Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Интервью

Версия для печати


 Савик Шустер: "Чемпионат мира по футболу - это виртуальная мировая война"


В спортивную журналистику Савик пришел во многом благодаря Владимиру Маслаченко, который предложил ему комментировать матчи итальянского футбольного чемпионата

- Некоторые наши комментаторы утверждают, что свой первый матч с Тунисом российская сборная отыграла блестяще. А вы этот блеск заметили?

- Честно говоря, команда России не показалась быстрой, чем воспользуются наши соперники, играющие на других скоростях. Я ожидал большего. Надеюсь, что в порядке будут Алексей Смертин и Александр Мостовой - эта команда без них не может. Романцеву срочно надо исправить дела в обороне, иначе беда. Потенциал нашей нынешней сборной средний. Представлены три поколения игроков, но пока не видно футбольной мысли и стратегии. Что я имею в виду? Когда в полуфинале мирового чемпионата 1982 года французы по пенальти уступили немцам, в Париже была созвана встреча в верхах с участием президента и премьер-министра страны, президента федерации футбола и главного тренера. А ведь в той сборной играли великие игроки, "четыре мушкетера": Платини, Тигана, Жирес и Фернандес. И это они сочли свое выступление неудачей. Встреча в верхах принесла свои плоды: Франция была разбита на восемь регионов, и в каждом из них были открыты футбольно-общеобразовательные школы. Талантливая молодежь получала хорошее образование, набиралась футбольного мастерства и при этом не отрывалась от дома. В результате этой планомерной работы французы победили на чемпионате мира 1998 года в Париже, а два года спустя и на Euro. Нынешняя сборная Роже Лемерра тоже состоит из выпускников этих школ.

- Не пора ли и в России что-то сделать в этом направлении?

- Начинать пора. Конечно, препятствий у нас больше, чем во Франции. Я уж не говорю о размерах страны, экологической ситуации, качественном питании, которое необходимо для формирования юного игрока. Если Франция смогла это сделать за 16 лет, России понадобится немного больше времени. Нужны большие инвестиции на государственном уровне. Футбол ведь не слишком прибыльное дело, не сопоставимое, к примеру, с доходами таких профессиональных лиг в США, как баскетбольная или хоккейная. Там предсезонную распродажу билетов можно организовать хоть на десять лет вперед. Это дает такую финансовую стабильность, которая не позволяет молодежи выпадать из поля зрения селекционеров. Если футбол и прибылен, так это на клубном уровне, но клубы не будут инвестировать в национальную программу подготовки талантов.

- Но согласитесь, что в последнее время государство все же начало поворачиваться к спорту лицом...

- У меня смешанные чувства. Хорошо, что Фетисов с подачи президента России вошел в правительство. Это человек спорта, обладающий духом победителя. Что немаловажно, состоятельный. С Фетисовым многие связывают надежды на улучшение ситуации в нашем спорте. С другой стороны, хоккейная патриотичность Фетисова немного пугает: приехав провожать футболистов, он, например, призвал поздравить и хоккеистов, занявших второе место на чемпионате мира, и совместил два довольно разных события. Теперь одна из основных задач Фетисова - создать вокруг себя команду единомышленников.

- Как вы думаете, почему у отечественного футбола столь трудная судьба?

- Все трудно в России. Футбол - это отражение нашей жизни. Как играют, так и живут. Ровно. Надо бросить на амбразуру молодого парня (Семшова в первом тайме игры с Тунисом. - "Итоги") - бросим. А то, что ему нанесли психологическую травму, отозвав с поля во втором тайме, как-то не подумали.

- Может, поэтому в нашем футболе так плохо с лидерами? Вот, по-вашему, в нынешней сборной лидер чувствуется?

