Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Сталин возвращается? (Вспоминая "дело врачей")

13 января 1953 года во всех газетах бывшего СССР на видном месте было опубликовано сообщение ТАСС, озаглавленное "Арест группы врачей-вредителей". В нем было сказано, что доблестные советские органы безопасности раскрыли группу "убийц в белых халатах", стремившихся путем неправильного лечения сократить жизнь, лишить ее видных советских политических деятелей (среди прочих - А.А. Жданова и А.С. Щербакова), выдающихся военачальников (А.М. Василевского, И.С. Конева, Л.А. Говорова). Быть может, самым страшным пунктом обвинения было утверждение, что террористы-убийцы связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией "Джойнт" - "очагом разведки США". И в подтверждении этому в вышеуказанном сообщении ТАСС говорилось, что арестованный М.С. Вовси (в годы войны - главный терапевт Красной Армии, он же - брат С.М. Михоэлса) признался в получении директивы от "Джойнта" "об истреблении руководящих кадров СССР". В этом же документе Михоэлс впервые был назван известным еврейским буржуазным националистом.

Пройдут годы, и Никита Сергеевич Хрущев в своих мемуарах напишет: "Расскажу о так называемом "деле врачей". Однажды Сталин пригласил нас к себе в Кремль и зачитал письмо. Некая Тимашук сообщала, что она работает в медицинской лаборатории и была на Валдае, когда там умер Жданов.

Она писала, что Жданов умер потому, что врачи его лечили неправильно..." В тех же воспоминаниях Никита Сергеевич пишет: "У Жданова давно было подорвано здоровье. Не знаю точно, какими недугами он страдал. Но одним из недугов был тот, что он утратил силу воли и не мог себя регулировать, когда надо было остановиться в питейных делах..."

В 1994 году в Москве, в издательстве "Наука" под редакцией профессора В.П. Наумова была издана книга "Неправедный суд" (стенограмма судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета). Подзаголовком книги стала фраза: "Последний сталинский расстрел". 12 августа 1952 года с ведома "отца народов", а скорее по его приказу, был расстрелян весь цвет еврейской интеллигенции СССР. Эта была последняя казнь по политическим мотивам при жизни Сталина.

Последняя казнь, но не последнее злодеяние вождя. "Дело врачей", начатое еще в ту пору, когда жертвы ЕАК находились в тюрьме на Лубянке, задумано было вождем как продолжение "Крымского дела". Именно так был назван судебный процесс над деятелями Еврейского антифашистского комитета за якобы их желание отторгнуть Крым от СССР и создать там еврейскую республику. Процесс над врачами должен был стать, по замыслу его режиссеров, еще более антисемитским явлением, чем кампания борьбы с космополитизмом и ее апогеем - расстрелом руководителей Еврейского антифашистского комитета.

Важно отметить, что к началу "дела врачей" еще никому кроме исполнителей не было известно о факте расстрела ведущих деятелей еврейской культуры. До "дела врачей" словосочетание "еврейский буржуазный национализм" почти в прессе не появлялось. Теперь же в статьях, откликах на сообщение ТАСС от 13 января 1953 года все чаще и чаще мелькали антисемитские термины, выражения. До слова "жид", разумеется, не доходило, но термины "сионисты", "бундовцы" появлялись в прессе весьма часто. 8 февраля 1953 года в "Правде" был опубликован фельетон "Простаки и проходимцы".

Проходимцы, разумеется, - евреи, а простаки - это те, кто верит им, продолжает брать на работу. Достаточно прочесть этот фельетон, который наполовину состоит из еврейских имен, отчеств и фамилий "евреев-жуликов, торгашей", чтобы убедиться в его директивно-антисемитской направленности. Хрущев в своих мемуарах напишет, что в конце 40-х - начале 50-х годов "Сталин уже не обходился без антисемитизма и начал высказываться в этом духе".

То, что "дело врачей" было следующим звеном в цепи: убийство Михоэлса, уничтожения еврейской культуры..., сомнений не вызывает. Да и сам факт начала "дела" в 5-ю годовщину со дня убийства Михоэлса - тому подтверждение. И снова их воспоминаний Хрущева: "Его (Михоэлса) зверски убили, убили тайно, а потом наградили его убийц..." А вот строки из неопубликованных воспоминаний вдовы Михоэлса Анастасии Павловны Потоцкой: "Ровно в 5-ю годовщину его гибели в газетах появилось сообщение о "процессе убийц в белых халатах". Я похоронила Михоэлса еще раз и убедилась в том, насколько сильна моя любовь к нему, вера в него... Это он не позволил мне покончить с жизнью. Это он внушил мне, что "такое" может означать мое согласие с газетами! Это он помог мне пережить дни, когда очень знакомые люди переходили улицу, чтобы не встречаться со мной. Никто не приходил, никто не звонил".

