Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Александр Ширвиндт: "Интеллигентность - это генетически врожденная история"


В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Александр Ширвиндт, художественный руководитель Театра Сатиры.
Эфир ведет Ксения Ларина

К.ЛАРИНА: Эта музыка сейчас зазвучала, заставка к программе "Театральная площадь", и поскольку в гостях у нас сегодня Александр Ширвиндт, художественный руководитель Театра Сатиры, я вспомнила о спектакле "Женитьба Фигаро" и подумала - а не хотели бы вы сделать вновь эту визитную карточку театра?

А.ШИРВИНДТ: В театре?

К.ЛАРИНА: Да. Или невозможно?

А.ШИРВИНДТ: Невозможно. Потому что Марк Анатольевич сделал "Женитьбу Фигаро", и даже, по-моему, посвятил памяти Андрюши. Но это другое дело, это другая контора. А вот у нас? Это Сталин сказал фразочку "незаменимых нет"? Ерунда! У нас такая жуткая череда потерь, просто роковая, причем мощная: Рунге, Ткачук, Бойков, Папанов, Миронов, Менглет, Валентин Николаевич 17 августа? И вот с уходом Папанова и Миронова - как желтые листья с афиши опали, сколько, 7-8 названий. Нельзя? Или заново ставить, но реанимировать нельзя. Вообще реанимировать очень трудно. Во-первых, у нас есть спектакль "Андрюша", ты была?

К.ЛАРИНА: Да.

А.ШИРВИНДТ: Такая милая была штука, которую я делал к 60-летию Андрея в этом году.

К.ЛАРИНА: И оставили в репертуаре?

А.ШИРВИНДТ: Не знал. Думал ? ну, придут свои? Полтора года мы играем ? полные аншлаги. И сейчас принимают лучше, чем так называемая элита. Хотя все было вроде родные. Сейчас были в Америке, и две недели? Я тебе не хвалюсь, но они рискнули. Я сказал ? или так, как есть, или никаких разговоров. А то: нельзя ли сократить это, меньше народу, оркестра не надо? И он зажмурился, и поехали. И очевидно, на гребне того, что эти на двух стульях три звезды шастают, это всем уже, даже эмигрантам невозможно. Когда приезжает театр, 45 человек на сцене, все в костюмах, декорации и пол-оркестра? Он собирал по 2,5 тысячи людей из зала, для эмиграции это? К чему это я затеял?

К.ЛАРИНА: Про "Андрюшу", про спектакль.

А.ШИРВИНДТ: Это я не потому, что такой спектакль. Обозрение, воспоминание, такое лирическое, милое, а просто, очевидно, фигура незабвенная оказалась. Это как неизученная проблема. И на твоем, и на моем больше веку были совершенные какие-то архипопулярные звезды в той или иной сфере, и раз ? и улетучиваются. И вдруг что-то, наоборот, начинает выпукляться?.

К.ЛАРИНА: Но такое количество звезд, настоящих звезд и таких ярких личностей даже на сцене одного только московского Театра Сатиры - это же все поколение целое. Значит ли это, что эпоха каким-то образом благоприятствовала появлению таких мощных, в данном случае мы говорим об актерах? Или что? Потому что сейчас все-таки масштаб другой. Можно говорить, что кто-то лучше или хуже, и талантливые есть ребята, но масштаб, как мне кажется, совсем другой.

А.ШИРВИНДТ: Во-первых, была большая концентрация. Не было такой глобальной разбросанности, как сейчас. Сейчас же невозможно уцепиться и закрепиться, потому что тут же появляется гейзеры этих вторичных мюзиклов, дикое количество театров, подвалы, на досках, на крышах, это все получается такой огромный компот. Потом, раньше все-таки сидели на месте, в театре сидели и иногда вырывались на какое-то телевидение. И эта концентрация творческая и изобразительная давала возможность развитию индивидуальности, если это индивидуальность. А сейчас какие-то гейзеры. И раз ? какие-то кометы, которые? Невозможно уцепиться? Потом, я так боюсь, когда меня спрашивают, оказаться ортодоксом старым, так противно: "В наше время?." В наше время было другое время.

К.ЛАРИНА: Но все равно суета была. Работали колоссально, очень много. Тот же Андрей Миронов он же все время работал: и концерты, и спектакли, и кино, творческие встречи. Суета все равно была, но это ему не мешало развиваться как личности творческой. А сейчас ? наоборот.

