Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Так это было в Дюссельдорфе

Мрачные юбилеи тоже нельзя забывать. А может быть, их особенно нельзя забывать. Именно потому что они мрачные. Помнить, чтобы поводы для памяти о них никогда не повторялись. И хотя уже известно, что у своей печальной истории человечество мало чему учится, а всё же... Чем чёрт не шутит. Каждый раз хочется надеяться: мало ли, может, хоть на этот раз...

Итак, в этом году - круглая, хотя и весьма черная, дата: 70 лет назад в Германии пришли к власти нацисты. Вполне, надо сказать, демократическим путем. Путем выборов. Сейчас все на это напирают. Что именно путем выборов. Мол, люди, будьте бдительны. Думайте, за кого голосуете. А то, как в известном анекдоте, "будет как в прошлый раз"... И, пожалуйста, не забывайте, как было "в прошлый раз".

В моём регионе, в земле Северный Рейн-Вестфалия, точнее - в её столице Дюссельдорфе, слава Богу, стараются не забывать. Круглую дату отмечают мои немецкие коллеги. Вот и в эти дни...

Но сначала - картинка из прошлого чуть-чуть поближе:

Первое убийство еврея властями

...Дюссельдорф, квартал ZOO, Шиллерштрассе, 4 мая 1937 года. В кругу семьи дюссельдорфский торговец Альберт Райнсберг готовится праздновать своё 58-летие. Украшенный свечами праздничный стол. Уже две недели с радостным нетерпением ожидали жена и двое детей совместного празднования вместе с всегда очень занятым отцом. Неожиданно - резкий звонок в дверь. В квартиру врываются гестаповцы. Вскрикивает от ужаса жена Райнсберга и плачут от испуга дети, видя, как нацисты уводят их ошеломлённого происшедшим отца...

Уводят известного в городе торговца мехами под надуманным предлогом якобы всеобщей проверки валютных поступлений. И тут же доставляют арестованного в следственную городскую тюрьму (это печально знаменитое учреждение есть в Дюссельдорфе и по сей день. И под тем же названием). Но никакого следствия, конечно, никто и не думает проводить: спустя четыре дня торговца Альберта Райнсберга убивают в ходе очередного "допроса"... Причём жестокость его палачей была жуткой и наглой: семье не позволили даже увидеть тело убитого и проститься с мужем и отцом...

Конечно, это первое убийство дюссельдорфского торговца не было началом преследования евреев в этом городе. Спираль государственного антисемитизма нацистов, проведения в жизнь их политики целенаправленного террора против евреев начала раскручиваться за несколько лет до этого. Уже в начале марта 1933-го, менее пяти недель с момента прихода Гитлера к власти, фашисты организованными группами маршировали по всему городу, неся плакаты со словами: "Не покупайте товаров у евреев!". Несколькими днями позже, а именно 6 марта верная гитлеровскому режиму дюссельдорфская газета "Volksparole" открыто призывала своих читателей не закупать товаров "в еврейских оптовых складах и лавках". Перед входом в расположенный в районе Gerresheim популярный магазин "Warenhaus Schmitz" заранее натасканные и весьма агрессивные группы нацистов всячески преграждали покупателям вход в него...

Коварные, нередко не брезгующие насилием по отношению к еврейским торговцам акции бойкота группы мужчин из SA- и SS- подразделений занимались циничным прославлением положений нацистского сборника проповедей в качестве "пропаганды ожесточённо борющихся за своё существование представителей дюссельдорфского среднего класса предпринимателей"...

Во всём этом антисемитском шабаше нацистов поддерживал и тогдашний обер-бургомистр Дюссельдорфа Роберт Лер, проявивший себя как верный прислужник идеологов и исполнителей коричневого террора. Так, 30 марта 1933 года он угоднически издал своё распоряжение о запрете предпринимателям заключать с еврейскими магазинами городских договоров на торговлю, а уже существующие договора предписывалось немедленно расторгнуть.

Коричневые орды носились по городу

Под столь интенсивным и всё усиливавшимся давлением властей и акций бойкота, что проявлялось в том числе и битьём витрин магазинов и, как следствие, грабежами, на которые полиция смотрела сквозь пальцы, многие владельцы еврейских магазинов и лавок вынуждены были закрывать свои предприятия и уходить из бизнеса. Один из свидетелей, доживших до сегодняшних времён, рассказывает о своих тогдашних впечатлениях: "Это было страшно. Коричневые орды носились по всему городу и громили наши магазины. Владельцев лавок либо жестоко избивали, либо уводили в неизвестном направлении, и те исчезали навсегда"...

