Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Александр Вершбоу: "Ирак обречен на десаддамизацию"

В редакции "НГ" вчера состоялся круглый стол с участием посла США в России Александра Вершбоу на тему "Война в Ираке". Во вступительном слове американский посол отметил, что его страна удовлетворена ходом военной операции в Персидском заливе. Вершбоу выразил сожаление, что расхождение во мнениях между Россией и США по поводу операции в Ираке нанесло урон отношениям двух стран. Посол заметил также, что стороны пытаются свести этот урон к минимуму. По мнению Александра Вершбоу, Россия и США сейчас должны взаимодействовать в вопросе оказания гуманитарной помощи иракскому народу, способствовать возобновлению эффективной работы СБ ООН, содействовать восстановлению экономического потенциала Ирака и его превращению в стабильную демократическую державу. Александр Вершбоу ответил на вопросы обозревателей "НГ", касающиеся скандала вокруг поставок оружия в Ирак, проблем предоставления гуманитарной помощи этой стране, а также ее послевоенного устройства и учета российских экономических интересов.

- Господин посол, камнем преткновения в отношениях между Россией и США сейчас являются обвинения, связанные с поставками российских вооружений в Ирак. Какие поставки имеются в виду? Оружие, о котором идет речь, может переломить ход войны?

- Вопрос связан с передачей военной техники, которая состоялась несколько месяцев назад. Во всяком случае, одно предприятие передало технику. Это относится к высокотехнологичным системам GPS (так называемым "глушилкам").

Мы надеемся, что, во-первых, не будет впредь таких продаж и что компании и предприятия, которые были вовлечены в это, понесут наказание за нарушение санкций ООН в отношении Ирака. Те "глушилки", которые мы обнаружили, уже ликвидированы.

- Вы говорили, что у США и России обоюдная задача - сотрудничать в деле повышения эффективности работы СБ ООН. Но ведь глава МИД РФ Игорь Иванов на днях заявил, что в ходе работы над новыми резолюциями СБ ООН, связанными с Ираком, Россия будет выступать "против прямой или косвенной легитимизации как военной операции, так и последующих шагов, которые бы закрепили послевоенное устройство Ирака "по-американски". В то же время Иванов обещал добиваться закрепления российских экономических интересов в Ираке (в частности, подписанных при Саддаме нефтяных контрактов) в этих новых резолюциях. Как при таких разногласиях США и Россия смогут взаимодействовать в Совбезе?

- Мы не добиваемся в СБ ООН дальнейшей легитимизации наших военных действий. Ибо считаем, что находимся на достаточно твердой юридической основе, которая заложена в резолюциях ООН, принятых еще в 1990-1991 годах. И когда мы обсуждаем предоставление гуманитарной помощи, мы также не ищем каких-то дополнительных мер, которые бы узаконили нашу позицию, а лишь пытаемся найти какие-то практические решения, которые могли бы ответить на эту острую нужду. И мы не спорим с позицией министра Иванова или же с позицией генсека ООН о том, что как оккупирующая страна мы будем нести ответственность по выполнению Женевских конвенций и других международных документов.

На Азорском саммите лидеры США, Великобритании и Испании заявили о том, что приветствуют важную роль, которую ООН могла бы сыграть в послевоенном Ираке. И, насколько мне известно, эта позиция совпадает с российской позицией. Мы считаем, что здесь нет каких-то концептуальных расхождений, которые нельзя было бы отрегулировать и построить какие-то мосты.

Что касается российских интересов в Ираке, то этот вопрос стоит отдельно и не является предметом торга. Мы давно говорим о том, что уважаем российские экономические интересы в Ираке, и намерены проработать это вместе с вами. Наша позиция сводится к следующему. В долгосрочном плане ответственность за принятие решений в экономической области возлагается на новое иракское правительство. США, со своей стороны, не могут давать никаких гарантий, поскольку мы не имеем права диктовать новому правительству, как ему поступать. И это, конечно, включает все вопросы, связанные с нефтяными контрактами России. Мы считаем, что иракский народ будет нуждаться в существенных инвестициях для того, чтобы развить нефтяной сектор. Возникнет много возможностей для разных компаний, представляющих целый ряд государств. Конечно, новое руководство Ирака будет присматриваться к тому, как Россия будет в ближайшие месяцы вести себя в деле содействия реконструкции Ирака. В процессе совместной работы в рамках ООН или других организации мы будем изучать возможности, чтобы российские интересы уважались.

- Вы назвали войну США против Ирака легитимной и при этом сослались на резолюции СБ ООН 12-летней давности. Но ведь в резолюциях 12-летней давности нет никакого указания на то, что против Ирака может быть применена сила в любое время, чтобы сменить там режим. Кроме того, за 12 лет международная обстановка достаточно сильно изменилась, и руководствоваться столь старыми документами, наверное, не очень хорошо. Как США отнесутся, если некоторые группы государств начнут поднимать застарелые резолюции 12-летней или 30-летней давности и при помощи силы помогать тем или иным государствам эти резолюции выполнять? К примеру, возникает вопрос по Израилю.