А.ШИРВИНДТ: Тут знаешь какой баланс? Сейчас в театре мы 18-го открываем сезон, милости просим, но на сборе труппы уже начинается: "Нельзя ли?" Тут очень сложный баланс. С одной стороны, понимаешь, что без узнаваемых лиц никто сейчас не ходит. Должна быть замечательная какая-то молодежь, для того, чтобы их раскочегарить, они должны быть узнаваемы телевизионно, сериально, даже клипово, рекламно. Что делать? И деньги они должны зарабатывать. Я же не сумасшедший, сам в прошлом артист, как ты помнишь?

К.ЛАРИНА: Почему - в прошлом?

А.ШИРВИНДТ: Ну ладно, в настоящем. Я это понимаю как никто. Но нужен баланс, баланс это жуткое слово, которое необходимо у нас, но совершенно забытое. Патриотизм театральный должен быть, дом должен быть. Если это все семечки, то хана. И как это соблюсти, чтобы с одной стороны они снимались, были видны, узнаваемы, с другой стороны, чтобы репетировали, играли и не подводили, ? это головная боль.

К.ЛАРИНА: Если говорить о прошедшем сезоне, как вы, как художественный руководитель, его оцениваете для себя?

А.ШИРВИНДТ: Сложно. Дело в том, что я-то, как ты знаешь, второй год этим занимаюсь. Но дело в том, что эта мечта сделать шлягерный спектакль из мюзикла, "Игра"? Мы-то давно с Михаилом Михайловичем когда-то это затевали?

К.ЛАРИНА: Давайте объясним слушателям, что речь идет о спектакле по пьесе "Свадьба Кречинского" "Игра".

А.ШИРВИНДТ: Да, "Игра". Он начинал это со мной когда-то. Вообще была зыбкая мечта сыграть в жизни две роли ? Остапа Бендера и Кречинского. Все это благополучно похерилось. Хотя покойный Гайдай, который тогда на Остапа Бендера перепробовал все мужское население?

К.ЛАРИНА: А вы пробовались?

А.ШИРВИНДТ: Конечно, и я пробовался.

К.ЛАРИНА: Что говорит? Почему не получилось?

А.ШИРВИНДТ: Ну, не получилось. И потом, в конце концов, начал сниматься Белявский, снимался, и потом он набрел на Арчила, совершенно влюбился в него и снял. Не в этом дело. Но я помню, на Мосфильме его кабинет был завешан фотографиями всех артистов: Куравлев, Гафт, Ролан Антонович Быков - все были. И только уже за год до смерти мы с Леонидом Юрьевичем ехали в СВ в Ленинград на "Золотого Остапа", ехали мы, ехали, естественно, не с чаем в руках, дружили, братались, разговаривали: ночь все-таки? И он сказал - все-таки, наверно, надо было тебя снимать.

К.ЛАРИНА: Раз мы об этом заговорили, я не могу не вспомнить еще одного актера, поскольку роль Остапа Бендера в фильме "12 стульев" была сыграна двумя артистами, давайте будем честными. Про второго никто не вспоминает, про Юрия Саранцева, который, собственно, озвучивал Арчила Гомиашвили. Это больше чем полработы.

А.ШИРВИНДТ: Ну конечно! Это как у Эльдара: Талызина озвучивала?

К.ЛАРИНА: Барбару Брыльску.

А.ШИРВИНДТ: Она же сделала ей Государственную премию практически. Половину медали надо было отщипнуть Вале. Как, в общем, и Пугачевой, которая пела. В общем, на три части разделить эту медаль. Но тут дело в чем. Эти пробы так называемые ? это же все утопия. Я не верю в это дело. Я знаю, например, режиссеров, например, если говорить об Ильфе и Петрове? Покойный Миша Швейцер, замечательный интеллигентный человек, прекрасный режиссер - они всю жизнь вместе с Олей покойной были влюблены в Юрского. И они знали, что они берут снимать "Золотого теленка" - не то что снимать "Золотого теленка" и искать Остапа Бендера, а они брали "Золотого теленка", чтобы для Юрского. То же самое: Марк Анатольевич "12 стульев" снимал для Андрея, он знал, что будет играть Андрей. Хотя Андрей играл с моей трубкой, и Марк Анатольевич говорил ? ищи Шуркин тухлый глаз. Можно было взять подлинный, но не взял. А тогда - другое дело. Когда начинаются поиски со всего света, тогда?

К.ЛАРИНА: Получается, что, несмотря на такое огромное количество ролей, такого режиссера, влюбленного в Александра Ширвиндта, не было в вашей жизни. Ни одной же главной роли не было в фильме.

А.ШИРВИНДТ: В кино - мало. В театре-то в меня были влюблены люди, а в кино? Но вообще ценз восприятия кино, например? Вот я помню, снимались мы в картине "Трое в лодке, не считая собаки". Что только об этом не писали: и это не Генри, и это не это, и это не то, и вообще? Сейчас прошло огромное количество лет, и все говорят - какой милый, светлый, обаятельный фильм! Ужас!

К.ЛАРИНА: Там замечательно ощущение было компании, что очень важно? Вот мы сейчас с вами сидим ? думаете, мы вдвоем? Вот, посмотрите, видите, Михаил Михайлович Державин у нас по телевизору. Так что он тоже присутствует в нашей передаче.

А.ШИРВИНДТ: Он якобы копает, якобы сажает.

К.ЛАРИНА: Много вопросов. Один из вопросов повторяют наши слушатели, который я вам уже задала, но я думаю, что к нему стоит вернуться. Ирина спрашивает, как вы оцениваете прошедший театральный сезон в Театре Сатиры.

А.ШИРВИНДТ: Я оцениваю, в общем, неровно, хотя есть какие-то подвижки в сторону того, чего бы хотелось?

К.ЛАРИНА: Отношения не испортили еще ни с кем?

А.ШИРВИНДТ: С коллегами? А как можно? Какие есть, такие и есть. Если бы я с внедрением себя в кресло вдруг надул щеки и выпучил глаза и стал никого не узнавать, тогда что-то началось бы? Но я, к сожалению, потому что этого нельзя было делать, никуда не изменился. И уже сами коллеги мне говорят: так нельзя. И поэтому мне надо орать, но я ору-то как-то несерьезно. То есть я ору, а они не боятся.

К.ЛАРИНА: А как там дисциплина вообще в театре?

А.ШИРВИНДТ: У нас вообще климат, если говорить серьезно, климат в театре, если в театре может быть какой-то климат приличный, - нормальный.

К.ЛАРИНА: Я просто к чему спрашиваю? Один из режиссеров, который работал в вашем театре в прошедшем сезоне, не буду называть его фамилию, говорил о том, что труппа ведет себя не очень корректно по отношению к режиссеру, который ведет репетицию, и пока Ширвиндт не появится в зале, справиться с ними невозможно.

А.ШИРВИНДТ: Я думаю, что этот Х, я подозреваю, кто это? Тут был какой-то взаимный процесс, что-то не состоялось во взаимоотношениях. Но не будем о грустном. Хотя что-то существует. А что появлялся в зале? Меня никто не боится. Слушаются, но не боятся? Почему? У нас была замечательная атмосфера с Ивановым Владимиром Владимировичем, мой любимый педагог нашего института, очень долго работал скрупулезно над "Время и семья Конвей", спектакль, который мне очень нравится, не наш, как говорят, спектакль. Что значит - не наш? Зато хорошие, молодые ребята, и я думаю, что все будет с ним нормально. Это что касается прошлого сезона, "Время и семья Конвей". С игрой там была напряженка, мы начали об этом говорить. Некоторая нестыковка была Михаила Михайловича Казакова с артистами, долго искали, то, се, пятое, десятое, и в конце концов выпустили? Счастья такого особенного нет, но я уверен, что сейчас ужас всегда?

К.ЛАРИНА: Может быть, музыка устарела? Музыка 70-х годов - Колкера.

А.ШИРВИНДТ: Но все равно милая, мелодичная. "Нотр Дам" мы не можем зафигачивать в Сухово-Кобылина. Потом, я старый, Казаков тоже не очень свежий - хочется мелодий. Другое дело, там по ритму? Я уверен, что сейчас мы, к 4-му октября, когда пойдет, подожмем, там мило работают ребята? Есть претензии к Лагутину Игорю, который играет Кречинского, но нам померещилось, что он как раз очень похож на человека, который сегодня из всех щелей выходит из казино.

