Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Ребенка похитил мэр?

В шахтинской мэрии родился на свет любопытный документ: "Мэр города Шахты. Распоряжение об отобрании и устройстве в детский дом Стоева Эдуарда 1991 года рождения". Почему мэр решил заняться не своим прямым делом - городским хозяйством, а "отобранием ребенка у матери"? Причем безо всякого решения суда?

"В мою дверь постучали, сказав, что это из ЖКО. Когда я открыла, двое в милицейской форме заломили мне руки, а третий схватил сына и понес его вниз, ничего не объясняя", - рассказывает Людмила Стоева. По ее лицу то и дело текут слезы. Всю ночь и весь следующий день мать ходила по отделениям милиции в поисках сына. А вечером обнаружила под дверью постановление суда в котором ей предлагалось "добровольно" отдать его органу опеки. До этого женщина не получала ни одной повестки в суд. Начальник органа опеки отказалась что-либо объяснить. Лишь сказала, что до суда сына матери показывать не собираются. В это время мальчик находился в психиатрической больнице, а потом был переведен в специальный приют.

Поводом ко всей этой истории, послужило, скорее всего, заявление соседей, с которыми у Стоевой отношения, мягко говоря, уже давно не складывались. В иске об отобрании ребенка говорится, что у мальчика отсутствуют постельные принадлежности и он живет в условиях, угрожающих его жизни и здоровью. Но даже если допустить, что мальчик спит без простынки, неужели это настолько угрожает его жизни, что потребовалось незамедлительно забирать его у матери, которая не является ни алкоголичкой, ни наркоманкой? При этом даже не выяснив, соответствуют ли упомянутые факты действительности.

По словам представителей органов опеки, Стоева злоупотребляла родительскими обязанностями, ребенок не учился. В доме была антисанитария. А по ночам соседи слышали крики - так мама "учила" сына. При этом они признавали, что в "нехорошей квартире" никто из них не побывал.

В психушку же мальчика отвезли потому, что он стал странно себя вести в милицейской машине. "Вы меня к зэкам отвезете, они меня будут мучить? Вы будете у меня кровь брать?", - спрашивал он. А потом сказал: "Меня нельзя от мамы забирать, она без меня умрет". Вот и решили показать мальчика психиатру. Эдик провел в больнице три недели, запертый в психиатрическом отделении для взрослых.

Квартира, где недавно жила Людмила Стоева с сыном, выглядит довольно жутко: разбитое окно кухни, обгоревшая наружная дверь, рядом с которой на стене подъезда выцарапано слово "жиды". "Эта семья всегда казалась нам какой-то странной, - рассказывает соседка по подъезду. - Понимаете, они ведь евреи... Но вы не подумайте, мы никогда ничего такого! Сейчас, когда их здесь не стало, мы хоть вздохнули спокойно". "Странной" Людмила стала после длительной болезни мужа и его смерти. Соседи понимают, как ей было тяжело, но? "В последнее время он еле ходил, был такой худой, бородку отпустил - ну, он же еврей... Нет-нет, мы никогда ничего такого им не говорили! Мы точно не знаем, но, кажется, когда им есть нечего было, они ловили собачек, кошечек... А мальчика наверно мать била, потому что из квартиры не раз доносились крики" - взахлеб сообщают соседи.

Но никто не проверял эти сведения, и не находил подтверждений жестокого обращения с ребенком. Сама Стоева утверждает, что никогда не била Эдика. Прикрикнуть на него, говорит, могла, потому что он читал допоздна и не хотел ложиться спать.

"Соседи всегда смотрели на нас косо, - объясняет Стоева. - Мой муж был штурманом авиации, мы раньше жили довольно обеспеченно, но при этом держались особняком. Я никогда не сидела с соседками возле подъезда, не общалась с ними. Но они всегда так пристально следили, что мы делаем, куда идем. Сидят на лавочке, смотрят в наши окна и перемывают нам кости. Я слышала, как одна из них говорила: "Знаете, чем она меня угощала? Кошкой жареной!" Это же надо такое придумать! И ведь все верят..."

Как говорит Стоева, с давних пор, еще когда ее первый сын был маленьким, его дразнили "жидом"; такое же отношение было и к мужу, Эдуарду Гельману. Поэтому он взял фамилию жены. Но отношений с соседями это не улучшило. Когда у Стоевых погиб взрослый сын и в семье появился маленький Эдик, его тоже стали обижать и называть жидом. В сентябре муж Стоевой умер, и она с ребенком большую часть времени жила в доме матери. А квартира, говорит она, превратилась в склад старых вещей, которые и были недавно оттуда вывезены.

Эдик пошел в школу в шесть лет. Но старшие дети его обижали, поэтому мать забрала его и первые два года обучала дома сама. Водила в художественную школу, прочла с ним все книги по литературе до десятого класса. В третий класс он пошел в школу, а мать устроилась туда же работать техничкой, чтобы быть ближе к сыну. Но Эдика продолжали обижать, однажды ребята избили его и с криком "бей жидов" гнали домой в одной рубашке зимой. Мать пробовала искать помощи у учительницы, но та заявила, что на уроках его не бьют, а, что происходит на переменах, ее не касается.

В этом году Эдик должен был учиться в еврейской школе в Ростове. Но 1 сентября умер муж, а следом сын заболел нейродермитом, поэтому учиться так и не начал. К этому времени Стоевы уже получили разрешение на выезд в Израиль, и вдруг ребенка отобрали. "Я не пью, не гуляю, ребенок присмотрен и не болтается по улице, почему же его хотят отнять? Конечно, мы живем бедно, но ведь это не порок", - недоумевает мать. Ей говорят: езжайте без ребенка, зачем он вам?

Родственники Людмилы предполагают, что причиной всего этого могло послужить желание неких лиц завладеть квартирой Стоевых: трехкомнатная квартира не была приватизирована, и, лишив Людмилу ребенка и объявив ее сумасшедшей, кто-то мог попытаться прибрать к рукам освободившееся жилье. Либо, считают они, виной всему была обычная людская злоба, не поддающаяся разумному объяснению.

Уже пятый месяц Эдик живет отдельно от матери. Ей только недавно разрешили видеться с ним в присутствии работников приюта. Оставит ли суд сына с матерью, позволив им уехать в Израиль, или решит, что в детском доме жизнь мальчика будет счастливее, предположить трудно.

Согласно статье 57 Семейного кодекса, учет мнения ребенка, достигшего десятилетнего возраста, при рассмотрении подобных вопросов обязателен. "Хочу вернуться к маме!" - тихо повторяет Эдик.

"Газета Дона", Ростов

  • 9-04-2003, 18:30
  • Просмотров: 427
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список