- Во-первых, по-моему, нет никаких аналогичных ситуаций, когда касающиеся их резолюции ООН могли бы дать разрешение на принятие действий, аналогичных тем, что предприняты в случае с Ираком. Например, ООН никогда не санкционировала применение силы в отношении Израиля. Зато резолюция СБ # 687 разрешила применение силы против Ирака после того, как эта страна оккупировала Кувейт. Состояние прекращения огня было обусловлено в этой резолюции тем, что Ирак разоружится, а также выполнит другие требования. Условия, конечно, могли измениться за прошедшие 12 лет, но Саддам Хусейн так и не выполнил основного требования резолюций, касающегося разоружения. Например, в 1993 году генеральный секретарь ООН принял нашу правовую интерпретацию этой резолюции и санкционировал возможность применения силы против Ирака... Кстати, это правовое обоснование было применено администрацией президента Клинтона, когда мы применили силу за нарушение требований, выдвинутых в резолюции # 687 (в конце 1998 года. - "НГ"). Когда спрашивают о законности смены режима в Ираке, следует вспомнить, что 17 резолюций ООН были Саддамом Хусейном проигнорированы, что он по отношению к этим резолюциям находится в состоянии "существенного нарушения", так как не пошел на разоружение, откуда следовало, что не может быть другого способа заставить его разоружиться без смены режима. Мы не считаем, что другие резолюции ООН можно как-то комбинировать, чтобы оправдать какие-то действия в других ситуациях.

- Допустим, в случае успеха операции Саддам Хусейн будет устранен и появится некое новое правительство. Нет ли у вас опасений, что это правительство будет проводить ту же политику, что и режим Хусейна?

- Есть целый ряд людей в административных структурах Ирака, которые занимались проведением репрессивной политики. Неизвестно, сколько слоев под Саддамом Хусейном надо будет устранить, не подрывая при этом функционирование государственных институтов. В краткосрочном плане, конечно, будет временное военное руководство страны, которое будет направляться военными командирами. Но наша цель состоит в том, чтобы как можно скорее передать дела временному правительству Ирака, которое включало бы в себя все политические и этнические группы, которые находятся в Ираке. У нас нет никакого "готового" правительства для Ирака. Очевидно, оно должно состоять из тех сил, которые находятся внутри страны, а не только из оппозиции, которая проживает за границей. Это будет весьма сложная задача, поскольку администрация должна широко представлять все группировки, необходимые для проведения "десаддамизации", дабы исключить повторение тех репрессивных мер, которые проводились прежним режимом...

- Кто кого в процессе "десаддамизации" будет арестовывать? Кто будет судить и где будут держать арестованных и осужденных приспешников Саддама?

- Я не знаю, как этот процесс пойдет, какие трибуналы будут организованы. Что касается тех военнослужащих, которые попадут в плен в ходе боевых действий, к ним будут относиться как к военнопленным и на них будут распространяться все положения Женевской конвенции. Что касается самого процесса "десаддамизации", то этот вопрос должен быть решен в будущем с участием новой администрации, а также ООН. Пока об этом не думали.

- Ряд стран СНГ, в частности Грузия и Азербайджан, уже заявляют, что после войны в Ираке они попросят США о помощи в урегулировании их внутренних конфликтов. Не считаете ли вы, что обращение этих стран с просьбой "навести порядок" в Карабахе в Абхазии может привести к расширению военного присутствия США в СНГ и к осложнению отношений с Россией?

- Мы не имеем никаких намерений предоставлять военную помощь для разрешения конфликтов в Абхазии и Нагорном Карабахе. Мы остаемся весьма активно задействованными в поиске политических решений этих конфликтов. И продолжаем надеяться, что наши усилия - которые проводятся в тесной координации с российскими усилиями - все-таки приведут к нахождению развязок в этих трагических конфликтах. Мы также призываем власти Абхазии и Армении проявить гибкость на переговорах. Что касается увеличения американского присутствия в этом регионе, то мне неизвестно о каких-то планах или вариантах, которые сейчас рассматриваются применительно к данным ситуациям.

- Представители НК "ЛУКОЙЛ" заявили, что готовы отстаивать свои права на имущество, которое находится сейчас на территории Ирака, в международных судах. Аналогичные настроения высказываются и другими представителями российского бизнеса. Каков механизм возмещения потерь в случае смены власти в Багдаде и как будут возмещаться российским предпринимателям потери от этой войны? Речь идет о конкретном имуществе, которое находится в конкретных районах этого государства.

- Я недостаточно проинформирован о механизмах, которые будут доступны для тех, кто будет добиваться компенсаций, если в них возникнет нужда. Новое иракское временное правительство должно будет заняться выработкой собственных механизмов по делам, связанным с компенсацией по коммерческим рискам. Я полагаю, не надо считать, что что-то уже произошло, что какой-то контракт разорван, а какое-то имущество потеряно. Вероятно, каждый случай будет рассмотрен в отдельности. Другие вопросы, возможно, будут обсуждаться в многостороннем порядке. Это касается, например, долгов Ирака. Ирак задолжал не только России, но и ряду других государств. Возможно, надо будет собрать конференцию кредиторов, которые должны будут встретиться с новым иракским руководством, чтобы выйти на какое-то приемлемое решение... Знаю, что многие эти вопросы весьма важны для России и их будут решать в процессе выработки стратегии для послевоенного обустройства Ирака.

