Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Самое время быть евреем в Америке

Я, более или менее типичный представитель поколения Х, дожила до того дня, когда исламские боевики атакуют Всемирный торговый центр, но в преступлении обвиняется Израиль. Я дожила до того дня, когда увидела мир, в котором израильского премьер-министра называют военным преступником за то, что в Ливане христиане убивали мусульман. Я дожила до той эры, когда палестинцы проводят против Израиля политику геноцида, взрывая израильтян до 4-х раз в неделю, но люди обвиняют Израиль. Я дожила до того времени, когда мусульмане штурмуют христианскую церковь в Вифлееме, но священник поносит израильских военных за причиненный ущерб. Я живу в то время, когда в газетах на страницах, где публикуются мнения, слово "израильтяне" откровенно опускается, например, в вопросе "Сколько еще мы должны бороться за этих евреев?" Я дотянула до того времени, когда на телешоу обсуждается вопрос о том, считать ли терроризм против евреев терроризмом.

Еврей не может быть счастливее...

Видите ли, до 11 сентября 2001 года слово "еврей" не слишком часто всплывало в вежливой беседе. Но я, как пожизненный туповатости стиля боршт-белт, однако, довольно часто вставляла это словечко в разговор независимо от того, где он происходил - в тесном ли кругу или в смешанной компании. Забавно, но если при этом разговоре присутствовала моя шикарная кузина Ольга, она всеми силами пыталась смягчить определенный дискомфорт слушающих (или, по крайней мере, свой собственный) и произносила: "Знаете ли, моя сестра - комедиантка". Но если её не было поблизости, то обычно разговор быстро затихал, а затем кто-то заводил другую тему, к всеобщему облегчению.

Кроме моего: меня волновало то, что люди не произносили вслух. Особенно если учесть, что мы, в конце концов, находились в Нью-Йорке. Но особенно остро я ощущала негатив, когда одевала медальон со Звездой Давида - он привлекал такое количество взглядов, как ни одно другое украшение. При этом никто ничего не произносил, за редким исключением - отдельные личности, заметив, что их любопытство рассекречено, спешили буркнуть какой-нибудь комплимент, хотя на самом деле твой вид был далек от идеала. "Может, это все игра воображения?" - размышляла я. Более того, я даже опасалась, что каким-то образом унаследовала паранойю евреев, живших задолго до поколения Х.

Но после 11 сентября эти сомнения и опасения меня больше не мучают. Потому что теперь все это они произносят вслух. Потому что вещи, о которых люди раньше не допускали и мысли, не говоря уже о том, чтобы произносить их, в итоге звучат повсюду. Это событие открыло врата и разомкнуло уста для всех неозвученных чувств и мнений, о которых я только догадывалась. Поэтому сегодня, когда даже студент колледжа в Сан-Франциско кричит: "Гитлер не докончил свою работу!", а дети в Геттибурге в Пенсильвании приходят домой и рассказывают своим родителям о том, что сделали с их страной евреи, я чувствую себя спокойнее, чем когда бы то ни было. Самоцензура, которая так долго сдерживала напряжение под землей, испарилась, и я, наконец, поняла, что я все время жаждала выяснить только одно: где нахожусь я сама. И находится рядом со мной.

Вот как человек выясняет, кто его истинный друг среди всех тех, с кем он водил копанию на званых вечерах или ланчах, где обсуждалось все на свете - кроме Ближнего Востока, естественно. Помню, как однажды в 1997 году я сильно расстроила свою подругу-нееврейку, Гаэль. Это было за ланчем в Музее естествознания. Я сказала, что ближневосточный конфликт может быть разрешен единственным способом - если останется только один народ из двух. Я также заметила, что, как мне кажется, знаю, какому из этих двух народов мир отдаст предпочтение. До нашего разговора Гаэль, подобно любому хорошему музейному работнику, удавалось тактично избегать этой темы. Но после разговора её инстинктивное сострадание окончательно перешло на сторону тех, кто на первый взгляд вызывал больше жалости - на сторону палестинцев.

Однако я уверена, что избегать этой темы - значит провоцировать невежественные взгляды и необоснованные симпатии. Я говорю это не потому, что моя собственная позиция по Ближнему Востоку, так сказать, "еврейская", и за которую, кстати, меня постоянно упрекают. На мой взгляд, нет такого понятия как "еврейский взгляд", иначе откуда взялась бы поговорка "Спроси двух евреев и ты услышишь три мнения"?

Как представитель племени, которому свойственны такие качества, как самоанализ, самопожертвование, самопорицание, самоненависть, самосаботаж и самоуничижение, я не родилась с таким взглядом на Ближний Восток. Немногие евреи проникаются этими идеями с детства. Чаще всего мы прежде всего думаем о других - порой даже слишком много, порой нанося вред самим себе. Действительно, немало евреев и в Израиле и за его пределами продолжают критику израильского правительства, они настроены пропалестински и вместе со всем остальным миром возлагают бремя достижения мира на маленькое осажденное государство. Для контраста попробуйте-ка сосчитать количество про-израильски настроенных арабов!

Хотя Гаэль постепенно отказалась от некоторых горячо любимых ею идеалов гуманности и частично приняла то, о чем говорила ей я, я понимала, что её взгляды типичны для культурной элиты - и еврейской, и нееврейской. Наш разговор с Гаэль был битвой, которую я не могла выиграть, и несмотря на то, что наш разговор был искренним, я не почувствовала себя лучше. С тех пор обсуждая с кем-либо Ближний Восток, я больше не ставлю себе целью изменить чье-либо мнение. Я просто стремлюсь понять, где нахожусь я, и где находится мой собеседник. В течение последних лет мне приходилось инициировать обсуждение этой темы все реже и реже, поскольку мир добровольно устраивает моральный стриптиз без каких бы то ни было возбудителей с моей стороны. Так что теперь я могу наслаждаться роскошью взирать на все глазами простого наблюдателя.

Европа, как и следовало ожидать, стала самой показательной ареной. Маска антисионизма, которая камуфлировала значительную часть антиизраильских настроений и дискуссий в международном сообществе (апогеем дебатов стала Конференция ООН против расизма, окончившаяся всего за неделю до 11 сентября), наконец, соскользнула. С тех пор путешествующих израильтян то и дело не пускают в некоторые европейские отели и общежития, еврейских студентов (обратите внимание: не израильских, но еврейских студентов) избивают в кампусах европейских колледжей, один из выпусков английского издания New Statesman ("Новый политик") рассказывает о "Кошерном заговоре", двух израильских ученых исключают из штата британского научного журнала, а один из пэров британского парламента заявляет: "Ну, евреи сами этого добивались, и сегодня, спасибо Господи, мы, наконец, имеем возможность говорить то, что думаем". А о ситуации во Франции лучше даже и не говорить.

За месяцы, прошедшие с 11 сентября, центральное место на сцене занял "зловещий" образ шестиконечной звезды. Шестиконечная звезда сыграла главную роль в отставке бывшего президента американского Красного Креста Бернардины Хили, которая настаивала на включении в состав международного Красного Креста израильской организации "Маген Давид Адом", эмблемой которой является красная Звезда Давида. В то же время бывший президент международной комиссии Красного Креста Корнелио Соммаруга сравнил этот символ со свастикой, и ныне европейцы пытаются "освободить" этот знак от его формы и истолковать его как древний звездоподобный знак "Q" - - символ духовной энергии и могущества.

Еще одно новшество современного мира - обвинение кого-либо в антисемитизме более не является позором для обвиняемого, и обвиняемый более не чувствует себя обязанным рефлексивно оправдываться. В наши дни в ответ на такое обвинение, скорее, положена такая реакция: "А вы не согласны?"

В прошлом веке к тому моменту, когда на стенах появились антисемитские надписи, уже были построены концлагеря. Кто гарантирует, что мы не движемся в обратном направлении?

Я больше не чувствую себя обязанной снова и снова, как поломанный проигрыватель, убеждать евреев, что с необъятных просторов этой великой страны не подует опасный ветер - это давняя, хотя и неоправданная паранойя американских евреев. Как задолго до 11 сентября рассказывал мне мой друг Николя, христианин и юдофил, израильский флаг, развевающийся из окна его автомобиля, редко встречал одобрение на северо-востоке страны, но, например, в Техасе "полностью гойское население" (его собственный термин) считало, что "это круто".

В то же время я не могу забыть и рассказ другого моего друга, Джека из Эммитсбурга. "Мой племянник (15 лет) как-то пришел домой из школы, понося евреев, - вспоминает он. - Его мать была поражена и начала расспрашивать, где он это услышал. Мальчик ответил, что все в школе "ругают евреев". Я полагаю, что СМИ нашли виновного в сентябрьских смертях в Нью-Йорке и в терактах-самоубийствах в Израиле.

Обычно прайм-обвинение дня, разносимое СМИ, до нас доходило довольно долго. Но только не теперь. В доме моей сестры идиотские ящики [телевизоры] стоят в каждой комнате. И по крайней мере в одном из них в течение дня кто-то обвиняет евреев в наших проблемах с терроризмом".

