Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Как осуществлялось "окончательное решение"

Выдержки из книги Пола Джонсона "Краткая история евреев" ("Вече" 2001)

Предварительные замечания

Приведённая ниже выдержка из названной книги потрясла меня своей точностью, краткостью изложения и исторической объективностью автора. В том море литературы, посвящённой невиданной по масштабам трагедии еврейского народа, которая осуществлялась в 20-м веке, книга Пола Джонсона выделяется краткой формой, сохраняя при этом достаточно полное и скрупулёзно изложенное содержание всего того, что относится к этому ужасному преступлению. Это объективное изложение событий историка-аналитика, лишённое излишних эмоций, пытающегося проанализировать для потомков смысл этого, не поддающегося осмыслению нормального человека, явления. Поражает не только нечеловеческий садизм исполнителей этого страшного деяния, но и особенно то, как среди цивилизованных европейских народов могло за сравнительно короткое время найтись такое количество двуногих существ, способных на это, и, даже, с энтузиазмом проводящих в жизнь приказы дьяволов в облике человеческом. Двадцатый век, как известно, был весьма насыщен "деяниями" по уничтожению огромных масс людей. Известны страшные дела с обеих сторон участников Гражданской войны в России, которые потрясли совесть мира, ужасные деяния эпохи сталинизма, массовые преступления японских милитаристов в Азии, уничтожение мирных граждан с помощью оружия массового поражения во время Второй мировой войны и множества, так называемых, "локальных войн" и многое другое. Но всё это меркнет перед неподдающимися нормальному осмыслению "деяниями" германского народа времён нацизма и его сторонников в других странах Европы, осуществлённых в период с 1933 по 1945 год. Как определить меру тяжести этих преступлений? Одной из характеристик, несомненно, является массовость. Но по массовости многие трагедии 20-го века могут соперничать с Холокостом. Технический прогресс и обусловливает массовость таких деяний, которые ранее были просто невозможны. Впервые в истории народов земли для уничтожения огромных масс людей были применены промышленные технологии.

При этом возникает ряд вопросов, на которые до сих пор нет ясного ответа. Многие из преступлений были отнесены международным Трибуналом к категории преступлений против человечности. Можно ли сопоставить психику лётчика, сбрасывающего бомбу на мирный город, и психологию эсэсовца, разбивающего об стену голову ребёнка, заплакавшего во время стрижки волос (такой ритуал часто проводился перед массовым уничтожением), и с усмешкой передающего труп его матери? Поддаётся ли сравнению деяние солдата войск НКВД, загоняющего в вагоны женщин и детей для их высылки в Сибирь, известно, отцы которых сотрудничали с фашистами во время оккупации, и "добровольца" из местных нацистов, укладывающего раздетых людей (женщин, детей, стариков) штабелями на дно вырытого ими же рва, и хладнокровно стреляющего им в затылок только за то, что они принадлежат к еврейской нации? В общей формулировке вопрос выглядит так: "Являются ли преступления германских нацистов наиболее страшными деяниями двуногих зверей во всей современной истории или это лишь обычный эпизод в жизни этих существ?"

Преступления эпохи Сталина тоже огромны по масштабам, но не достигают гитлеровских по уровню жестокости. Эти дела так и остались без юридической классификации. Однако, на одно отличие можно указать. Это степень садистской жестокости. Вот что пишет премьер-министр Израиля Менахем Бегин, прошедший советские лагеря и хорошо знавший многих как гитлеровских, так и сталинских узников. "И немецкие лагеря уничтожения, и советские исправительно-трудовые лагеря - затея дьявола. Но и дьявольские дела различны. Различие между ними кроется в одном небольшом слове: шанс. У заключённых советских исправительно-трудовых лагерей шанс имеется - шанс очень малый, но и малый шанс что-то значит... пусть не говорят, что для жертвы нет различия между лагерями уничтожения и исправительно-трудовыми, дающими своим жертвам хоть какой-то шанс... Всё определяется шансом на спасение. ...Если бы шесть миллионов европейских евреев были отправлены в леса Архангельска, в угольные копи Воркуты, на золотые прииски Колымы или медные рудники Урала, полтора, два, а может быть , и три миллиона остались бы в живых."

Во всех законодательных системах стран и народов существует градация тяжести преступлений. Но и она ещё недоступна пониманию. В печати часто можно прочесть - такой-то приговорён к тюремному заключению на срок 245 лет. А другой по совокупности преступлений приговорён на срок 124 года. Очевидно, что для человека нет разницы в том, какой из этих сроков он получил. В любом случае он не доживёт до его окончания. Но для общества, по-видимому, есть. Каждое деяние устанавливает определённую меру ответственности. В цивилизованном обществе считается, что любая человеческая жизнь священна. Ценность её невыразима. Отнять её можно лишь тогда, когда точно установлена мера преступления по отношению к другим людям. Да и то это право отрицается ввиду возможности ошибок.

Справедливо осуждены цивилизованным обществом деяния сталинизма. По массовости их применения они могут соперничать с гитлеризмом. Можно ли сказать, что они имели целью геноцид, в такой же степени, как и Холокост? Ведь были выселены в восточные районы страны целые народы: немцы Поволжья, крымские татары, калмыки, балкарцы, чеченцы и ряд других народов. В восточные районы страны были переселены многие евреи, представители народов Прибалтики по признакам классовости, финны, раскулаченные крестьяне из русских, белорусов и украинцев. Известно, что условия жизни там были заведомо более тяжелыми, чем условия жизни в местах проживания этих людей. Некоторое число из них не вынесло тяжёлых условий жизни и погибло. Можно ли сопоставить эти преступления с геноцидом Холокоста? Полагаю, что по тяжести это разные преступления. Это всё же не было окончательным смертным приговором. В послесталинскую эру многие "пересёлённые народы" возвратились на свои прежние места жительства. Несмотря на трудности и потери они смогли выжить. Пострадавшие в эпоху сталинизма есть почти в каждой семье, "не миновала чаша сия" и мою семью. Но при всей тяжести этого преступления это не было геноцидом.

Или ещё один "спорный вопрос". Кто несёт ответственность за смерть около миллиона людей в период блокады Ленинграда? Одни считают, что виноваты немцы, другие - что коммунисты, не захотевшие оставить город. Совершенно очевидно, что в случае сдачи города часть из погибших осталась бы в живых. Очевидно также и то, что все евреи, остававшиеся в городе, были бы уничтожены. Мы знаем что устроили гитлеровцы и их местные пособники с евреями осаждённых городов Киева, Одессы, посёлков Крыма. Так что же обвинять коммунистов в том, что они защищали евреев ценой гибели других людей? Есть и такие голоса. Стало известно, что некоторые "почвенники-интеллектуалы" считали, что Ленинград надо было сдать. Такого же мнения придерживалась и демократка Ахматова. Аналогичные вопросы возникают и при анализе истории демократических стран. Можно ли, например, обвинять английское правительство, что оно не заключило мир с Гитлером после налётов тысяч Фау-2 на Лондон, во время которых погибло много мирных жителей? Очевидно, нет, нельзя! Ведь многие люди остались бы при этом живыми.

Да, и существует ли общий, универсальный критерий справедливости?!