К.ЛАРИНА: А "Клопа" почему не сделать? Замечательный есть мюзикл, который сделал Дашкевич великолепный.

А.ШИРВИНДТ: Да, я помню. Это который шел?

К.ЛАРИНА: Кудряшов ставил. С Аллой Сигаловой. Это в ГИТИСе было.

А.ШИРВИНДТ: Нет, это было где-то и на сцене. Дашкевич вообще обещал мне принести что-то поговорить. Но мюзикл - мюзиклом. Водевиль надо русский ставить, потому что умеем, а не мюзиклы, которые не умеем. Вот это. А сейчас мы надеемся, в конце октября? Борис Ефимович Морозов, знаешь?

К.ЛАРИНА: Это мой педагог.

А.ШИРВИНДТ: Я очень его люблю.

К.ЛАРИНА: И я его очень люблю.

А.ШИРВИНДТ: Он замечательный режиссер, великолепный человек. И вот он сейчас выпускает "Таланты и поклонники". Вообще Островский, оказалось, на все времена годится. Вот спектакль старый у нас идет "Бешеные деньги", Андрюша ставил покойный, уже немножко на боку лежит, потому что давнишний. Все равно эта тематика? Мы сейчас были в Кузбассе три недели, реанимировали советские гастроли, очень хорошо, кстати?

К.ЛАРИНА: А где вы там играли, там сохранились вообще какие-то площадки?

А.ШИРВИНДТ: Как? Кемерово, Прокопьевск, Ленинск-Кузнецк и Новокузнецк - в четырех городах. Мы договорились с Тулеевым, зажмурились, мы на этом не стали миллионерами, он не совсем разорился, потому что денег почти не было. Но абсолютно настоящие советские гастроли, как в былые времена. Три недели в четырех городах.

К.ЛАРИНА: При полных декорациях и все?

А.ШИРВИНДТ: При полных декорациях, аншлагах, благодарностях, касках и это все так было. Медалях за освоение Кузбасса? Но замечательно, это все кончилось. Мы даже с Тулеевым написали такое совместное воззвание неизвестно к кому ? давайте реанимируем гастроли по стране.

К.ЛАРИНА: А как там вообще живут люди?

А.ШИРВИНДТ: Живут хорошо?

К.ЛАРИНА: Они получают вообще зарплату какую-нибудь?

А.ШИРВИНДТ: Они живут хорошо, они живут тихо, интеллигентно. В Кемерово, представляешь себе, идешь, один ты идешь или кошка идет, летит машина через проспект ? останавливается. Ни в одной стране мира я не видел, уже везде летят машины? Останавливаются все машины. Сибирь. Совсем другие люди. Хотя там трудности тоже до ушей и выше, но совсем другие люди. И из зала идет такая внимательная доброжелательность! Поначалу, когда начинали играть спектакли, - тишина. Думаю - влипли. Мы повезли, там площадочки-то поменьше нашего огромного сарая, поэтому у нас такие выездные есть декорации, те же самые, но поменьше. И вот мы повезли, Юрия Васильева "Секретарша", такой милый очень мюзикл, "Бешеные деньги" Андрюши, "Счастливцев и Несчастливцев" Горинский и бенефисный спектакль Аросевой "Как пришить старушку", чтобы был такой спектр небольшой. По 4, по 5 дней в городе, поэтому больше 5 названий не сыграешь. И вот они молчат. Что такое?

К.ЛАРИНА: Они просто в шоке, они отвыкли от этого.

А.ШИРВИНДТ: Нет, они хотят понять, в чем дело. Не просто Аросева, вышедши, или Мишулин? Молчат. И только к середине, поняв, что к чему, начинают реагировать, и в конце дикая благодарность. Настоящий, доброжелательный, театральный? Я тебе не вру, что мне врать-то, это же не реклама Кузбасса.

К.ЛАРИНА: О чем вы говорите? Я знаю такие истории. Был фестиваль "Чайка" который устраивал в ту пору еще, по-моему, ТВ-6. В Сургуте они делали фестивали театральные? Просто в восторге, люди были счастливы, смотрели спектакли.

А.ШИРВИНДТ: Но понимаешь, фестивали и все статуэтки - это одно. Может быть, это замечательно, но это все одноразовая трехдневная акция. А вот гастроли ? на этом же существует история.