Мне представился образ деревенской мамаши, упрекающей своего сына за космополитические предрассудки, которые он где-то подхватил...

Интересное совпадение: Сан-Франциско Бэй Эрия получает премию за то, что количество антисемитских инцидентов сократилось в три раза по сравнению с прошлым годом, а в Беркли поджигают синагогу, в университетском кампусе избивают парня в ермолке, членов молодежного клуба "Гиллель" забрасывают яйцами, а их здание разрисовывают граффити.

Именно тогда, когда мы, молодые евреи, решили, что можем, наконец, избавиться от комплекса преследования, который достался нам от прошлых поколений, история с поразительной точностью повторяется...

И все же, в нынешней ситуации есть кое-что, отличающее её от прошлого, - то, чего история не взяла в расчет, то, что превращает современность в своеобразную преграду попыткам разжечь пламя антисемитизма. Это именно то, что и должно происходить, когда люди разрешают себе говорить свободно и открыто, и то, что в два счета разбивает диалог: Всплывает правда.

Во многом благодаря армии истинных консервативных и по большей части христианских писателей, комментаторов и политиков, которые противопоставили зазвучавшим жалобам, обвинениям, искажениям и злобе жесткие холодные факты, массы - и их СМИ - были вынуждены сделать, хотя и нехотя, шаг назад и оценить сегодняшнюю ситуацию с нужной перспективы - в некоторых случаях они даже осознали мотивы, которые не давали им сделать этого ранее.

Благодаря свободному потоку информации, который с пришествием эры интернета и эры более честных и объективных новостей на ТВ (начало которой положил, простите меня, the Fox News Channel) стал еще свободнее, правдоискатели и правдолюбцы получили более широкую арену для действий по сравнению с той, которая была в их распоряжении в прошлом. Ложь, пропаганда и предубеждение, преподносимые под личиной правды или "новостей", теперь немедленно выявляются и подрубаются на корню. Аргументы и контраргументы звучат одинаково громко и на одинаково больших форумах. Сегодня у правды есть такая же широкая аудитория, какая была у лжи, которая звучала уже достаточно долго, достаточно громко и достаточно часто.

Правда и общественное сознание сегодня, наконец, получили возможность спуститься с небес на землю и снизойти до среднего, плохо информированного гражданина, так что теперь даже у него появляются смутные сомнения в правдивости идеи о том, что миру вредят "евреи".

Гласность, которую породили события 11 сентября, имеет несколько очков в плюс по сравнению с кампанией толерантности - доминантой в методологии борьбы с человеческими предрассудками, подозрениями и невежеством. Вместо того, чтобы искоренять их, политическая корректность, другое имя которой - цензура, подавляла чувства и мнения, которые не имея выхода, накапливались внутри и начинали закипать. Политкорректность навязала чуждые клише любезности. Глянцуя причины предрассудков, грубая "пропаганда толерантности" прошлых десятилетий просто смягчила симптомы. Но заболевание осталось.

Толпе, которая вопрошает: "Неужели мы не можем ужиться вместе?", я отвечу: "Да, можем". Но это должны понять все. Мы не сможем осознать это, если всегда будем скрывать чувства в себе, ретушируя их политкорректными терминами. Даже самые необузданные чувства должны быть озвучены.

За контрпродуктивный, не вызывающий энтузиазма слоган об "антиненависти" (anti-hate) несем ответственность и мы, евреи: вместо того, чтобы представить миру настоящие уроки Холокоста, мы растратили наш уникальный опыт на то, чтобы показывать "пример того, что может случится" если "хорошие люди", ищущие другие пути, не проявляют толерантности. Мы надеялись, что если нам удастся каким-то образом сделать "ненависть" осязаемой, то она станет единственным, против чего нам придется сражаться. И так мы размыли уроки Второй мировой войны до некого широкого и общего понятия, такого облакоподобного и субъективного, что его запросто можно использовать против нас самих.

И это привело нас к событиям прошлого года.

Накатила одно волна, за ней вторая. Они принесли с собой нескрываемый рациональный антисемитизм, но затем сами подмыли его триумфом правды. Европа неисправима, но по крайней мере здесь, в Америке, люди ощущают, хотя весьма неопределенно и порой без собственного на то желания, что если Израилю придет конец, самые большие проблемы для Америки только начнутся.

Джулия Горин, Front Page Magazine.Com
Джулия Горин - известный колумнист и комментатор из Нью-Йорка. Публикуется в Wall St. Journal, LA Times, Philadelphia Inquirer, Jewish World Review, LA Daily News, Christian Science Monitor.

  • 30-09-2002, 15:18
  • Просмотров: 604
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список