Из газеты "Правда" от 13 января 1953 года: "По показанию арестованного Вовси он получал директиву об истреблении руководящих кадров СССР из США. Эту директиву от имени шпионско-террористической организации "Джойнт" ему передал врач Шимелиович и известный буржуазный националист Михоэлс, долгое время носивший личину советского артиста. Теперь ни у кого не остается сомнений насчет тех "благотворительных" целей, которые ставила перед собой международная еврейская сионистская организация "Джойнт".

Сегодня в канун 50-ой годовщины со дня смерти Сталина его "наследники" утверждают, что Сталин нечего не знал о "деле врачей". Это ложь - он лично интересовался тем, как идет следствие. Ему приносили протоколы допросов. И снова из воспоминаний Н.С. Хрущева: "Раз дают показания - то Сталин никого не пощадит. Виноградов тоже лечил Сталина, но Сталин не пощадил его, арестовал, приказал бить. Да, там всех били". Те, кто сегодня в канун приближающейся 50-й годовщине со дня смерти Сталина, пытаются говорить о его непричастности к "делу врачей" - не просто наивны. Люди эти по существу являются адвокатами человеческой подлости. Это потомки наследники рюминых, гришаевых, комаровых. О последнем - разговор отдельный. В.И. Комаров, заместитель начальника следственной части по особо важным делам МГБ, из тюремной камеры, ходатайствуя о реабилитации, писал Л.П. Берии: "Особенно я ненавидел и был беспощаден с еврейскими националистами, в которых видел наиболее опасных и злобных врагов. За мою ненависть к ним... меня считали антисемитом".

В упомянутом выше сообщении ТАСС называлось лишь 9 фамилий арестованных: среди шесть - явно еврейских и три - русских (Виноградов, Егоров, Майоров). Но в этом списке была лишь небольшая часть уже арестованных и тех, кого ждала эта участь. Среди "неназванных" был профессор Яков Соломонович Тёмкин.

Видный московский врач профессор, заведующий кафедрой Первого Московского медицинского института, автор семи научных монографий, оставивших заметный след не только в отечественной, но и мировой медицине, Яков Соломонович Темкин в котел, именуемый "делом врачей" попал, вероятнее всего, потому, что являлся консультантом Лечебно-санитарного управления Кремля.

Яков Соломонович Темкин родился в 1896 году в Гомеле. Родители сделали все, чтобы дети их получили светское образование. Сам Яков, когда ему было 13 лет, уехал учиться в Киев. После окончания гимназии поступил на медицинский факультет Юрьевского (Тартусского) университета - одного из самых старых и уважаемых учебных заведений Восточной Европы. После революции вернулся в Россию и продолжил учебу на медицинском факультете Воронежского университета. Окончив его, работал врачом в Красной Армии, а после Гражданской войны переехал в Москву. В 1931 году он возглавил кафедру оториноларингологии Первого Московского мединститута. Тогда же публикует монографию по профессиональной глухоте. Работа эта получила признание не только в СССР - в 1933 году она была переведена не немецкий язык и была издана в Германии. Труд этот актуален и сегодня - переведенный на английский язык, он был издан в Институте слуха в США в 1970 году.

В годы Великой Отечественной войны (1942 год) по инициативе Я.С. Темкина в Москве был открыт специализированный госпиталь для реабилитации воинов, потерявших слух и речь. Успехи в лечении таких больных и возвращении их в действующую армию были так значимы, что госпиталь посетил сам Георгий Константинович Жуков.

В годы войны Я.С. Темкин был награжден Орденом Отечественной войны I степени, Орденом Красной Звезды, медалями. После войны Яков Соломонович продолжал работать в Первом медицинском институте и был консультантом медсанупра Кремля.

Имя его осталось как-то на обочине "дела врачей" - ни в списке арестованных, ни в списке освобожденных 4 апреля оно не значится. Мемуары, в отличие, скажем, от профессора Я.Л. Рапопорта, он не написал. Автор многих научных книг, он по скромности своей не счел нужным рассказать о 113 днях, проведенных в тюрьме. Да и позже, в андроповскую пору писать воспоминания о "деле врачей" было еще невозможно. Вот что написала мне его дочь, профессор в области химии, Лауреат Государственной премии, Вера Михайловна Темкина: "Отец просил на похоронах не произносить речей. Гроб с его телом выносили из его квартиры... В опубликованном некрологе подчеркивалось, что мы потеряли выдающегося отоларинголога, крупного ученого, основоположника отечественной аудиологии".