И ещё один вопрос, который волнует многих читателей, особенно связанных с жертвами Холокоста и сталинизма. Сравнение жестокостей эпохи сталинизма, а часто сюда включают и жестокости так называемых национально-освободительных войн в Азии и Африке, которые поддерживались коммунистическим движением и в послесталинский период, с жестокостями Холокоста используются некоторыми авторами в попытках преуменьшить вину преступников Холокоста. Поместить её в раздел обычных "человеческих деяний". Может быть они сами не всегда замечают это. Автору этих строк часто приходилось читать и слышать о том, что сталинизм даже превзошел гитлеризм. Причём характерно, что эти мнения высказываются людьми, чья заинтересованность в частичном оправдании зверств Холлкоста весьма заметно "просачивается" сквозь словеса их писаний. Часто они высказываются и людьми, непосредственно пострадавшими от репрессий сталинизма. Последнее, впрочем, объяснимо, но, конечно, не оправдано. Здесь играют роль эмоции и таких людей можно понять. Но лишь на эмоциональном уровне. Как аналитики исторических событий они забывают, что при этом они вольно или невольно оправдывают Холокост. Таких примеров множество. Возьмём пример из жизни Латвии. Там сейчас всячески превозносят латышских легионеров СС, активно помогавших гитлеровцам в осуществлении Холокоста. Утверждают, что они вели национально освободительную войну против советских оккупантов. А зверства против местных евреев объясняют тем, что де многие евреи помогали НКВД в осуществлении репрессий против "коренного населения" - латышей. Объективно получается, что гнев и преступления палачей Саласпилса, Румбулы и Даугавпилса в какой-то мере оправданы?! Ведь хорошо известно, что репрессии против евреев проводились местными нацистами часто по собственной инициативе. От немецких оккупационных властей они ожидали лишь попустительства и помощи. В конце войны латышские эсэсовцы яростно сражались на стороне гитлеровских войск, пытаясь спасти гитлеровский режим. Аналогичные явления имели место и в других частях бывшего СССР. В некоторых местах эти люди прлучают льготы участников войны. В приведённом отрывке из цитируемой интересной книги Пола Джонсона это хорошо показано. Но автор привёл в своей книге только некоторые факты участия представителей разных народов Европы в преступлениях Гитлера. К сожалению их было значительно больше.

Но очевидно и то, что главными вдохновителями крайней формы антисемитизма, приведшей к Холокосту, были немцы. Гитлер и его клика - бесспорные авторы политики "окончательного решения". Среди других народов лишь часть последовала за ними. С уходом в историю трагедии Холокоста нацистская идеология находит пути приспособления к современным условиям и казуистические аргументы для объяснения своих тягчайших преступлений перед Человечеством. Вот, что пишет William Grim, американский писатель, живущий и работающий в Мюнхене (Германия): "Немецкие ревизионистские историки сейчас начали определять немецкие преступления во Второй мировой войне и Холокост не как преступления против человечности, а как начальные битвы в холодной войне против коммунизма, крайности в которых прискорбны, но объяснимы.... Нацизм не был каким то помешательством, это была сущность немецкого духа, его неотъемлемым элементом. Снаружи нацизм мог быть абсолютно разрушен в мае 1945 года, однако, внутренний нацизм остаётся и всегда будет оставаться потенциальной угрозой так долго, как будет существовать политический и/или культурный объект, известный как Германия....

Германия и вся Европа фактически стали юденфрай (свободны от евреев), т.к. они с большим рвением, присущим немцам, совершали свои преступления Холокоста во время Третьего рейха. Фактически нацизм может быть признан одной из наиболее успешных политических программ всех времён. Он достиг больших результатов в более короткое время, чем любое другое политическое движение и надолго изменил лицо и политическую структуру нескольких континентов. Германия сейчас богата, стабильна, с сильной буржуазией и, к тому же, достигшая своей цели, свободная от активности евреев".

Евреев не только в Германии, но и в других странах Европы почти не осталось. А если и остались, то их крайне мало, и они не играют большой роли в общественной жизни, как это было до проведения в политики "окончательного решения". Ненависть европейских антисемитов направлена теперь на Израиль и на Америку. Главной целью их пропаганды и идеологии, вообще, является попытка смыть позорное клеймо соучастников невиданного по масштабам и жестокости преступления - Холокоста. Приводя полностью следующий ниже отрывок из книги Пола Джонсона "Популярная история евреев", автор этого предисловия посчитал нелишним напомнить своим соплеменникам о том, что происходило в 20-м веке. Если человечество не поймёт в полной мере сущность этих деяний, то они могут повториться вновь.

Что касается "холодной войны", то главные участники гитлеровских преступлений ставили на неё ещё до падения рейха. Об этом неоднократно высказывался и сам Гитлер. Они понимали, что главным врагом их является СССР - не менее беспощадный чем они, и, естественно, избирали из двух зол меньшее. О том, как поступал с врагами Сталин, они не строили никаких иллюзий. После сожжения трупов Гитлера и Евы Браун в пресловутом "бункере" начался кавардак, определяемый призывом: ""Спасайся, кто может!" Эсэсовцы сбрасывали мундиры, сбривали усы, прятали драгоценности и уничтожали документальные свидетельства. Советские солдаты обычно расстреливали на месте одетых в эсэсовские мундиры. Внушавшие прежде своим жертвам смертельный ужас, преступники, от малейшей прихоти которых зависела судьба миллионов людей, стали спасать свою шкуру. Геббельс и Гиммлер покончили собой, не дождавшись суда. Геринг и многие главные военные преступники были казнены по приговору Военного Трибунала. Некоторые были пойманы и осуждены, часть спаслась сбежав с Южную Америку, Ирландию, Египет и т.д. Вот некоторые примеры судеб главных военных преступников после разгрома гитлеровской Германии. "Начало "холодной войны" затормозило привлечение их к ответу, - пишет английский историк Аллан Кларк в своей книге "План "Барбаросса". - Генерал СС Рейнике, лично ответственный за смерть 3 миллионов русских пленных, был приговорён к пожизненному заключению. Если же удавалось затянуть процесс достаточно долго, то обычно его рассматривали в германском суде с точки зрения теории генерала Клея (Возглавлявшего оккупационный режим в Германии - Авт.) так, Бах-Залевский (палач Варшавы - Авт.) был осуждён на 10 лет (условно) мюнхенским судом. Макс Симон, командир "Мёртвой головы" до 1943 года, был вообще оправдан, а Готлиб Бергер, приговорённый к 25 годам, отсидев два года, был освобождён".

Публикатор нижеприведенного отрывка поделился лишь частью мыслей, нахлынувших на него при чтении приведенного отрывка из книги Пола Джонсона "Популярная история евреев". Описанное в книге относится к положению евреев, но ведь огромные жертвы понесли и другие народы, ставшие на пути гитлеровских убийц. Естественно, что не следует забывать и о них. Но то, что было сделано с евреями, кажется просто неправдоподобным. Наряду с этим геноцид - это открытое признание полной несостоятельности в открытой конкуренции с уничтожаемым народом. Он является признанием своей полной генетической неполноценности. Автор этого предисловия был бы рад, если в процессе обсуждения другие читатели высказали бы свои соображения по этому вопросу.

Иосиф Кременецкий, Миннеаполис, США.

Отрывок из главы Холокост.

Решающей датой с точки зрения "окончательного решения" следует считать, пожалуй, 1 сентября 1939 г., когда начались боевые действия. 30 января того же года Гитлер ясно заявил, какова будет его реакция на войну: "Если международному финансовому сообществу евреев в Европе и за её пределами удастся ещё раз втянуть народы в новую мировую войну, то результатом этого будет не большевизация земли и победа еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе." Он расценивал войну как лицензию на геноцид и в тот самый день , когда она началась, дал ход специфическому "научному" процессу. Первая программа экспериментальных убийств была составлена в Рехсканцелярии Гитлера, и первый приказ, санкционировавший истребление неизлечимых душевных больных, был выпущен на личном бланке Гитлера 1 сентября 1939 г. Программа носила кодовое название "Т-4" - по адресу Рейхсканцелярии Тиргартенштрассе, 4; она с самого начала включала черты программы геноцида, а именно участие СС, иносказательность, обман. Важно отметить, что первый руководитель эвтаназии обергруппенфюрер СС д-р Леонард Контин был уволен, как только попросил письменных приказов от Гитлера. Его сменил на этом посту другой доктор-эсэсовец, Филип Бойгалер, который принимал устные приказы.

Эсэсовцы экспериментировали с различными газами, в том числе окисью углерода и пестицидом марки "Циклон-Б" на основе цианистых соединений. Первая газовая камера была задействована в центре уничтожения в Бранденбурге в конце 1939 г., где личный врач Гитлера, Карл Брандт стал свидетелем экспериментального убийства четверых душевнобольных. Он доложил результаты Гитлеру, который приказал использовать только окись углерода. После этого были оборудованы ещё 5 центров уничтожения. Газовую камеру называли "душевой", и жертвам, которых запускали группами по 20 - 30 человек, говорили, что они должны помыться в душе. Затем их запирали, и дежурный врач пускал яд. Такая же процедура использовалась в лагерях массового уничтожения. В ходе этой программы было убито 80-100 тысяч человек; она была прекращена в августе 1941 г. после протестов церкви - единственный случай, когда она помешала Гитлеру истреблять людей. Но к этому времени указанная техника уже начала использоваться для убийства евреев из концлагерей, которые были слишком больны, чтобы работать. Так "программа эвтаназии" слилась с "окончательным решением", обеспечив переемственность методов, оборудования и опытного персонала.

Необходимо отметить, что убийство значительного числа евреев продолжалось в Польше в течение всего 1940 и весны 1941 гг., но фаза массового уничтожения не начиналась по-настоящему до вторжения Гитлера в Россию 22 июня 1941 г. Его целью было уничтожение еврейско-большевистского заговора и контроль над миллионами евреев, что находились у Советов. Истребление производилось двумя методами: мобильными группами и стационарными центрами, или лагерями смерти. Днём рождения мобильных групп истребления можно считать 22 июня 1940 г., когда гитлеровская идея тотальной войны, включая массовое уничтожение, была впервые изложена армии. В дальнейшем армия была тесно вовлечена в "окончательное решение", поскольку эсэсовские истребительные подразделения находились под её тактическим командованием. В записи, сделанной 3 марта 1941 г. в дневнике генералом Йодлем, говорится о решении Гитлера, что в грядущей русской кампании полицейские подразделения СС будут идти вплотную за передовыми армейскими отрядами, "ликвидируя" "еврейско-большевистскую интеллигенцию".

Так появились айнзацгруппы, мобильные батальоны истребления. Руководство ими осуществляло Главное имперское управление безопасности (РХСА) во главе с Рейнгардом Гейдрихом, причём команды передавались по цепочке "Гитлер - Гиммлер - Гейдрих". Таких батальонов было 4 (А, В, С и D) по 550 - 900 человек в каждом; каждый из них был придан одной из четырёх армейских групп, вторгшихся в Россию. В их составе было больше офицеров высокого звания, переведённых из СС, гестапо и полиции, а также много интеллигентов и юристов. Отто Олендорф, который командовал батальоном D, имел дипломы трёх университетов и доктора юриспруденции. Эрнст Биберштейн, один из командиров батальона С, был протестантским пастором, богословом и официальным деятелем церковной иерархии.

Из евреев, находившихся на советской территории, четыре миллиона жили в районах, оккупированных немецкой армией в 1941 - 1942 гг. Из них два с половиной эвакуировались до прихода немцев. Оставшиеся на 90% были сосредоточены в городах, что облегчало для айнзацгрупп задачу их уничтожения. Истребительные батальоны двигались непосредственно за армейскими частями, сгоняя евреев раньше, чем население понимало, что происходит. Во время первой волны прочёсывания четыре группы сообщили в разные дни между серединой октября и началом декабря 1941 г., что ими убито соответственно 125 000, 45 000, 75 000 и 55 000 человек.

Многие евреи при этом уцелели в тылу наступающих, поэтому команды уничтожения направлялись туда с целью поимки и истребления. Армия помогала вылавливать евреев, успокаивая свою совесть тем, что это "партизаны" и "лишние едоки". Иногда армия сама убивала евреев. И армия и СС инициировали погромы, чтобы разгрузить себя. Евреи почти не оказывали сопротивления. Русское население (Автор обобщает под названием "русские" всё население СССР - И.К.) обычно сотрудничало с оккупантам, хотя был зафиксирован случай, когда местный бургомистр был расстрелян за попытку "помочь евреям". Небольшим группам убийц удавалось уничтожить огромное число жертв. В Риге 21 солдат под командованием офицера уничтожили 10 600 евреев (с помощью местных жителей - И.К.). В Киеве два небольших подразделения из состава батальона С убили 30 000 человек (тоже не без помощи местных - И.К.). Вторая волна началась в конце 1941 г. и продолжалась весь следующий год. Было уничтожено свыше 900 000 человек. Большинство евреев было расстреляно за городом и зарыто во рвах. Во время второй волны сначала выкапывались могилы для массового захоронения. Евреев убивали выстрелом сзади в шею, тем же способом, которым пользовалась советская тайная полиция. Широко использовался метод "сардины", когда первый слой ложился ничком на дно могилы и расстреливался сверху. Следующий слой ложился на первый, головой к ногам, и так 5 - 6 слоёв, после чего могилу засыпали.

Некоторые евреи прятались в подполье или погребах. Их убивали гранатами или сжигали заживо. Некоторые евреи при расстреле были только ранены и оставались в живых ещё в течение нескольких часов, а то и дней. Было много садизма. С другой стороны даже среди отборных убийц встречались случаи отказа убивать такое количество людей, не оказывающих сопротивления, - во время акций уничтожения не погиб ни один убийца (это не точно, были восстания - И.К.). Гиммлер всего один раз посетил экзекуцию - расстрел 100 евреев в августе 1941 г. Сохранилась запись об этом событии. Гиммлер не смог наблюдать за тем, что происходило, когда залпы следовали один за другим. Командир упрекнул его: "Рейхсфюрер, это же всего сотня ", Гиммлер: "что вы имеете в виду?" " Посмотрите в глаза солдатам этой команды. Как они глубоко потрясены! На всю оставшуюся жизнь эти люди конченые. Каких последователей мы здесь воспитываем? Невротиков или дикарей". После этого Гиммлер обратился к солдатам с речью, призвав их подчиняться "Высокому Моральному Закону Партии".

Чтобы избежать личного контакта между убийцами и жертвами, неизбежного при расстреле, в группах были опробованы и другие методы. Использование динамита оказалось кошмарным. Тогда стали внедрять передвижные газовые камеры на грузовиках, и вскоре каждому батальоны было выделено по две такие машины. Тем временем в дополнение к мобильным акциям истребления началось использование стационарных центров, так называемых лагерей смерти. Всего их было построено и оборудовано шесть: в Хелмно, и в Освенциме, на польских территориях, включённых в рейх, и в Треблинке, Сабиборе, Майданеке и Бельце, на территории Польского генерал губернаторства. В некотором смысле, использование термина "лагерь смерти" для обозначения особой категории не совсем точно. Всего было создано 1634 концентрационных лагеря и их филиалов и свыше 900 трудовых лагерей. Все они были, в сущности, лагерями смерти, в том смысле, что в них гибло огромное количество евреев от голода и непосильного труда либо в результате казни за незначительные проступки, а то и вовсе без всякой причины. Отличие от указанных шести лагерей было в том, что они были специально спроектированы или переоборудованы для массовых убийств в индустриальном масштабе.

По-видимому Гитлер отдал приказ о массовом уничтожении в стационарных центрах в июне 1941 г., т.е. в то же время, когда начали действовать мобильные группы. Но, как мы видели, крупномасштабное убийство газом началось раньше, и в марте 1941 г. Гиммлер уже дал указание Гессу, коменданту Освенцима, расширить его для этой цели. По словам Гиммлера, выбор был сделан с учётом удобного подъезда по железной дороге и изолированности от населённых мест. Вскоре Гиммлер дал указание Одило Глобочнику, возглавлявшему СС в Люблине, построить Майданек; в дальнейшем этот человек возглавил комплекс уничтожения, в который вошли ещё два лагеря смерти, Бельзец и Сабибор. Команды передавались по цепочке: приказы Гитлера шли Гиммлеру, а от него - к конкретным комендантам лагерей. Впрочем, Герман Геринг, как куратор 4-летнего плана был вовлечён административно в организацию взаимодействия различных государственных бюрократических структур. Это важный момент, поскольку показывает, что, хотя непосредственными исполнителями в Холокосте были эсэсовцы, преступление носило характер общенациональной программы, в которую были вовлечены все иерархические уровни германского правительства, его вооружённые силы, промышленность и партия. Как отмечал Гильберг, "сотрудничество этих иерархий было настолько плотным, что вполне можно было говорить об их сращивании в единую машину истребления"

Геринг поручил роль координатора Гейдриху, который как глава РСХА и шеф тайной полиции стоял на стыке государства и партии, и направил ему 31 июля 1941 г. письменный приказ:

"В дополнение к задаче, которая была доверена Вам декретом от 24 января 1939 ,а именно решение еврейского вопроса путём эмиграции и эвакуации по возможности наиболее благоприятным способом с учётом настоящих условий настоящим поручаю Вам провести всю необходимую подготовку с точки зрения организации, снабжения и финансирования к полному решению еврейского вопроса в германской сфере влияния в Европе. Следует привлекать к этому и другие центральные организации, поскольку это затрагивает их компетенцию".

