Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Еще один casus belli


Проблема водных ресурсов реки Хасбани, одного из важнейших источников Иордана, обсуждалась 11 сентября израильскими министрами, входящими в кабинет безопасности. За сутки до этого Ариэль Шарон сделал решительное заявление, согласно которому Израиль расценивает действия ливанской стороны по изменению гидрологической ситуации в пограничном районе как casus belli - повод для объявления войны.

Речь идет о прокладки новой трубы большого диаметра, с помощью которой Ливан может откачивать из Хасбани до трети ее водосброса. С этим связана прямая угрозу второму по важности (138 млн. кубометров в год) источника Иордана. Помимо Хасбани, воды этой реки пополняется потоками Дан (245 млн. кубометров в год) и Баниас. Притоки Иордана, важнейшими из которых являются Ярмук и Зарка, впадают в реку ниже Кинерета, что делает невозможным их использование в системе Всеизраильского водовода (Ха-Мовиль ха-арци). К тому же воды Ярмука и Зарки активно используются Сирией и Иорданией, в результате чего их водосброс в Иордан чрезвычайно ограничен.

Верхнее течение Иордана, питаемое водами Хасбани, Дана и Баниаса, является основным источником пополнения Кинерета, состояние которого вызывает в последние годы серьезную озабоченность гидрологов. Красная черта, отмечающая критически низкий уровень озера, постоянно снижается, но Израиль - за неимением альтернативы - продолжает откачку воды из Кинерета. Это ведет к засолению озера, поскольку на его дне и берегах имеются многочисленные источники солоноватой воды, порождаемые отложениями высохших древних морей. Таким образом, высококачественная вода из Хасбани имеет критическое значение для поддержания приемлемого баланса солей в озере Кинерет.

На данном этапе Ливан еще не ведет откачку воды из Хасбани с помощью новой широкой трубы. Тем не менее, производимые ливанской стороной подготовительные работы представляют собой откровенное посягательство на водные ресурсы Израиля.

Министр обороны Биньямин Бен-Элизер сообщил участникам состоявшегося 10 сентября заседания правительства, что Израиль неоднократно предупреждал Бейрут о неприемлемости указанных действий. Соответствующие послания передавались ливанскому правительству через представителей США. Связанные с этой проблемой дипломатические усилия продолжаются израильской стороной. Что же до заявления премьер-министра Шарона, то оно призвано четким образом обозначить вероятную цену ливанской провокации. Этой же цели должно было послужить недавнее посещение израильско-ливанской границы в деревне Раджер командующим Северным военным округом Бени Ганцем и специальным помощником главы правительства по проблеме водных ресурсов Ноахом Кинарти.

Встревожившее Израиль строительство насосной станции в пограничном районе было начато ливанской стороной в феврале 2001 года. Произведенная тогда проверка показала, что проложенная ливанцами труба позволяет откачивать воду из Хасбани в ограниченных и приемлемых, с израильской точки зрения, количествах. Но теперь, с прокладкой новой трубы, мы наблюдаем обострение давнего кризиса, предпосылки которого были заложены еще в начале XX века.

В 1919 году глава Всемирной сионистской организации Хаим Вейцман обращался к премьер-министру Великобритании Ллойд Джорджу с призывом передать южноливанские реки, включая Литани, в пользование еврейского государства. Вейцман писал, что экономическое будущее Палестины зависит от этих ресурсов, тогда как Ливан прекрасно обеспечен пресной водой. "Река Литани, не имеющая значения для территорий, расположенных к северу от предлагаемых границ, могла бы принести немалую пользу землям, лежащим намного южнее", - подчеркивал он.

В том же духе было выдержано послание Вейцмана лорду Керзону, британскому министру иностранных дел: "Ваше превосходительство осознает огромную значимость Литани для Палестины. Даже если Иордан и Ярмук полностью окажутся в границах Палестины, их воды будет недостаточно для покрытия ее потребностей. Ирригация в Верхней Галилее и получение энергии, необходимой для самого ограниченного индустриального развития, должны быть осуществлены за счет Литани. Если Палестину отрежут от Литани, Верхнего Иордана и Ярмука, она не сможет быть экономически независимой".

Вейцман не был одинок в своем требовании о передаче водных ресурсов Южного Ливана будущему еврейскому государству. Давид Бен-Гурион писал 20 апреля 1920 года в послании английским лейбористам: "Важно, чтобы источники воды, на которых зиждется будущее страны, не оказались вне границ Еврейского национального очага. Хауранская равнина, по сути представляющая собой часть Палестины, не должна быть от нее отрезана, поэтому мы настаиваем на том, чтобы выделяемая евреям территория включала южный берег реки Литани и Хауранский район от Лиджатского источника. Страна остро нуждается в основных реках этой земли - Ярмуке, Литани и Иордане".

Однако доводы сионистских лидеров не возымели желанного результата, и северная граница подмандатной Палестины была установлена по линии Рош ха-Никра - Метула. В Израиле долго отказывались смириться с утратой южноливанских рек. Моше Шарет записал в своем дневнике, что Бен-Гурион и Моше Даян еще в начале 50-х годов питали надежды на установление границы с Ливаном по реке Литани, но никаких практических действий в указанном направлении тогда не предпринималось. Напротив, Израиль столкнулся в середине 60-х годов с сирийской попыткой отвода истоков Иордана.

Данная инициатива Дамаска была справедливо расценена как посягательство на жизненно важные интересы Израиля. Израильская артиллерия воспрепятствовала сирийским гидрологическим работам в марте 1965 года, а после их возобновления в дело была пущена авиация (июль 66-го). В дальнейшем развитие событий на Ближнем Востоке приобрело кризисную динамику и, в конце концов, привело к Шестидневной войне 1967 года. Спор из-за воды не был единственной причиной этого конфликта, но он, безусловно, относился к важнейшим его предпосылкам.

В прошлом неоднократно предпринимались попытки выработать юридическую базу распределения пресноводных ресурсов Восточного Средиземноморья (планы Мэйна, Райли, Джонстона, Макдональда, Коттона и др.), но никаких практических результатов эти усилия не дали. В отсутствие признанной юридической базы трудно сказать, на чьей стороне международное право в нынешней ситуации, когда Ливан предпринимает попытку отвода одного из важнейших истоков Иордана. Но нарушение статус-кво и неформальных договоренностей здесь налицо, и от Израиля трудно ждать равнодушной реакции на происходящее.

Известный израильский военный и дипломат Авраам Тамир говорил в свое время, что воевать из-за воды глупо, поскольку "стоимость одной недели боев достаточна для того, чтобы построить пять очистительных установок - без человеческих жертв и международных протестов". Тем не менее, в прошлом вода не раз становилась причиной военных конфликтов на Ближнем Востоке. Сочетание базисных характеристик региона заставляет предположить, что и в будущем взаимозависимость расположенных в нем государств будет не столько предпосылкой к сотрудничеству между ними, сколько фактором ожесточенного соперничества в использовании водных ресурсов. Многие аналитики полагают, что не нефть и даже не земля, а именно вода станет причиной новой войны на Ближнем Востоке.

При подготовке статьи использовались материалы из монографии К.З. Хамзина "Водные ресурсы бассейна реки Иордан и арабо-израильский конфликт", изданной Институтом изучения Израиля и Ближнего Востока, Москва, 1998


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив