Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Правозащитники предвещают грозу

Национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России (МХГ, Москва, 2002)

Уже более десяти лет мы живём в государстве, где, если верить в Конституцию РФ, превыше всего ценится "человек, его права и свободы" (ч. 1 "Основы конституционного строя"). Мировое сообщество приняло новую Россию, обязавшуюся в рамках своего законодательства поддерживать "общепризнанные принципы и нормы международного права" (ст. 15). В нашей стране, однако, законы имеют обыкновение действовать в полной мере только на бумаге: декларация прав и свобод подчас остаётся просто необходимой формальностью, несмотря на юридическую закрепленность в нормативных актах. Сказанное как нельзя правомерно в отношении таких явлений, как антисемитизм и ксенофобия, развитие которых на сегодняшних день принимает угрожающие масштабы.

Весной 2002 г. на Комиссии по правам человека ООН члены российской делегации заявили, что борьба с политическим экстремизмом, ксенофобией и нетерпимостью находится непосредственно в центре внимания президента и правоохранительных органов, что виновные в преступлениях на расовой почве привлекаются к ответственности. Более того, подчёркивалось: различные нации и культуры на территории страны живут в мире и согласии. Насколько заявление делегации расходится с реальным положением дел, можно понять, ознакомившись с материалами сборника "Национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России" (2002г.), подготовленного Московской Хельсинкской группой в рамках проекта "Сеть правозащитного мониторинга". Названный доклад представляет собой попытку глубокого исследования проблемы ксенофобии и национализма в стране, основой для анализа которой послужила обширная база данных, собранная по результатам системного общероссийского мониторинга (наблюдение ведётся с осени 98-го года во всех 89 регионах Российской Федерации).

Работа над сборником велась в нескольких направлениях, обусловленных теми сферами жизни, в которых упомянутые явления имеют место. Доклад освещает ксенофобию в средствах массовой информации, в области общественно-политических отношений, в деятельности государственных и правоохранительных органов.

Внимания заслуживает анализ различного рода политических партий, главным образом национал-радикальных "Русского Национального Единства" и "Национал-большевистской Партии".

Поднимается проблема ксенофобии в религиозной сфере, речь идёт о фундаментализме в Русской православной церкви и нетерпимости в отношении "чужеродных" религиозных течений. Особое место в сборнике заняли наиболее уязвимые группы подверженные проявлениям ксенофобии в первую очередь: евреи, турки-месхетинцы, цыгане, чеченцы. В книге представлена своего рода карта регионов на предмет распространения в них национализма, расизма, ксенофобских настроений.

В стремлении к объективности, в желании получить исчерпывающую информацию о положении дел в стране, авторы доклада старались осветить все возможные области, в которых обнаруживались факты нетерпимости и ксенофобии.

Настоящий сборник "национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России" - это цельный объективный взгляд на происходящие в стране процессы, взгляд жёсткий, основанный только на реальных фактах. Сложившаяся угрожающая российской демократии ситуации послужила причиной этой, будем надеяться, своевременной инициативы МХГ.

Теперь более подробно рассмотрим отдельные стороны проблемы роста ксенофобии и национализма в России. Сначала коснёмся деятельности государственных органов. Надо сказать, радикальные заявления откровенно ксенофобского характера федеральные чиновники позволяют себе редко, высшие государственные деятели с определённой регулярностью выступают с осуждением любых форм национализма и проявлений национальной и религиозной розни. Тем не менее, отдельные высказывания настораживают. Так, генеральный директор информационного аналитического агентства при Управлении делами президента РФ А. Игнатов в одной из своих статей развивает версию мирового еврейского заговора и призывает Россию перехватить власть в некоем мировом правительстве. В качестве активных мер предлагается учреждение государственных религий, создание министерства идеологии и пропаганды. Всё же выступление Игнатова исключение. На случаи насилия по явно националистическим мотивам, как было сказано, государственные деятели реагируют однозначным осуждением.

После погрома 30 октября 2001г. на рынке у метро "Царицыно" мэр Москвы Ю. Лужков отметил, что "единственной пороховой бочкой, которая может взорвать Россию, является межнациональная нетерпимость". Однако стоит вспомнить, какой скандал вызвал своим заявлением Ю. Лужков после взрыва в переходе на Пушкинской площади 8 августа 2000г. Мэр "допустил" наличие в этом деле "чеченского следа", что по меньшей мере было преждевременным - эксперты ещё не сделали окончательных выводов к моменту выступления Лужкова.

Тем не менее, авторы сборника убеждены, что ксенофобия не является государственной политикой России. Чиновники всех уровней в своём подавляющем большинстве не допускают высказываний, противоречащих позиции президента.

Всё же региональные власти позволяют себе некоторые "вольности" - сказывается, видимо, и сам факт удалённости от столицы, и сложившиеся в отдельных областях условия, подогревающие этническую и религиозную рознь.

Отметим заявления руководителей администрации на юге России. В конце 2001г. заместитель губернатора Ростовской области, атаман Всевеликого войска Донского В. Водолацкий обратился к президенту РФ с серьёзным предложением: придать Ростовской области статус территории с особым режимом проживания и регистрации ( одно из требований - ограничит в правах "мигрантов и вынужденных переселенцев, откуда бы они ни прибыли в область - как из других районов России, так и из-за рубежа"). Казаки предлагали ввести регулярную регистрацию чужаков, ограничить срок их пребывания в регионе, проводить тестирования на знание законов и языка, отказать в предоставлении права на проживание вблизи стратегических объектов, к которым отнесены: АЭС, водохранилища, плотины, воинские части, аэропорты, госграница. Говоря строго, местные власти делают попытку узаконить этнический экстремизм, который активно практикуется на территории Ростовской области, Краснодарского края. В. Путин, разумеется, не внял этим откровенно ксенофобским требованиям.

Правоохранительные органы тоже стали предметом исследования. "Действия, направленные на возбуждение межнациональной вражды", согласно российскому законодательству, квалифицируются как уголовные преступления, а, следовательно, должны быть прямо отнесены к ведомству МВД и прокуратуры. Однако, как показывают материалы доклада, сегодня правоохранительные органы крайне неудовлетворительно справляются со своими обязанностями. Более того, многие сотрудники часто проявляют в своей работе элементы этнической предубежденности и ксенофобии, что отчасти признаётся и руководителями силовых структур.

Вот один из показательных случаев. 8 июня 2001г. в Москве четыре незнакомца, оказавшиеся впоследствии сотрудниками Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ГУВД, попытались схватить чернокожего жителя Ж. Блема. Не представившись и никак не обозначив свою принадлежность к правоохранительным органам, они действовали как обычные бандиты. Жорж Блема вырвался от них, открыл дверь и попытался заскочить к себе домой. Нападающие ворвались в прихожую и дважды выстрелили в активно сопротивляющегося хозяина. Всё это сопровождалось криками: "Убить негра!", затем оперативники стали избивать сына Блема и не заметили, как раненый спустился с балкона вниз. Впоследствии, участковый от лица работников Управления принёс извинения семье. По факту сопротивления, оказанного Ж. Блема, нападавшим было возбуждено уголовное дело. Между тем, не представившиеся сотрудники Управления не имели права врываться в квартиру Блема, так как он не совершил на тот момент никакого преступления. Естественно, расистские мотивы действий сотрудников правоохранительных органов не послужили причиной расследования.

Национализм и этнические предубеждения, по мнению авторов доклада, связаны с низким общекультурным уровнем большинства сотрудников МВД, от рядового состава до старших офицеров: "Низкий социальный статус сотрудников правоохранительных органов, низкие зарплаты и высокая коррупция, хроническая нехватка личного состава и постоянный отток наиболее успешных в профессиональном плане сотрудников в коммерческие структуры - всё это указывает лишь на возможность ухудшения ситуации и дальнейшую криминализацию правоохранительной сферы".

В общественно-политической жизни России ксенофобия стала обыденным явлением: национализм, этническая и религиозная нетерпимость находят благодатную почву в средствах массовой информации, в деятельности национал-радикальных партий, в подготовке и ходе избирательных кампаний.

В сфере деятельности российских СМИ факты ксенофобии настолько многочисленны, что позволили авторам сборника провести специальное исследование по выявлению так называемого Языка Вражды. Мониторинг позволяет с ответственностью говорить о том, что в целом ксенофобские, в том числе, и антисемитские настроения характерны для современных отечественных СМИ, что отражает (а возможно, и провоцирует) общие настроения. Основными объектами Языка Вражды в националистических изданиях традиционно являются выходцы с Кавказа, американцы и евреи. Антисемитскими настроениями проникнуты такие газеты, как "Наше Отечество" (СПб.), "Русские ведомости", "Славянин"(Вологда), "Алекс-информ" (Самара), "Колокол" (Волгоград). Эта пресса активно эксплуатирует идею всемирного еврейского заговора, утверждает, что власть России принадлежит евреям, которые безжалостно грабят страну и уничтожают русский народ. Масла в огонь подливает целый ряд православно-патриотических изданий, формирующих негативный образ еврейства с помощью доводов религиозного характера.

Кавказофобия - общая тема всех без исключения националистических изданий. Лидеры здесь "Наше обозрение" (СПб.), "Я - русский", "Русский Восток" (Иркутск).

Антеамериканизм характерен для радикальных СМИ в той же мере. Негативный образ США и американцев - постоянный мотив для таких газет как "Завтра", "Дуэль", "Лимонка".

Объекты Языка Вражды обвиняются в криминальности, злокозненности по отношению к русским, моральной и культурной неполноценности. Иногда националистические издания доходят до открытых призывов к насильственным действиям по отношению к указанным группам.

Установка на национализм характерна и для ряда общественно-политических организаций, партий. Большое внимание в докладе уделено национал-радикальным "Русскому национальному единству" (РНЕ) и "Национал-болынивистской партии" (НБП). Надо сказать, национал-радикальные партии и движения являются неотъемлемой частью политической системы современной России. Долгое время эти организации беспрепятственно принимали участие в выборах, пропагандируя свои подчас откровенно экстремистские взгляды, не скрывая своей главной задачи - всеобъемлющего преобразования общества, изменения конституционного строя Российской Федерации. Реакция властей, хотя и со значительным опозданием, началась с 1998 г. Но и сейчас противодействие национал-экстремистам со стороны государства носит в основном ситуативный характер.

О противоправности действий национал-радикалов, думается, не нужно много говорить. Члены РНЕ, агрессивные, склонные к насилию, живут в ожидании гражданской войны. Внутри партии поддерживается строгая иерархия, система взаимоподчинения. Военная форма и прочая атрибутика откровенно свидетельствует о наличии незаконного военизированного формирования. Случаи избиения баркашовцами политический оппонентов, представителей национальных и религиозных меньшинств довольно многочисленны. Однако нередко преступления, совершаемые нацистами, не имели никакого "идеологического" подтекста. Как замечают авторы доклада, "соратники" РНЕ слишком вживались в подсказываемый советским кинематографом полудемонический образ "фашистов" и становились безжалостными убийцами, наёмными киллерами, грабителями, рэкетирами и садистами". Те же характерные особенности противоправной деятельности свойственны практически всем российским правым радикалам (среди них члены Русской партии, НРПР, РНС ).

Деятельность национал-большевиков носит несколько иной характер. Руководство НБП пришло к выводу, что серьёзно всколыхнуть национальные чувства населения можно, только разыграв "русскую карту" на постсоветском пространстве. Здесь интересен проект "Второй России", который предусматривает активные действия, направленные против некоторых стран бывшего Союза - Казахстана, Украины и Латвии. Эти акции могли иметь самый разный характер, вплоть до установления контроля над частью территории. Образование "второй России" мыслилось лимоновцами только как первый этап национальной революции в самой стране. Характерно, что Лимонов с соратниками был арестован на территории Республики Алтай, недалеко от границы с Казахстаном.

Национал-радикалы действовали долгое время совершенно свободно. Призывы к изменению конституционного строя, постоянные нарушения российского законодательства до конца 1990-х гг. практически не встречали противодействия со стороны властей или правоохранительных органов.

Создавалось впечатление, что существующее законодательство не в силах пресечь экстремистскую деятельность и пропаганду. Но события 1998-2002 гг. показали, что нынешней правовой базы вполне достаточно, чтобы как минимум отсечь радикалов от участия в выборах (движение "Спас", возглавляемое А. Баркашовым, было исключено из избирательного бюллетеня на заседании ЦИК 25 ноября 1999 г.) и преследовать наиболее активных нацистов (арест Э. Лимонова). Выводы неутешительны. Власть борется с проявлениями экстремизма, используя формальные поводы, когда того требует политическая конъюнктура. К сожалению, закон работает в полной мере только тогда, когда это нужно представителям властных структур, и применяется только к тем, кто чем-то этим структурам не угодил.