Оба крупнейших дюссельдорфских магазина сменили хозяев. Так, Густав Карш (Gustav Carsch) в октябре 1933-го продал свой одноимённый Дом моды, что расположен был на Hindenburgwall (сегодня это красавица Heinrich-Heine- Allee) своему бывшему доверенному лицу. А находящийся напротив "еврейский" Торговый Дом "Tietz" менее чем спустя два года был продан концерну "Kaufhof AG".

Однако, надо заметить, не только еврейские торговцы преследовались нацистским режимом. Коричневое правительство приняло 7 апреля 1933 года официальный "Закон о восстановлении профессионального чиновничества", который нацистам было очень удобно использовать в качестве инструмента для ограничесния деятельности еврейских служащих. С момента принятия этого закона чиновники-евреи, служащие государственных учреждений и работники коммунальных управлений и городских служб должны были быть бессрочно уволены со своих должностей как представители "неарийской" расы... В Дюссельдорфе исполнение нового закона было принято немедленно "под козырёк": в первую волну увольнений попали 21 судья, 28 сотрудников Медицинской академии и многие десятки служащих городских управлений. Уже через два дня после обнародования Закона эти специалисты-евреи получили от своего начальства предписания об увольнении. Без каких-либо объяснений и обоснований.

Не лучше обстояло дело и с еврейскими врачами и адвокатами. По личной инициативе гитлеровского министра труда Франца Зельдте в соответствии с его распоряжением от 22 апреля 1933 года врачи-евреи были исключены из системы страхования больничных касс и вынуждены были отныне обслуживать лишь частных пациентов. А с августа 1935 года еврейские практикующие врачи должны были по приказу дюссельдорфского медицинского профсоюза носить на рукаве жёлтую звезду Давида. Впрочем, еще через год, в сентябре 1938-го, все еврейские врачи были вообще лишены допуска к работе в медицинской сфере...

Исключённые из своих профессий, вообще из немецкой экономики, около 5000 евреев, проживавших на 1933 год в Дюссельдорфе, всячески и с годами всё сильнее - вплоть до 1938 года - планомерно выдавливались и из нормальной общественной жизни. Свидетельствует Ханнеле Цюрндорфер, тогдашняя школьница еврейской школы при синагоге, что на Kasernenstrasse (сегодня ей 77 лет): "В свободное от уроков послеобеденное время, - описывает она в своей автобиографической книге "Потерянный мир" случай у ледового стадиона, расположенного на улице Brehmstrasse, - мы с моей подругой Ингой договорились пойти кататься на коньках. Однако, когда мы подошли ко входу на стадион, уткнулись глазами в огромное объявление: "Для собак и евреев вход запрещён"...

Мы, конечно, уже привыкли видеть тут и там таблички с надписями типа "Евреям запрещено..." и "Евреи здесь нежелательны", но мы не ожидали, что это может коснуться и столь любимых всеми детьми катаний на коньках"...

Первое драматическое обострение еврейской дискриминации наступило в 1935 году путём принятия нацистами бредового расового "Нюрнбергского закона". С момента вступления его в силу "гражданам Рейха" запрещалось вступать в браки и вообще иметь близкие отношения с евреями, что считалось нацистами-законодателями "расовым позором". И с этого же момента разработали дюссельдорфские суды меры для предотвращения появления в прессе брачных объявлений, якобы приводящих к таким позорным контактам. Как вспоминает сегодня 88-летний Пауль Цалинг, "В интимнейшей сфере человеческих отношений с этих пор повсеместно стала царить тотальная слежка. И она ни в коем случае не исходила только от гестапо. Как раз наоборот: в основном этой слежкой занимались так называемые "нормальные, рядовые" граждане, которые своих "любимых" соседей как бы предостерегали таким способом от нежелательных связей ("для их же пользы!.."), а на самом деле ввергали людей в чудовищные неприятности".

Существовало также множество других положений "Нюрнбергского закона", унижающих евреев, косвенно либо прямо ограничивающих их права. Например, как рассказывает тот же Пауль Цалинг, "все евреи обязаны были зарегистрироваться в гестапо, а затем переселиться в специальные жилые здания, так называемые "еврейские дома". Кроме того, они должны были, согласно этому закону, приписать к своему имени второе имя - Сара (для женщин) или Израэль (для мужчин)"... Позже евреям было запрещено вести междугородные и международные телефонные переговоры, посещать определённые рестораны, читать немецкие газеты, стричься и бриться у "арийских" парикмахеров и даже... владеть велосипедами. В конце концов ограничение общественной жизни евреев было завершено.

Ситуация вокруг положения евреев в Германии, в том числе в Дюссельдорфе, неукоснительно приближалась к своему страшному апогею - еврейским погромам 9 ноября 1938-го, вошедшим в историю как

"Хрустальная ночь"...