В свою очередь, Гейдрих отдавал приказы Адольфу Эйхману, своему подчинённому по линии РСХА, отвечавшему за "еврейские дела и вопросы эвакуации". Он нёс административную ответственность за Холокост в целом, хотя Гиммлер и осуществлял оперативное руководство через вверенных ему комендантов лагерей. Именно Эйхман был автором приказа от 31 июля 1941 г., подписанного Герингом. Одновременно дополнительный устный приказ был отдан Гитлером Гейдриху и передан Эйхману: "Я только что от рейхсфюрера: Фюрер отдал приказ о физическом уничтожении евреев".

Монтаж машины массового истребления продолжался в течение лета и осени 1941 г. Из Гамбурга в Освенцим прибыли два гражданские лица, чтобы обучить персонал работе с "Циклоном-Б", который был выбран там в качестве средства умерщвления. В сентябре в блоке 2 было произведено первое умерщвление газом: жертвами были 200 больничных пациентов-евреев и 600 русских пленных. Затем началась работа в Биркенау, основном центре умерщвления в Освенциме. Первый лагерь смерти был организован в Хелмно, вблизи Лодзи, который начал функционировать 8 декабря 1941 г., используя выхлопные газы грузовиков. На следующий день было запланировано проведение конференции РСХА по вопросам истребления на вилле Ванзее, пригороде Берлина. Она была отложена из-за Пирл-Харбора и прошла 20 января 1942 г. К этому времени среди верхушки нацистов возникло некоторое беспокойство. Тот факт, что Россия выстояла, а также вступление Америки в войну убедили многих из них, что Германия вряд ли победит в этой войне. Задачей конференции было подтвердить цель "окончательного решения" и координировать меры по его осуществлению. За обедом, когда официанты разносили коньяк, ряд присутствующих настойчиво подчёркивал необходимость спешить. Именно с этих позиций потребностям Холокоста отдавался приоритет даже перед военными целями, что отражало решимость Гитлера сделать так, чтобы независимо от исхода войны европейские евреи её не пережили бы.

За Ванзее последовали быстрые действия. В следующем месяце заработал Бельзец. В марте началось сооружение Сабибора. Одновременно Майданек и Треблинка были преобразованы в центры истребления. Геббельс после беседы с Глобочником, которому подчинялись лагеря Генерал-губернаторства, записал 27 марта 1942 г.: "Решение, вынесенное по евреям - варварское... Пророчество, сделанное фюрером в связи с тем, что они развязали новую мировую войну, начинает сбываться самым ужасным образом.

В данном случае Геббельс по секрету беседовал со своим дневником. В реальных же приказах, даже для очень близкого круга лиц, геноцид неизменно упоминался в эвфемистическом ключе. Даже на конференции в Ванзее Гейдрих пользовался кодом. "Все евреи, - говорил он, - должны быть эвакуированы на восток", чтобы сформировать из них трудовые колонны. Большинство "отпадут естественным образом", те же кто крепче здоровьем и способны восстановит еврейство, "получат соответствующее обращение". Последняя фраза, означающая "будут убиты", была уже знакома по отчётам эйнзацгрупп. Была масса официальных эвфемизмов для обозначения убийства, которые использовались участниками акций и прекрасно понимались бесчисленными тысячами, не входившими в их число: мероприятия тайной полиции, обработка в стиле тайной полиции, акции, специальные акции, специальное обращение, отправка на Восток, переселение, соответствующее обращение, зачистка, крупные акции по зачистке, подвергнуты специальным мерам, устранение, решение, чистка, освобождение, покончить, миграция, бродяжничество, убрал, исчез.

Эти эвфемизмы считались обязательными даже среди профессиональных массовых убийц, чтобы свести до минимума всякие разговоры по поводу реальных масштабов того, чем они занимались. В странах Европы, прямо или косвенно находившихся под контролем нацистов проживало около 8 861 800 евреев. Подсчитано, что нацисты убили 5 933 900, или 67%. Самая большая часть приходится на Польшу, где было уничтожено 3 300 000 или 90% еврейского населения. Примерно такой же процент был уничтожен в странах Балтии, Германии и Австрии, свыше 70% - в Богемском протекторате, Словакии, Греции и Нидерландах. Более 50% евреев было истреблено в Белоруссии, Украине, Бельгии, Югославии, Румынии и Норвегии. Основная работа по уничтожению сосредотачивалась в шести больших "фабриках смерти"; конкретно было уничтожено свыше 2 миллионов в Освенциме, 1 380 000 - в Майданеке, 800 000 -в Треблинке, 600 000 - в Бельзеце, 340 000 - в Хелмне, 250 000 - в Собиборе. Скорость, с которой работали газовые камеры была ужасающей. В Треблинке их было 10, каждая из них принимала 200 человек за один раз. Гесс, хвастал, что в Аушвице (Освенцим) каждая камера вмещала 2000 человек. Используя кристаллы газа "Циклон-Б", пять камер Освенцима могли умертвить за сутки 60 000 мужчин, женщин и детей. Гесс утверждал, что за лето им было уничтожено 400 000 только венгерских евреев, не считая других групп, а всего "по меньшей мере" 2 500 000 человек (евреев и неевреев) было отравлено газом и сожжено в Освенциме, плюс ещё полмиллиона умерло от голода и болезней. Много месяцев подряд, в течение 1942, 1943, 1944 годов, нацисты каждую неделю хладнокровно убивали свыше 100 000 человек, в основном евреев.

То, что зверства такого масштаба могли совершаться в цивилизованной Европе, хотя и в военное время и под прикрытием германской армии, ставит ряд вопросов касательно поведения немецкого народа, их союзников, а также народов, связанных с немцами или завоёванных ими, об англичанах и американцах, и не в последнюю очередь о самих евреях. Рассмотрим все эти вопросы по порядку.

Немецкий народ знал о геноциде и содействовал ему. 900 000 немцев служили только в СС, плюс 1 200 000 трудились на железной дороге. Одной из улик были поезда. Большинство немцев знали о назначении огромных набитых составов, которые громыхали в тёмное время суток. Как говаривал один немец: "Проклятые евреи, даже ночью спать не дают!" Немцы получали выгоду от убийств - десятки тысяч мужских и женских часов, автоматических ручек и карандашей, украденных у жертв, распределялись в вооружённых силах. Однажды всего за 6 недель на Внутреннем фронте в Германии было распределено 222 269 мужских костюмов и комплектов белья, 192 652 комплекта женской одежды и 99 922 - детской, отнятых у людей, задушенных газом в Освенциме. И получатели представляли, откуда всё берётся... Немцы почти не протестовали по поводу такого обращения с евреями и почти не пытались помочь им бежать. Хотя бывали и исключения. В Берлине, самом сердце гитлеровской империи, нескольким тысячам из общего числа 160 000 удалось спастись, уйдя в подполье, став, как их называли "подводными лодками". В каждом случае это означало попустительство, а то и прямую помощь со стороны немцев. Одной из таких подлодок стал в феврале 1942г. богослов Ганс Гиршель. Он спрятался в квартире своей любовницы, графини Марии фон Мальцан, сводной сестры ярого нациста фельдмаршала Вальтера фон Райхенау. Она устроила для него кровать-ящик с отверстиями для дыхания, в котором он мог прятаться. Каждый день она ставила ему туда стакан свежей воды и лекарство от кашля. Однажды она вернулась домой и услышала как Гиршель и другой "подводник", Вилли Бушофф, поют во весь голос "Слушай Израиль, Господа нашего, Бога единого!..".

Австрийцы были хуже немцев. Роль, которую они играли в Холокосте, была непропорционально велика по сравнению с их количеством. Не только Гитлер, но и Эйхман и Эрнст Кальтенбруннер, глава гестапо, были австрийцами. В Нидерландах два австрийца, Артур Зейсс-Инкварт и Ганс Раутер, руководили истреблением евреев. В Югославии из 5090 военных преступников 2499 были австрийцами. Австрийцы играли видную роль в мобильных батальонах уничтожения. Они составляли одну треть личного состава эсэсовских истребительных подразделений. Австрийцы командовали четырьмя из шести главных лагерей смерти и убили почти половину из шести миллионов евреев. Австрийцы вообще были более ярыми антисемитами, чем немцы. Менаше Маутнер, инвалид Первой мировой войны, упал со своей деревянной ногой на обледенелом тротуаре в Вене и пролежал так три часа, тщётно прося прохожих о помощи. Они видели его звезду и отказывались оказать ему помощь.

Румыны были не лучше австрийцев, а в некоторых отношениях даже хуже. В довоенной Румынии проживали 757 000 евреев, и отношение к ним было едва ли не худшим в мире. Румынское правительство точно следовало за Гитлером в его еврейской политике, правда, намного менее эффективно, но зато с большей злобой. С августа 1940 года закон лишил евреев имущества и работы и обрёк их на неоплачиваемый принудительный труд. Случались и погромы; в январе 1941 г. в Бухаресте было убито 170 евреев. Румыны играли важную роль и при вторжении в Россию, которое они считали началом войны против евреев. В Бесарабии они уничтожили 200 000 евреев. Евреев набивали в вагоны для перевозки скота и возили без еды и воды без видимого назначения. Или их заставляли раздеться и маршировать голыми или прикрытыми газетой. Румынские войска, взаимодействовавшие на юге с эйнзацгруппой D, возмущали даже немцев своей жестокостью и нежеланием хоронить замученных ими людей. 23 октября 1941 г. румыны устроили всеобщую резню евреев. В Одессе после того, как взрывом мины была уничтожена штаб-квартира их армии. На следующий день они загнали толпы евреев в четыре больших судна, облили бензином и зажгли; в результате заживо сгорели тысяч 20 или 30 человек. С согласия немцев они отторгли от Украины провинцию Трансистрия, де и внесли свой вклад в "окончательное решение". В этой зоне смерти было погублено 217 757 евреев, в том числе по оценкам, 130 000 - из России, 87 757 из Румынии. Из них на счету румынов - 138 957 человек. После немцев и австрийцев румыны были самыми большими палачами евреев. Они больше других увлекались избиениями и пытками, а также изнасилованиями. Офицеры были при этом хуже своих солдат, для своих оргий они отбирали самых хорошеньких девушек-евреек. К тому же среди них было больше тех, кто зверствовал добровольно. После расстрела евреев они продавали трупы местным крестьянам, чтобы они забирали их одежду. За подходящую цену у них можно было купить и живых евреев. С 1944 г. они, впрочем, стали вести себя менее агрессивно, поскольку почувствовали, что дело идёт к победе союзников.

Во Франции также была заметная прослойка тех, кто хотел бы активно участвовать в "окончательном решении" по Гитлеру. Эти люди не простили победы дрейфусаров в 1906 г., и их ненависть только усилилась благодаря правительству Народного фронта Леона Блюма в 1936 г. Как и в Германии, в число антисемитов входило довольно много интеллектуалов, особенно писателей. В их число входил и некий доктор Ф.Л. Детуш, писавший под псевдонимом Селинь. Его антисемитская диатриба "багатель для бойни" (1937), опубликованная под его настоящим именем, пользовалась заметным успехом перед самым началом и во время войны: в этой книге утверждалось, что Франция уже оккупирована (и изнасилована) евреями, а гитлеровское вторжение было для неё освобождением. Эта книга возрождала давнюю идею об англичанах, вступивших в гнусный сговор с евреями, дабы погубить Францию. Во времена дела Дрейфуса фраза "О, йес", произносимая с утрированным английским акцентом, была антисемитским боевым кличем; в своём "Богателе" Селинь перечисляет лозунги англо-еврейского всемирного заговора: "Тарабум! Ди! Йе! Господи! Да здравствует король! Ура Ллойдам! Да здравствует Таюр! Ура Ситэ! Ура мадам Симпсон! Слава Библии! Бордель Господень! Весь мир - еврейский лупанарий!" Во Франции существовало не менее десятка антисемитских организаций, призывавших к истреблению евреев; некоторые из них финансировались нацистским правительством. К счастью, они никак не могли договориться об общей политике. Однако их момент наступил, когда правительство Виши провозгласило антисемитскую политику. Дарке де Пеллепуа, который основал в 1938 г. Французский антиеврейский союз, стал генеральным комиссаром вишистского правительства по еврейским вопросам. Большинство французов старались уклониться от сотрудничества с политикой "окончательного решения"; что касается коллаборационистов, то они проявили больше энтузиазма, чем немцы. Гитлер надумал истребить 90 000 (20%) французских евреев; с помощью французских властей было депортировано 75 000, из которых уцелело всего 2500. Во французском антисемитизме времён войны было много личной ненависти. За 1940 г. вишистские и немецкие власти получили от 3 до 5 миллионов письменных доносов на конкретных людей (не только евреев).

Гитлер обнаружил, что союзная Италия менее склонна сотрудничать с ним в еврейском вопросе. Со времён, когда кончила существовать Папская область, еврейская община Италии стала едва ли не самой интегрированной в Европе. Как говорил Герцлю король Виктор-Эмануил III (1904): "Евреи могут занимать у нас любое положение, и занимают... Для нас евреи - те же итальянцы". К тому же эта община была одной из старейших в мире. Бенито Муссолини любил шутить, что именно "евреи принесли одежду после похищения сабинянок. Из евреев вышли два итальянских премьер-министра и один военный министр; они дали непропорционально много университетских профессоров, а также генералов и адмиралов". Сам Муссолини всю жизнь колебался между филосемитизмом и антисемитизмом. Не кто иной, как группа евреев склонила его к вступлению в первую мировую войну; в этот критический момент своей жизни он порвал с марксистским интернационализмом и стал националистом- социалистом.

Среди основателей движения фасци ди комбатументо в 1919 г. было пятеро евреев, и евреи были активны во всех направлениях фашистского движения. Научная статья об антисемитизме была написана для Фашистской энциклопедии еврейским богословом. И биограф Муссолини, Маргарита Саратти и его министр финансов, Гвидо Юнг, были евреи. Когда Гитлер пришёл к власти, Муссолини выступил в роли европейского защитника евреев, за что Стефан Цвейг похвалил его, назвав "вундербар Муссолини".

Когда дуче уступил напору Гитлера, его антисемитская сторона вышла на первый план, но у неё не было глубоких эмоциональных корней. Внутри фашистской партии и правительства имелась определённая антисемитская прослойка, но она была намного менее мощной, чем при вишистском режиме, и, по-видимому, совсем не пользовалась популярностью. Италия, в ответ на германское давление, приняла в 1938 г. расистские законы, и, когда война началась, некоторые евреи были посажены в лагеря. Но вплоть до момента, когда в 1943 г. итальянская капитуляция отдала половину страны во власть немецких военных, Гиммлеру не удавалось привлечь её к "окончательному решению". 24 сентября (1943 г. - И.К.) он направил распоряжение Герберту Каплеру, который возглавлял СС в Риме, чтобы всех евреев, независимо от возраста и пола, собрали и отправили в Германию. Однако германский посол в Риме, чья любовница-итальянка прятала с его согласия в своём доме еврейскую семью, не стал оказывать содействие этой кампании, а командующий немецкими войсками фельдмаршал Киссельринг заявил, что евреи нужны ему для строительства инженерных сооружений. Каплер воспользовался этим приказом, чтобы шантажировать еврейскую общину. Во время его встречи в посольстве с двумя лидерами общины, Данте Альманеи и Уго Фоа, разыгралась мерзкая, средневековая сцена, когда он потребовал 50 килограммов золота в течение 36 часов, а не-то будут казнены 200 евреев. Эти двое попросили разрешения уплатить лирами, на что Каплер ухмыльнулся: "Я сам могу их напечатать сколько захочу". Золото было доставлено в гестапо через 4 дня. Папа Пий XII предложил заплатить столько, сколько нужно, но к этому моменту уже было собрано достаточно, причём в сборе участвовало много неевреев, особенно приходских священников. Гораздо более серьёзной потерей были антикварные тома из библиотеки общины, которые стали украшением коллекции Альфреда Розенберга.