В протоколах допросов по "делу врачей" фамилия Темкин фигурирует весьма часто. Почему же имя его не упомянуто в сообщении ТАСС? Возможно, были названы имена лишь тех, кто уже на допросах дал какие-то нужные следователям показания. Как известно, одни, понимая свою обреченность, расписывались под любыми подложными показаниями, составленными самими следователями, как под собственными. "... М.С. Вовси и В.Н. Виноградов говорили мне, что они признавали все свои вымышленные преступления", - так пишет в своих воспоминаниях Я.Л. Рапопорт. Не будем их осуждать за это, всегда памятуя слова Анны Ахматовой: "Кто не жил в эпоху террора, этого никогда не поймет". Говорить же о том, что следователи МГБ были беспристрастны во время проведения допросов - по меньшей мере, цинично. Сегодня уже известно, что вскоре после смерти Сталина всем подследственным по "делу врачей" было предложено дать свою оценку проведению следствия. Позже этот материал стал основой для писем на имя Л.П. Берии, в которых писали о жестокостях следствия, о нарушении законности. Допускаю, что именно эти письма стали основанием для разоблачения и ареста всякого рода рюминых, комаровых, гришаевых.

Среди тех, кто писал Л.П. Берии, была и Анна Израилевна Темкина - жена Якова Соломоновича. Здесь уместно заметить, что жен арестовывали или вместе с мужьями или вскоре после них, а дети оставались на свободе - "заложниками". Во время допросов арестованным не раз угрожали, что в случае не признания ими вины, дети будут сосланы далеко от Москвы, в специальные учреждения, созданные для детей "врагов народа". Так вот в письме А.И. Темкиной есть такая фраза: "Ну, (площадная ругань) рассказывай, расстрелять тебя мы успеем, до этого ты должна доказать преступные злодеяния твоего мужа, должна помочь привести сюда тех евреев, которые еще ходят по улицам..."

Якова Соломоновича Темкина арестовали 10 декабря 1952 года на рабочем месте в поликлинике во время приема больного. Незадолго до этого он был уволен из Первого мединститута, из медсанупра Кремля.

Арестовали его в двенадцать дня. Судя по протоколам, первый допрос начался в тот же день в 14.30 и длился до 9.00 утра 11 декабря. Разумеется, в тот же день ему предъявили обвинения в неправильном лечении маршалов Л.А. Говорова и А.А. Новикова, члена политбюро А.А, Андреева.

Опровергать следователя было бессмысленно: на каждое оправдание Якова Соломоновича следователь предъявлял результаты экспертизы "выдающихся" клиницистов. Первое время пытали бессонницей - допрос проводился длинными зимними ночами при свете двухсотваттовой лампы, направленной прямо в глаза. Яков Соломонович, да и другие арестованные не раз теряли сознание на допросах. Их обливали холодной водой, приводили в чувство и снова продолжали допрос.

8 января 1953 года он частично согласился с тем, что "возможно и совершал врачебные ошибки, но не преднамеренно". Именно в январе, когда Михоэлс уже был убит, "делу врачей" начали придавать иную направленность: из убийц-террористов их пытались сделать организаторами международного сионистского заговора. Вот что рассказала мне Вера Михайловна: "Я изучила протоколы допроса отца. В них констатируется организация "еврейского национального подполья" не только в Москве, но и во многих других городах с указанием фамилий (естественно, еврейских) главных активистов этих центров, их руководителей. От отца требовали признания не только в преднамеренном преступном лечении государственных деятелей, но и в организации теракта против Сталина во время следования его машины по Арбату". Яков Соломонович держался, сколько мог, но чувствовал, что силы покидают его. "Его помещают в карцер, он принимает единственно, как он считает, правильное решение: смерть. Смерть от голода! Пищу, которую ему приносят, он незаметно выбрасывает в "парашу"... Он слабеет, отекают ноги, голени покрываются язвами, часто теряет сознание. В очередной раз, когда он выбрасывал тюремную еду, неожиданно раскрылась дверь, и на пороге появился "вертухай". Темкина охватила паника, но тот подошел к заключенному, и, положив ему руку на плечо, сказал: "Не дури, все еще может измениться!"... (из воспоминаний Исаака Гольдмана - ученика Я.С. Темкина).

Можно не предполагать, а утверждать, что к 13 января, то есть к моменту публикации сообщения о "деле врачей", из Я.С. Темкина еще не выбили нужных следствию показаний.

