Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Любые переговоры оправданы

Обозреватель "МК" Марк Дейч связался по телефону с Яковом Кедми - в недавнем прошлом руководителем одной из спецслужб Израиля. Якову Кедми уже приходилось участвовать в совместных с Россией антитеррористических операциях, в частности - во время угона российского самолета из Минеральных Вод в Израиль. Яков Кедми следит за развитием ситуации в Москве по телевидению.

- Как в Израиле оценивают столь масштабный захват заложников в столице России?

- В Израиле - полная солидарность с заложниками. Все это очень напоминает то, с чем мы в Израиле сталкиваемся постоянно. Правда, между террористами, которые действуют на территории Израиля, и террористами, которые совершают акции на территории России, есть существенная разница. В России террор связан с откровенной бандитской деятельностью. У нас террор - сугубо политическое явление. В Израиле не берут заложников с целью выкупа, не торгуют людьми. У вас же сегодняшние террористы завтра занимаются рэкетом и вымогательством. Наши террористы рэкетом не занимаются.

- Как вы оцениваете ситуацию и что, на ваш взгляд, должны предпринять российские спецслужбы?

- Ситуация, в общем, обычная. Единственное, что отличает ее от подобных, это количество заложников. Мне кажется, что происходящее в Москве результат того, что в России большое количество людей свободно владеют оружием. Это различные вооруженные группы под названием охранных коммерческих структур. Разница между ними и теми, от кого они должны защищать, не всегда понятна. Этим объясняется та легкость, с которой террористы захватили в Москве такое большое количество заложников.

Главное, что должны делать, на мой взгляд, российские спецслужбы пытаться сохранить как можно больше человеческих жизней. Применение силы возможно и необходимо, но только в случае явной угрозы жизни заложников. До появления этой угрозы или до того момента, когда террористы начнут убивать заложников, решение о штурме или о применении силы вряд ли будет принято.

- Нет ли здесь противоречия? Американская концепция гласит, что с террористами нельзя вступать ни в какие переговоры. Как спасти жизни заложников и в то же время не вступать с ними в переговоры?

- Это ошибочное мнение. Я не знаю ни одного случая, когда спецслужбы не вступали бы в переговоры с террористами, если заложникам грозит смерть. Обратите внимание: только вчера ФБР вступило в переговоры со снайпером-маньяком, который взбудоражил всю Америку. Любые переговоры оправданны, если речь идет о жизни невинных людей. Другой вопрос - поддаваться ли давлению террористов. Но отказа от переговоров не было еще никогда.

- Требование террористов - вывод всех российских войск из Чечни. Даже если российское руководство пойдет на их требование, такой вывод - дело не одного дня. Будут ли террористы ждать?

- В действительности требования террористов неочевидны. Мы даже не знаем, чем и как они вооружены. Ну, автоматы - это понятно. Они якобы закладывают в стены здания какую-то взрывчатку. Действительно ли это взрывчатка или только имитация - не ясно. На них надеты пояса террористов-самоубийц. Действительно ли в них взрывчатка или это тоже только имитация? Истинные цели террористов пока неясны. Здесь возможны различные варианты: от демонстрации силы, чтобы, продемонстрировав ее, сдаться властям, до самого страшного финала. Спецслужбы должны быть готовы к любому развитию событий - как к более оптимистическому, так и к трагическому.

- Премьер-министр Ариэль Шарон заявил вчера, что Израиль готов оказать любую помощь России в сложившейся ситуации. Если, конечно, эта помощь будет востребована. Израиль уже не в первый раз предлагает помощь России в аналогичных ситуациях. Однако, насколько мне известно, раньше эта помощь руководством России отвергалась. Не ждет ли предложение господина Шарона та же участь?

- На вашем месте я бы не был столь категоричен, утверждая, что ранее эта помощь отвергалась. К сожалению, я не могу более подробно об этом говорить.

- Я не думаю, что у израильских спецслужб, которые вообще-то имеют значительный опыт в антитеррористических операциях, в данной ситуации, сложившейся в Москве, есть преимущества перед их российскими коллегами. Мы можем помочь лишь в трех направлениях: опытом, технологией и информацией, связанной с непосредственными исполнителями этого теракта. Ведь среди чеченских террористов есть немало представителей нашего ближневосточного региона. При этом я не думаю, что российские спецслужбы нуждаются в присутствии и тем более в непосредственном участии израильтян в этой операции.

- Какой опыт израильских спецслужб мог бы пригодиться в сегодняшней ситуации в Москве?

- Опыт в ведении переговоров и наша технологическая оснащенность. Кроме того, у нас есть достаточный опыт по таким весьма специфическим вопросам: как входить в захваченное здание, как брать террористов, как их ликвидировать и освобождать заложников. Впрочем, приемы здесь мало чем отличаются. Полагаю, что у моих российских коллег уже достаточно накопилось опыта в этих вопросах.

Но я подчеркиваю: пока окончательно не выяснены цели террористов, не выяснены все опасности, пока не использованы все возможности для спасения людей, силовых действий не должно быть. Сила применяется лишь как крайняя мера, если ничем иным остановить кровопролитие невозможно.

- Террористы угрожают, что в случае если кого-то из них убьют, они расстреляют десятерых заложников. Что делать в этом случае?

- Если они угрожают этим в ответ на попытки ликвидировать одного из них, то это лишь подтверждает тезис: пока ситуация не стала безвыходной, силу применять нельзя. Они ведь не грозятся убивать заложников, если их требования не будут выполнены. Пока не прольется кровь заложников, применение силы не только бессмысленно - оно противоречит всем правилам противодействия террористам.

- Насколько вписывается, на ваш взгляд, эта акция в события, которые происходят в последнее время во всем мире?

- К сожалению, вписывается. К сожалению, сбываются пророчества о том, что 21-й век будет веком террора. Это всеобщая беда, особенно мусульманский террор, особенно тот террор, который сращивается с уголовными преступлениями. Сегодня это проблема не только России, не только США и Израиля, это общая проблема. Решение этой проблемы, с одной стороны, в принятии превентивных мер, а с другой стороны - полное подавление террора, включая физическое уничтожение всех террористов.

- Что вы имеете в виду под превентивными мерами?

- Лишение террористов возможности для создания баз, где они проходят обучение и подготовку. Это то, что существует сейчас в Панкисском ущелье, в районах пограничных с Израилем, например, в Ливане, то, что до недавнего времени существовало в Афганистане. Кроме того, необходимо, чтобы только государственные структуры имели право находиться на территории страны с оружием. В рамках цивилизованного государства недопустимо, чтобы существовали какие-то еще, кроме государственных, силовые структуры, имеющие возможность применять оружие. Пока это положение не будет ликвидировано, вряд ли мы сможем успешно бороться с терроризмом.

- Но ведь в некоторых странах - в США, например, - свободная продажа оружия...

- Рано или поздно американцам придется сделать выбор: или свободная продажа оружия, или свободное распространение террора - политического, религиозного и бандитского. Кроме того, в современном мире речь идет не только об оружии в общепринятом понимании. Речь еще идет о всех тех холерах, которые можно набрать в пробирки.

- Вернемся в Москву. Исходя из того, что вы знаете о ситуации - возможен ли, на ваш взгляд, мирный исход? Или же как специалист вы предполагаете кровавый вариант?

- На данный момент ситуация такова, что, мне кажется, можно обойтись без кровопролития. Пока, к счастью, не поступало заявления о том, что заложники будут расстреливаться в случае неисполнения требований террористов. Пока все данные говорят о том, что это все-таки больше политический акт, осуществляемый с помощью террора, и к кровопролитию он не приведет. Но когда мы имеем дело с такими неуравновешенными людьми, лишенными каких бы то ни было моральных устоев, все может измениться в любую секунду.

  • 24-10-2002, 18:13
  • Просмотров: 701
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список