграмму Бальфуру: «Что касается недавней публикации Декларации Вашего Превосходительства лорду Ротшильду относительно евреев в Палестине, мы с уважением хотели бы обратить внимание Вашего Превосходительство на тот факт, что Палестина является жизненно важной частью Сирии - как сердце для тела, - и не потерпит никакого раздробления, будь то политического или общественного, тем более что Палестина является путеводной Полярной звездой как для ислама, так и для христианства. Как и для иудеев, Палестина – это место рождения их религиозных идеалов».

   На такие возражения англичане всегда отвечали, что Декларация Бальфура специально защищает права неевреев в Палестине. Но в 1917 году профессор Шнайер отметил: «Арабы многочисленнее евреев шесть или семь к одному. Обещание защитить подавляющее большинство от крошечного меньшинства казалось перевернутым с ног на голову. И британские чиновники иногда отмахивались, слыша выражения арабской тревоги. Узнал о сирийской телеграмме Бальфуру, генерал Клейтон (Clayton) вызвал её авторов к себе и сказал им: «Сионисты очень сильны ... Во всем мире евреи контролируют денежные потоки ... В своей решимости за кпакполучить Палестину как дом для евреев, они наверняка добьются успеха». Поэтому Клейтон советовал, что арабам лучше пойти на сотрудничество по мере прибытия сионистских посленцев в Палестину ... Во время Первой мировой войны Британия и союзники убили османского дракона на Ближнем Востоке. По своей политике они посеяли зубы дракона. Вооруженные люди поднялись с земли. Они все еще растут "

    Мильтон Виорст указывает, что «... в Декларации Бальфура не содержится ссылки на еврейское государство. Большинство его британских сторонников рассматривали декларацию как инструмент для победы в войне и сплочения иностранных евреев к делу союзников. Немногие британцы намеревались использовать его как прелюдию к государственности. Бальфур и Ллойд Джордж знали, конечно, о том, что государственное государство было целью сионизма, несмотря на его более скромные требования. Но даже после того, как Декларация была издана, сионисты, чтобы избежать споров, обычно отрицали амбиции государственности. Вейцман не проявил никакого беспокойства о том, как в сионистском обществе арабы могут вписаться ... Хотя многие британцы и даже несколько евреев стали более чувствительными к проблеме места арабов в сионистском обществе, Вейцманн пожал плечами. По его мнению, задача достижения договоренности с арабами заняла заднее сиденье - далеко назад - к цели обеспечения еврейского правления».

Лживые уговоры

Своими заявлениями арабам Вейцман, в лучшем случае, вводил их в заблуждение. Он говорил арабским лидерам, что он с нетерпением ожидает, что две общины будут работать гармонично, чтобы развивать страну. Он пообещал не вмешиваться в арабские права собственности или сакральные места. На ужине, данном великим муфтием, Вейцман заявил: «В Палестине достаточно земли, чтобы поддерживать население во много раз больше, чем нынешнее, и все страхи, открыто и тайно выраженные арабами, что они должны быть вытеснены из нынешних территорий, происходят ​​... от коренного непонимания наших целей и намерений». Еврейская иммиграция, он объявлял, «принесет пользу обоим народам». 

   Вейцманн обращал мало внимания на арабские жалобы и их опасения и, казалось, не замечал, что арабский национализм усилился после отступления турок и после обещаний президента Вильсона о свободе и самоопределении.

    В историческом контексте Декларация Бальфура неразрывно связана с британской колониальной и имперской традицией. В книге «Израиль: государство колониального поселенца» французский историк еврей Максим Родинсон пишет: «Желание создать чисто еврейское или преимущественно еврейское государство в арабской Палестине в XX веке не могло не привести к колонизаторским настроениям, к развитию расизма и, в конечном счете, к военной конфронтации».

    По мнению Родинсона, колонизаторская политика сионистов казалась «совершенно естественной», учитывая атмосферу того времени: «План Герцля, несомненно, вписывается в великую европейскую экспансию 19-го и 20-го веков, в огромное расширение европейских империалистических держав».

