Иллюзия Путина в Сирии

Иллюзия Путина в Сирии

Home

Игаль Кармон, 29 ноября 2017

Ноябрьский саммит 2017 года президентов России, Ирана и Турции в Сочи — современная Ялтинская конференция, но в которой Вашингтону была отведена второстепенная роль, тогда как Москва пользовалась большой рекламой. Так российские прокремлевские исследователи и комментаторы [1] подытожили саммит в Сочи, в ходе которого Путин председательствовал на переговорах, определяющих будущее Сирии.
Действительно, руководство России имеет корригирующий эмоциональный опыт, воображая, что поражение ИГИЛ (которое, кстати, еще не произошло) эквивалентно поражению держав оси, и что будущее урегулирование в Сирии будет повторением раздела Европы на Ялтинской конференции в 1945 году. Это руководство считает, что оскорбление и позор, нанесенные советской главной политике расчленением Югославии силами США / НАТО и бомбардировкой Белграда, родственной славянской столицы, в то время как Россия беспомощно смотрела, теперь отомщены.
Путин с Роухани и Эрдоганом (Фото: Kremlin.ru)
Победа над ИГИЛ, которую празднуют Иран, Сирия и Россия, является, сама по себе, фикцией. Россия и ее союзники в Дамаске и Тегеране не перенесли самое худшее в борьбе с ИГИЛ. В воздухе были американские боевые самолеты, на суше — иракские силы безопасности, вооруженные и тренированные США, и сирийские демократические силы, которые побеждали ИГИЛ в Фаллудже, Рамади, Мосуле, Кобани и Ракке. Между тем Россия, Сирия, Иран и Хезболла проводили большую часть времени, сражаясь со всеми, кроме ИГИЛ.
Однако сейчас Россия претендует на победу в Сирии, чтобы показать свою роль глобальной державы на мировой арене. Она даже празднует возможное унизительное изгнание американцев из Сирии. Не имеет значения, что Трамп, по тайному соглашению или нет, но более или менее добровольно делает Путину уступки, которые тот хочет.
Какие счастливые дни для России! Трамп эффективно обеспечивает переизбрание Путина, делая его похожим на национального героя. Нынешнее российское руководство, которое поклялось, что больше не допустит косовских и цветных революций, и называет себя «стержнем порядка», теперь может заявить, что осуществляет эту политику в Сирии. Это сладкая месть для страны, которая страдает от крайней слабости и военной и технологической неполноценности, и которая, благодаря умственной гимнастике (благодарение Богу за Трампа), теперь может смотреть на себя как на огромную глобальную державу.
К сожалению для России, это все не так. По словам отставного полковника Генштаба России, Михаила Ходаренка: 
«Мы имеем 200 боевых самолетов, в то время как у НАТО их насчитывается 3800; у нас есть 1, 600 бронетранспортеров и БТР, а у НАТО — более 20000; и ситуация аналогична во всех других областях» [2].
 На военно-морской арене картина действительно похожая: США насчитывает 19 авианосцев, 10 из которых — суперкары класса Nimitz, тогда как у России есть один, загрязняющий атмосферу, старый авианосец Адмирал Кузнецов.
Как только россияне выйдут из воображаемого мира, они будут вынуждены признать горькую реальность: России не хватит сил, чтобы навязать какое-либо решение по Сирии, а Турция и Иран являются не союзниками, а соперниками, когда дело касается будущего Сирии [3]. Более того, Саудовская Аравия создала новый альянс суннитских государств, поддерживающих анти-асадовскую оппозицию, и Израиль угрожает проколоть весь воздушный шар, если иранские силы приблизятся к его границам. Конечная ирония заключается в том, что Путин — верховный конституционалист, пытается подтолкнуть Асада — тоже тонкого конституционалиста, к принятию конституционного решения и свободных выборов в Сирии, и ожидает, что Иран, который заплатил непомерно высокую цену, чтобы экспортировать свою революцию в Сирию, согласится на это. Эта гротескная пародия может превратиться в трагедию, даже большую, чем Сирия переживала до сих пор, поскольку государственные и регулярные армии теперь получили роли, которые до них играл сброд из террористических групп.
Политический театр Путина всегда был хорош для сюрпризов. На пике своей кажущейся победы и после заявления, сделанного «победителями» в Сочи, и подчеркнувшего только процесс Астаны при посредничестве России, Турции и Ирана, ни слова не сказав о финансируемом ООН женевском процессе, рулевой Путин повернулся кругом и теперь хочет вернуться к женевскому процессу. Что Россия должна получить в Женеве? Почему бы не позволить Асаду остаться у власти с явного согласия европейцев? Почему бы не позволить Сирии разделиться на турецкую и иранскую зоны влияния? Тогда у России были бы свои средиземноморские базы, и это был бы конец истории. Израилю и саудовцам пришлось бы принять новую политическую реальность, если они не желают развязать тотальную войну ради себя самих и Запада (шаг, который им не простит этот неуверенный в себе и обезумевший Запад).
