Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Сотворение будущего

Если дан один день, его тоже надо прожить.
Фридл Дикер-Брайндас

Существование само по себе уже цель.
Баал Шем Тов

Летом 1945 года в одной из чешских школ начались вступительные экзамены. В коридорах взволнованные мамы пытались наспех втолковать своим чадам азы грамматики и арифметики перед встречей со строгими учителями. Маленькая Ева очень удивлялась этой суматохе. Они с Франеком вовсе не боятся каких-то там экзаменов!

И в самом деле, изо всей группы самые лучшие результаты - у Евы и Франека. Как уверенно и спокойно они отвечали, как легко и открыто держались! Двое еврейских ребятишек, невесть как уцелевших среди голода и горя, чудом избежавших печей Освенцима. Дети из Терезина.

Городок внутри старинной крепости, во время войны превращенный в гетто, был перевалочным пунктом на пути к смерти для чешских, немецких, австрийских и венгерских евреев - блестяще образованных и еще совсем недавно богатых европейцев, веривших в идеалы свободы и гуманизма так же искренне и безоглядно, как их родители верили в Б-га...

Терезин... Там звучал джаз, был свой театр, игрались свадьбы. Нацистам был нужен образцово-показательный еврейский город: война войной, но есть еще и политика. Терезин создали для того, чтобы скрыть от добропорядочного обывателя Аушвиц и Биркенау.

Но учить детей евреям было нельзя.

Для народа Книги запрет на образование равносилен истреблению. К нему-то в конечном итоге все и должно было свестись. Жизнь в гетто пропитана ощущением безысходности. Германия победит. Никакой свободы больше не будет. Пытаться что-то создавать в таких условиях могут лишь упрямые идеалисты. Впрочем, идеализм - всего лишь умение видеть целое. Творчество поддерживает эту способность, а талантливых людей в Терезине хватало.

25-летний Гонда Редлих был одним из них. В довоенное время он собирался уехать в Палестину, создавал сионистские кружки. В Терезине возглавил Отдел детей и молодежи. Днем учил детей ивриту, вводил в обиход еврейские праздники, тщательно отбирал воспитателей и вожатых-мадрихим для детских домов, сочинял пьесу для терезинского театра. Главное - воспитать ребят так, чтобы они смогли потом вернуться к нормальной жизни, где есть четкие границы меж добром и злом, страшным и повседневным, где нельзя воровать и не надо прятаться. А по ночам Гонда составлял списки на транспорт. В его обязанности входило отправлять своих питомцев в Польшу. "Оказывается, человек способен привыкнуть ко многому - не спать, не отдыхать. Работать. И эта работа вытянет из него все жилы, разрушит его самого и принесет гибель другим" - пишет Гонда в своем дневнике.

Жизнь в Терезине похожа на невероятный спектакль, в котором фарс сочетался с античной трагедией. Гонда помечал сюжеты для будущей пьесы: "...Актриса К.Р. танцует перед немцами, чтобы спасти свою мать... Женщина добровольно отправилась на транспорт, думая, что ее сын там, но утром на станции обнаружила, что его там нет: Католики и протестанты молятся под одной крышей: Веселое представление "Красотка гетто"; синагога - в том же помещении, где репетируют кабаре: танцоры, актеры, сцена..."

Пока Гонда собирал материал, трагедия писалась сама. Ему была уготована роль главного героя - человека, который против своей воли был выбран для выполнения чужой задачи.

"Что с нами происходит? Кто виноват и кто невиновен? Кто чист и кто не чист? Чему нас может научить эта расколотая, деформированная реальность? Почему люди ненавидят друг друга? Что я - глыба льда или горячее сердце?" - кого он спрашивал? Себя? Б-га? За пятьдесят с лишним лет человечество так и не обрело ни одного ответа.

Редлих с женой и полугодовалым ребенком был депортирован в Освенцим последним транспортом. "Нам разрешили взять коляску. Наверно, нечего бояться..." Они погибли. Уцелевший дневник стал одним из обвинительных документов Нюренбергского процесса.

Знали ли они, зачем и куда уходят транспорты? Чем образованней человек, тем труднее ему поверить, что его могут убить просто так, без малейшей вины; невозможно представить смерть как производственный конвейер...

Да и важно ли это? Детский доктор Шаффа ночи напролет носил на руках маленьких туберкулезников, чтобы не застаивалась мокрота в легких. Знай он, что все эти дети обратятся в пепел, разве бросил бы их лечить? Разве Ирма Лаушерова и Руди Оренштайн, обучавшие семилеток по специально созданному букварю, отказались бы от работы? Опыт Терезина не поддается простому анализу, как параграф в учебнике. Бесполезно спрашивать, почему и зачем. Одно несомненно: в умных и любящих руках дети способны к свободному, творческому росту. Многим ли известно, что современная школа самоуправления, где в центре стоит личность ребенка, а программу создают сами учителя, сформировалась среди голода, холода и безнадежности терезинского гетто?

