Все новости

Вчера, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати

 Еврейское государство

"Люди настолько утратили чувство реальности, что вообразили, будто отрицание сокровеннейшей сущности иудаизма не является угрозой для дальнейшего существования евреев, как народа".

Мозес Хесс, "Рим и Иерусалим"

С момента выхода в свет книги Герцля "Еврейское государство" прошло сто шесть лет. День появления книги считается днем возникновения современного сионизма. Однако критическое чтение работы Герцля показывает, что он имел очень поверхностное представление о том, каким должно быть еврейское государство и где оно должно находиться. Еврейское образование Герцля было близким к нулю. Более того, на определенном этапе своей жизни он даже рассматривал возможность крещения своего сына.

Герцль писал: "Я сам никогда не крещусь, но я поддерживаю идею крещения. Для меня самого этот вопрос решенный, но он меня очень беспокоит с точки зрения судьбы моего сына Ганса. Я спрашиваю себя, имею ли я право омрачить и усложнить его жизнь, как была омрачена и усложнена моя... Поэтому необходимо крестить еврейских мальчиков, пока они еще не могут отвечать сами за себя, пока они не могут этому воспротивиться и пока крещение еще не воспринимается ими как проявление слабости с их стороны. Они должны раствориться в толпе".

Герцль хотел обратиться к Папе римскому, чтобы тот помог в борьбе с антисемитизмом, и тогда в свою очередь он намечал повести борьбу за тотальный переход евреев в христианство. Ему рисовалась картина "массового шествия евреев к собору святого Стефана в полдень в воскресенье, сопровождаемого звоном колоколов. Руководители общины остаются на пороге церкви, а остальные евреи входят внутрь и принимают христианство". Лидеры общины, по планам Герцля, должны были стать последними евреями, и с их постепенным уходом должна была закончиться история еврейского народа. Фантазии Герцля развеял его друг-христианин, пристыдивший Герцля, пораженный тем, что тот так легко готов пойти на то, чтобы на нем оборвалась совершенно неповторимая многотысячелетняя история евреев.

Хотя основоположником современного сионизма считается Герцль, более верным было бы назвать его основателями немецкого еврея Мозеса Хесса и российского еврея Льва Пинскера, которые заговорили о еврейском государстве на десятки лет раньше Герцля. Их книги "Рим и Иерусалим" и "Автоэмансипация" были незаслуженно отодвинуты на задний план герцлевским "Еврейским государством". Да и Герцль сам признавал, что если бы он знал о существовании книги "Автоэмансипация", то не взялся бы за написание своего "Еврейского государства", так как все самое важное было уже сказано до него Пинскером. И тем не менее именно Герцлю принадлежит огромная заслуга в том, что сегодня у евреев есть свое государство. Бесспорно, в его книге было много утопий, но главное заключалось в том, что он в свою идею верил, и после появления книги посвятил этой идее всего себя. До Герцля евреи диаспоры на протяжении двух тысяч лет трижды в день молились о возвращении в Эрец-Исроэль. Более того, поток евреев назад, на родину, в течение этих двадцати веков ни на миг не прекращался. Количество возвращавшихся евреев зависело лишь от существовавших на тот момент в Эрец-Исроэль запретов на проживание там евреев. Как только происходило послабление в запретах, ручеек возвращавшихся евреев превращался в бурные потоки, и наоборот, при "закручивании гаек" теми или иными властителями, под чьим правлением находилась Эрец-Исроэль, русла рек возвращения пересыхали и сужались, чтобы затем расшириться вновь при новых послаблениях режима.

Герцль обо всем этом ничего не знал, он просто заговорил о необходимости государства для евреев. Он стал тем паровозом, который повел локомотив сионизма по направлению к еврейскому государству. Герцль вывел поезд мирового еврейства со станции "Галут", совершенно не представляя, куда его вести. В Эрец-Исроэль, уже позже, его направили российско-польские евреи. Это они вселили еврейскую душу в чисто теоретическое начинание эмансипированного австрийского еврея. Если бы не они, этот поезд до Эрец-Исроэль вряд ли дошел бы, да и самого государства, скорее всего, тоже не было бы.

Герцлю виделось какое-то абстрактное государство. Когда он писал свою книгу, то понятия не имел, где это государство должно находиться. Интересно отметить, что и Пинскер, наверное, наиболее ассимилированный еврей из всех российских сионистов, тоже не понимал, что еврейское государство должно быть воссоздано в Эрец-Исроэль. Он писал: "Мы не должны мечтать о возрождении древней Иудеи. Мы не должны прикреплять себя к месту, где уже однажды нашу политическую жизнь грубо прервали и уничтожили. Целью нашего нынешнего начинания должна быть не "Священная земля", а наша собственная земля. Нам нужен лишь просто большой кусок земли".

Из основателей современного сионизма лишь Мозес Хесс знал и понимал, что евреи должны возвратиться именно в Иудею. Он писал в 1862 году в книге "Рим и Иерусалим": "Сколько преследований, сколько слез, сколько крови за восемнадцать веков! Но вы, сыны Иудеи, вопреки всему этому, вы еще живы!.. Остаток вашей нации еще достаточно жизнестоек, чтобы вновь воздвигнуть врата Иерусалима... Пробил час заселять берега Иордана... Отныне вы должны подумать о самих себе, о долинах Ливана, об обширных равнинах на берегах Генисаретского озера... Вперед, евреи всех стран! Древняя родина зовет вас..."

Чувства евреев к Эрец-Исроэль позже блестяще выразил раввин Авраам Ицхак Кук, написавший: "Эрец-Исроэль неотделима от души еврейского народа. Это не просто наше национальное достояние, служащее средством объединения нашего народа и поддерживающее его материальное или даже духовное существование. Эрец-Исроэль - это часть самой сути статуса нашего народа, она органически вплетена в саму нашу жизнь, во внутреннее бытие. Человеческие объяснения, даже самые что ни на есть возвышенные, не способны близко подойти к уникальной святости Эрец-Исроэль. Они не могут постичь глубину любви к нашей земле, дремлющую внутри нашего народа".

Герцль писал о просто государстве. У его книги был огромный недостаток. Хотя в ней говорилось о государстве для евреев, с таким же успехом ее могли использовать индейцы из племени Мумбы-Юмбы для создания своего мумбы-юмбинского государства. Еврейское государство Герцля было оторвано от души еврейского народа. Во время написания книги Герцль не понимал, что еврейское государство может быть создано и может существовать лишь в одном единственном месте на земном шаре - в Иудее, в Эрец-Исроэль. Эмансипированный еврей, Герцль не знал, что связь между евреями и Эрец-Исроэль, навсегда запротоколированная в Торе, позволяет создать такое государство лишь в Эрец-Исроэль и больше нигде.

Кем были сами для себя евреи? Избранным Б-гом народом, которому было велено завоевать Эрец-Исроэль, поселиться там и следовать заветам Торы. Кем были евреи для других народов? Странным народом, не желающим быть такими как все, следующим указаниям своей священной книги и постоянно рвущимся вернуться к себе в Палестину, как называли Эрец-Исроэль неевреи.

С утратой государства единственное, что связывало евреев с еврейством, была Тора. Иудаизм, являвший собой философию и образ жизни, постепенно стал превращаться в просто религию. Народ, потерявший государство и лишившийся тем самым границ, охранявших его от покорения другими народами, защитил себя границами внутренними - религиозными. Таким образом, отказ индивидуума от Торы автоматически означал его уход из еврейства, ибо с еврейством после этого его уже больше ничто не связывало. Ни о чем об этом Герцль не задумывался, когда писал свое "Еврейское государство". Потрясенный расправой над Дрейфусом, он понял лишь одно: для того чтобы защитить себя, евреи должны опять иметь собственное государство. Герцль подсознательно понял, что границы религии недостаточны, чтобы сохранить евреев как народ физически.

Его провидческий гений нашел однозначное подтверждение в страшные годы Второй мировой войны, когда огромные европейские еврейские общины уходили пеплом в небо через трубы крематориев нацистских концлагерей. Оставаясь лишь религией, иудаизм не мог защитить евреев физически от гитлеровской машины уничтожения. Он должен был стать вновь образом жизни, обрести физическую составляющую, то есть вновь объединить народ Израиля с землей Израиля, чтобы возникла возможность этот народ защитить.

Народ Израиля, лишенный земли Израиля, не мог полностью соблюдать заветы Торы. Вс-вышний повелел евреям жить, следуя заветам Торы, а не умирать, выполняя ее заветы. Еврейство, выполнявшее подавляющее большинство заповедей Торы, но игнорирующее главную заповедь о заселении Эрец-Исроэль, фактически обрекало себя на уничтожение. Однако и создание государства Израиль не принесло с собой гарантий физического сохранения народа. Произошло это по той причине, что Израиль на самом деле еврейским государством не стал. На пути к созданию Израиля герцлевский сионизм добавил социалистическую и демократическую составляющие, но отодвинул в сторону самую главную свою составляющую - еврейскую, ради которой государство как раз и создавалось. Как справедливо в свое время отмечал раввин Меир Кахане, в израильской Декларации о Независимости кроется неразрешимое противоречие. Государство не может быть одновременно еврейским и демократическим, если это не мононациональное государство. Точно так же, как женщина не может одновременно быть и не быть беременной. Демократия подразумевает абсолютно одинаковые права для всех граждан. Сионисты же создавали государство для евреев - то есть еврейское государство, что априори выделяло евреев в главную категорию граждан, иначе говоря, автоматически накладывало определенные ограничения на неевреев, и, следовательно, такое государство никак не могло быть демократическим. Лучшим доказательством этому служит Закон о возвращении, дающий право любому еврею на земном шаре стать гражданином Израиля, тем самым объявляя евреев привилегированной группой населения, что противоречит демократичности государства.