К.ЛАРИНА: А что артисты, как чувствовали себя в гостиницах этих?

А.ШИРВИНДТ: Когда говорили, что Кузбасс - принесли справки, что больные дети, мастит, нечем кормить, только грудным молоком? А туда приехали и такой кайф, принимали? Мы совпали с Владимиром Владимировичем?

К.ЛАРИНА: Это вам еще повезло, там приготовили уже все.

А.ШИРВИНДТ: Почему? Не нам же. Но негде жить, вся свита? И нас поселили в пансионат горняков, шахтеров. Дождь шел как раз, и когда к пансионату приехали, эти все артисты? Но потом там скоморохи пели, черной икрой их кормили, все процедуры целый день? Артисты не хотели уезжать. На Спартаке сломался аппарат внутричерепного давления, и он не хотел уезжать, потому что хотел вызвать давление. Я говорю ? раз сломался, значит успокойся: или у тебя все в порядке, или не обнаружен головной мозг. Что тут особенно ждать? Они не хотели из этого Прокопьевска уезжать, вот такой был прием. К чему это мы затеяли?

К.ЛАРИНА: А мы рассказываем все подряд.

А.ШИРВИНДТ: Так мы начали с Бори Морозова, так он ставит "Таланты и поклонники". Я очень надеюсь, что в конце октября всех позовем на эту премьеру, потому что там все первачи наши, молодежь и среднее поколение играют, и я очень надеюсь. Там замечательное оформление Сережи Бархина, и это премьера.

К.ЛАРИНА: Я достаю книжку свою записную, может быть, вы мне подскажете? Там кто-то "Доходное место" ставит, чуть ли не Захаров собирается.

А.ШИРВИНДТ: Нет, по-моему, Марк Анатольевич хочет ставить "Последнюю жертву". Зачем же в ту же? Второй раз в ту же воду не входят

К.ЛАРИНА: Я просто посмотрела, там Островского очень много в этом сезоне будет?

А.ШИРВИНДТ: Ну а что делать? Лучше, чем ставить круглые сутки Чехова наоборот, лучше Островского как есть. Потом, наверху чердак есть уютный, там Юра Васильев будет ставить для Михаила Михайловича, который сейчас по телевизору копает якобы яму для вишни, он будет делать такой спектакль, называется "Часы с кукушкой" Вали Аслановой.

К.ЛАРИНА: Что-то знакомая вещь. Пьеса давняя или как?

А.ШИРВИНДТ: Она нигде не шла.

К.ЛАРИНА: Она по телевизору не шла с Филатовым в свое время?

А.ШИРВИНДТ: Нет, это не то. И еще Субботина Оля, это молодая девочка. Она будет Драгунского ставить пьесу.

К.ЛАРИНА: Это на чердаке? Очень умная сцена там.

А.ШИРВИНДТ: Она такая уютная. Чтобы там было хотя бы 5 названий.

К.ЛАРИНА: А "Цурюпа" ваш останется там? По Искандеру?

А.ШИРВИНДТ: Ну да, хороший спектакль. И мы сейчас не можем поехать, к сожалению: будут дни Искандера в Сухуми, мы хотели повезти туда, но не получается. А внизу еще я все время, полгода мы работаем мы с Юрием Михайловичем Поляковым, знаешь Полякова Юру?

К.ЛАРИНА: Он сегодня будет у нас в гостях в час дня.

А.ШИРВИНДТ: Привет передай. Как ни крути, все-таки Театр Сатиры, вывеска есть, нельзя ставить бесконечного Лопе де Вегу, условно говоря.

К.ЛАРИНА: И что предложил Юрий Поляков?

А.ШИРВИНДТ: Он пишет пьесу.

К.ЛАРИНА: По какому-то своему произведению?

А.ШИРВИНДТ: Нет, оригинальную, но опасность есть. Я очень люблю его?

К.ЛАРИНА: У него очень хорошая вещь "Козленок в молоке"

А.ШИРВИНДТ: Да, вот сейчас снимают. Но некоторый был сбой с этим контрольным выстрелом. Но все равно нужна нам. Я уверен, что мы что-то выдержим. И еще я ставлю итальянскую пьеску Николаи, называется "Генеральная репетиция". И еще я мечтаю, чтобы "Швейк" появился. Мне кажется, сегодняшняя фигура очень.