Как уже говорилось, проблема религиозной ксенофобии стоит в России не менее остро, чем проблема ксенофобии этнической. ( Отметим здесь, что исследователи выделяют несколько типов ксенофобии: к упомянутым сейчас следует добавить ещё и так называемое антизападничество, под которым понимается целый комплекс настроений от простого недоверия и подозрительности в адрес развитых демократических стран до разнообразных построений, связанных с теорией заговора против России и всего мира).

С конца 1980-х гг. Россия в полной мере ощутила все тяготы, всегда сопутствующие религиозному плюрализму: появление социально опасных религиозных групп (например, сатанистов), необходимость выработки своей позиции по отношению к наиболее радикальным практикам внутри некоторых религиозных течений. Отсутствие у большинства населения даже минимальных знаний в религиозной сфере привело к демонизации целого ряда религиозных направлений и общей ксенофобии по отношению к так называемым "нетрадиционным религиям" (в число "традиционных" с некоторой долей условности относят "устоявшиеся" на территории страны православие, ислам, буддизм, иудаизм).

Объектом дискриминации и ксенофобии становятся новые религиозные движения (НРД) - в первую очередь саентологи, муниты, кришнаиты, иеговисты и т.д. НРД обвиняют в вымогательстве денег, в психологическом подчинении адептов ("зомбирование"), в практике "ухода из общества". Подобные факты, действительно, имеют место, но следует ли обвинять в этом именно НРД? Здесь мы сталкиваемся с нетерпимостью к необычному социальному поведению людей в связи с их религиозной верой, убеждениями.

В борьбе с иностранной "религиозной экспансией" православие стало рассматриваться как непременная компонента российской государственности. Особый статус Русской православной церкви был фактически закреплён в 1997 г. принятием закона "О свободе совести", в преамбуле которого новые религиозные объединения, существующие в России менее пятнадцати лет, были существенно ограничены в правах, а приоритеты передавались РПЦ.

РПЦ приобрела существенное влияние во многих регионах, в связи с чем практикой стала дискриминация представителей религиозных меньшинств: сам факт активности неправославных религиозных групп стал рассматриваться как непосредственная угроза здоровью и безопасности граждан.

Руководство РПЦ претендует на главенство и среди "традиционных" религий. РПЦ считает русский народ "преимущественно многоконфессиональным" и в этническом, и даже в гражданском смысле слова "русский". Следуя этой логике, у "православного народа" должно быть в той или иной степени православное государство. Такую идею озвучил митрополит Мефодий на конференции "Роль православной церкви в создании и развитии Российского государства" ( 10-11 декабря 2001 г. ): "Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Российское государство".

В своём стремлении к фундаментализму, в противостоянии с другими религиозными течениями непоследовательная позиция руководства РПЦ позволяет клирикам пользоваться услугами агрессивно националистических группировок. Так, РНЕ, лишь условно православное, на деле активно сотрудничает во многих регионах с клиром РПЦ. Свидетельств прямого ободрения такого сотрудничества со стороны епископата нет, но известны факты явного, пусть и эпизодического покровительства. 10 января 2001г. на вечере, посвящённом десятилетию национал-радикальной газеты "Русский вестник", было зачитано приветственное письмо патриарха: "В течение десяти лет газете "Русский вестник", вопреки многим трудностям, удавалось с бесстрашием и ревностью отстаивать традиционные ценности нашего народа, защищать его святыни от поругания, давать нравственную оценку происходящему в обществе". Есть основания для беспокойства: сотрудничество РГЩ с правыми радикалами, сочувственное отношение к экстремистам позволяют говорить о росте националистических настроений внутри самой Церкви.

В настоящее время антисемитизм не перестал быть актуальной проблемой для российского общества, отмечается в сборнике. Наиболее распространёнными проявлениями агрессии по отношению к евреям является поругание предметов культа и еврейских кладбищ. Более сотни могил были осквернены в городах Пермь, Арзамас, Великие Луки, Красноярск, Саратов. Как и в прошлые годы, разнообразная антисемитская литература широко продаётся в стране - в книжных магазинах, ларьках, киосках региональных законодательных собраний, в Государственной Думе РФ и в киосках с церковной литературой наравне с православной прессой и книгами религиозного содержания. Одним из ключевых средств распространения антисемитской пропаганды становится Интернет. Государство, правоохранительные органы не предпринимают практических шагов по поиску и наказанию виновных в уже совершённых расовых преступлениях.