Это значит, что вне зависимости от того, желают этого израильтяне или нет, они должны однозначно выбрать между еврейским и демократическим характером государства. Объективное рассмотрение борьбы Израиля за выживание,начиная с 1948, убедительно демонстрирует, что чем больше Израиль противится необходимости этого выбора, тем больше проливается крови. Хотя, откровенно говоря, сам выбор уже давно сделан. Герцль назвал свою книгу четко и однозначно - "Еврейское государство", тем самым уже более ста лет назад указав на еврейскую сущность государства. Сегодня лишь остается отказаться от политической корректности и подтвердить этот выбор.

Другое дело, Герцль не знал, где это государство будет находиться, как будут складываться его отношения с соседями и массу подобных вещей. А это значит, что давно назрела необходимость пересмотреть многие его утопические и теоретические выкладки, основываясь на богатейшем опыте, накопленном с 1948 года, и приняв во внимание оголтелое евреененавистничество арабов, неутихающий антисемитизм во всем мире и геополитические устремления крупных держав.

Герцлевский сионизм отчаянно нуждается в дальнейшем развитии. Еврейскому государству, завоевавшему крошечную территорию в беспрерывной освободительной войне, катастрофически не хватает еврейской души. Вся внутренняя и внешняя политика Израиля должна строиться на том, что он должен быть еврейским государством. На пути к этой цели Израилю предстоит сделать множество крайне непопулярных и более чем противоречивых шагов. Ему придется столкнуться с осуждением и неприятием многих своих действий лицемерным и эгоистичным миром, но такова уж судьба евреев быть не такими как все.

То, что Израиль не сделал 54 года тому назад, предстоит сделать сейчас - провозгласить ясный выбор в пользу еврейской сущности государства и, значит, однозначно разрешить спор между евреями и арабами по вопросу поселенчества в Эрец-Исроэль в пользу евреев. Еврейское государство создавалось для того, чтобы в нем жил еврейский народ, народ, которому эта земля была заповедана Вс-вышним. Отказаться сегодня от земли Иудеи - значит отказаться от самого еврейства. Как написал Рабби Иехуда Алкалаи: "Мы как народ можем воистину называться Израилем лишь в земле Израиля".

Поэтому Израиль без земель Иудеи и Самарии - не еврейское государство. Мы не имеем права называть себя евреями, если отречемся от земли, ради покорения и освоения которой Вс-вышний сделал нас народом. В отличие от других народов, мы вначале стали народом и только потом пришли в Эрец-Исроэль. Пришли для того, чтобы выполнить определенную миссию: жить по заветам Торы.

Мы и из рабства-то вышли не просто для того, чтобы обрести свободу, а для того, чтобы служить Вс-вышнему. "Иди к фараону и скажи ему так: Так сказал Б-г: Отпусти народ Мой, чтобы они служили мне!" (Ваэра 7:26). Многим из нас совершенно непонятно, что означают эти фразы. Для многих из нас Тора - наглухо закрытая книга, и, возможно, лишь наши правнуки смогут понять то, что для нас сегодня тайна за семью печатями. Но нам, в качестве первого шага, необходимо хотя бы просто понять, что мы не имеем права отказываться от продолжения истории еврейского народа. Мы не можем допустить, чтобы на нашем поколении оборвалась эта совершенно уникальная и неповторимая страница человеческого бытия. А для этого в первую очередь необходимо приложить все силы, чтобы Израиль стал настоящим еврейским государством.

Возможно, это покажется парадоксальным, но все беды Израиля происходят из-за того, что у государства отсутствует самоидентификация. Израиль нарушает закон природы, пытаясь смешать то, что не смешивается. Медведю ведь никогда в голову не придет представлять себя кроликом, так же как и дельфин никогда не вздумает ощущать себя воробьем. Даже обезьяна вряд ли может представить себя в качестве улитки. А вот человек считает, что нет ничего зазорного сидеть на двух стульях сразу, и поэтому страшно удивляется, что теряет равновесие, когда эти стулья раздвигают.

Израиль и являет сегодня пример такого коллективного удивленного человека. Разница лишь в том, что стулья, на которых он сидит, раздвигают над разверзнувшейся бездной, и если он немедленно не выберет за какой стул ему зацепиться, то падение в пропасть будет неизбежным.

А ведь стоит лишь Израилю однозначно идентифицировать себя как еврейское государство, и все кажущиеся неразрешимыми вопросы мгновенно получат единственный и четкий ответ. Из категории "что делать" они переместятся в категорию "как сделать". Раз цель будет ясно поставлена, достичь ее будет гораздо проще. Израиль перестанет бродить кругами с завязанными глазами, натыкаясь без конца на одни и те же предметы.

Став еврейским государством, Израиль моментально займет однозначную позицию по вопросу земель Иудеи, Самарии и Газы. У него даже мысли не возникнет, чтобы расстаться хотя бы с одним квадратным сантиметром священной земли, заповеданной евреям Вс-вышним. "И овладейте страной, и поселитесь в ней, ибо вам дал Я эту страну, чтобы вы овладели ею" (Бемидбар 33:51-53.)

Став еврейским государством, Израиль сразу же будет знать, как поступать ему с теми, кто упорно пытается предъявлять претензии на исконно еврейские земли. Таким не место на еврейской земле. "...Изгоните всех жителей той страны от себя... Если же не изгоните жителей этой страны от себя, то будут те из них, кого вы оставите, колючками в глазах ваших и шипами в боках ваших, и преследовать они будут вас в стране, в которой вы поселитесь" (Бемидбар 33:51;55-56).

Став еврейским государством, Израиль перестанет лезть из кожи вон, чтобы понравиться другим странам. Он перестанет бежать от самого себя и поймет свою уникальность на земном шаре. Три тысячи лет назад пророк Валаам назвал нас "народом, живущим отдельно". Как сказал, выступая в декабре 1967 года в бар-иланском университете профессор Яаков Герцог: "Мы не принадлежим ни к востоку, ни к западу, ни к НАТО ни к Варшавскому Договору, ни к блоку нейтральных стран, ни к Арабской Лиге, ни к Афро-Азиатскому блоку, ни к развивающимся странам. Мы не принадлежим ни к каким структурам, кроме своей собственной. Если мир рассматривать как семью, то мы совершенно изолированы внутри этой семьи".

Почти два тысячелетия тому назад в Мидраше было подмечено, что индивидуальный еврей может уйти из своего народа, но это вовсе не будет значить, что он станет неотделимой частью другого народа. "В своем сердце, в своих чувствах он останется в подвешенном состоянии. Он всегда будет продолжать искать себя, возможно, даже в гораздо большей степени тогда, когда оставит свой народ, чем если бы он остался евреем". Точно так же и Израиль. Не идентифицируя на сто процентов свое еврейство, Израиль уже более 54 лет находится в подвешенном состоянии, напрасно пытаясь угадать, какой еще дополнительный эквилибр он должен совершить, чтобы, наконец, быть принятым в семью народов. Не понимая, что это его судьба - жить "изолированно внутри этой семьи".

Эта изоляция "внутри семьи" совершенно не означает, что Израиль превратится в отшельника. Он лишь произведет переоценку ценностей. По-настоящему поймет, какую роль играют истинные еврейские ценности в человеческой истории, и вернется к своим истокам, перестав напрасно отдавать дань моде современного либерализма и псевдогуманизма, являющих лишь жалкую тень некоторых граней иудаизма. Мозес Хесс писал: "Я считаю, что национальная сущность иудаизма не только не исключает, но с необходимостью приводит в результате ее развития к гуманизму и цивилизации. Если же я все-таки подчеркиваю в иудаизме его национальные корни более чем его гуманистические цветы, то причина этого в том, что в наше время людям слишком по нраву собирать красивые цветы истории культуры, дабы украшать себя ими, вместо того чтобы ухаживать за ними и той почвой, на которой они произрастают".

Еврейский народ, вернувшийся на свою родину, должен перестать пытаться выращивать на ней "чужие цветы" и приложить максимум усилий для выращивания того драгоценного цветка, который может произрастать на этой и только на этой почве. Ежедневное упорное возделывание этой почвы приведет к развитию иудаизма. Иудаизм в галуте закостенел. Пришло время вселить в него новую жизнь. Хесс писал в 1861 году: "Иудаизм не знает кастового духа и классового господства. Дух иудаизма с младенчества - социал-демократический. Дух иудаизма - это дух еврейства. Корень его прошлых, современных и будущих творений находится не в небесах, он в духе и сердце нашего народа. Пока этот народ имел свою территорию, где мог свободно развивать свой дух, он реализовал его в институциях и литературе, которую все человечество считает совершенной".

У еврейского народа вновь есть своя территория. У еврейского народа вновь есть свое государство. Оно должно быть еврейское государством - не на словах, а на деле.


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.