Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Антисемитизм

Версия для печати


 Антисемитские брошюры печатались в типографии департамента полиции


Я ожидаю, что в моем очерке возможны ошибки. Спешу объясниться. Книга, из которой я беру материалы, написана русским автором, Е.П.Семеновым, по-французски. Им же переведена на английский, и издана в Лондоне в 1907 году. Факсимильно перепечатана в США в 1972 году. А теперь я излагаю некоторые факты из книги Семенова по-русски. Итак - несколько переводов, плюс мой "not pеrfect English", плюс устаревший тяжелый стиль оригинала (есть предложения чуть не на страницу) и некоторая фрагментарность изложения. Дополнительная трудность. Мы хорошо знаем "действующих лиц" нашей эпохи, учреждения, их субординацию. А что мы знаем о России начала века с ее департаментами, кабинетами, исправниками, градоначальниками, волостями? Ни словарь, ни энциклопедия не помогли. Но важность темы думаю, делает мою попытку извинительной.

Название книги: "Russian government and mаssacres". Мой перевод: "Царское правительство и еврейские погромы".

Обвинение царского режима в организации еврейских погромов стало общим местом. Для многих это представляется до крайности очевидным. Поскольку были ограничения, кровавые наветы, антисемитские публикации - отсюда делают вывод, что царизм был заинтересован в погромах, что в них участвовали полиция и армия. В чем конкретно проявлялась роль властей и каких властей, я не знал до знакомства с книгой Семенова. Замечу, что полиция и армия, как правило, боролись с погромами с опозданием. Без сочувствия к жертвам, но получив приказ ("верные присяге" - из доклада царю), действовали жестко, стреляли в погромщиков, среди которых были убитые и раненые. Случались потери и у нападающих. Как ни странно, наиболее требовательным в этом отношении был закоренелый антисемит Александр III. Он не раз давал разнос полицейским чинам за вялые действия.

Тем не менее в высших кругах империи были фигуры, на которых лежит большая ответственность за погромы. Эти люди не били стекла в домах евреев, не пускали пух из перин, не избивали и не убивали беззащитных. Их вина больше - подстрекательство к погромам, создание у обывателя образа еврея - кровопийцы, бунтовщика, христопродавца.

События, о которых рассказал Е.П.Семенов, относятся к первой русской революции. Дать полную и однозначную оценку потрясений тех лет невозможно в короткой статье, но одну их сторону необходимо отметить - царизм стоял на грани краха: война с Японией проиграна, нарастали вооруженные выступления рабочих, волнения в деревне, сепаратистские движения на окраинах, просто бандитизм. Местные полицейские и гражданские власти были в растерянности. Манифест 17 октября внес полный разброд, никто не знал что можно и чего нельзя. Еврейские погромы прокатились по стране, даже в тех городах, где никогда их не было, где евреев считали только десятками или сотнями: Самара, Саратов, Нижний Новгород.

Важно подчеркнуть, что погромы редко бывали только еврейскими. Страдали и другие невинные люди. Часто расправа над революционными выступлениями тоже считалась погромом. В Варшаве среди 600 убитых и раненых участников демонстрации - более 300 евреев.

Но были еврейские погромы и в "чистом виде". Два из них произошли в ноябре 1905 года в маленьких городках Екатеринославской губернии - Александрове и Павлове. Для расследования событий туда был послан чиновник Министерства внутренних дел статский советник Макаров. Я не знал о такой стороне деятельности правительства. А вы?

Он представил доклад своему министру Дурново. До Макарова там побывал другой чиновник - Оболенский, который обвинил в происшедшем гражданские власти. Макаров лучше разобрался в обстановке и доложил, что вина лежит на полиции, т.е. на своем ведомстве. Многие ли отмечены такой объективностью? Макаров нашел в бумагах Екатеринославского департамента полиции два рапорта о имевших место беспорядках. Они были составлены капитаном полиции города Александрова "Бодоговского" (странная фамилия, очевидно, Богородский или Богуславский, и еще - этот человек на другой странице называется майором). К рапортам были приложены брошюры и литографированные, и отпечатанные типографским способом. Они содержали недвусмысленный призыв к "истинно русским и православным людям" расправиться с жидами и их пособниками - социалистами и революционерами. Бодоговский невнятно объяснил происхождение брошюр, но сообщил, что они распространялись в большом количестве в городе и окрестных деревнях, и что он лично этому содействовал.

Статский советник Макаров подчеркнул в своем докладе, что эти брошюры не способствуют установлению порядка, а возбуждают национальную рознь и даже "гражданскую войну". Макаров также ставил в известность министров, что сообщение об этих брошюрах было послано генералу Трепову, товарищу министра (он же комендант двора), для сведения и принятия мер против возможных беспорядков, но из Петербурга не последовало никаких указаний, а Бодоговский получил от Тимофеева, заместителя Трепова, одобрение своим действиям. В результате последовал погром. Макаров назвал еще одного человека, ответственного за происшедшее, - Рачковского. Эта личность хорошо известна. Он - твердый и последовательный антисемит, в прошлом - глава русской агентуры во Франции. Рачковский участвовал в фабрикации "Протоколов сионских мудрецов". Макаров пришел к выводу, что эти должностные лица следует предать суду и даже назвал соответствующую статью Уголовного кодекса.