- Если позиция России по отношению к военной операции в Ираке останется неизменной и, более того, с увеличением жертв войны станет более жесткой, на какие меры в отношении России готовы пойти США? В американской прессе не раз звучали предположения о возможности введения неких экономических санкций в адрес России, об ужесточении позиций США по внутренним российским делам - Чечня, свобода СМИ, права человека?

- Я бы предпочел не высказывать какие-то догадки, но я надеюсь, что мы сможем минимизировать то напряжение, которое наблюдается в наших отношениях, и не дойдем до того, чтобы это расхождение в обвинениях стало более широким. Мы не выдвигаем каких-либо угроз, мы не думаем о том, чтобы ввести санкции против России. По большинству вопросов, которые важны для наших стран, мы имеем общие интересы и заинтересованы в углублении сотрудничества и продвижении его вперед. Но в любой напряженной ситуации становится подчас трудно продвигаться вперед: тут еще есть фактор общественного мнения, мнение, которое высказывается конгрессом, следовательно, приходится действовать в обстановке весьма ограниченного пространства для маневра. Президент Буш высказал намерение продолжать тот же курс в развитии наших отношений, что проводился раньше. Мы также удовлетворены заявлениями президента Путина о том, что он тоже намерен действовать, невзирая на серьезные расхождения по иракскому вопросу.

- Впервые за четыре года после Югославии, по данным ВЦИОМа, число россиян, плохо относящихся к США, превысило количество тех, кто хорошо относится к вашей стране. Как вы это прокомментируете? И не свидетельствует ли это о плохом качестве "руководства мировым процессом" администрации США?

- Я испытываю самую высокую степень уважения к руководству США. Президент Буш у себя в стране пользуется очень большой популярностью, которая возросла еще больше за последние несколько недель. Конечно, я и все мои коллеги озабочены тем спадом, который наблюдается по части поддержки США, и тем спадом в отношении уважения нашей страны, который вызван этой войной. Однако это совершенно неудивительно, поскольку, во-первых, никто не любит войну, а также ввиду того, что и у нас в стране серьезные расхождения наблюдаются по поводу введения этой военной акции. Мы надеемся, что со временем общественное мнение изменится к лучшему. Я думаю, что решающей точкой отсчета станет момент, когда народ увидит, что люди в Ираке будут радоваться своему освобождению от ужасного диктатора.

- Международная общественность обеспокоена проблемой религиозных святынь в Ираке. Понятно, что война может причинить им большой ущерб. Предпринимает ли объединенное командование антииракской группировки меры, чтобы религиозные святыни не пострадали?

- Мы делаем все от нас зависящее, чтобы избежать нанесения ущерба святыням в Ираке. Некоторые страны, входящие в коалицию, даже вызвались откомандировать свои подразделения, чтобы охранять эти святыни, тем более что это необходимо будет делать после завершения военной операции. Есть целый ряд свидетельств того, что Хусейн размещает свои штабы и военные установки в местах, где находятся святыни, и в зданиях, которые имеют религиозное значение, с тем, чтобы навести на себя огонь и впоследствии использовать такие случаи в своих пропагандистских целях. Тем не менее мы не позволим, чтобы нами манипулировали, и будем продолжать делать все возможное, чтобы избежать ущерба святыням. Хусейн прибегает к методам, которые противоречат всем правила ведения войны, когда размещает войска в госпиталях, использует больницы в качестве складов, как мы это обнаружили в Басре.

- Не опасаетесь ли вы, что в Ираке могут произойти этноконфессиональные конфликты между курдами, шиитами, христианами?

- Да, мы учитываем такую возможность. Мы будем делать все от нас зависящее, чтобы закон и порядок восторжествовали, чтобы предотвратить насилие. В самом начале послевоенного периода будет наблюдаться напряженность. Целый ряд этнических групп, проживающих в Ираке, претерпели жестокие репрессии со стороны Хусейна, имели место массовые убийства, следовательно, эти группы будут испытывать желание отомстить. Мы будем пытаться контролировать ситуацию и не поощрять людей, чтобы те брали правосудие в свои руки. С учетом опыта, который я приобрел, работая в НАТО, в деле разрешения послевоенных ситуаций, которые возникли в Боснии и в Косово, уверен, что задача будет сложной, но разрешимой при наличии тщательно подготовленных планов. Понимаем, что берем на себя значительную ответственность. Но мы считаем, что это необходимо делать для собственной безопасности, для безопасности региона и безопасности и блага народа Ирака.

Независимая газета

  • 28-03-2003, 17:06
  • Просмотров: 560
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список