По-своему уникально положение месхетинских турок в Краснодарском крае. Мусульман из Южной Грузии целенаправленно дискриминирует именно государство и именно как определенную этническую группу, а не как абстрактных "мигрантов" или "кавказцев". Турок преследуют открыто, развернута целая идеологическая кампания, суть которой многократно озвучена - любыми средствами добиться выезда "неподходящей" группы из Краснодарского края. В непосредственные союзники власть взяла себе военизированные группировки националистического толка, известные в основном как казачество.

"Краснодар - лакмусовая бумажка, наглядный тест, показывающий цену разглагольствованиям о верховенстве закона и о "развитии толерантности" - вывод авторов доклада. Проблема ксенофобии по отношении к цыганам стоит очень остро. Существующая в обществе атмосфера недоверия к представителям этой нации определяет действия государственных органов. Цыгане, причисленные к мифической расе "черных", становятся действиями дискриминации, агрессии как со стороны экстремистов, так и со стороны ксенофобски настроенных представителей правоохранительных структур. Все же положение цыган в России можно в целом признать более благополучным, чем в странах центральной и Восточной Европы, где государственная политика в отношении цыганского меньшинства нередко носит дискриминационный характер. Чеченцы на сегодняшний день - самая уязвимая этническая группа. Их преследования в России стали классическим примером, характеризующим нашу страну, когда речь заходит об этнической нетерпимости. Проявление ксенофобии по отношению к гражданам чеченской национальности повсеместны и однотипны во всех регионах. Неприязнь к "лицам кавказской национальности", антикавказские предубеждения начали сознаваться обществом, по-видимому, только в конце 1970 - начале 1980-х гг. В конце 1994 г. началась российско-чеченская война. Антивоенные настроения и сочувствие к страдающим жителям Чечни через несколько месяцев после начала боевых действий сменились античеченскими настроениями. Война стала источником дополнительной ненависти населения к чеченцам, живущим в России. Чеченские беженцы повсеместно рассматривались как нежелательные элементы, они с немалым трудом, используя взятки, получали регистрацию в городах страны. Сегодня преследования чеченцев со стороны властей находят на бытовом уровне поддержку среди большинства российского населения.

Освещенные в нашей обзорной статье проблемы заставляют всерьез усомниться в твердости демократических основ Российской Федерации. Затронутые вскользь темы, подробным образом разработанные в материалах доклада Московской Хельсинкской Группы, позволяют говорить об угрозе взрыва национализма и ксенофобии (если мы уже не являемся его свидетелями). В этой связи закономерен вопрос: достаточно ли юридических средств в арсенале государственных органов, правоохранительных структур, чтобы пресечь противоправные действия экстремистов?

Принятый недавно закон "О противодействии экстремистской деятельности", по мнению авторов сборника, "сугубо негативный как в отношении проблемы крайних проявлений национализма, так и в обстановки в стране в целом". С помощью нового закона, как угодно широко трактующего понятие "экстремизм", можно при желании ликвидировать или хотя бы приостановить любое общественно-политическое СМИ и организацию, так или иначе причастные к национальной, религиозной и даже просто идеологической проблематике. Федеральные и местные правоохранительные органы получили теперь универсальный механизм давления на неугодные структуры.

В таких непростых условиях правозащитникам, журналистам, всем тем, кто стремится к сохранению демократических основ российской государственности, приходится отстаивать вою точку зрения на происходящие в стране события, активно реагировать на вопиющие нарушения законодательства РФ.

Появление сборника "Национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России" - важный своевременный шаг в борьбе за стабилизацию ситуации. Есть надежда, что материалы доклада заставят многих изменить свои взгляды на проблему роста национализм и ксенофобии в стране, а иных - всерьез обратить внимание на указанные явления.

Материал подготовлен при содействии Московского бюро по правам человека
(Объединение комитетов в защиту евреев в бывшем СССР)
103045 Москва, ая 18
Тел. 2073913, факс 2076069,
e-mail mucsj@rambler.ru

  • 16-10-2002, 11:16
  • Просмотров: 525
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список