Гиммлер, которому нужны были не сокровища, а живые евреи, которых можно было бы убить, разозлился на Каплера и направил в Италию своего волкодава Теодора Деннекера со сворой из 44 убийц-эсэсовцев для проведения "юден-акции"; аналогичные задания тот выполнял в Париже и Софии. Германский посол при Святом Престоле предупредил Папу, который приказал римскому духовенству предоставить евреям убежище. В Ватикане были укрыты 477 евреев, а ещё 4238 нашли приют в монастырях. В Риме облава провалилась. Каплер докладывал: "Во время акции антисемитских действий со стороны народа нигде не наблюдалось; наоборот, в ряде случаев большая толпа старалась отсечь полицию от евреев". Всё же удалось схватить 1007 евреев, которых отправили прямо в Освенцим, где все они, кроме 16 человек, были убиты. Были облавы и в других итальянских городах, но, в основном, они срывались итальянцами. Одним из тех, кто спасся, был Бернард Беренсон, весьма начитанный отпрыск семьи раввина из Литвы, который в зрелом возрасте стал ведущим авторитетом по живописи итальянского Возрождения. Местная полиция по секрету предупредила его: "Дотторе, немцы желают приехать на вашу виллу, а мы не знаем точно где она находится. Не могли бы вы рассказать как вас найти завтра утром!" Итальянцы прятали его до конца немецкой оккупации.

В других европейских странах эсэсовцы тоже не получали помощи или получали совсем незначительную. Но это не значит, что им не удавалось вылавливать евреев. В оккупированной Греции без помощи со стороны населения они уничтожили всех евреев, кроме 2000, из древней общины в Салониках, насчитывавшей 60 000 евреев. В Бельгии, несмотря на сопротивление местных жителей, они истребили 40 000 из 65 000 евреев и почти стёрли с лица земли знаменитый своей торговлей алмазами квартал Антверпена. В Голландии эсэсовцы были особенно жестоки и неумолимы, и, хотя голландцы решились на всеобщую забастовку в защиту евреев, потери здесь составили 105 000 из 140 000. Финны, союзники немцев, отказались выдать своих 2000 евреев. Датчане сумели вывезти почти всю еврейскую общину (5000) в Швецию. С другой стороны, многочисленные венгерские евреи, уже под конец, понесли жестокие потери: 21 747 было убито в Венгрии, 596 260 было депортировано, из них выжило лишь 116 500.

В Венгрии массовые убийства происходили уже тогда, когда союзники обладали полным превосходством в воздухе и быстро наступали. Позволительно задать вопрос в прямой практической форме: могли ли союзники принять эффективные меры для спасения евреев Европы?

Теоретически английское и американское правительства симпатизировали евреям, но на практике опасались, что какая-либо активная проеврейская политика спровоцирует Гитлера на массовое изгнание евреев, которых они тогда будут морально обязаны принять. С точки зрения нацистов, эмиграция всегда была элементом "окончательного решения", и, хотя есть основания считать, что Гитлер был настроен скорее истреблять евреев, чем экспортировать, он вполне мог бы скорректировать свою политику, лишь бы поставить союзников в затруднительное положение, дай ему повод для этого. Геббельс записал в своём дневнике13 декабря 1942 г.: "Думаю, и англичане, и американцы счастливы, что мы энергично истребляем евреев." Это, конечно, неправда. Однако ни одна держава не была готова спасать еврейские жизни, принимая многочисленных беженцев. Из всех крупных европейских держав Англия была наименее антисемитской в 30-е годы. Движение чернорубашечников сэра Освальда Мосли, основанное в 1932 г., провалилось, причём не в последнюю очередь из-за своих нападок на евреев. Правительство опасалось, однако, что результатом массовой эмиграции евреев могло стать широкое распространение антисемитизма. К тому же оно не было готово отступать от иммиграционных ограничений, установленных Белой Книгой по Палестине 1939 г. Уинстон Черчилль, который всегда был сионистом, стоял за увеличение въезда евреев. Но его министр иностранных дел Антони Иден, настаивал, что открыть Палестину - значит настроить против себя всех арабских союзников и тем самым подорвать военное положение Англии на Среднем Востоке. Когда лидер нью-йоркских евреев Стефен Уайз попросил его в Вашингтоне (27 марта 1943 г.) поддержать идею англо-американского обращения к Германии, чтобы та позволила евреям покинуть оккупированную Европу, Иден ответил, что эта идея "фантастически неосуществима". Впрочем, в частном порядке он как-то признался: "Гитлер вполне мог рассмотреть подобное предложение". Форин-Офис был настроен против приёма евреев и отклонял даже индивидуальные прошения. Как свидетельствовал один высокопоставленный чиновник, "невероятное количество времени в нашей конторе уходит на то, чтобы возиться с этим ноющими евреями".

Что касается США, они, конечно, могли бы принять большое количество евреев. На самом же деле за всю войну они пустили всего 21 000, т.е. 10% от количества, предусмотренного законом о квоте. Причиной тому было враждебное настроение общественности. Все патриотические группировки от Американского легиона до ветеранов зарубежных войн, призывали к полному запрету иммиграции. Во время войны наблюдалось больше антисемитизма, чем когда-либо в американской истории. Опросы общественного мнения показывали, что в 1938 - 45 гг. 35 - 40% населения готовы были поддержать антиеврейские законы. В 1942 г. согласно опросам евреев считали наиболее опасной группой, после японцев и немцев. В 1942 - 44 гг. в Нью-Йорке были осквернены все синагоги на Вашингтон-Хайтс.

Известия о программе уничтожения стали поступать сюда с мая 1942 г., когда Польский еврейский трудовой союз передал достоверные сообщения Польскому национальному комитету в Лондоне. Там было и описание машин-душегубок, и информация о 700 000 убитых евреях. Газета "Бостон Глоб" напечатала сообщение об этом под заголовком "Массовые убийства евреев в Польше перевалили за отметку 700 000", но "похоронила" заметку на 12 полосе. "Нью-Йорк Таймс" назвало это "возможно, самым крупным массовым убийством в истории", но уделила ему лишь 5 сантиметров своей площади (так у автора - И.К.). В общем, новости о Холокосте освещались недостаточно и терялись в обычной для военного времени куче "страшилок". К тому же в Америке многие оказывались верить в сам факт Холокоста, даже когда американская армия подошла к лагерям. Обозреватель из "Нейшен" Джеймс Эйджи отказался смотреть фильмы о зверствах и объявил их пропагандой. По возвращении домой военнослужащие свирепели от того, что в тылу оказывались верить тому, что они видели своими глазами, и даже смотреть фотографии.

Но главным препятствием для действий можно считать лично Ф.Д. Рузвельта. Его умеренный антисемитизм сочетался с плохой информированностью. Когда еврейский вопрос всплыл на конференции в Касабланке, он стал говорить о том, что "можно понять жалобы немцев на местных евреев, которые составляют небольшую группу населения, но свыше 50% юристов, врачей, школьных учителей и преподавателей в высших учебных заведениях" (на самом деле 16,3%, 10,9%, 2,6%, 0,5%). Рузвельт, по-видимому, руководствовался исключительно внутриполитическими соображениями. Впрочем, за него голосовали свыше 90% евреев, что развязывало ему руки. Даже после того, как стало известно о масштабах системы уничтожения, Рузвельт ничего не предпринимал в течение 14 месяцев.