Вальтер Айзингер, замечательный педагог, до того увлекательно пересказал своим воспитанникам "Республику ШКИД", что они захотели сами устроить нечто подобное. Так началась история детского дома мальчиков Л-417.

Терезинские дети видели мертвых и сумасшедших, упадок и относительность нравов, всю бренность человеческих отношений. Вырванные из семей, они спали на полу, в общих квартирах, под хрип стариков и прерывистое дыхание любовников. Им трудно было беззаботно, по-детски смеяться - мешала гнетущая атмосфера гетто. Но жизнелюбие их не покинуло, и спонтанное восклицание 13-летнего еврейского мальчика: ДА ЗДРАВСТВУЮ Я! - это слепок эмоций детей Терезина, их юности, их порыва: ДА ЗДРАВСТВУЕМ МЫ, ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЖИЗНЬ!

Что делали шкидовцы? Учились - не по книжкам, а в живом общении с преподавателями: привычная система была запрещена, и учителя, рискуя, сами создавали программу и пособия, а за дверью "класса" непременно прогуливался кто-то из ребят, чтобы вовремя подать сигнал при виде немецкого мундира. Дружили и работали - обитатели Терезина с тринадцати лет считались "трудообязанными". Ухаживали за стариками, приносили им еду, чинили и стирали одежду, читали вслух. Посещали кружки латыни и английского, слушали лекции по химии, истории, поэзии, экономике - их читали выдающиеся люди, попасть к которым еще недавно было честью для любого студента. Издавали журнал "Ведем", устраивали викторины, ханукальный бал. Взрослые писали для них сказки, из которых дети узнавали о вещах, уже позабытых, - что такое лес, кошка, рыба, каникулы, елка...

"Младших нужно было только занять. Но это "занятие" вместо запрещенного обучения было не чем иным, как работой в одноклассной сельской школе, где по очереди занимались чтением, письмом, рисованием и где самая глубокая тишина царила тогда, когда учителя рассказывали об истории страны. Наивысшая точка - легенда о бланикских рыцарях. Когда страна будет в самой большой беде, гора Бланик откроется, и рыцари выйдут оттуда, чтобы спасти ее..." (из воспоминаний воспитательницы Ирмы Лаушеровой).

Не открылась гора. Небеса не разверзлись. Урок оборвался осенью 44-го, на полуслове, без звонка.

...На тесном чердаке Фридл Дикер-Брайндас занималась с детьми рисованием, композицией, дизайном. В ход шло все: обрывки бумаги и тряпок, старые газеты. Из мусора родились актеры для кукольного театра: принцесса, врач, учительница, трубочист. Сначала на рисунке - дом с наглухо закрытыми дверями, слепые стены. Постепенно появляются окошки, крыльцо и труба на крыше, вокруг дома вырастают деревья, и вот, наконец, на дорожке показывается мальчик или девочка. Так оттаивает душа, избавляясь от накопленного ужаса. Ученики Фридл рисовали все, включая похоронные процессии, желтые звезды, виселицу - то, о чем невозможно говорить, нельзя понять, но можно выплеснуть в рисунке и тем самым защититься и спастись.

В Терезине были и сионисты, и сторонники ассимиляции, считавшие своей родиной Чехию, которую любили. Их взгляды, такие несхожие, то и дело сталкивались - и тогда искрило: возникали споры, ссоры - все, как в настоящей жизни. Сионистам, пожалуй, было легче - надежда оказалась на их стороне, и молодые, не слишком дорожившие либеральными принципами (рухнувшими в одночасье, когда поезд прибыл в Аушвиц), жадно впитывали все, что связано с еврейством.

"Лекции лучших специалистов по еврейским языкам, философии, литературе и истории привлекали сотни слушателей. По традиции, "Ваад" организовал общество "Яд томехет" ("Рука поддержки"), помогавшее пожилым и больным. Одиноким разносились подарки на праздники и дни рождения. Открылся ивритский детский сад. В нем работали молодые воспитатели, специально подготовленные по психологии, графологии, пению, ивриту, английскому и математике. Хаверим, еврейские активисты, устроили грандиозный Бяликнешеф, Празднество Бялика" (из воспоминаний Лизы Гидрон-Вурцль, вдовы терезинского учителя Жаки Вурцля).

Какая характерная зарисовка из общинной жизни! Она кажется такой обычной - если бы не дата: более полувека назад; если бы не место... Терезин - чистилище на земле, между освенцимским адом и раем, начинавшимся за колючей проволокой, когда-нибудь, после войны.

Из подручных средств, из насущных мыслей и чувств творилось будущее - наше с вами "сегодня". Люди, потерявшие какой бы то ни было гражданский статус, основали в стенах гетто государство, о котором мечтали сорок поколений их предков. У еврейских детей, лишенных права на образование, оказались лучшие в Протекторате учителя. И ныне педагогика Януша Корчака, искусствотерапия Фридл и логотерапия Франкла восстали, подобно фениксу, из пепла Всесожжения, чтобы вновь находить, спасать, исцелять раненые души.

  • 28-10-2002, 14:22
  • Просмотров: 610
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список