Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Кому нужна пропаганда


Слово "пропаганда", происходящее от латинского глагола propagare (распространять), сохранило невинное звучание только в бразильских джунглях, где оно все еще используется как название миссионерской деятельности Ватикана среди некрещеных индейцев. Во всем остальном мире "пропаганда" дискредитирована безнадежно, сделавшись после Геббельса и Коминтерна синонимом грубой, целенаправленной лжи, подчиненной самым неблаговидным целям.

Однако дискредитация данного термина и почти всеобщий отказ от его употребления дела не меняют. Явление, обозначаемое этим термином, присутствует в политической практике любого государства, партии, общественного объединения и т.п. Здесь же можно упомянуть пропаганду коммерческого характера, именуемую обычно рекламой или двусмысленным словосочетанием public relations, переведенным теперь на все языки и звучащим одинаково неуклюже в каждом из них. В русском и иврите от оригинального или переводного public relations образованы новомодные глаголы и названия профессий: "пиарить", "пиарщик" - в русском; "леяхцен", "яхцан", "яхцанут" - в иврите (через акроним "яхац" = "яхасей-цибур" с суффиксом "нун", указывающим обычно на профессиональную принадлежность).

Но если коммерческая пропаганда имеет хоть какие-то имена, то политическая осталась вовсе без имени: пропаганда есть, а слова нету. И вместо нужного слова используются разные хитрости, будь то "информационная политика", "разъяснительная работа" или сложносокращенный американский "сайопс" (psyops = psychological operations). Последний термин применяется чаще всего как название информационных операций, предпринимаемых против того или иного противника в рамках психологической войны, но иногда ему бывает присуще и более общее звучание.

Характерный пример использования технологии psyops можно было найти в недавнем обращении президента Буша к американской нации. Выступая 8 октября в Цинциннати, глава Белого дома призвал иракских офицеров не выполнять приказы Саддама Хусейна, подчинившись которым они сделаются соучастниками военных преступлений. В то же время Буш подчеркнул, что тем офицерам, которые поведут себя правильным образом, "найдется достойное место в новом Ираке". Здесь рассчитывать можно на самые разнообразные результаты, включая очередную вспышку подозрительности Саддама, новые чистки в иракской армии, ее ослабление и т.п.

В иврите принятым переводом "пропаганды" является "таамула", означающее буквально, то есть с учетом конкретной этимологии данного слова, не что иное, как "обработка". Понятно, что этот неблагозвучный термин дискредитирован в той же мере, как и послужившая ему источником "пропаганда". В последние десятилетия это слово используется обычно в подчеркнуто негативном контексте или в очень узком, терминологическом смысле - как название телероликов, транслируемых перед выборами от имени различных политических партий (ташдирей-таамула).

Более принятым в иврите является термин "hасбара", означающий дословно "разъяснение", "разъяснительная деятельность". Его выбор был обусловлен в первые годы существования Израиля глубокой убежденностью сионистского руководства в своей исторической правоте. За ним крылось утверждение следующего характера: "Любому непредвзятому, честному человеку понятно, что мы абсолютно правы. Только отсутствие правдивой информации и необходимых разъяснений относительно происходящего на Ближнем Востоке может быть причиной того, что кто-то враждебен по отношению к нам. Пропаганда нам не нужна. Наше дело - разъяснительная работа".

Так или иначе, у госконтролера Элиэзера Гольдберга нашлось немало причин для убийственной критики в адрес правительства, когда он решил изучить ситуацию в сферах, которые определяют информационную политику Государства Израиль. То, что состояние этой политики - или, для простоты, израильской пропаганды - является плачевным, ни для кого не секрет. Об этом можно судить по настроению европейской общественности, публикациям западных СМИ, многочисленным инцидентам антиизраильского и антисемитского характера в американских университетах.