Запоздалая англо-американская конференция по этому вопросу прошла на Бермудах в апреле 1943 г., но Рузвельт не проявил к ней никакого интереса, и она приняла решение, что ничего существенного нельзя предпринять. Более того, она специально предупредила, "что не следует обращаться к Гитлеру по поводу освобождения потенциальных беженцев". В конце концов было создано Бюро по беженцам войны. Правительство незначительно помогало ему, и его фонды на 90% пополнялись из еврейских источников. Тем не менее, они помогли спасти 200 000 евреев и 20 000 неевреев. В начале 1944 г., когда полным ходом шло истребление венгерских евреев, встал вопрос о бомбёжке газовых камер. Черчилль был в ужасе от происходящего и готов действовать. Эти убийства, писал он "по-видимому самое большое и ужасное преступление в мировой истории". Операцию можно было вполне осуществить. Нефтеперегонный комплекс в 75 километрах от Освенцима бомбили между 7 июля и 20 ноября 1944 г. не менее 10 раз; к этому времени программа Холокоста была завершена, и Гиммлер приказал уничтожить машину смерти. 20 августа 127 летающих крепостей бомбили промышленную зону Освенцима менее чем в 8 километрах от газовых камер. Могли ли бомбёжки спасти евреев - наверняка сказать трудно. Эсэсовцы были фанатично настойчивы в их уничтожении, независимо от физических или военных препятствий. Но, во всяком случае, попробовать стоило. К сожалению, в обоих правительствах единственным сторонником такой попытки был Черчилль. ВВС обеих стран терпеть не могли военных операций, не направленных на уничтожение живой силы противника или его военного потенциала. (к сожалению это не совсем так - ВВС с энтузиазмом бомбили мирные города Германии. - И.К.). Минобороны отвергало план, даже не изучив возможности его осуществления.

Здесь мы подходим к суровому, но важному вопросу. Отказ отвлечь войска для специальной военной операции по спасению евреев находился в соответствии с общей военной политикой. Оба правительства решили (с согласия еврейских общин обеих стран), что быстрый и полный разгром Гитлера - лучший способ помочь евреям. В этом - одна из причин, почему большая и мощная еврейская община США не слишком серьёзно рассматривала вопрос бомбёжки. Но, коль скоро победа в войне была избрана главной целью. Проблему "окончательного решения" следует рассматривать с учётом этого. Если рассматривать войну с позиций нацистов. Указанная проблема равносильна причинению себе членовредительства. По сути, всё говорило против, включая руководителей армии и промышленности, особенно тех из них, кто смотрел на войну с рационалистических позиций. "Окончательное решение" отнимало десятки тысяч военнослужащих, зачастую парализовало железные дороги - даже во время жизненно важных сражений. И, самое главное, оно погубило свыше 3-х миллионов работников, занятых производительным трудом. Многие из них имели высокую квалификацию.

Чтобы сопротивление было минимальным немцы на всех этапах использовали довольно сложные маскирующие методы. Они всегда уверяли, что депортация производится в места будущей работы. У них были напечатаны почтовые открытки со штампом "Вальдзее", которые узники лагерей должны были посылать домой с текстом вроде: "У меня всё нормально. Я работаю и здоров". По дороге в Треблинку они соорудили лжестанцию с кассой, нарисованными часами и указателем "На Белосток". Газовые камеры маскировали под душевые, с эмблемой Красного Креста на дверях. Иногда эсэсовцы заставляли оркестр из заключённых играть, когда евреев вели в "душевые помещения". Иллюзию старались сохранить до самого конца. В кармане одного из погибших была найдена записка: "Мы прибыли сюда после долгой дороги. На входе вывеска "Баня". Снаружи люди получают мыло и полотенце. Кто знает, что с нами сделают?" В Бельзеце 18 августа 1942 г. эсэсовский специалист по дезинфекции Курт Герштейн слышал, как офицер СС объяснял раздетым до гола мужчинам, женщинам и детям, которых загоняли в газовую камеру: "Никакого вреда вам не собираются причинять. Дышите глубже, это только укрепит ваши лёгкие. Это прекрасная дезинфекция для профилактики заразных болезней".

Обман часто срабатывал, так как евреям хотелось быть обманутыми. Им была нужна надежда. Эсэсовцы умело распускали слухи, что депортации будет подвергаться лишь часть евреев, и с успехом убеждали еврейское руководство, чем лучше они будут с ними сотрудничать, тем больше шансов на выживание. Евреи в гетто не хотели верить в существование лагерей уничтожения. Когда два молодых еврея сбежали из Хелмно в начале 1942 г. и описали, что они там видели, то в гетто решили, что они рехнулись от переживаний, и их рассказ не попал в подпольную прессу. Только в апреле, когда сообщения из Бельзеца подтверждали услышанное в Хелмно, варшавские евреи поверили в машину смерти. В июле, возглавлявший гетто Адам Черняков, поняв, что не сможет спасти даже детей, отравился цианидом, оставив записку: "Я бессилен. Моё сердце трепещет от горя и сочувствия. Я не могу этого выносить. Мой акт покажет всем, что нужно делать в такой ситуации". Но даже в это время многие цеплялись за надежду, что погибнут не все. Якоб Ганс, глава гетто в Вильнюсе, говорил на митинге: "Когда у меня требуют тысячу евреев, я отдаю её. Потому что если мы, евреи, не отдадим их добровольно, придут немцы и заберут их силой. Но тогда они возьмут уже не одну тысячу , а много тысяч. Отдавая сотни, я спасаю тысячу. Отдавая тысячу, я спасаю десять тысяч".

Еврейское религиозное воспитание и обучение склонны культивировать пассивность. (Исключая сионистскую ветвь - Авт.). Евреи-хасиды больше всех были готовы к восприятию своей судьбы как воли Божьей, ссылаясь на Священное Писание: "Жизнь твоя будет висеть перед тобой, и будешь трепетать ночью и днём, и не будешь уверен в жизни твоей". Они садились в поезда смерти, завернувшись в молитвенные накидки и декламируя псалмы. Они верили в жертву во славу Божью. Если же, по милости Господней, им будет суждено ещё жить, то это - чудо. Во время Холокоста накопилась целая антология хасидских легенд насчёт чудесных индивидуальных спасений. Один лидер общины утверждал: "Истинно благочестивые обретут ещё больше благочестия, ибо видят во всём руку Божью". Член еврейской зондеркоманды, которая занималась очисткой газовых камер в Освенциме после умерщвления, свидетельствовал, что видел, как группа благочестивых евреев из Венгрии и Польши, которым удалось раздобыть немного коньяка, пела и плясала перед входом в газовую камеру, поскольку они знали, что им предстоит встреча с Мессией. Евреи более мирского склада тоже находили посреди ужаса свою радость и готовность принять Божью волю...

По мере того, как гетто постепенно опустошалось, некоторые евреи решили сражаться, хотя политические группировки никак не могли прийти к соответствующему соглашению. В Варшаве под видом сооружения укрытий от воздушного нападения евреи вырыли ходы сообщения, соединявшиеся с канализационной системой. Их возглавлял 24 летний Мордехай Анилевич, который набрал 750 бойцов и сумел раздобыть 9 ружей, 59 пистолетов и несколько гранат. Нацисты решили уничтожить гетто 19 апреля 1943 г. руками эсэсовских частей. К этому времени в гетто оставалось всего 60 000 евреев. В отчаянных схватках, в основном под землёй, они убили 16 немцев и ранили 85. Анелевич был убит 8 мая, а оставшиеся продержались ещё 8 дней; к этому времени несколько тысяч евреев погибли в руинах. Некоторые европейские страны с хорошо вооружёнными армиями не смогли столько времени сопротивляться нацистам.

