Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Антисемитизм

Версия для печати

 День катастрофы и героизма

При посещении Яд ва-Шема я обратил внимание на группу израильских солдат, тихо переговаривающихся перед большим панно с изображением колонны евреев, которую гонят к вырытым могилам. Израильтяне были поражены покорностью толпы, не сопротивлявшейся палачам. "Почему сотни евреев не атакуют немногочисленных эсесовцев и полицаев, почему не пытаются бежать?" - недоумевали солдаты, привыкшие к ежедневным стычкам и боям с арабскими террористами - убийцами еврейских женщин, стариков и детей.

Во всем мире часто задают вопрос: почему они не сопротивлялись? Почему безропотно шли в лагеря, в гетто, к расстрельным ямам и в газовые камеры? Когда напоминаешь о восстании в Варшавском гетто, слышишь в ответ: "Да-да, но ведь то был единственный случай! А вот на фотографиях, картинах, в документах, в кино можно видеть, как считанное число эсесовцев или местных полицейских ведут на расстрел огромную колонну и никто даже не пытается бороться! Напасть на конвой, просто разбежаться. Почему?!"

Можно, впрочем, в оправдание заметить, что точно так вели себя, например, миллионы пленных красноармейцев. Точно такие же фотодокументы и кинохроника запечатлели гигантские колонны взятых в плен, сопровождаемые небольшим числом охранников. Пленными были молодые, физически здоровые, но безоружные мужчины. Относительно евреев рассуждающие подобным образом словно забывают, что, например, среди советских, оказавшихся на оккупированной территории, молодых людей было мало. Все здоровые мужчины в возрасте от 18 до 40 лет (500 тыс. евреев) воевали на фронте. В оккупации оказалась наиболее беспомощная группа - старики, женщины, дети, больные.

Весь мир знает о героическом восстании узников Варшавского гетто. Но гораздо меньше известно, что практически во всех гетто, крупных и малых, во многих концлагерях тоже имело место вооруженное сопротивление нацистам. Причина, по которой об этих восстаниях мало кто знал, крайне проста - в отличие от Варшавского гетто, Собиборского лагеря, почти никто из героев сопротивления не остался в живых. Оставшиеся в живых рассказывали о сопротивлении, мертвые молчали. Вот почему до открытия архивов Холокоста о еврейском сопротивлении мир мало что знал, и образ еврея, безропотно идущего к расстрельному рву, прочно вошел в массовое сознание и живет до сих пор. В документах Ровенского областного архива (Д.55с.23, д. 48, с.33) сообщается о восстании в гетто местечка Тучино. 22 сентября 1942 года около 3000 узников этого лагеря подняли мятеж. Деревянная ограда лагеря была подожжена, сквозь образовавшиеся проемы тысячи узников бросились наружу, несмотря на шквальный огонь охраны. Треть восставших погибла, двум тысячам удалось прорваться в лес. Но далеко убежать они не успели. Немецкая охрана и полицаи вернули их назад в гетто, направили на ремонт шоссейных дорог, откуда живым не вернулся никто - все до единого были расстреляны прямо на дороге.

Даже в немецких оперативных сводках за июнь и сентябрь 1941 года просачиваются сведения о еврейском сопротивлении. Вот некоторые из них: "Передовая команда прибыла в Каунас 28 июня и приступила к действиям. Ночью была сильная перестрелка между литовскими добровольцами и евреями". "В Житомире местная полиция была обстреляна евреями". "В городе Остроге группа еврейской молодежи автоматными очередями встретила жандармов, загонявших евреев в гетто".

В городе Кременце Тернопольской области узники гетто прорвали заграждения, ушли в горы и целый месяц держали оборону. В местечке Ярмолинец Винницкой области евреи два дня сопротивлялись оккупантам. Оружие принесли в гетто вместе с домашней утварью. Только к концу второго дня, когда у повстанцев кончились патроны, фашисты проникли в гетто. При его штурме погибли 16 полицаев, среди них начальник полиции и пять немецких солдат. Уже из этих донесений видно, что неорганизованные стихийные вспышки еврейского сопротивления возникали даже в малых гетто.

А вот еще один документ от 27 октября 1942 года, подписанный самим Гиммлером: "Главному начальнику СС и полиции Украины обергруппенфюреру СС Прюцману. Главный штаб Вермахта доложил мне, что линия Брест-Гомель все еще подвергается нападениям банд, что вызывает осложнения в снабжении фронтовых частей. На основании имеющихся у меня донесений можно считать, что центральной базой бандитского движения в болотах Припяти является Пинское гетто. В связи с этим приказываю Вам немедленно, невзирая на соображения экономического характера, ликвидировать Пинское гетто". Что и было сделано.

Процесс уничтожения евреев в лагерях смерти строго подчинялся детально разработанным инструкциям. Не допускалось разглашения дат облав и расстрелов. Пытаясь сбить узников с толку, фашисты широко рекламировали их транспортировку на расстрел, как "выезды на работу". Недаром на воротах Освенцима до сих пор висит транспарант: "Работа делает человека счастливым". В приказе киевского коменданта евреям предлагалось взять с собой зимние вещи - никто из них не должен был догадаться, что в этот теплый, сентябрьский день их расстреляют в Бабьем Яру.

Как же так получилось, что, несмотря на все эти факты, сложился неразвеянный миф о еврейской безропотности? Ответ прост. Мир устраивал образ слабого, гонимого и страждущего еврея. Но еврей-боец, еврей-мститель был и остается для большинства нежелательным образом. В результате, ни фильмов, ни книг, ни спектаклей, ни картин, отражающих мужество и героизм еврейского народа в борьбе с нацизмом, почти нет - даже о таких крупных восстаниях, как в Варшавском, Львовском, Вильнюсском, Белостокском гетто, Треблинском, Собиборском концлагерях о белорусских еврейских партизанских бригадах, отрядах на Украине (Волынь).

"Список Шиндлера" - фильм о праведнике, но нужны фильмы о борьбе, еврейском сопротивлении, которые развеяли бы миф о фатальной покорности народа. Наши отцы, деды и прадеды не были покорными жертвами. Они показали себя достойными сынами, наследниками Иошуа Бен-Нуна и Шимона Бар-Кохбы - даже в те поистине жуткие годы Катастрофы. Янош Корчак был единственным среди директоров школ и сиротских приютов, который мог избежать депортации, но он отказался покинуть своих детей и вместе с ними задушен в газовой камере.

Особого внимания заслуживает история еврейского религиозного сопротивления. Среди дискриминационных законов в создаваемых гетто в числе первых появлялись законы, запрещающие какие бы то ни было формы богослужения и религиозного воспитания. Для евреев же верность религии стала особой формой сопротивления нацистам. Один из повстанцев Варшавского гетто Эммануэль Розенблюм в своем дневнике писал: "Я восхищаюсь религиозными евреями, которые жертвуют собой, нося бороды и традиционные лапсердаки. Их за это убивают".

В украинском местечке Хмельник раввин Янкель Шапиро призывал евреев не идти в гетто, а уходить в далекие села: "Вместе в гетто вас легко уничтожить. Отдельными семьями в ночное время уходите от жандармов". Нескольким десяткам семей удалось таким образом спастись. Самого же раввина полицаи убили, отрубив ему голову на виду у всех узников гетто. Его труп три дня лежал на площади, пока ночью его не выкрали и не похоронили на кладбище. Уже после войны спасшаяся от смерти семья Исаака Абовича поставила мужественному раввину памятник.

Незадолго до ликвидации Варшавского гетто несколько католических прелатов предложили тайно вывезти в укрытие раввинов с семьями. К тому моменту в гетто в живых остались три раввина: Менахем Замби, Шимшон Штокмахер и Давид Шапиро. Они даже не пожелали вести переговоры на эту тему и остались в гетто. Двое из них погибли: Менахем Замби во время Варшавского восстания, Шимшон Штокмахер - в Треблинке.

Анна Франк в своем дневнике писала: "Мужайтесь... Слабые падут, но сильные останутся и никогда не исчезнут!" Через 2000 лет странствования евреи завоевали право вернуться на свою историческую родину. И не только победили превосходящего по численности врага в шести кровопролитных войнах, но и создали сильное демократическое государство. Нет сомнения: ничего более героического не знала еврейская история. Никогда, нигде и никому не удавалось превзойти героизм узников гетто и концлагерей. Ни голод, ни унижения, ни смерть не остановили их. Поднимаясь из бесконечных глубин отчаяния, они восстали, и огонь этого восстания не угаснет в человеческих сердцах, пока не прекратится род людской на этой земле.

Самуил Гиль, Русский базар

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.