Понятно, что не все к пропаганде сводится, и враждебность к Израилю имеет во многих случаях такие причины, с которыми невозможно справиться информационными средствами. И, тем не менее, сама ситуация в сфере израильской пропаганды несомненно заслуживала внимания госконтролера. Можно даже отметить определенное мужество Элиэзера Гольдберга, позволившее ему обратиться к этой проблематичной теме.

Главный вывод госконтролера не удивителен: у Израиля нет по существу никакой пропагандистской машины и никакой информационной политики. Три структуры, призванные, казалось бы, решать конкретные задачи в указанной области - министерство иностранных дел, пресс-служба ЦАХАЛа и Правительственное бюро прессы, не согласованы в своих действиях и не подчинены единому руководству. Каждая из этих структур действует на свое усмотрение, зачастую ввиду слишком узких ведомственных интересов, игнорируя реальные задачи информационной войны, которая ведется противниками Израиля весьма основательно.

Основной рекомендацией Элиэзера Гольдберга является в данной связи создание головной правительственной структуры, которая подчинит себе все вышеупомянутые инстанции и возьмет на себя координацию их работы. Госконтролер считает, что предлагаемая им структура должна быть возглавлена министром.

Таким образом, речь идет в данном случае о создании "министерства пропаганды", как бы оно ни называлась. Нужно признать, что такая идея выдвигалась в Израиле и прежде, но всякий раз отвергалась по различным причинам. Существенным здесь является "неблагозвучие" должности: никому из членов правительства до сих пор не хотелось именоваться министром пропаганды. Кроме того, сегодняшняя ситуация выгодна действующим политикам - даже если она отражается негативно на израильских интересах.

Дело в том, что при отсутствии единого пропагандистского ведомства все министры имеют возможность высказываться по вопросам внешней политики. Их разноголосица не выгодна Израилю, но зато она удобна каждому из выступающих: ведь эфирное время является для политика высшей ценностью. Подчинить министров жесткой дисциплине, обусловленной нуждами информационной политики государства, крайне сложно, а в случае с правительством национального единства - практически невозможно.

Тем не менее, рекомендация госконтролера обладает реальным значением. Даже в том случае, если она не будет реализована полностью, то есть с созданием головной министерской структуры, важно уже и то, что правительству указано на абсолютно порочный характер сегодняшней ситуации, при которой, к примеру, МИД очень часто остается в стороне от пропагандистского обеспечения осуществляемых армией антитеррористических операций.

Дело здесь не только в отсутствии эффективного механизма межведомственной координации. Куда более важным является в данной связи тот факт, что нынешний (Шимон Перес) и предыдущий (Шломо Бен-Ами) руководители МИДа вообще отвергали необходимость внешнеполитической пропаганды. Так, Перес неоднократно заявлял в прошлом, что "хорошая политика в разъяснении не нуждается - она сама себя разъясняет". Возможно, что теперь, после погромов в американском университете Беркли и публикаций британской прессы, отрицающих за Израилем право на существование, наш министр иностранных дел этой глупости не повторит.

Фундаментальным в данной области является следующий факт: против Государства Израиль ведется пропагандистская война на уничтожение. Эта война оплачивается миллиардами нефтедолларов и по своим масштабам превосходит любой информационный проект в современном мире. Не замечать этого не просто глупо, но давно уже преступно. Выжить в таких условиях может лишь тот, кто трезво осознает свое положение и защищается.

Пропаганда - отнюдь не синоним лжи. Напротив, в условиях открытого информационного пространства она обязана быть правдивой в фактическом отношении. Вопрос лишь в том, каким образом преподносятся реальные факты, какова объединяющая их "тенденция". Понятно, что поляризованному израильскому обществу непросто найти объединяющее начало даже в частных вопросах, будь то перспективность Ясира Арафата как политического партнера или будущий статус контролируемых территорий. Но если это и впредь останется причиной паралича израильской пропаганды, наше положение в мире станет поистине катастрофическим. После отчета, опубликованного госконтролером, никто не сможет об этом сказать: "Мы не знали. Нас не предупреждали".


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив