Все новости

Сегодня, 21:31
Вчера, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Антисемитизм

Версия для печати

 Фильмы о Холокосте

Судя по большому количеству фильмов о Холокосте, интерес к нему не проходит

C момента освобождения нацистских лагерей смерти и падения Берлина прошло уже 58 лет, но нравственные проблемы и ужасы той трагической эпохи до сих привлекают активное внимание европейских и голливудских режиссеров.

Некоторое время назад в Лос-Анджелесе прошел демонстрационный показ трех фильмов, по-разному повествующих об истории и наследии этого периода.

Режиссер Коста-Гаврас в своей картине "Аминь" осуждает молчание Ватикана во время уничтожения шести миллионов евреев.

В 90-минутном документальном фильме "Белое пятно: секретарь Гитлера" Траудль Юнге, личный секретарь фюрера с 1942 по 1945 год, вспоминает ежедневную, банальную рутину человека, наводившего ужас на весь мир.

Действие французской картины "Б-г велик, я - нет" режиссера Паскаля Белли происходит в наше время. В картине повествуется о перипетиях любовного романа между людьми разных вероисповеданий. И даже в этом фильме многое проясняется, когда узнаешь, что главный герой - сын людей, переживших Холокост.

Одновременный показ этих трех фильмов во многом случаен, но они становятся продолжением кажущейся бесконечной вереницы кинокартин, пьес, романов и других работ, в которых Холокост является центральной темой.

Одно из объяснений такого внимания к Холокосту дает режиссер Коста-Гаврас: "Каждый год выясняются новые подробности о том времени. Каждый писатель и режиссер в каждом поколении будет задумываться о нем и пытаться понять, каким образом в развитой стране могла появиться официальная индустрия убийства людей. Другие страны, оккупированные нацистами, были соучастниками этого преступления, поэтому мы исследуем его вновь и вновь. Мы пытаемся понять, как 40 тысяч людей, мужчин и женщин, в течение четырех лет вставали каждое утро, а потом шли на убийство евреев".

Главный персонаж картины "Аминь", офицер СС, фигурирует в ней под именем "Доктор". Его образ был создан на основе реального лица, доктора Джозефа Менгеле, известного в Аушвице как "Ангел смерти". Он единственный герой в картине, воплощающий абсолютное зло, потому что "самыми циничными людьми из всех были врачи, - говорит Коста-Гаврас. - Они учились для того, чтобы помогать людям, но использовали свои знания для их уничтожения".

Для кинопродюссера Роберта Бенмусса "Холокост был самым значительным моментом 20-го века, а, возможно, и всей человеческой истории. Когда ты снимаешь об этом фильм, то он становится не просто фильмом, а свидетельством для последующих поколений".

По словам кинорежиссера Клода Ланцманна, с течением времени появляется новый взгляд на ту эпоху. "Чем дальше Холокост уходит в прошлое, тем лучше мы можем оценить его масштаб и значимость. Я не смог бы снять "Шоа", скажем, через 20 лет после описываемых событий", - сказал он, имея в виду свой девятичасовой документальный фильм о Холокосте.

Сколько бы фильмов о Катастрофе не появлялось, количество историй о ней неисчерпаемо. Даже для лауреата Нобелевской премии Эли Визеля, посвятившего свою жизнь описанию Холокоста, через который прошел он сам, существуют вопросы, на которые он до сих пор не нашел ответа. "Все-таки есть еще неясные моменты, - сказал он. - Мы ответили на многие исторические вопросы, но мне хочется лучше понять особенности человеческого поведения, механизм работы массового психоза".

Другим моментом, привлекающим внимание кинорежиссеров, является драматическое напряжение, присутствующее в конфронтации между добром (или, по крайней мере, невинными жертвами) и злом.

"В век нравственного релятивизма Холокост является стандартом, персонификацией абсолютного зла", - говорит Майкл Беренбаум, профессор Университета иудаики в Лос-Анджелесе. Он согласен с критиками, которые обвиняют Голливуд в том, что он иногда упрощал или превращал в банальность великую трагедию, но в то же время считает, что даже такая попытка "в основном пошла на пользу".

Вот те драматические ценности, которые, по словам некоторых еврейских продюсеров и режиссеров, привлекают их к "истории" Холокоста. Однако культурный критик Нил Гейблер уверен, что здесь кроется гораздо больший смысл. В своей книге "Их собственная империя: как евреи придумали Голливуд" он замечает, что после десятилетий подавления их еврейского самосознания, их потомки, начиная с отцов Голливуда, теперь могут свободно осознать свое наследие.

"Холокост стал главной трагедией для евреев 20-го века, и нет ни одного еврея, который остался бы к этому равнодушным, - сказал Гейблер. - Существует моральное обязательство помнить о Холокосте, прочувствованном каждым евреем, и в особенности, художниками. Стивен Спилберг свидетельствовал об этом, сняв "Список Шиндлера", а теперь Роман Полански продолжает эту традицию".

Существует распространенное мнение, что фильмы о Холокосте, иногда, впрочем, опускающиеся до "холокитча", познакомили миллионы людей с явлением, о котором они не стали бы читать. Другие, как, например, австрийский режиссер Андре Хеллер, считают, что десятки картин о Холокосте (за исключением "Списка Шиндлера") имели небольшое влияние на массовое сознание. "Я слабо верю, что искусство способно просвещать людей", - сказал он.

Относительно новый субжанр о Второй мировой войне исследует личность самого Гитлера. В "Белом пятне" секретарша Гитлера рассказывает о своем восхищении (потом она вспоминает об этом со стыдом), которое она поначалу испытывала к человеку, который был настолько восприимчивым, что не мог вынести вид увядших цветов в своем кабинете.

Недавно этот интерес переместился на юность Гитлера. Этому посвящен фильм "Макс", а также телевизионный минисериал. Как кинокартина, так и телесериал были раскритикованы как попытка "очеловечить" Гитлера, но Беренбаум считает, что именно гуманизм Гитлера делают его такой действительно демонической фигурой.

Эта дилемма была достаточно глубоко изучена Робертом Лифтоном, профессором психиатрии и пионером анализа психологических измерений истории. "Гитлер символизирует абсолютное зло, и было бы более удобно думать о нем, как о нечеловеке, - сказал Лифтон. - Действительно, все, что мы воспринимаем как абсолютное зло, привлекает и очаровывает нас. У некоторых, как, например, у неонацистов, это апеллирует к их собственной деструктивной природе".

Анализируя психологические корни злого гения Гитлера или нацистских врачей, обвиняемых в военных преступлениях, Лифтон обнаруживает, что необходимо сохранять очень тонкий баланс в оценках и ни в коем случае не пытаться их оправдывать, что было бы, по его словам, очень неправильно.

Перевод с английского Светланы Шкуратовой, sem40.ru
Том Тагенд,JTA


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.