    С самого начала сионисты называли Палестину «пустырём», «землей без людей для людей без земли». Макс Нордау, соучредитель Всемирной сионистской организации, заверял в 1902 году, что они «желают оросить своим собственным потом и вспахать своими руками страну, которая сегодня является пустыней, но будет снова цветущим садом, который когда-то здесь был».

«Арабы невидимки»

Антон Ла Гвардия считал, что «Невидимость арабов была корыстной. Палестина во времена первого сионистского поселения не была безлюдной, но там жили люди, которых европейцы не считали достойными управлять их собственной страной». Вера в автоматическое превосходство еврейских претензий на землю была характерна для многих британских политиков, в том числе Уинстона Черчилль, в качестве министра по делам колоний. Выступая перед Комиссией Пила (the Peel Commission) в 1937 году, он заявил: «Я не считаю собаку в конуре её хозяином, как бы долго она там не лежала. Я не согласен с этим. Я не признаю её права на конуру. Я не считаю, что на нас лежит большая вина за обращение с краснокожими индейцами в Америке или чернокожими аборигенами Австралии. Я не считаю, что мы поступили с этими людьми несправедливо только потому, что более сильная раса, раса высшего ранга, или, если можно так выразиться, более прагматическая раса, пришла и заняла их место». 

    Перед той же Комиссией Пила выступил и Дэвид Бен-Гурион, который потом станет первым премьер-министром Израиля. Он заявил, что помимо евреев «нет другой расы или настоящей нации, которая считает эту страну своей родиной».

В своей книге «Народное сопротивление в Палестине» профессор Университета Вифлеема и Бир-Зейта Мазин Б. Кумсие пишет: «Евреи в Палестине в 1917 году составляли менее 7 процентов населения, большинство из них не были сионистами, и им принадлежало менее 2 процентов частной земли. К концу британского правления они составляли почти треть населения и владели почти 7 процентами земли. Это случилось не только благодаря сионистскому движению, но и с помощью элиты, правившей Великобританией. Многим британцам было гораздо удобнее работать с англоязычными евреями из Европы, чем пытаться понять и вникнуть в проблемы местных жителей ... Не случайно, в своей первой речи в Иерусалиме Алленби (Allenby) назвал это событие завершением цикла крестовых походов».

Профессор Ави Шлаим (Avi Shlaim), израильтянин, который сейчас возглавляет Центр Ближнего Востока в колледже Св. Антония в Оксфордском университете, считает Декларацию Бальфура «классическим документом колониализма». Он указывает на то, что «сегодня Израиль контролирует 90 процентов обязательных Палестинской мандатной территории, а палестинцы по-прежнему лишены гражданства. Это – один из источников Накбы, как палестинцы называют эту катастрофу, обрушившуюся на них». 

    Интересно, что Ави Шлаим женат на правнучке Дэвида Ллойда Джорджа, премьер-министра Великобритании во времена Декларации Бальфура. В 2016 году, после лекции в Лондонском университете, Шлаима спросили, является ли создание Израиля в 1948 году таким же актом «колониализма», как и Декларация Бальфура? Он ответил утвердительно и добавил: «Пятнадцать лет назад я бы не сказал этого».

Заселение Палестины еврееями как акт колониализма

Еще один израильский историк, преподающий в Великобритании, профессор Илан Паппе (Ilan Pappe), директор Европейского центра по проблемам Палестины в Университете Эксетер, считает, что «сионизм - это не национальное движение. Это - колонизаторское движение переселенцев. Палестинцы, прежде чем станут нацией, являются, прежде всего, коренными народом Палестины. Порой они выбирали национализм как лучший инструмент защиты своих прав в качестве коренного народа.  Вероятно, в 21-м века они должны будут найти другое средство для защиты своих прав: скорее всего в повестке дня будут права человека и гражданские свободы».

     В изданной в 2006 году книге «Этническая чистка Палестины» д-р Паппе описывает, как палестинцы были вытеснены с земель, на которых правительство Израиль установило контроль. Так, в 1948 году, пишет Паппе, Израиль изгнал половину населения Палестины, уничтожил половину палестинских деревень и уничтожил почти все палестинские города, кроме Назарета. И эта политика продолжается в настоящее время: «Израильтяне усовершенствовали понятие этнической чистки и адаптировали ее к 21-му столетию намного лучше, чем любое другое политическое движение, известное мне из истории. Например, они сообразили, что можно достичь той же цели, создавая безлюдное пространство или не позволяя людям покидать место, в котором они живут. Вам не нужно высылать людей из деревень. Вы можете просто изолировать их. Вы можете устроить осаду деревень, и вы получите тот же результат. В демографический отчёт не обязательно включать анклавы, осаждённых и заключённых в тюрьму коренных жителей, и это -  самое эффективное средство колонизаторского проекта (Израильского) государства».

     В октябре 2016 года официальное палестинское информационное агентство Wafa сообщило о мероприятиях, посвященной столетию со дня «преступления», совершённого Декларацией Бальфура. Назвав декларацию «колонизаторским проектом», член исполнительного комитета Организации Освобождения Палестины (ОПП или PLO) Тайсир Халид (Taysir Khalid) объявил, что новые усилия палестинцев будут направлены на то, чтобы «напомнить миру и особенно Великобритании о том, что они должны взять на себя историческую ответственность и искупить вину за большое Преступление, совершенное Британией против палестинского народа».

К столетию преступления

Первое мероприятие, чтобы отметить 100-летие Декларации Бальфура, было проведено в палате представителей Британского парламента в ноябре 2016 года. В нем приняли участие ряд британских законодателей, посол Израиля в Соединенном Королевстве Марк Регев (Mark Regev) и бывший генеральный директор МИД Израиля Доре Голд. Ещё в сентябре 2016 года Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, отметила еврейский Новый год, назвав Декларацию Бальфура выражением «поддержки Соединенного Королевства в создании национального дома для еврейского народа».

      В феврале 2017 года Движение за осуждение Декларации Бальфура, возглавляемое палестинскими правозащитниками, написало петицию на веб-сайте британского парламента, в которой призвала Британию «открыто извиниться перед палестинским народом за выпуск Декларации Бальфура, ибо колонизаторская политика Британии между 1917-1948 годами привела к массовой депортации палестинской нации». В апреле министерство иностранных дел отреагировало на петицию, которую на тот момент уже получила более 13 000 подписей в Интернете. Если петиция наберёт 100 000 подписей, она будет обсуждаться в парламенте.

В официальном ответе правительство защищает Декларацию Бальфура, но признаёт, что права нееврейских жителей Палестины могли бы быть лучше защищены: «Декларация Бальфура является историческим документом, за которое правительство Ее Величества не собирается извиняться. Мы гордимся нашей ролью в создании государства Израиль. Теперь задача состоит в том, чтобы упрочить шаги к миру. Декларация была написана в условиях противоборства имперских сил в разгар Первой мировой войны на закате Османской империи. В том контексте создание дома для еврейского народа на земле, с которой у них такие крепкие исторические и религиозные связи, было правым и нравственным шагом, особенно на фоне многовековых преследований ... Многое произошло с 1917 года. Мы признаем, что Декларация должна была призвать к защите политических прав нееврейских общин в Палестине, в частности их права на самоопределение. Тем не менее, мы с надеждой смотрим вперёд, чтобы обеспечить безопасность и справедливость как для израильтян, так и для палестинцев через прочный мир».

Ответ подтвердил также поддержку Британией концепции двух государств с Иерусалимом «как общей столицей обоих государств и справедливое, законное, согласованное и реалистичное урегулирование проблемы беженцев».

Иск против британского правительства

Мануэль Хассассиан, посол Палестины в Лондоне, сказал, однако, что, если Британия не извинится за Декларацию Балфура, не отменит запланированных празднеств и не признает палестинского государства, палестинцы готовы к возбуждению уголовного дела против правительства Британии за выпуск Декларации Бальфура. «Это единственное условие, при выполнении которого мы сможем закрыть этот файл навсегда», - сказал Хассассиан. Палестинцы уже давно осудили этот документ как узурпацию Британией права распорядиться землёй, которой она не владела. 

     На арабском саммите в Иордании в марте 2017 лидер Палестинской Автономии Махмуд Аббас назвал Декларацию Бальфура зловещей.[xviii]

     Декларация Бальфура предопределила горькую судьбу палестинцев. Более того, успех сионизма в создании еврейского государства повлиял отрицательно на иудаизм. Еврейские критики сионизма предупреждали, что он противоречит традиционным религиозным ценностям иудаизма. Они отвергают саму идею суверенного еврейского государства на Ближнем Востоке. Фактически, сионистская концепция «еврейской национальности» возникла вопреки традиционному еврейскому мышлению. Иехиил Иаков Вайсберг (Jehiel Jacob Weisberg), авторитетный раввин из Литвы, отметил, что «еврейский народ отличается от всех других народов тем, что духовность, заложенная в Торе, составляет его суть».

    Но являются ли евреи «народом»? Ишайяху Лейбовиц (YeshayahuLeibowitz), еврейский мыслитель Ортодоксальной школы и профессор Еврейского университета, считает, что «Исторически еврейский народ не определяется ни расой, ни языком, но заложенными в Торе заповедями иудаизма ... Слова, произнесенные ... Раввином Саадия Гаоном (Saadia Gaon, 882-942) более тысячи лет назад глаcят: Наша нация существует только внутри Торы», и они имеют не только нормативный, но и эмпирический смысл. Они свидетельствуют об исторической реальности, чья сила ощущалась до XIX века. Именно тогда произошёл раскол, который ещё не перестал расширяться: трещина между еврейством и иудаизмом.

На волне подъёма европейского национализма 19-го века

Движение, которое привело к Декларации Бальфура, а позднее к созданию государства Израиль, было неотъемлемой частью национализма и колониализма 19-го века, который доминировал в европейской политике, но не в традиционном еврейском мышлении.  На самом деле, пишет профессор Яков Рабкин, «лишь малая часть ассимилированных евреев в Центральной Европе придумала еврейский национализм во второй половине XIX века. Несмотря на все усилия к ассимиляции, некоторые разочарованные евреи не чувствовали себя полностью воспринятыми их нееврейской средой. Чтобы одолеть разочарование, они ринулись ассимилироваться коллективно: то есть стать нацией, как и все другие народы ... Их движение, получившее название сионизма, вызвало глубокое чувство отторжения среди большинства евреев».

Раввин Самсон Рафаэль Хирш, лидер современного движения Ортодоксальных иудеев, поощрял евреев к интеграции в окружающее общество. По мнению Хирша, еврейский национализм мог быть только трансцендентной идеей, не зависящей ни от владения землей, ни от политического суверенитета. «Тора не существует для государства, а государство должно существовать для Торы», - заявил он. В сердце Европы, в разгар всякого рода национализма, Хирш повторял классическую концепцию: «Тора и только Тора превращают евреев в коллективное сообщество».

    Известный раввин и учёный Артур Герцберг (Arthur Herzberg) в книге «Евреи: сущность и характер народа» (написанный вместе с Ароном Хирт-Мангеймером) утверждает, что сионистская идея превращения евреев в «нормальных» людей - это отказ от самой уникальности иудаизма и от еврейской миссии: «Еврей ... живет в двух измерениях - сейчас и вечно ... Евреи жили в изменяющихся и часто трагических обстоятельствах, но их религия поднимала их в другое царство, в котором ничего не меняется. Святые дни и заповеди, которые соблюдают евреи, вневременны. Исторические события мимолетны. Сионистское заселение Палестины не важнее для преемственности иудаизма, чем восстание против Рима или высылка из Испании или погромы в России ... Хронология не имеет отношения к изучению Торы, все ее божественные откровения и интерпретации - это высшие и вневременные ценности».

Что ожидает Бог от евреев

Раввин Герцберг не беспокоился о «выживании евреев». Он считал, что евреи не должны просить Бога о своём выживании, а спрашивать Бога, чего Он ожидает от них. Если Бог по-прежнему ждёт от евреев, чтобы они сыграли особую роль, то они таинственным образом смогут это сделать. Если же евреи потеряют веру в Бога или в уникальность иудаизма, то никаких евреев не будет вообще.

    Спустя сто лет после Декларации Бальфура становится всё более очевидно, что еврейское националистическое движение, которое её рьяно добивалось, не только отвернулось от еврейской духовной традиции, но, игнорируя права коренного населения Палестины, отвергло также принципы Западной цивилизации насчёт демократии и самоопределения. И это повлияло на иудаизм в США таким образом, что растущее число американских евреев отвергает сионизм.

    Сегодня мы видим израильские флаги во многих синагогах и еврейских группах и призывы к американским евреям «совершить алию», то есть эмигрировать в Израиль. Сознаётся впечатление, что это - форма идолопоклонства, в которой Израиль стал виртуальным объектом поклонения, заменив Бога, и уподобился Золотому Тельцу в Библейской истории. Иудаизм извращается политизацией. Ведь от сионизма пострадали не только палестинцы, но и морально-этические ценности самих евреев. Еврейская традиция, хотя сегодня многие не знают этого, считает, что все мужчины и женщины, любой расы и народности, созданы по образу и подобию Божию и заслуживают того, чтобы с ними обращались гуманно. И то, что происходит с палестинцами, не менее важно, чем то, что происходит с евреями.

Разделяют ли американские евреи моральное и этическое мировоззрение Израиля?Вспоминим забытые еврейские голоса 1917 года

В Столетнюю годовщину Декларации Бальфура как не вспомнить забытые голоса тех евреев 1917 года, которые предостерегали против сионистской затеи? Они сразу же узрели то, что сегодня приходит в голову всё большему числу американских евреев, а именно: сионизм не проистекает из иудаизма, а является, по сути, отступлением от него. Пора признать предвидение тех, кто считал, что евреи должны быть равными гражданами.

Американские евреи резко разделены в своём отношении к Израилю.  Профессор Дов Ваксман из Северо-Восточного университета в своей книге «Внутриплеменная рознь: конфликт между американскими евреями из-за Израиля» (Trouble in the TribeThe American JewishConflict over Israel) заявляет, что «исторические изменения происходят в отношениях между американскими евреями и Израилем. Прошло время непререкаемой и непоколебимой поддержки Израиля. Про-израильский консенсус, некогда объединявший американских евреев, подорван. Израиль быстро становится источником раскола, а не единства ... На смену былой солидарности пришла новая эра конфликта между американскими евреями из-за Израиля. Иными словами, Израиль некогда объединял американских евреев. Теперь он разъединяет их».

    Растёт ощущение, особенно среди молодежи, что израильская 50-летняя оккупация Палестины, одна из самых длинных оккупаций одного народа другим в современной истории, подавляет основные политические свободы и права человека на оккупированных территориях Палестины.  Отступление от демократии внутри самого Израиля означает, что моральные и этические ценности, которые разделяет большинство американских евреев, не разделяются теми, кто находится сейчас у власти в Израиле.

   Например, Израиль объявил войну ненасильственному движению, призывающему к бойкоту, дивестиции и санкциям (BDS) с целью понудить Израиль снять режим оккупации с Палестины. В борьбе против BDS Израиль отчуждает от себя большее число американских евреев, которые симпатизируют движению BDS, а также других людей, порицающих отступление Израиля от общих демократических ценностей. В марте 2017 года Кнессет принял закон, запрещающий въезд в Израиль сторонникам BDS.

 

Запрещён въезд в Израиль

Питер Бейнарт (Peter Beinart), редактор журнала «Форвард», написал 17 марта 2017 года колонку под заголовком: «Я поддерживаю бойкотирование поселений – Будет ли мне быть запрещён въезд в Израиль?» «Я один из тех, на кого нацелен новый закон, ибо в 2012 году написал книгу, в которой призывал американских евреев покупать товары только из «демократического Израиля», то есть с территории в первоначальных границах Израиля, в которой евреи и палестинцы живут по одному и тому же закону, но не из «немократического» Израиля, то есть Западного Берега, где евреи имеют гражданство, а палестинцы живут в режиме оккупации».

    Большинство американских евреев разделяют такой подход. Их вера в равные права для всех граждан могут помочь нам выпутаться из нынешней дилеммы, созданной сионистским мышлением, и воплощенной в Декларации Бальфура.  Поэтому, выступая против бойкота Израиля в целом, я поддерживаю бойкот израильских поселений Палестине, которые угрожают моральному характеру Израиля и его долговременному выживанию.

    Рейчел Страйер (Rachel Stryer), студентка и сопредседатель еврейской организации J Street U в Стэнфордском университете, написала статью в «Форварде», в которой спросила: «Будет ли родовое право скомпрометировано правительством Израиля?» Обсуждая программу Birthright Israel (Родовое право), которая устраивает бесплатные поездки в Израиль для еврейских студентов в США, она пишет: «Этим летом я планировал отправиться в Израиль через «Родовое право» ... Я долго ждала этой возможности. Но теперь я не знаю, разрешат ли мне въехать ... Я сторонник сосуществования двух государств как единственный способ обеспечить будущее Израиля ... и гарантировать права палестинцев. Оккупация, укрепление и расширение израильских поселений (в Палестине) подрывают эту цель… я сделала личный выбор не покупать товары, произведенные в израильских поселениях на Западном берегу».

   Из-за нового закона, отмечает Страйер, «многие про-израильские американские евреи обеспокоены тем, что из-за наших политических убеждений нам не будет «добро пожаловать в Израиль» ... В Стэнфорде и по всей стране много евреев студентов, которые стоят в оппозиции политике колонизации и глубоко обеспокоены продолжающейся оккупацией ... Не только мои летние планы под вопросом. Будущее Израиля - и будущее отношений американских евреев с Израилем – тоже под вопросом».

Разнообразие и социальная справедливость

По мнению Яна Лустика (Ian Lustick), профессора политологии в Университете Пенсильвании, израильский закон, запрещающий въезд в страну для сторонников BDS, криминализирует мысль: «поскольку это будет означать, что любому человеку, кто поможет организовать публичное обсуждение BDS могут отказать во въезде в Израиль… это попытка остановить людей от размышлений».

Поворотный пункт

В статье в журнале The Nation (Нация), Майрев Зонсейн (MairevZonszein) охарактеризовала новый закон как поворотный пункт в отношениях Израиля с американскими евреями. Израилю теперь всё равно, утверждает она, что думают американские евреи: «Израиль сделал заявку, что он не нуждается в участии американских евреев, если это участие в форме острой критики или инакомыслия, и что культурные и исторические мнения не важны для Израиля».

    Новая еврейская студенческая организация Open Hillel[xix] призвала традиционную Hillel International[xx] осудить запрет на диссидентство в Израиле, который может «повлиять на тысячи студентов евреев, которые хотели бы посетить Израиль ради поездки, учебы, исследований, стажировки или работы».

По мнению сотрудника газеты Washington Post Ричарда Коэна «Закон, который подавляет диссидентов, запрещает даже сторонникам Израиля въезд в него, не только отвратителен сам по себе, но и даёт дополнительное доказательство, что оккупация Западного берега подрывает израильскую демократию. Израиль может оккупировать Западный Берег, но при этом и потерять свою душу».

   Законодательство о запрете сторонников BDS из Израиля является лишь одним из примеров того, что многие считают отступлением от демократических ценностей. Сегодня на Западном берегу и Восточном Иерусалиме проживает 750 000 израильских поселенцев. В Израиле растет движение, чтобы полностью аннексировать оккупированные территории. Израиль принял закон в феврале, названный Законом о регулярости. Он ретроактивно узаконил дюжину форпостов регуляции, построенных на частной палестинской земле, и заложил основу для легализации других форпостов в будущем.

Форпосты колонизаторов

Израильские поселения на оккупированном Западном Берегу[xxi] – это, в сущности, форпосты колонизации. Они строятся без разрешения израильского правительства, часто по соседству с «законными» более крупными поселениям, признанными таковыми Израилем. Во многих случаях форпосты ретроактивно признаются кварталами уже существующих поселений. В прошлом, до принятия Закона о регулярности, легализация таких застроек на частных палестинских землях была более сложной, поскольку палестинцы имели право подать в суд на незаконных застройщиков.

Одной из основных особенностей Закона о регулярности является правовой механизм, позволяющий легализовать форпосты, построенные на частной палестинской земле, если поселенцы смогут доказать, что форпост начали строить «добросовестно», то есть по неведению того, что земля принадлежала палестинцам.        Однако, как неразрешён




Источник: http://perevodika.ru
| Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария



Наш архив