К.ЛАРИНА: А есть драматургия под "Швейка"?

А.ШИРВИНДТ: Есть две инсценировки. Одна ? сделал наш артист Леша Колган, он очень способный молодой парень, но сейчас же нужно бирку: кто он, где он? Он Хрюн.

К.ЛАРИНА: Он Швейка, наверно, должен играть.

А.ШИРВИНДТ: Я хотел бы. Вот такие планы.

К.ЛАРИНА: Давайте вопрос задам от людей. Вопрос не про театр, наверно, все-таки, а про жизнь. Алла из Санкт-Петербурга: "Считаете ли вы себя интеллигентом и согласны ли с определением Хазанова, что интеллигент в России синоним неудачника?"

А.ШИРВИНДТ: Интеллигент в России - кто?

К.ЛАРИНА: Синоним неудачника. И вы видели, он об этом говорил почти дословно, что интеллигент в России это человек, у которого не сложилась жизнь.

А.ШИРВИНДТ: Значит, Гена не интеллигент, у него сложилось.

К.ЛАРИНА: Он себя, наверно, не считает.

А.ШИРВИНДТ: Это странная какая-то теза, потому что Лихачев говорил по-другому насчет интеллигентности, что интеллигентность это генетически врожденная история, ей нельзя научиться, это, к сожалению, генетика. А что касается судьбы, так это как повезет, как пойдет. Если, конечно, ты существуешь генетически интеллигентом, а пошел через трупы, предательство, вранье и убийство, то ты автоматически вычеркиваешься из? Хотя думаю, что если генетика все равно интеллигента - он этим будет заниматься по такой, наверно, страшной необходимости или заболеванию. Другое дело, что ожесточает жизнь. Я по себе это? Я где-то замечательную фразу прочел к разговору нашему о том, как руководить коллективом? И я в минуты того, когда мне нужно что-то кричать, или сердиться, или по-настоящему расстраиваться, я вспомнил, что очень вообще плохо, когда ненависть из роскоши переходит в необходимость. Мне это очень понравилось. То есть позволить себе роскошь ненавидеть - это одно. А чувствовать необходимость в ненависти - вот это, наверно, имеет отношение к позиции интеллигентности.

К.ЛАРИНА: А себя вы считаете интеллигентным?

А.ШИРВИНДТ: Ксюша, что ты спрашиваешь? Посмотри на меня!

К.ЛАРИНА: Еще один вопрос из Новосибирска от Олега. "Как вы переживаете хамство газетчиков? Почему никто из актеров не подает в суд за оскорбление?"

А.ШИРВИНДТ: Очень сложный вопрос. Руководитель "Эха Москвы", замечательный интеллигентный, глубоко эрудированный действительно Леша Венедиктов? Как-то я по своей инициативе уговорил моего друга, замечательного журналиста и деятеля Игнатенко, начальника ТАССа, после очередного шквала не критики, а хамства, когда называют, предположим, знаменитую пожилую потрясающую актрису, говорят слово "климактеричка" и "дряблая", "эта подозрительно похудевшая", Бог знает что? И я собрал по его инициативе всех, кого он мог собрать, главных редакторов газет, и там были Марк Александрович Захаров, Галина Борисовна Волчек, Александр Александрович Калягин, Виктюк, была большая компания людей, которые говорят ? что это? Удивительно, что многие главные редакторы когда им говорили ? где, чего? То есть культура как всегда? Министры культуры до Михаила Ефимовича, глубоко эрудированного человека, всегда были со стекольных производств, и ссылали на культуру людей от министров до директоров филармонии. И очевидно, в газетах культура - это настолько? Котится и котится, там есть специалисты. А Леша сказал мне - так надо собирать и подкармливать? Вот и все, что сказал Леша, и он гений, конечно. Но сейчас уже поздно.

К.ЛАРИНА: Ничего подобного! Вы сами это знаете. И подкармливают их, а они еще больше борзеют.

А.ШИРВИНДТ: Нет, критика это критика, а хамство - это хамство. Реагировать на это глупо, хотя это, конечно, задевает. Но они сами себя ущемляют, когда они спускаются до хамства. Потому что были замечательные критики, был Свободин, был Марков, человек-эпоха, театральные деятели?

К.ЛАРИНА: Поюровский есть, есть Смелянский, есть Крымова.