7 октября 1944 г. произошло даже восстание в самом лагере Аушвиц. Евреи, которые работали на одном из заводов Круппа, пронесли в лагерь взрывчатку, из которой советские военнопленные наделали гранат и бомб. В самом восстании принимали участие члены зондеркоманд крематориев 3 и 4. Им удалось взорвать крематорий 3 и убить троих эсэсовцев. Охрана убила около 250 евреев, но 27 удалось бежать. Четверых девушек-евреек, которые пронесли взрывчатку, пытали несколько недель, но они ничего не рассказали. Роза Робота, которая умерла от пыток, передала напоследок товарищам: "Будьте сильными и смелыми". Две девушки выжили, и их повесили перед строем всех женщин-заключённых Освенцима; одна из них перед смертью крикнула "Отомстите!". Но, как правило, сопротивление отсутствовало на всех этапах процесса истребления. Немцы всегда наносили удар внезапно и превосходящими силами. Евреи обычно цепенели от ужаса и безнадёжности. "Гетто было окружено большим отрядом СС, писал один очевидец из Дубно (Украина), - и втрое большим количеством украинских полицейских. Затем зажигались прожекторы, установленные вокруг гетто... Людей выволакивали в такой спешке, что они оставляли маленьких детей в постели. На улице женщины кричали, зовя своих детей, а дети звали родителей. Это не мешало эсэсовцам гнать людей ударами по дороге, пока они не добежали до ожидавшего их товарного состава. Вагон за вагоном заполнялся под не прекращавшиеся крики женщин и детей, щёлканье кнутов и ружейные выстрелы".

Многие евреи умирали по дороге в поезде. Когда уцелевшие прибывали на место, их гнали прямо в газовые камеры. Курт Герштейн наблюдал как-то ранним утром в августе 1942 г., как в Освенцим прибыл поезд с 6700 евреями. По прибытии оказалось, что 1450 умерли по дороге. Он видел как 200 украинцев открывали двери товарных вагонов, кожаными кнутами выгоняли оттуда оставшихся в живых и заставляли ложиться на землю. Громкоговорители приказывали раздеться до гола. Всех женщин безжалостно стригли. Затем всех прибывших нагишом гнали в газовые камеры, которые называли "санпропускником". Ни у кого не было возможности оказать сопротивление. Самое большое, что они могли сделать, - порвать скомканные доллары, которые им удалось принести на себе, чтобы нацистам не удалось ими воспользоваться - последний и единственный жест протеста.

Гитлеровский апокалипсис не щадил никого из евреев. В лагере Терзиенштадт в Чехословакии, полном стариков, сохраняя видимость того, что евреев просто "переселяют". В него направляли так называемых привилегированных евреев, кавалеров Железного Креста 1 степени, полупарализованных ветеранов войны и т.п. Но из общего числа доставленных сюда 141 184 человек 9 мая 1945 г., когда лагерь освободили союзники в живых оставалось всего 16 832; свыше 88 000 , в том числе старые или заслуженные были отравлены газом. Никто из евреев не мог рассчитывать на поблажку по возрасту. После аншлюса Австрии друзья Фрейда, старого и умиравшего от рака, выкупили его у нацистов и привезли в Англию. Никому, в том числе и самому Фрейду, не пришло в голову, что опасность грозит четырём его старшим сёстрам, оставшимся в Вене. Но и они попали в лапы к нацистам: Адольфина (81) была убита в Тирезинштадте, Паулина (80) и Мария (82) - в Треблинке, Роза (84) - в Освенциме.

От гибели не спасала и молодость. Всех женщин, прибывших в лагеря смерти, стригли наголо, а волосы паковали и отправляли в Германию. Если грудной ребёнок раздражал охрану во время стрижки, ему просто разбивали голову о стену. Один из свидетелей рассказывал в своих показаниях на Нюрнбергском процессе: "Только тот, кто видел всё своими глазами, может поверить, с каким удовольствием немцы выполняли эту операцию; как они радовались, когда удавалось убить младенца всего с трёх или четырёх ударов; с каким удовлетворением они совали трупик в руки матери!". В Треблинке большинство детей отнимали от матерей сразу по прибытии, убивали и швыряли в канаву вместе с инвалидами и калеками. Иногда из канавы, которую стерегли охранники с повязками Красного Креста и которую называли "лазарет", доносился детский плач...

Это разбивание голов детям показывает степень антисемитского раздвоения: с одной стороны тайные, "высоконаучные" способы убийства, с другой - внезапные, спонтанные акты невероятной жестокости. Как только ни убивали евреев - практически всеми известными угнетённому человечеству способами. В каменоломнях Маутхаузена итальянского еврея с хорошим голосом поставили на вершину скалы, начинённой динамитом; скалу взорвали, когда он пел "Аve Maria". Голландских евреев сотнями заставляли прыгать (и разбиваться насмерть) с обрыва над каменоломней, известного под названием "стена парашютиста". Тысячи и тысячи евреев засекли насмерть за мелкие лагерные провинности: сохранил монету или обручальное кольцо, не спорол еврейскую эмблему с одежды убитых, раздобыл кусок хлеба из пекарни вне лагеря. Попил воды без разрешения, курил. Плохо приветствовал... Были случаи отрубания голов. Курт Франц, заместитель коменданта Треблинки, держал свору свирепых собак, которые использовал, чтобы они загрызали евреев до смерти. Иногда охрана убивала чем попало. Свидетель из Белзеца рассказывал о юноше, который только что поступил в лагерь:

"Он являл собой прекрасный пример здоровья, силы и юности. Мы были удивлены его хорошему настроению. Он огляделся и весело спросил: "Отсюда никто не убегал?" Этого оказалось достаточно. Охранник услышал, и парня замучили до смерти. Его раздели до гола и повесили за ноги. Так он провисел три часа, но оставался в живых, потому что был сильный. Тогда его сняли, бросили на землю набивали ему песок в горло пока он не умер".

В конце агонии рейха, когда Гиммлер, а затем и его лагерные коменданты начали утрачивать контроль над ситуацией, с "научными аспектом окончательного решения " было покончено, и от всего дуализма осталось только дикое желание убивать всех уцелевших, убивать до самого последнего момента. Убивали всех и "зондеркоманды" и глав гетто, в том числе Румковского, и еврейскую полицию, и агентуру СС - всех. При прорыве фронта эсэсовцы старались увести колонны евреев подальше от того места, чтобы можно было продолжать убийства их без лишней спешки. Фанатизм, с которым они продолжали выполнять свои обязанности мировых убийц уже заведомо после того, как обречённость Третьего рейха стала очевидной, - одна из самых мрачных загадок истории человечества. В Эбензее, лагере-спутнике Маутхаузена, последнем, оставшимся в руках немцев, эсэсовцы отказались убить 30 000 евреев, которые не хотели идти в тоннель, где их собирались взорвать. Но в ряде случаев убийства продолжались даже после освобождения лагерей. Так, английские танки захватили Бельзен 15 апреля 1945 г., но двинулись дальше, продолжая бой, а эсэсовцев венгров оставили на 48 часов, дав поручение продолжать "частичное управление" охраняемым лагерем. За это время охрана застрелила ещё 72 еврея за поступки вроде кражи картофельных очисток с кухни.

Так погибли 6 миллионов евреев. Два тысячелетия антисемитской ненависти всех разновидностей, языческой, христианской и мирской, основанной на предрассудках, простонародной и академической, были сплавлены Гитлером во всесокрушающий Джаггернаут, направленный затем его недюжинной волей на беспомощное тело европейского еврейства.

Оставалось ещё 250 000 евреев в лагерях перемещённых лиц, и где-то было рассеяно сколько-то уцелевших. Но великое еврейство ашкенази, существовавшее в Восточной Европе, было, по сути дела уничтожено. Акт геноцида был совершен. Когда распахнулись ворота лагерей и стали известны полные масштабы зверских преступлений, некоторые евреи по простоте своей ожидали, что разгневанное человечество воскликнет громовым голосом "Довольно! Нужно положить конец антисемитизму! Мы должны покончить с ним раз и навсегда, подвести черту под чудовищным произволом и начать творить историю заново".

Увы не так действует человеческое общест

  • 24-04-2003, 16:00
  • Просмотров: 29105
  • Комментариев: 16777215
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

 

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список