Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Реабилитировать сталинизм?

Геннадий Костырченко, известный историк-популяризатор, опубликовал в московском журнале "Лехаим" (сентябрь 2002) большую статью, посвященную теме возможной депортации сталинским режимом советских евреев в отдаленные районы Сибири и Дальнего Востока. Цель статьи, как ее понимает автор, - "прощание с мифом сталинской эпохи". Г.Костырченко вообще ратует за устранение "мифов и легенд" из современной исторической науки и, в частности, высказывает сомнение относительно "легенды... подготовки Сталиным незадолго до смерти тотального выселения евреев в Сибирь". Насколько нам теперь известно, депортация намечалась на март 1953 года после неосуществленного (из-за смерти Сталина) судебного прцесса по делу "кремлевских врачей - убийц в белых халатах".

События последних лет сталинского режима хорошо изучены Г.Костырченко: он автор двух объемных и с интересом читаемых книг: "В плену у "красного фараона". Политические преследования евреев в СССР в последнее сталинское десятилетие" и "Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм". Тем более вызывает недоумение позиция автора, начисто отрицающего планирование Сталиным депортации евреев. Эту свою позицию Г.Костырченко обосновывает тем, что "никто не смог представить... ни одного бесспорного и заслуживающего доверия доказательства..." существования такого плана.

Автор статьи ссылается на многочисленные "слухи о депортации", возникшие в конце 1952 года и особенно в начале 1953 года после публикации в печати сообщения ТАСС от 13 января об аресте "врачей-вредителей" и подготовке суда над ними. Г.Костырченко согласен с тем, что "слухи о депортации возникли не на пустом месте... а были спровоцированы массовыми арестами культурной и общественной элиты еврейства... и послевоенными пропагандистскими кампаниями, имевшими явно антисемитский подтекст... и бытовой юдофобией, которая закамуфлированно подогревалась... средствами массовой информации". Он согласен и с тем, что "подобная угроза, безусловно, существовала... ибо власти... постоянно практиковали бессудное и массовое выселение людей (сначала по классовым, а потом и по национальным мотивам)". Однако далее автор пытается доказать, что реализоваться угроза выселения в тех условиях не могла, мотивируя это рядом несостоятельных, с нашей точки зрения, аргументов. Например, Г. Костырченко считает, что "депортацию евреев... нельзя было провести ни молниеносно, ни тем более тайно". Мы, однако, прекрасно знаем, что советская власть в разное время неоднократно проводила в короткие сроки тайные депортации целых народов (чеченцы, ингуши, балкарцы, греки, крымские татары, корейцы, немцы) и социальных слоев ("кулаки", духовенство, дворянство, состоятельные (в прошлом) слои, семьи "врагов народа" и просто "социально опасные элементы"), нимало не заботясь о том, какое впечатление на народные массы произведут эти незаконные действия. К тому же все эти акции осуществлялись с соблюдением строгих мер секретности, и "железный занавес" не позволял правдивой информации о преступных действиях советских властей просочиться в западную прессу.

Точно так же не выдерживает критики утверждение автора статьи, "что изъятие такого количества людей (депортируемых евреев. - Д.Т.) из нормальной общественной среды... возможно было после всесторонней продолжительной подготовки". Репрессии сталинского режима против целых народов, против крестьянства, технической интеллигенции и даже командного состава Красной армии проводились быстро, без какой-либо предварительной оценки катастрофических последствий этих преступных действий. Главное для сталинской банды было расправиться с "врагами" (как выяснялось впоследствии, почти всегда мнимыми). Следующий "антидепортационный аргумент", приводимый Г.Костырченко, - "что не было обнаружено... официальной директивы... либо другого документа, где бы подтверждалась ее (депортации. - Д.Т. ) подготовка". Но, во-первых, сам автор признает, что "отсутствие документов о каком-либо событии... не всегда означает, что такового не было вообще". Тоталитарные режимы, как правило, старались не оставлять документов о своей преступной деятельности, что особенно характерно для сталинизма и нацизма, а если порочащие их документы все же имелись, то при малейшем политическом осложнении их немедленно уничтожали. Кроме того, многие современники сталинского режима помнят строжайший порядок сохранения секретности, помнят о "письменном" (когда после прочтения и росписи об ознакомлении документ уничтожался), "словесном" и "телефонном" праве, широко распространенном от верхов до непосредственных исполнителей. Все это сопровождалось обязательной подпиской "о неразглашении", причем нарушение грозило самыми серьезными последствиями.