А.ШИРВИНДТ: Кстати, Крымова ? замечательный, не самый добрый критик, но, к сожалению, она не в самой лучшей форме сейчас. Смелянского я очень люблю, потому что он человек необыкновенно острый? Вот навалились на его книжку о Ефремове. Замечательная книжка. Я-то знаю Ефремова, мы дружили, это он. Но опять же покатили, начинается выдергивание вне контекста словечек, суждений. А образ-то замечательный возник у Толи, трагический образ замечательного художника.

К.ЛАРИНА: Раз про книжку заговорили, здесь много вопросов по этому поводу? Я понимаю, что мы вас достали. Скажите что-нибудь в последний раз по этому поводу, по поводу Тани Егоровой и ее книги.

А.ШИРВИНДТ: Это момент скоре клинического свойства. Хотя до сих пор все спрашивают. Да и тебя я помню, ты с таким пиететным придыханием?

К.ЛАРИНА: Мне понравилась она, эта история любви мне понравилась. Не знаю, это история выдуманная или не выдуманная, но то, что у нее есть литературный дар, это совершенно точно.

А.ШИРВИНДТ: Это я ее вывел в литературный свет, взял за ручку и повел в "Литературку", она первый рассказ напечатала на свою голову. Но фантазия должна быть по поводу себя, а не по поводу придуманного хамства антифактического. Это уже момент клиники. А что ? пусть...

К.ЛАРИНА: А я так плакала ? читала. Любовь? Я, кстати, даже потом, когда мы начали эту книжку обсуждать подробно, я потом все эти вещи узнала про некрасивые, с точки зрения товарищей Андрея? Но для меня это прежде всего была такая лав-стори, я даже не знала, правда это или неправда, это очень красиво все изложено, очень красиво, действительно красиво, романтично, можно было бы?

А.ШИРВИНДТ: Если бы это была фантазия без ссылок на персонажи ? тогда фантазируй сколько хочешь. А если там сноска, и написано, что это Оля, Петя, Вася, Коля, а при этом там идет фантазия, основанная все-таки на ревности и состоявшееся чего-то, то это все уже тут баланс есть.

К.ЛАРИНА: Я со своей стороны хочу нашим слушателям, тем, кто еще не прочитал по каким-то причинам книгу Александра Ширвиндта и Бориса Поюровского "Былое без дум", обязательно эту книгу приобрести, она есть в продаже, и прочитать. Я даже знаю, что какой-то новый тираж книжки выходил?

А.ШИРВИНДТ: Это они там лепят, эти заводы новые. Но вообще тоже безобразие. Мне тут звонят интеллигентные люди и говорят ? мы тут купили книжку, как вам не стыдно! Они прилепили на супер: в первой книжке я такой с поджатыми губками, хорошенький человечек, а второй завод ? я там с бородой после отпуска, с седой бородой и рыбалкой. Человек смотрит и думает - другая книжка. А там, кроме этой бороды, все то же самое слово в слово. Это безобразие!

К.ЛАРИНА: Это обман издательства, конечно.

А.ШИРВИНДТ: Конечно, хамство. Называют люди - как вам не стыдно? Как будто я это прилепляю.

К.ЛАРИНА: В таком случае надо написать новую книгу.

А.ШИРВИНДТ: Договорились. У меня есть даже название. "Актеры в законе".

К.ЛАРИНА: "Я старый волк, но я еще в законе!" Мы на этом заканчиваем. Спасибо вам большое. Я надеюсь, что все-таки наши слушатели поняли какие-то перспективы Театра Сатиры, какие-то названия сегодня вы услышали, и ближайшая премьера, давайте еще раз к этому вернемся?

А.ШИРВИНДТ: В общем, 18-го мы открываемся, играем, приходите, ближайшая премьера в конце октября, я надеюсь, это "Таланты и поклонники". А вообще у нас игра, и я уверен, что это пойдет, зрители, Спартак - очень остро и хорошо, и молодые актеры: Лагутин, и Леночка Подкаминская, Кукушкин есть, Карасик есть, молодые?

К.ЛАРИНА: Потому что вы рыбалку любите?

А.ШИРВИНДТ: Кукушкин - это охотник, я его не отстрелил, а Карасика я действительно выудил. В общем, приходите.

"Эхо Москвы"

9

  • 16-09-2002, 17:19
  • Просмотров: 1531
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список