Это все еще может случиться по умолчанию, но Путин все же пытается использовать другой подход, который, как он надеется, максимизирует выгоды России. То, что Россия надеется получить, — это шанс нажиться на своих сирийских фишках в обмен на выигрыши в Европе. Россия стремится возродить свое столетнее стремление — перекроить карту Европы в соответствии с видением «Евразия от Лиссабона до Владивостока», как это назвали Путин и его бывший министр иностранных дел, Сергей Лавров. Это в Европе, и только в Европе, а не в ближневосточном болоте, Россия может и хочет восстановить свою прошлую славу. Женевский процесс может помочь восстановить глобальный статус России, и в качестве побочной выгоды может также открыть европейские деньги для восстановления Сирии, которые Россия даже надеяться не может предоставить самостоятельно.
Русский гамбит идет еще дальше. В начале 2017 года, в различных статьях, прокремлевские российские мыслители и аналитики стали делать широкие намеки на то, что Россия стремится к большой сделке — отказаться от своего союза с Ираном в обмен на устранение того, что действительно болит: санкции и расширение НАТО на восток [4]. Тогда сделка не прошла. Тем не менее, в конце 2017, со своего нового высокого положения победителя в Сирии, Россия снова лелеет эту мечту, надеясь, что ее укрепленный статус приведет к другому результату. Например, Кирилл Семенов, глава Центра исламских исследований при Институте инновационного развития и аналитик Российского Совета по международным делам, отметил, что сближение интересов России и Ирана является лишь «временным» и «очевидным», связанным с кризисом отношений с США. Он подчеркнул, что сближение России с Ираном не является «необратимым», поскольку оно является просто тактическим, а поэтому политика Москвы может измениться. [5] Однако, к сожалению для России, грандиозная сделка вряд ли состоится в 2018 году. Трамп просто не сможет поставить товары, которые нужны России, как бы страстно он ни желал успешной сделки с Россией. Фактически, Путин не сможет заключить такую сделку даже с европейцами, как бы они ни были склонны принять эту фаустовскую сделку.
Разочарованная Россия будет вынуждена вернуться к ближневосточному болоту и будет сокращена до своего истинного размера, как режим негодяев, поддержанный другими режимами негодяев, с рук которых каплет кровь их собственных народов.
_____________________
[1] См. Специальную рассылку MEMRI №7197, комментарии российских СМИ после трехстороннего саммита в Сочи: новая Ялта, которая исключает американцев, 27 ноября 2017.
[2] См. клип MEMRI №5902, Отставной полковник российского Генерального штаба: «Мы должны прекратить потрясать саблями», 14 февраля 2017.
[3] Это четко отражено в статье от 26 ноября 2017 в иранской ежедневной газете «Кайхан», в которой говорилось, что всякий, кто считает, что он может отменить сочинские решения на женевских переговорах и удалить Асада от власти, будет грубо разбужен. Это потому, что на саммите в Сочи, впервые после Соглашения Сайкса-Пико, Иран, Россия и Турция определили будущее западной Азии на основе доктрины оси сопротивления без участия США и Запада.
[4] См., например, следующие доклады МЕМРИ: Специальная рассылка № 6821, Известный российский интеллектуал Федор Лукьянов: «Сближение и взаимодействие с Ираном, Китаем и Индией не являются в действительности ценными для России, а являются инструментом ... влияния на Запад», 9 марта 2017; Специальная рассылка № 6742, Генеральный директор мозгового центра, финансируемого правительством: Нынешние отношения между Россией и Ираном не могут быть названы стратегическим партнерством, Однократный враг может легко стать будущим союзником, 16 января 2017 года; Специальная рассылка № 6808, Обозреватель газеты «Коммерсантъ»: «Москва [понимает], что в Иране у нее действительно капризный и непредсказуемый партнер. Это открывает некое окно возможностей для дипломатии Дональда Трампа», 1 марта 2017; Специальная рассылка № 6779, Прокремлевская Pravda.ru: «Иран становится серьезной проблемой, прежде всего для интересов России», 12 февраля 2017.
[5] News.ru, 1 ноября 2017.
1-12-2017, 12:19
Вернуться назад