Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Дело об "убийцах в белых халатах"

Иногда хочется забыть все плохое и всем всё простить. В отношениях между людьми это наивысшее проявление доброты и человечности. Но в отношениях народа и власти действуют иные правила, они говорят, что нельзя забывать злодейства, которые принесли страдания многим.

Полвека тому назад, 13 января 1953 года, советские газеты оповестили страну, что органы госбезопасности раскрыли террористическую группу врачей, "ставивших своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза". В перечне "извергов рода человеческого", "убийц в белых халатах" были фамилии профессоров, врачей-терапевтов М.С.Вовси, В.Н.Виноградова, М.Б.Когана, Б.Б.Когана, П.И.Егорова, Я.Г.Этингера; профессора, врача-отоларинголога А.И.Фельдмана; профессора, врача-невропатолога А.М.Гринштейна; врача-терапевта Г.И.Майорова. Всех их обвиняли также в сотрудничестве с американской и английской разведкой, связях с международной еврейской "буржуазно-националистической" организацией "Джойнт", якобы шпионской.

Всего по делу проходило 37 человек - врачей и членов их семей. Только смерть Сталина спасла их от казни или тюрьмы.

О своем видении событий тех дней рассказывают очевидцы.

Яков Яковлевич Этингер, доктор исторических наук, профессор, в 1953-м - студент-экстерн исторического факультета МГУ.

Он и его мать побывали в следственном изоляторе Лубянки, но основным подозреваемым в их семье был отец, профессор, кардиолог с мировой известностью Яков Гиляриевич Этингер. Он был арестован одним из первых, причем не в 1953 году, когда народу официально было объявлено о "заговоре врачей", а еще в ноябре 1950-го. В марте 1951-го, после очередного допроса, Яков Гиляриевич умер в камере от паралича сердца.

Яков Яковлевич называет "дело врачей" апофеозом сталинской политики антисемитизма, за которым должна была последовать массовая депортация евреев на окраины страны. Одновременно это был пролог к новой гигантской чистке в высших эшелонах партийно-государственного и военного руководства, к массовым репрессиям образца 1930-х годов. Несложная логика событий говорит о том, что в немилости у "Хозяина" к тому времени был и сам Берия. Народ же должен был понять, что нельзя расслабляться, поскольку классовый враг не дремлет. Дискредитация врачей, пользовавшихся огромным доверием у людей, вызвала именно тот шок, на который власти и рассчитывали. А поскольку в основном это были врачи-евреи, то вызванными к жизни оказались и антисемитские настроения, - все было продумано. Важнейшую роль в фабрикации дела сыграл донос Лидии Тимашук, еще в 1948 г. заподозрившей "вредительство" в отношении здоровья Жданова. Тогда Сталин списал донос в архив, но через некоторое время поднял его и использовал, а Тимашук стала народной героиней, награжденной орденом Ленина за помощь в разоблачении "врачей-убийц".

Показательный процесс и казнь должны были состояться в марте 1953 года. После этого должно было произойти насильственное переселение евреев на Дальний Восток. Документальных подтверждений этого нет, но есть свидетельства политиков (Микояна, Булганина, Яковлева), научных деятелей (Сахарова, Тарле, Баева), историков (Наумова, Ерусалимского), писателей (Эренбурга, Каверина) и т.д.

Власть организовала среди известных евреев - деятелей науки и культуры - сбор подписей под заявлением, осуждающим арестованных врачей. Подписанты требовали покарать арестованных, а депортацию евреев обосновывали необходимостью их спасения от народного гнева. Заявление было составлено обозревателем "Правды" Хавинсоном, академиками Митиным и Минцем, многие его подписали. Но несколько человек - писатель Илья Эренбург, генерал Крейзер и народный артист Марк Рейзен отказались это сделать.

Известия из Москвы вызвали резкое осуждение в мире. Израиль негодовал, ведь еще совсем недавно, в 1948 году, Советский Союз помог создать это государство. Сталин, правда (по его же признанию), был уверен, что евреи, выходцы из СССР, построят там социализм. Поскольку этого не случилось, нужно было отомстить. Премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион не сомневался, что "дело врачей" в СССР станет началом кампании, преследующей не только внутриполитические цели, но и цель создания мирового антисемитского и антиизраильского блока. Он назвал СССР "загоном для рабов, где царят убийства, ложь и подавление человеческого духа". Бен-Гурион призвал к объединению всех сил против новой угрозы геноцида. Вместе с тем, он убеждал не делать того, что может осложнить положение евреев в России. Но 9 февраля произошел взрыв на территории миссии Советского Союза, Бен-Гурион высказал сожаление по этому поводу, а 11 февраля СССР заявил о разрыве дипломатических отношений с Израилем.

В США, в Центре психологической стратегии, который возглавляли заместители госсекретаря и министра обороны, а также директор ЦРУ, "дело врачей" также расценили как начало антисемитской кампании и как свидетельство неблагополучия в Кремле. Сорок девять видных американских деятелей во главе с Элеонорой Рузвельт призвали президента Эйзенхауэра защитить советских евреев, которых ожидали черные времена. Еврейская общественность Америки была возмущена - в памяти еще свежи были воспоминания о визите в страну в 1943 году Соломона Михоэлса, который собирал деньги в помощь СССР, а теперь назывался "буржуазным еврейским националистом". Альберт Эйнштейн направил министру иностранных дел СССР телеграмму с возмущением по поводу разгула антисемитизма.

Премьер-министр Англии Уинстон Черчилль выступил с резким осуждением действий Кремля, газеты требовали международного медицинского расследования "дела врачей". Появились также сообщения о намерении присвоить Я.Г.Этингеру (никто не знал о его гибели) звания Почетного члена Королевского общества.

В Западной Европе тоже звучали протесты. В столицах прошли демонстрации. Выдающийся ученый и общественный деятель Жолио-Кюри требовал международного расследования "дела врачей" и предупредил о своем выходе из компартии Франции. Крупнейшие медики приступили к организации международного комитета для расследования обвинений, предъявленных советским врачам. Они же предлагали выдвинуть Я.Г.Этингера на Нобелевскую премию за оригинальные работы в области кардиологии.

5 марта 1953 года Сталин умер, но процесс по инерции еще продолжался. Только 31 марта Берия утвердил постановление о прекращении дела и освобождении всех подследственных. 3 апреля Президиум ЦК КПСС принял постановление об их полной реабилитации. По горькой иронии, врачей миловали те, кто еще совсем недавно считал нужным их казнить: Берия, Булганин, Ворошилов, Каганович, Первухин, Маленков, Хрущев. Берия после смерти Сталина сразу же попытался набрать очки в глазах советской и международной общественности. Он требовал немедленного освобождения арестованных, и сообщение о прекращении дела было опубликовано не от имени Президиума ЦК КПСС, а от имени Министерства внутренних дел, которое к тому времени возглавил Берия. Он хотел, чтобы у люди уверовали в его освободительскую миссию.

"Презренным авантюристом", который "клеветал" на советских врачей и пытался разжечь "чувство национальной вражды" в интернациональном народе был объявлен М.Д. Рюмин, руководивший следствием.

Он был осужден и расстрелян.

По мнению Якова Яковлевича Этингера, дело врачей подготовило почву для развития государственного антисемитизма 1960-80 годов и возникновения неонацистской идеологии. Сдвиг в массовом сознании, на который рассчитывал Сталин, произошел. В России при поддержке влиятельных кругов ЦК партии и КГБ сформировались политические силы, которые в 1990-е годы открыто встали на путь формирования нацистского движения. "Дело врачей" не кануло в лету. "Русские ведомости" (1992 год, ?7/15), пытались реанимировать его, оклеветать врачей. 3 декабря 2002 года в "Комсомольской правде" историк Юрий Жуков заявил, что "дело врачей" организовали... сами же врачи (?!), потому что ставили неправильные диагнозы. Израильский журналист Михаил Хейфец в июне 2002 г. в русскоязычной газете "Вести", в статье "Удивительная драма врача Тимашук" утверждал, что эта "героиня" не была сотрудником секретных органов, а профессора, лечившие Жданова, не умели читать тогдашнюю новинку - электрокардиограмму и поэтому просмотрели его инфаркт. А если они знали об инфаркте, то тогда МГБ вынесло правильный вердикт, объявив их медицинскими убийцами. Вот такой зловещий сталинский шлейф тянется в новое столетие...

Леонид Борисович Коган, доктор архитектуры, специалист в области проблем урбанизации. В его семье по "делу врачей" проходил отец, Борис Борисович Коган. Леонид Борисович склонен считать, что в "деле врачей" глобального национального акцента нет. Вернее, есть, национальные нюансы, но глобальной проблемы, связанной с этим делом, обычно никто не замечает. А проблема эта - продвижение нашей страны в западный мир.

На России, по словам Л.Когана, лежит печать тяжелого первобытного внутреннего начала, это ее хронический фон. Имена Ленина, Сталина, Берии - лишь персонифицирование этого начала, не приближающее нас к пониманию нас же самих. Страна должна понять, что она такое, а не сетовать на тех, кто якобы мешает ее развитию. Надо "выдавливать из себя раба по капельке". Петр I повел Россию к прогрессу. Этот процесс, прерываясь, все-таки продолжается. Одна из сторон этого движения - защита прав человека. Западная демократия рождалась в городах, шла, что называется, "снизу", естественным путем, у нас же она насаждается сверху. В России идут неестественные процессы, и не выросло еще "два не поротых поколения", которые вполне смогли бы осознать и принять демократизацию. "Дело врачей" привыкли считать бедой еврейского народа. Так и было. Но для того, чтобы это не повторилось, нужно понять, что это беда не только еврейского народа. Просто диктатура поняла, что нужно отгородиться от Запада любыми способами, иначе не избежать реформ. Отец Леонида Борисовича был убежденным большевиком, имел хорошее европейское и отечественное образование. Учебу в России он прервал в 1917 году и был отправлен на Украину, на партийную работу. Затем он вернулся к учебе, потому что, как шутливо признавался, у него плохо получалось тянуться и отдавать честь. Началась врачебная практика, он создал школу лечения бронхиальной астмы. Работа была самым важным в его жизни. Он лечил не только советскую партийную элиту, но и зарубежных друзей-коминтерновцев - Георгия Димитрова, Мориса Тореза, всех первых лиц дружественных партий. Леонид Борисович не слышал от отца слова "устал". Не говорил он никогда и о политике. Видимо, слишком хорошо понимал, что происходит.

Отвечают ли дети за отцов? Комсомол сказал, что отвечают - и исключил Леонида Борисовича из своих рядов за потерю политической бдительности. Затем последовало исключение из архитектурного института. Молодежи, что бывала у них дома, тоже достались строгие выговоры. Страх ожидания депортации в стране был - вне зависимости от наличия соответствующего документа и подписи под ним. Слухи распространялись молниеносно и не могли родиться на пустом месте.

"Дело врачей" было последней попыткой преодоления движения на Запад, к прогрессу. Чистка рядов касалась не только евреев, а всех инакомыслящих людей, интеллигенции. Консервативное сознание масс в очередной раз приняло ложь.

Павел Михайлович Злочевский, доктор медицинских наук, Заслуженный врач России. В 1953 году он был 23-летним студентом I Московского Ордена Ленина медицинского института, учеником Бориса Борисовича Когана, сотрудничал с ним и развивал его научные идеи. Отношения были самые тесные, почти родственные, близкие ученики Когана были вхожи в его семью. При первой встрече Борис Борисович поразил молодого Злочевского необычайной внешней схожестью с Лениным - короткая бородка, усы, выпуклый лоб. Тогда они оба - учитель и ученик - поклонялись личности и идеям Ленина, а Борис Борисович был верным коммунистом, хотя небольшие сомнения закрадывались в его душу и проглядывали отдельными репликами. В частности, он вспоминал с удовлетворением период НЭПа, а это было почти крамолой. Его арест грянул громом среди ясного неба.

После окончания института Злочевский поступил на работу в больницу МПС и работает там до сих пор - вот уже 45 лет. В 1950-е одной из кафедр в ней заведовал член-корреспондент Петр Иванович Егоров, который в сталинские годы был начальником Главсанупра. Он рассказывал, что Иосиф Виссарионович, если лечение того или иного крупного государственного деятеля не ладилось, задавался вопросом - не злой ли это умысел и не пора ли заняться проверкой. Больная фантазия у вождя, конечно, была, но все-таки злодей был человеком умным, незаурядным, и акция с врачами была политической, продуманной. На этой основе готовилась и депортация евреев. Выходили погромные статьи про связь врачей с иностранными разведками, с еврейской организацией "Джойнт".

Когда Борис Борисович Коган был оправдан и вернулся, первым делом он задал своим детям трагикомичный вопрос - что такое "Джойнт". А между прочим, одним из обвинений следствия была его "преступная" связь с этой еврейской организацией.

Когда Павел Михайлович Злочевский, будучи практикующим врачом, лечил своего учителя, он обратил внимание на плохое состояние ног Бориса Борисовича. Выяснилось, что это последствия избиений во время допросов. До этого Борис Борисович не допускал никаких разговоров на подобные темы, поскольку при освобождении давал подписку. Еще один трагикомический случай: выпуская Когана на свободу, некий генерал из комиссии спросил, сильно ли его били. Профессор ответил, что до ареста его никогда не били, поэтому он не может сказать - сильно ли били в этот раз. Дай Бог, чтобы в нашей истории такие шутки не повторялись.

Материал подготовлен при содействии Московского бюро по правам человека
(Объединение комитетов в защиту евреев в бывшем СССР)
103045 Москва, ая 18
Тел. 2073913, 9239078.
e-mail: mucsj@rambler.ru

Инна Переверзева

  • 5-01-2003, 17:19
  • Просмотров: 1249
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список