Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Все еще нужен Гитлер?

В конце 80-х годов в России началось обострение коричневой чумы. Стали издаваться погромныегазеты, брошюры. Они появились не только на "маргинальных развалах", но и в крупных книжных магазинах, не обошедших вниманием столь ходовой товар. Фашистские группировки начали готовить боевиков.

Подобный ход вещей не мог не обеспокоить здравомыслящих граждан. В конце 1995 года в Москве был созван Международный форум "Фашизм в тоталитарном и посттоталитарном обществе", в котором приняли участие ученые, правозащитники, политики и общественные деятели России постсоветского пространства и даже дальнего зарубежья. Феномен современного фашизма подвергся глубокому и вдумчивому анализу, и участники конгресса сочли необходимым ознакомить с материалами форума самые широкие круги российской общественности. Так родилась идея сборника "Нужен ли Гитлер России?", изданного в 1996 году. Впрочем, в процессе подготовки идея претерпела изменения: в сборник вошли не только материалы форума, но и много новых статей на эту тему. Сборник "Нужен ли Гитлер России?" можно без натяжек назвать "Вехами" девяностых. Книга вызвала огромный резонанс не только в демократически настроенных кругах.

Наш собеседник - составитель сборника "Нужен ли Гитлер России?", писатель, публицист, правозащитник, председатель дискуссионного политического клуба "Московская трибуна" Владимир Илюшенко. Писатель Илюшенко "не пустил" красно-коричневую тему в свою художественную прозу, а тем паче оградил от нее свою поэзию. Однако перу публициста Владимира Илюшенко принадлежат немало эссе, очерков и статей о современном русском фашизме. Впрочем, Илюшенко не зацикливается на обличении социальных язв и духовных пороков, находя здоровые силы и благотворные идеи. В 2000 году увидела свет его книга "Отец Александр Мень. Жизнь и смерть во Христе" - это и воспоминания Владимира Илюшенко о пастыре, с которым он был близко знаком, и письма самого отца Александра, опубликованные впервые. Совсем недавно вышла книга стихов Владимира Илюшенко "Медленная музыка".

* * *

- С той поры, как была издана книга "Нужен ли Гитлер России?", прошло шесть лет. За это время Россия неоднократно говорила "нет" фашизму на президентских и парламентских выборах. Можно ли считать вопрос о фашизме в России однозначно закрытым?

- Увы - он не закрыт. И успокаиваться сегодня, мягко говоря, преждевременно. "Госаппарат, правительство и СМИ должны быть полностью очищены от антирусски настроенных; к высшим государственным должностям не должны допускаться нерусские и породненные с нерусскими лица, признать незаконным иудаизм вместе с тоталитарными сектами и масонами; принять программу ненасильственного переселения из России в Израиль евреев, чья деятельность несовместима с государственной пользой России; скрывающиеся от депортации незаконные эмигранты должны быть объявлены вне закона - за их жизнь, здоровье и имущество никто ответственности не несет; трудовая эмиграция кроме лиц русской национальности запрещается. Ввести в законодательство обязательное требование к кандидатам на выборах о декларации национальной принадлежности вплоть до третьего колена; должно быть проведено коренное перераспределение доходов и собственности в пользу русских трудящихся, необходима экспроприация банков, сионистского и масонского капиталов, должна быть осуществлена экспроприация и национализация крупных объектов приватизации, включая эфир. Аборты для русских женщин должны быть запрещены... Права человека не могут играть первостепенную роль по сравнению с правами государства". Это - цитата из "Объединительной платформы" Национально-державной партии России. Даже эти чудовищные декларации, античеловеческие принципы не помешали партии быть благополучно зарегистрированной Министерством юстиции. На мой взгляд, это ведомство проявило просто вопиющий цинизм. И этот случай, с НДПР, - отнюдь не единственный. Такое творится на всех уровнях власти.

- Недавно вышел закон о противодействии экстремизму. Сможет ли он поправить ситуацию?

- В 1995 году вышел указ президента Ельцина "О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти по борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации". Этот указ был вполне разумен, грамотен по своему содержанию, но, тем не менее, действенность его оказалась нулевой. Государство ограничилось лишь изданием этого указа, то есть не более чем жестом. Чуть ли не единственным жестом со времен процесса Смирнова-Осташвили. Которого, кстати, оправдать, амнистировать или осудить условно по какой-либо незначительной статье было просто невозможно. Погром в Центральном доме литераторов был уж очень наглой и одиозной акцией. Кроме того, авторитет демократической интеллигенции в конце восьмидесятых - начале девяностых был весьма высок в нашем обществе.