Г.Костырченко считает, что после того как в начале апреля 1953 г. арестованные врачи были освобождены и реабилитированы, миф о депортации должен был развеяться и исчезнуть "вместе с другими страхами и химерами эпохи сталинизма", чего на самом деле не произошло, и сетует, что "миф" продолжает жить. Жизнестойкости "мифов сталинской эпохи" способствовало то, что после возвращения реабилитированных до общественности стали доходить факты, касающиеся методов допросов в ГБ, невыносимых условий содержания заключенных в тюрьмах и лагерях, а также данные о действительном количестве заключенных и масштабах сталинских репрессий. Все эти сведения впоследствии были подтверждены в "закрытом" докладе Н.С.Хрущева на ХХ съезде партии, который зачитывали на собраниях в большинстве организаций и предприятий СССР.

Реальные масштабы большевистских преступлений за 70 лет советской власти стали (все еще далеко не полностью) достоянием гласности только в период "перестройки", начатой М.С.Горбачевым, многие архивы недоступны и по сей день и, как слышно, закрываются для исследователей уже и те, что были открыты.

Правда, существуют и другие пути выяснения исторической истины, если отсутствуют документы и нет доступа к архивным материалам, - речь идет свидетельствах современников и непосредственных участников событий, о мемуарной литературе, о публикациях и устной информации. Автор статьи "Депортация - мистификация" охотно пользуется такими свидетельствами для подтверждения своей версии, ссылаясь авторитеты таких одиозных лиц, как Л.М.Каганович, Шепилов, Михайлов и др., однако начисто отвергает такого же рода свидетельства, если они противоречат его точке зрения.

Он называет "мистификаторами" целый ряд свидетелей последних месяцев сталинского режима: Н.С.Хрущева, заявившего в 1956 г., что было "решительное выступление В.М.Молотова и А.И.Микояна против плана депортации евреев, в чем... их поддержал К.Е.Ворошилов", И.Г.Эренбурга, рассказавшего французскому философу и писателю Ж.П.Сартру о дебатах на заседании Президиума ЦК КПСС 1 марта 1953 г. по вопросу о депортации евреев в Сибирь (эту версию впоследствии подтвердил П.К.Пономаренко - бывший первый секретарь ЦК КП Белоруссии).

Не верит Г.Костырченко и А.Н.Яковлеву, председателю комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, подтверждающему, что Сталин планировал депортацию. О подготовке депортации писали известный правозащитник Р.А.Медведев, автор "Архипелага ГУЛАГ" А.И.Солженицын, историк-публицист А.В.Антонов-Овсеенко и академик А.Д.Сахаров, но и их Г.Костырченко также причисляет к "мифотворцам". Он, судя по всему, всерьез считает, что "миф о депортации... стал играть роль идеологического жупела" из-за его "политической ангажированности", то есть он должен был способствовать массовой эмиграции евреев из СССР. Мы же полагаем, что основными причинами эмиграции был страх перед непредсказуемым будущим, бытовым антисемитизмом, действиями высыпавших, как грибы после дождя, антисемитских организаций, широкое распространение антисемитской литературы, экономические трудности и пробудившееся еврейское и сионистское самосознание, а отнюдь не запланированная Сталиным в начале 50-х гг. депортация.

Автор статьи пространно рассуждает об "историко-фантастической" книге прозаика В.П.Ерашова, выпущенной в 1990 г., где приведено "Обращение к евреям - гражданам Советского Союза", подписанное видными представителями еврейской интеллигенции, о влиянии этого художественного произведения на мемуарные произведения (писатель В.А.Каверин), публицистические статьи (журналист З.С.Шейнис) и высказывания (сотрудник ЦК КПСС Н.Н.Поляков), подробно описывающие события февраля-марта 1953 г., и механизм и детали (например, подготовка железнодорожных составов и уже построенные в Сибири бараки) подготовки депортации. Несомненно, в данном случае первичны реальные события, описанные В.А.Кавериным, З.С.Шейнисом и Н.Н.Поляковым, а не художественное произведение В.П.Ерашова.