Автор книги "В плену у красного фараона" Г. Костырченко утверждает, что Темкин сознался в своей вине. Готовя этот материал, я вновь связался с дочерью Темкина Верой Яковлевной. Она рассказала мне много интересного, а позже прислала короткое письмо. Вот отрывок из него: "К г-ну Костырченко у нашей семьи огромные претензии: в первой книге он написал, что отец наряду с другими арестованными признался в участии в преступной группе. Я показала автору протоколы отца, это опровергающее, и он обещал в следующем издании внести соответствующие поправки, но оставил все по-старому... Для нас с сестрой (Изабелла Яковлевна - доктор медицинских наук - М.Г.) это очень болезненный вопрос еще и потому, что отец до последних дней придавал, естественно, большое значение тому, что в этом не признавался. Это ему дорого стоило, о чем свидетельствовал его ужасающий внешний вид и состояние здоровья по возвращению из тюрьмы".

Оказавшись на свободе, Яков Соломонович слег. За время следствия он похудел почти на тридцать килограммов, от наручников болели натертые запястья, но он любил жизнь, хотел жить, и это помогло ему вернуться к любимой работе.

Последние годы жизни Яков Соломонович был председателем Общества московских отоларингологов, состоял в редакционном совете Большой медицинской энциклопедии. Я. С. Темкин умер 8 января 1976 года на 80-м году жизни.

Чем объяснить феномен всеобщего одобрения советским народом деяний МГБ и тех, кто стоял над ним? Чем объяснить такую веру большинства людей, с одной стороны - в безошибочность всего того, что делают органы безопасности и внутренних дел; с другой - уверенность в том, что если и допущены ошибки, то они непременно будут исправлены (ведь разоблачили же Ягоду, Ежова).

Разумеется, среди тех, кто поддерживал чекистов, были и евреи. Говорю о "еврейском одобрямстве" еще и потому, что в период создания антисионистского комитета советской общественности (1983 год),в штаб этой организации, возглавляемый Дважды Героем Советского Союза Д.А. Драгунским, приходило множество писем, не только приветствующих и одобряющих действия АКСО, но злобно осуждающих сионизм, как явление более страшное, чем фашизм. И так рассуждали не только простые советские люди, но и генералы-евреи, выдающиеся ученые, актеры. Феномен всеобщего "одобрямства" исчез лишь с появлением на политической арене М.С. Горбачева.

Я встречался со многими членами семей, проходивших по "делу врачей" и понял, что архивы его сохранились. Это оставляет надежду, что удастся установить, как и почему возникло "дело врачей", кто вместе со Сталиным больше других в тогдашнем советском руководстве был заинтересован в нем.

Разумеется, воспоминания свидетелей, участников "дела врачей" очень важны в изучении его, но лишь как вспомогательный материал. Установить, что сыграло решающую роль в его прекращении - только смерть Сталина или что-то еще - удастся только серьезно и глубоко, изучив все политические архивы того времени. Вот один из уроков "дела врачей". Второй урок. Хотя, как было сказано выше, период всеобщего "одобрямства" с приходом перестройки ушел или видоизменился, все же надо помнить, что "дело врачей" могло состояться только при наличии крикливой всеобщей поддержки и отсутствии протеста. "Дело Бейлиса" завершилось провалом тех, кто его затевал, ибо в России того времени были такие люди как В. Короленко, М. Горький, Бехтерев, Павлов и др. Во времена "дела врачей" не нашлось никого. Тем более страшно и горько читать в одном из последних номеров "Литературной газеты" за 2002 г. стенограмму встречи некоторых известных деятелей российской культуры (среди них - А. Ширвиндт, А. Вайнер) с шефом ФСБ Н. Патрушевым. Те, кто еще недавно числился в стане демократов-либералов, кто восторгался завоеваниями перестройки, кто гвоздил Сталина и КГБ, сегодня, ничуть не стесняясь, требуют отдать идеологию на откуп ФСБ, говорят о необходимости страха перед этим ведомством, призывают прекратить чернить прошлое. Думаю, даже у г-на Патрушева подобные высказывания могли вызвать удивление или смущение.

А посмотрите, какая просталинская вакханалия поднялась в России сегодня! Выпущены двухтомники В.Карпова и Ю.Емельянова, которые воспевают тирана, не переводятся сталинские оды в коммунистических и псевдопатриотических изданиях. А волна безнаказанного антисемитизма, накрывшая Россию?

Сталин возвращается?

Давно известно, что изменить прошлое не дано никому, даже самому Б-гу, но не изучить его, правдиво рассказать о нем мы обязаны. Прав был английский философ XVIII века Эдмунд Берк, сказав: "История - это союз между умершими, живыми и еще не родившимися". Только постижение уроков истории убережет Россию от катастрофы.

Материал подготовлен при содействии Московского бюро по правам человека
(Объединение комитетов в защиту евреев в бывшем СССР)
103045 Москва, ая 18
Тел. 2073913, 9239078.
e-mail: mucsj@rambler.ru
При перепечатке ссылка на МБПЧ обязательна.

Матвей Гейзер

  • 13-01-2003, 16:04
  • Просмотров: 1328
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список