- Если бы Джованни Трапаттони, тренер сборной Италии, был наставником россиян, он бы сказал: "Эта сборная не может играть без Мостового. Вот человек, вокруг которого я строю команду. Это наш Зидан, наш Тотти или Верон. Мостовой - лидер в "Сельте" и здесь. У него широкие плечи, как раз такие, чтобы взвалить на себя ответственность". Но Романцевым этого сказано не было. Не хотелось бы приводить в пример украинских футболистов, но Шевченко - это Шевченко. Ребров - это Ребров. Оба - лидеры, и их роль в команде учитывается. Украинская команда не попала на чемпионат по глупости. А возможно, и потому, что Лобановский уже не смог проявить всю силу своего характера. Так вот, на Украине формируется новое поколение игроков, призванных быть личностью. В футболе культ талантливых, одаренных, способных - это хорошо. Как, впрочем, и в жизни. Не надо этого бояться. Не надо личности "убивать".

- Так, может, страх перед этой самой личностью и препятствует проникновению в наш футбол иностранных тренеров мирового класса?

- Это наследие советской отсталости. В донецком "Шахтере", к примеру, работает Невио Скала. Но Украина - родина Лобановского. Там отлично понимают, насколько важен тренер, владеющий передовым опытом. Скажем, Алексей Михайличенко, возглавивший теперь киевское "Динамо", в свое время был отправлен Лобановским в Шотландию для изучения предматчевой подготовки игроков. Он изучил, проанализировал, написал отчет. Есть и другие примеры. Но в России подобное не практикуется. Наша каста тренеров очень закрыта.

- Вернемся к чемпионату мира. Каково место России на этом празднике жизни?

- Думаю, что Россия в отличие от других республик бывшего Союза в футболе себя еще не нашла. У России был свой футбол в начале прошлого века, своя школа, традиции, тактика и стратегия. СССР это перевернул и создал "блэнд" - советский футбол, объединив кавказскую, украинскую и российскую школы. Самым успешным он был на тот момент, когда разные школы давали ярких звезд. Тем мы мир и удивляли. Теперь же грузины, украинцы, белорусы вспомнили свой футбол, а Россия пока нет, хотя поиск национального стиля начинается. По-моему, он должен быть очень "женским" (у России женская душа, и это влияет на менталитет игроков) - осторожным, тщательным, выверенным. Наш футбол не должен быть высокомерным. У нас говорят: играют от обороны. Правильнее - от противника. Это одна футбольная школа, изучающая слабые стороны соперников и пытающаяся помешать им проявить стороны сильные. Приверженцы второй школы на противника внимания вообще не обращают, так уверены в себе. Представителями первой школы я считаю россиян, второй - в частности немцев и англичан.

- Вам не кажется, что этот чемпионат складывается несколько пресно? Матч открытия Франция - Сенегал мог бы получиться и интереснее...

- По-моему, это один из лучших матчей открытия за всю историю чемпионатов, начиная с 1934 года. Уровень этого чемпионата достаточно высок. Мы видели пока только один скучный, предсказуемый матч - Германия - Саудовская Аравия, закончившийся со счетом 8:0. Абсолютно все команды так или иначе играют на победу. Даже сборные так называемого третьего мира не "закрываются", не играют на ничью. Фактом стала глобализация футбола - европейские тренеры работают теперь по всему миру. Нет и больших перепадов в классе команд, за исключением Саудовской Аравии. Так что я не согласен с вашим посылом. Футбол идет пока очень содержательный. Да, в нем нет никаких тактических новшеств, но они не появляются уже лет тринадцать.

- Почему же тогда на некоторых матчах полно свободных мест?

- Нераспроданные билеты говорят только о том, что Япония и Южная Корея далеко и организаторы недополучат часть дохода. Европейцы в большом количестве просто туда не добрались. Собрались только английские и ирландские болельщики. Вот когда команды-гранды продвинутся вперед, тогда прибудут и их поклонники. Что касается местного населения, то билеты на игры достаточно дорогие.

- Почему чемпионаты мира вызывают такой интерес? Намного больший, чем Олимпиада.