Статья Г.Костырченко изобилует оскорбительными выпадами против оппонентов и свидетелей, не поддерживающих его точку зрения, но особое неприятие вызывает у него публицистическая деятельность профессора, доктора исторических наук Якова Яковлевича Этингера, известного не только в России, но и в большинстве стран свободного мира. Я.Этингер сам прошел через жернова сталинских тюрем и лагерей, он пользуется репутацией вдумчивого и добросовестного исследователя, и Г.Костырченко сквозь зубы признаёт, что Я.Этингер "соединил в одном лице драматический личный опыт и профессиональные знания". Именно Я.Этингер впервые ввел в научный оборот рассказанные лично ему бывшим Председателем Совета Министров СССР Н.А.Булганиным подробности о запланированных Сталиным публичных казнях "врачей-вредителей" и предстоявшей депортации евреев.

Тем не менее Г.Костырченко обвиняет Этингера в отсутствии "строго научного осмысления (сталинщины. - Д.Т.)... как исторического явления" и подвергает сомнению обнаруженный Этингером уникальный исторический документ, озаглавленный "Ко всем евреям Советского Союза", призывающий к депортации евреев в отдаленные районы страны. Необходимо отметить, что вполне естественные для научной дискуссии сомнения Г.Костырченко высказывает в непозволительной императивной форме. Между тем Я.Этингер - маститый ученый, почетный член семи зарубежных академий, опубликовавший более десяти книг по новейшей истории. В одной из рецензий на изданную в 2001 г. итоговую монографию Я.Этингера "Это невозможно забыть...", сказано: "Особую ценность для читателя представляет огромное количество ранее не известного фактического материала, приводимого автором, проливающего свет на "белые пятна" советской истории". И далее: "...книга написана бескомпромиссно и смело, автор оказался на высоте и сказал о своем отношении к сталинизму и нацизму "в полный голос", поместив эти преступные системы в один ряд на скамье подсудимых..."

Г.Костырченко ссылается в своей статье на многочисленные публикации, в основном зарубежных ученых, но ни в одной из них нет подтверждения его версии о том, что плана депортации евреев не было. Одновременно отмечается недоступность Архива президента РФ, "где... хранятся самые "неудобные" сведения", которые могли бы прояснить истину. Из статьи следует, что ее автору пришлось выдержать острую полемику на международной конференции в университете г. Айхштетта (Германия), возникшую между ним и докторм исторических наук, профессором В.П.Наумовым, заместителем председателя Президентской комиссии по реабилитации, который отстаивал достоверность наличия сталинского плана депортации, обосновывая ее показаниями бывшего заместителя министра ГБ Рюмина, который "в 1952 г. по согласованию со Сталиным представил предложение о депортации евреев".

Статья Г.А.Костырченко, игнорирующая многочисленные свидетельства о наличии планов и депортации и саму логику событий того времени, не может не вызывать недоумение и протест. Создается впечатление, что она носит заказной политический характер, а собственно заказчиками являются те идеологические организации современной России, которые хотят вытравить из памяти народа преступления коммунистического режима и воссоздать в стране неосталинистский режим, основными принципами которого становятся: примат имперской государственности, принцип вождизма, активное вмешательство государства в экономику (препятствия, чинимые образованию "третьего класса", частного капитала и землевладения), сращивание партийного аппарата с государственным (партия "Единство"), неограниченные полномочия силовых структур (армия, МВД, прокуратура), тенденции к восстановлению государственной монополии на СМИ, к госконтролю над образованием и, в итоге, сознанием населения, неофициальная (на сегодняшний день) поддержка националистических организаций и националистической агитации... Все это - реалии современной России, дурно пахнущие откровенным фашизмом. К сожалению, в статье серьезного, казалось бы, ученого явственно прослеживается желание реабилитировать сталинизм, его антинародную, антисемитскую и имперскую политику.

Удивляет и то, что столь сомнительная статья Костырченко была напечатана в еврейском национально-религиозном журнале "Лехаим", выходящем в Москве. Почему так произошло, мы не знаем, но очень не хочется верить, что влияние сегодняшних российских властных структур сказывается и на политике редакции журнала.

  • 6-11-2002, 15:08
  • Просмотров: 575
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список