Но с тех пор все изменилось: практически все процессы над красно-коричневыми экстремистами были, по сути, фарсом. Большинство дел о разжигании межнациональной розни заканчивается условным осуждением или амнистией в честь победы над фашистской Германией, что не просто абсурдно, но и кощунственно. Само наличие статьи о разжигании межнациональной розни как-то странно замалчивается. Большинство скинхедов-погромщиков не привлечены к ответственности, а если и осуждены - то за хулиганство. Несмотря на то, что они не скрывали ни своих убеждений, ни явно политических мотивов своих действий. Государство даже не сочло нужным привлечь к ответственности лидера этих погромщиков, Иванова-Сухаревского: этот человек пропагандировал среди подростков фашистскую идеологию, толкал к погромам. Сам он в этих погромах не участвовал, но свободно излагал свои людоедские взгляды по телевидению. И легко избежал ответственности даже как подстрекатель несовершеннолетних. Я полагаю, что новый закон об экстремизме - такой же "успокоительный" жест, как и упомянутый указ Ельцина.

- Хоть за хулиганство - но осуждены, наказаны. Имеет ли столь решающее значение, как сформулирована их вина?

- Ну, конечно же, имеет! Грань между хулиганством и погромом может показаться неразличимой только для очень "близорукого взгляда". Такое переименование, переиначивание зла небезобидно: оно скрывает правду, замалчивает опасность. Всякий раз, когда черносотенный, националистский погром "превращают" в хулиганство, суд или милиция как бы декларирует: мы осуждаем погромщиков, но не саму идею погрома. Их оправдывают: "они из неблагополучных семей", "вы посмотрите, что на рынках творят кавказцы. У людей просто такой вот ответ на беспредел. Это неадекватно, конечно, но понять мы их можем". Сам национализм наши правоохранительные органы демонстративно не осуждают. И дело отнюдь не в правовой безграмотности судей и милиции, которые "не могут" отличить политический экстремизм от мелкого хулиганства. Это - сознательная позиция, мировоззрение людей, которые возглавляют эти органы.

- Но зачем же государству поддерживать экстремистски настроенных маргиналов, нарушающих установленный порядок?

- Я не исключаю, что многие представители правоохранительных структур тоже стоят на позициях державной, шовинистической идеологии. В том числе и высокопоставленные, наделенные властью. Впрочем, кроме "идейного родства" есть еще одна, более прагматичная причина. Организованные группы маргиналов могут быть использованы при известных обстоятельствах в качестве некой дубины - как это нередко бывало в истории. Так, Гитлер в свое время использовал штурмовые отряды, от которых потом весьма жестко и жестоко избавился. Существующие нацистские организации просто созданы в свое время определенными структурами "на всякий случай", и эти структуры продолжают хранить такой "тоталитарный ресурс" власти. Я отнюдь не утверждаю, что эти организации непременно будут использованы, что завтра скинхеды, например, будут громить уже с санкции государства. Однако подобное поведение правоохранительных органов в делах об экстремизме - очень тревожный симптом. Похоже, что наша так называемая "управляемая демократия" движется в сторону авторитаризма, который может перейти в диктатуру.

- Но почему фашизм в России оказался столь неистребимым?

- Оттого что он удобен, очень удобен: фашизм создает видимость простого решения сложных вопросов. А ведь эти самые "проклятые вопросы", которые привели к нацистскому буму девяностых, до сих пор актуальны. Ни одна из социальных проблем не решена. Потому и социальный заказ на тоталитаризм остался в силе. Владимир Путин не стал российским Пиночетом - вопреки ожиданиям одних и опасениям других. Поэтому уже начинают звучать иные недовольные голоса: Путин недостаточно тверд, должен быть кто-то "потверже".

- Но что же это за "проклятые вопросы", на которые нельзя найти простые решения, хотя очень хочется?

- Они связанны с "дурной наследственностью", или "дурной привычкой" к тоталитарному строю и мировоззрению, которую мы усиленно приобретали на протяжении всего предыдущего столетия. В сборнике "Нужен ли Гитлер России?" есть замечательная статья "Тоталитаризм обаятелен и прост". Ее автор - Михайло Михайлов, югославский диссидент, писатель, философ, сейчас живет в США. Сидел за инакомыслие при Тито, - короче, ознакомился со всеми прелестями тоталитаризма на собственном опыте. Он утверждает, что фашизм вырастает на древе коммунизма, коммунизм легко "скатывается" в фашизм, и это перетекание идеологий - естественно, органично и неизбежно. Уже Сталин проделал такую эволюцию, отказавшись от классовой теории, развязав "дело врачей" и кампанию борьбы с космополитизмом. Сегодняшние красные давно уже отошли от коммунистического догмата интернационализма, приобретая все более густой коричневый оттенок. Это неудивительно - сталкиваясь с неожиданным настоящим и неясным будущим, люди хватаются за что-то привычное. А тоталитарный путь для нас вполне привычен. Кроме тоталитарных привычек мы унаследовали огромные амбиции "сверхдержавности". Поэтому наш народ и мучает тяжелый комплекс неполноценности, синдром униженности: мы больше не главный игрок на мировой арене. С нами, конечно, считаются, ведь мы обладаем ядерным оружием, занимаем немалую территорию, но голос России уже далеко не решающий. Трудно смириться с тем, что оснований для этого у нас больше нет. Чтобы вернуть прежние позиции, необходимы десятилетия тяжкого, методичного, упорного труда, необходима порядочность как во внешних, так и во внутренних делах, стойкость в отношении тоталитарных соблазнов. Однако примитивный реваншизм многим гораздо ближе, чем позиция демократов - разумная, адекватная, но не столь "романтичная".

- Все-таки трудно это представить. Нашей стране германский фашизм причинил столько горя, и после этого на нашем знамени появится свастика? Неужели такое возможно?

- Не обязательно. Я думаю, они легко обойдутся без символа, раздражающего слишком многих, и свастикой пожертвуют. Фашизм - это очень текучая субстанция, он всегда меняет свой облик, но верен своей сущности. Поэтому нацизм в Германии и фашизм в Италии - это не одно и то же, но очень близкое. Каждый раз, сталкиваясь с фашизмом, его не узнают в лицо, именно потому, что он меняет свой облик. Если фашисты дорвутся до власти - со свастикой или без свастики, мы получим диктатуру и воинствующий национализм. Получим культ вождя, который будет апеллировать к низким инстинктам сбитых с толку масс. Получим образ внешнего врага и внутреннего "козла отпущения", для чего понадобится антисемитизм.

- Но почему именно антисемитизм? Почему такие разные народы в столь разные исторические эпохи выбирали на роль врага евреев?

- Роль еврея может сыграть армянин, азербайджанец, чеченец, но, тем не менее, место "козла отпущения" остается приоритетным за евреями. Евреи - идеальная жертва. В течение долгих веков судьба еврейского народа сложилась так, что у них не было своей земли, где они смогли бы укрыться, не было государства, способного защищать своих граждан, их можно было безнаказанно преследовать, загонять в гетто. За эти века антисемитизм превратился в традицию, в субкультуру - со своей мифологией, со своими "культовыми" текстами, разумеется, основанными на фальсификациях. Есть еще одна причина устойчивости антисемитизма. Среди евреев много людей с высшим образованием, достаточно известных персон. Если антипатия к кавказцам основана на страхе, то ненависть к евреям - на зависти. Впрочем, в последние годы в России "врагом номер один" стали все-таки кавказцы - евреи уступили им это "почетное звание".

- Вы исследователь духовного наследия отца Александра Меня! Он страдал от антисемитизма? Его еврейское происхождение как-то повлияло на отношение к нему и его идеям современных иерархов?

- Да, среди них он не свой - не только по крови, но и по духу своему не свой. Догматически, канонически к нему невозможно было придраться. Ему не простили бы и малейшего намека на ересь, давно бы лишили сана. Он - истинный христианин, а все его обличители - антихристиане по сути. Но не стоит за предрассудки, заблуждения иных пастырей - пусть даже иерархов, винить само православие и всю православную церковь. Множество священников, в самых глухих уголках России, в отдаленных, бедных приходах, разделяют взгляды отца Александра, почитают его за святого. Именно на таких людях стоит Церковь.

Материал подготовлен при содействии Московского бюро по правам человека
(Объединение комитетов в защиту евреев в бывшем СССР)
103045 Москва, ая 18
Тел. 2073913, 9239078.
e-mail: mucsj@rambler.ru
При перепечатке ссылка на МБПЧ обязательна

  • 16-12-2002, 16:25
  • Просмотров: 1027
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список