- По-моему, самым рейтинговым событием планетарного масштаба была высадка на Луну. За ней следуют финалы чемпионатов мира. Ныне Кубок мира - это виртуальная мировая война. И только в этом контексте стоит рассматривать эти соревнования. Страны, представляющие разные континенты, собираются вне стен ООН и выясняют отношения на футбольных полях. Футбол больше, чем какие-либо другие виды спорта, напоминает военное искусство, существовавшее много-много лет назад. Мяч символизирует снаряд. Играют ногами, ставшими слабыми, атрофированными частями тела в ходе эволюции рук. Руками играть может только вратарь. Ни в одном виде спорта встречи, скажем, игроков Германии и Англии не имеют такого подтекста. За этим столько всего стоит... При этом чемпионат мира объединяет людей. Мне пришлось смотреть этот турнир в 1982 году в Ливане во время израильской кампании. Люди смотрели футбол под бомбежкой, а воюющие стороны делали передышку во время боя, чтобы следить за игрой.

- Кто, по-вашему, победит в виртуальной мировой войне на сей раз?

- Сильно выделяются пока Аргентина и Италия. Не думаю, что аргентинцы выйдут из своей группы утомленными, если выиграют. В футболе победа снимает усталость. Очень положительное впечатление оставила Дания, но этой Золушке здесь победить не дадут. Прошлые чемпионы мира французы пока "не те". Если тренер не прекратит в команде дедовщину - навязывание "стариками" своего состава, - команда так и не заиграет. Лемерр вынужден ставить возрастных игроков, которые к тому же не в форме. Отсутствие характера у тренера вызывает сомнения в успехе этой команды. Нравится Эрикссон (швед, тренер сборной Англии. - "Итоги"). Его стратегия по-скандинавски холодная, рассудительная, абсолютно верная. Конечно, Бекхэм не мог показать себя в первой после серьезной травмы игре со Швецией. Но видно, что Эрикссон его плавно подводит к будущим сражениям. Крепкая команда Англии будет трудным соперником. А вот сборные Уругвая и Бразилии пока особо не впечатляют. Это набор ярких личностей, а не коллектив.

- А как складывались ваши взаимоотношения с футболом?

- У меня отец футболист, профессиональный тренер. Родился я, можно сказать, в раздевалке. Папа играл в вильнюсском "Спартаке". Воевал. В 45-м, оказавшись в Берлине, остался там выступать в армейской команде в восточногерманской лиге до 1951 года. Вернувшись в Литву, выступал на различных уровнях, тренировал, стал чемпионом Литвы. Я рано пришел в футбол. В СССР играл на детско-юношеском уровне. Потом уехал учиться в Канаду и там зарабатывал футболом деньги, играя за университетскую команду и в чемпионате Квебека за клубы турецкого и украинского землячеств по два года. Меня приглашали на матч "Всех звезд" в университете. В 1976 году я приехал в Италию, где в Перудже изучал итальянский язык, участвовал в тренировках одноименного клуба. Тренеры были мной довольны - я тогда находился в хорошей форме. Но, увы, иностранцы в то время в Италии играть не могли. Не повезло. Хотя если не в серии "А", то в "В" или "С" поиграть мог.

- А когда вы решили применить свои практические знания в спортивной журналистике?

- Это получилось во многом благодаря Владимиру Маслаченко. Когда началось вещание спортивного канала НТВ+ и Владимир стал комментировать игры итальянского чемпионата, он пригласил меня сокомментатором. Итальянский футбол мне близок по духу, поэтому это предложение меня заинтересовало. Два года мы проработали вместе. Я футбол не просто люблю. Я его изучаю. Не от рождения в Англии современного футбола, а намного раньше. Много читаю, интересуюсь... Во время чемпионата мира во Франции, когда Василий Уткин стал делать "Футбольный клуб", я предложил программу "Третий тайм", построенную на послематчевом анализе игр. В Европе уже есть традиции подобных передач, а у нас это получилось впервые. А после возникла идея футбольного шоу. Так появился "Воскресный третий тайм".

Елена Зигмунд, "Итоги"


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




Наш архив