Очевидцы вспоминают: густой туман окутал Дюссельдорф ранним утром того самого 9 ноября 63 года назад. Дул холодный, промозглый осенний ветер. Настроение еврейского населения в городе напряжено до предела. С тревогой обсуждается событие двухдневной давности: в Париже еврейский юноша застрелил сотрудника Германской дипломатической миссии во Франции... Дюссельдорфским евреям было ясно: нацисты устроят за это убийство страшную месть.

Теперь известно, что накануне вечером Гитлер вызвал к себе своих преданных слуг - рейхсминистра пропаганды Йозефа Гебельса и шефа гестапо Райнхарда Гейдриха. Истерическим голосом потребовал фюрер от своих подчиненных незамедлительного принятия самых жестоких мер в ответ на этот акт в Париже, с целью наказания евреев. И в качестве одной из таких мер сразу же приказал организовать по всей Германии якобы "спонтанные" гражданские акции террора против синагог, еврейских магазинов и лавок, а также квартир, в которых проживают евреи. Гитлеровский приказ был исполнен на следующий же день. Вернее, ночь. Которая и осталась в истории под названием "хрустальной ночи".

Переживший весь этот ужас дюссельдорфец, ныне 89-летний Йозеф Франкенхайм вспоминает: "Вечером 9 ноября я вышел после спектакля из театра оперетты, что на Jahnstrasse, и направлялся оттуда в направлении района Derendorf. Неожиданно раздался какой-то непонятный грохот, и вслед за этим я увидел, как из одного из домов на Graf-Adolf- Strasse полетели на проезжую часть и тротуары тяжелые предметы. Из окон этого дома послышались истошные крики женщин, плач и визг детей, лающие звуки орущих мужчин, там явно творилось что-то невообразимое, жуткий скандал, может быть драка... Горланя на всю улицу, из подъезда один за другим выскакивали множество гестаповцев, а испуганные случайные прохожие в оцепенении стояли перед зданием и молча наблюдали весь этот кошмар. Во время моего дальнейшего пути домой я еще много раз видел подобные сцены: из окон на улицу беспорядочно летели предметы мебели, домашние вещи, разломанные детские коляски, бельё, сумки, бумаги... Я понял, что началось нечто страшное".

А еще несколько часов спустя загорелась синагога на Kasernenstrasse - архитектурное украшение города. Прохожие, оказавшиеся в этот момент вблизи синагоги, увидев пламя, кричали: "О, Бог! Это поджог!!!" Вызванные пожарные команды, прибывшие к месту пожара, очевидно, имели распоряжение свыше дать возможность сгореть дотла еврейскому молельному дому. Один из очевидцев происшествия, Вальтер Бениамин, рассказывает: "Синагогу уже полностью охватило пламя, а пожарные стояли рядом и спокойно наблюдали, как одна за другой трещат и рушатся несущие конструкции, колонны, балки, перекрытия. Пожарные дождались полной гибели этого святого дома".

По всему городу метались фанатически настроенные орды разнузданных молодчиков, хорошо организуемые, возглавляемые и подбадриваемые на разбойные действия нацистскими офицерами, и врывались с бешеными криками ненависти в квартиры еврейских граждан, всё круша и поджигая на своём пути. С нечеловеческой жестокостью расправлялись они с несчастными жертвами, всячески унижая и избивая их, грабя квартиры, при этом издавая дикие вопли собственного триумфа... Официальная статистика этой страшной ночи такова: 5 человек погибло на месте от рук погромщиков, еще пятеро в это же время, не в силах вынести унижения, покончили жизнь самоубийством, 178 еврейских граждан были арестованы без предъявления каких-либо обвинений и посажены за решётку, а несколькими неделями позже стали узниками концлагеря в Дахау.

На следующий день жители Дюссельдорфа попытались вернуться к нормальной городской жизни. Многие обычные горожане ощущали стыд и свою вину за происшедшее минувшей жуткой ночью, в которое ввергла их сумасшедшая гитлеровская пропаганда. Последняя, кстати, лицемерно пыталась задним числом снять ответственность с нацистской верхушки, объясняя случившуюся дикость, умело организованную властями ненависть к евреям некой мифической "спонтанной акцией возмущённых граждан"... А вечером 10 ноября, как будто ничего не случилось, как обычно, городские власти устроили народное гулянье, прошедшее через весь город, частично мимо еще тлеющих и разорённых после вчерашних бесчинств еврейских домов и магазинов.

В "хрустальную ночь" 9 ноября 1938 года был гестаповскими молодчиками изгнан палками из собственной квартиры уважаемый в городе человек - раввин Дюссельдорфской синагоги доктор Зигфрид Кляйн.

Его жена Лилли была бандитами выброшена на лестницу и затем жестоко избита. Из страха за жизнь двоих своих детей - Юлиуса и Ханны - раввин и его жена в начале 1939 года отправили обоих к родственникам в Англию. Сами же родители посчитали для себя невозможным покинуть Дюссельдорф в эти тяжелые времена террора, когда все больше и больше стала расти угроза существованию общины и её членов, за которых раввин Кляйн чувствовал свою ответственность.

История этого человека примечательна. В 1919 году раввин Кляйн был вторым раввином, который прибыл для службы в Дюссельдорф. С этого времени он начал активную деятельность прежде всего в направлении приобщения молодёжи к иудаизму, а в дальнейшем, с 1930 года дополнительно взял на себя обязанности редактора газеты еврейской общины. В своих резких публицистических статьях, публиковавшихся газетой, раввин Кляйн всячески разоблачал расовый бред нацистской пропаганды и политики. Так, например, он отважно и честно написал под впечатлением только что принятого человеконенавистнического "Нюрнбергского закона": "150-летней борьбе за свободу и независимость, которой еврейство отдало свои лучшие силы, с принятием этого закона пришел конец"... Естественно, всё это смелое поведение раввина не могло остаться безнаказанным в то страшное время. И среди жертв первой дюссельдорфской депортации евреев, происшедшей 27 октября 1941 года, оказался и последний раввин еврейской общины Дюссельдорфа доктор Зигфрид Кляйн.

Ни один из родителей Юлиуса и Ханны не пережил период массового уничтожения евреев в годы нацизма: Лилли Кляйн умерла сразу же после её депортации в гетто под Лодзью. Её муж, дюссельдорфский раввин Зигфрид Кляйн несколькими месяцами позже был убит в концлагере Освенцим.

Погромная ноябрьская ночь 1938 года стала тем своеобразным сигналом, с которого началась уже совершенно открытая и систематическая травля евреев в Дюссельдорфе, как, впрочем, и во всей нацистской Германии. Во множестве последовавших вслед за этим бесчеловечных законов, правил и распоряжений еврейское население города на Рейне методически дискриминировалось властями, всё более ограничивалось в правах, а впоследствии - систематически истреблялось.

А 1 сентября 1941 года вышло распоряжение о том, что отныне все дюссельдорфские евреи в возрасте старше 6 лет обязаны были носить на рукаве желтую "звезду Давида". С помощью этих шестиконечных "знаков отличия" нацистам легче было организовывать планомерную депортацию евреев в лагеря смерти, которая началась в конце октября того же года, то есть через 8 недель после издания распоряжения о желтой звезде.

...В тот поздний вечер 27 октября на дворе скотобойни в дюссельдорфском районе Derendorf сидели в хлеву, плотно прижавшись друг к другу от нестерпимого холода, со страхом ожидая своей участи, 1000 согнанных сюда несчастных горожан-евреев. Их лица перекосило от ужаса. Многие рыдали в голос. Кто-то, видимо, простившись уже с жизнью, сидел молча, обреченно уткнувшись в плечо соседа. Это были люди, которых подготовили к отправке в концентрационный лагерь под Лодзь. Как потом оказалось, почти для каждого из них это было путешествие за своей смертью...

Одна из немногих переживших этот кошмар - Хильде Цандер - вспоминает сегодня: "Мы в бесконечно длинной колонне, под конвоем солдат, пешком, в сумерках, шли на этот скотный двор. В это время вокруг в городе не было ни одной живой души: всё ими было организовано так, чтобы никто нас не видел. Однако по движению штор на окнах домов, мимо которых мы шли, мы замечали, что население видело, что происходит".

Сами же эти жители, смотревшие тайком в щели своих зашторенных окон, тоже, естественно, в дальнейшем молчали об увиденной депортационной колонне той ночью. И о всех последующих подобных ночах и колоннах, многократно повторявшихся вплоть до сентября 1944-го, о тысячах евреев, которых нацисты все эти годы вели в их, как правило, последний путь - в гетто и лагеря смерти на восток: в места ужаса, будь то в Лодзи или Минске, Риге или Терезиенштадте.

Последние цифры сухой статистики: из 5000 евреев, которые жили в Дюссельдорфе в 1933 году, вернулись в свой город живыми после окончания Холокоста... 57 человек.

Публикуется с любезного разрешения редакции сетевого журнала "Заметки по еврейской истории". Оригинальный текст находится на сайте www.berkovich-zametki.com .

Григорий Крошин Заметки по еврейской истории

  • 8-04-2003, 18:08
  • Просмотров: 662
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список