Доклад Макарова был полностью напечатан 3 мая 1906 года в кадетской газете "Речь". Премьер Витте поручил провести расследование. Выяснилось, что антисемитские брошюры были напечатаны в секретной типографии Петербургского департамента полиции в октябре 1905 года.

Этот позорный факт стал предметом обсуждения в Государственной Думе. С большой речью выступил князь Урусов. Сейчас это имя нам ничего не говорит. Видимо, это был человек из "команды Витте", большой законник, либерал - по сравнению с большинством. Урусов называл главного исполнителя - директора типографии Комиссарова и сообщил самое важное - на корректурном экземпляре стоит резолюция Трепова: "В печать". Не лишне сказать, что среди подстрекательских призывов был и такой: "Смерть Витте!" Действовал ли Трепов с одобрения министра или царя - неизвестно до сих пор. Оставим за ними право на презумпцию невиновности.

Речь Урусова произвела большое впечатление на депутатов Думы. Все помнили кровавые события недавнего прошлого, искали причины, вызвавшие их, хотели найти виновных. Речь прерывалась аплодисментами, слышались одобрительные возгласы. В таком же ключе выступили другие депутаты: М.Винавер (адвокат), В.Набоков (отец писателя), М.Ковалевский (известный ученый). Это были типично парламентские выступления, в меру смелые, в меру осторожные, остроумные (в газетных отчетах не раз писали: "смех в зале"). Смелость доходила до требования смены министров и отставки правительства, но останавливалась у подножия трона. Такова же была резолюция Думы. К сожалению, Семенов не указывает, сколькими голосами она была принята.

Наиболее резкие обвинения прозвучали в адрес Трепова, Дурново, Рачковского, губернаторов, в чьих губерниях происходили погромы (в том числе - Столыпина), назывались случаи казнокрадства, подкупа и т.п. Все эти разоблачения и требования в целом не имели никаких следствий. Были, конечно, и взыскания, и служебные перемещения, но чаще всего - вверх (например, тот же Столыпин).

Царизм постепенно оправлялся от потрясений, правительство наводило порядок, снижалось значение Думы. Влияние на царя сторонников жестких мер преобладало. Николай вообще легко поддавался чужому влиянию и, как правило, с плохой стороны. Если бы он вдруг стал прислушиваться к мудрому Витте, у него не хватило бы решимости следовать его рекомендациям (среди них - постепенно снимать ограничения против евреев). Поэтому понятно, отчего Витте испытывал к Николаю даже не презрение, а жалость - так он не подходил к роли императора - и вспоминал с тоской об его отце, Александре III, у которого было хотя бы одно достоинство - твердая воля.

К Трепову никто не имел хода, известна его близость к Николаю, который был ему многим обязан. Именно Трепов организовал письма (знакомая традиция!) со всех концов империи в поддержку царя против Думы! Письма печатались в официозах. Работа была грубая. Все послания были идентичными, вплоть до выражений, но дело они сделали - Дума была разогнана. Премьером назначили Столыпина, порядка стало больше, но горя не меньше - какими бы розовыми красками патриоты ни описывали эти годы.

В книге Семенова много недостатков. Одни даты приведены по старому стилю, другие - по новому ("Манифест 30 октября!"). Встречаются немыслимые русские фамилии (Чихматозов, Слевтов). Минимален справочный аппарат. Некоторые сообщения до крайности неправдоподобны. Приведу две, разной полярности. Самарский вице-губернатор, проезжая в открытом экипаже мимо бесчинствующих погромщиков, улыбался им и кричал "Ура!" А жители окраины Нежина обратились к священнику с вопросом, следует ли избить единственного еврея, живущего среди них. После увещеваний батюшки - этот еврей был бедный и благочестивый человек - крестьян охватило сочувствие к соседу, они стали приносить ему продукты и т.д. Невозможно также представить, чтобы еврейский погром произошел в Муроме. Скорее всего, это были крестьянские волнения с вмешательством полиции.

Но об одном сообщении на тему "евреи и полиция" нужно напомнить. Оно достоверно, об этом писали газеты и говорилось в выступлениях думских ораторов.

Белосток, большой промышленный город в Виленской губернии (сейчас в Польше), населенный на 70% евреями, был в 1905-06 годах одним из центров революционных выступлений рабочих. В город несколько раз вводились войска, происходили погромы, грабежи, даже убийства стали обычными. Статистика жертв июньского (1906 г.) погрома в какой-то степени отражает национальный состав населения. Из 160 убитых и раненых - 135 евреев. В конце мая жертвой убийц стал белостокский полицмейстер Деркачев. Он был известен как защитник евреев и пользовался их уважением. Виновные найдены не были. Предполагали, что его убили другие полицейские или хулиганы за его борьбу с погромщиками. Представители еврейской общины хотели возложить венок к его могиле, но шеф полиции Шереметьев грубо им отказал, прямо обвинив евреев в убийстве Деркачева, и пригрозил им местью.

Через несколько дней разразился погром.

Не был ли белостокский полицмейстер первым праведником мира в кровавом ХХ веке?

Публикуется с любезного разрешения редакции сетевого журнала "Заметки по еврейской истории". Оригинальный текст находится на сайте http://www.berkovich-zametki.com


| Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.


Наш архив