Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Война и выборы: дата не окончательная

Установление даты досрочных выборов оказалось нелегкой задачей ввиду двусмысленной формулировки в соответствующем параграфе Основного закона о Кнессете и совпадения предполагаемой даты - по большинству звучавших в последние дни комментариев - с пятой годовщиной авиакатастрофы, в результате которой при столкновении двух вертолетов на севере погибли 73 солдата ЦАХАЛа. Но, при любой трактовке закона, речь идет о самых последних числах января или, что менее вероятно, о первых числах февраля, и это заставляет предположить, что избранная политиками дата может оказаться условной.

Реальное развитие событий на Ближнем Востоке учитывает израильский внутриполитический график в очень незначительной степени, особенно теперь, когда Белому дому приходится дорабатывать свои планы, связанные с ожидаемой операцией в Ираке, при наличии - и без нас - многочисленных лимитирующих факторов. Считается, что, согласно расчетам администрации Буша, к февралю будущего года основной этап военной компании против Саддама Хусейна останется позади, но существуют и другие оценки, принятые в кругах американских и израильских аналитиков. Предполагая затяжной характер планируемой операции, эти оценки допускают, что к февралю Израиль окажется втянутым в военный конфликт с Ираком и, возможно, с другими арабскими силами, будь то соседние страны или террористические макроструктуры, обладающие сегодня таким стратегическим потенциалом, который имеется не у всякого государства.

Последнее замечание применимо и к палестинцам, но, прежде всего, оно справедливо в отношении "Хизболлы", имеющей на юге Ливана тысячи тяжелых реактивных снарядов с радиусом действия в десятки километров. Этот арсенал обеспечивает шиитским боевикам возможность массового единовременного поражения израильских объектов, расположенных к северу от Нетании, включая не только Хайфу, но и важнейшую для хозяйства страны элекстростанцию в Хадере.

На практике это уже привело к установлению нового баланса стратегического устрашения, который связывает руки израильскому правительству во всем, что касается Ливана. В Иерусалиме принята оценка, согласно которой ливанская сторона намерена откачивать из источников Вазани всю поставляемую ими воду, причиняя тем самым значительный ущерб водосбросу потока Хасбани (Снир) в верхнее течение Иордана. По определению Ариэля Шарона, эти действия представляют собой casus belli, но, учитывая, с одной стороны, взрывоопасный характер ситуации в Ливане, и, с другой, принципиальную заинтересованность США в израильской сдержанности, премьер-министр отказывается на данном этапе от активных действий.

Если бы дело ограничивалось только тем, что Израиль вынужден безучастно наблюдать за разграблением своих водных ресурсов, Белый дом не стал бы, наверное, вмешиваться в происходящее по ту сторону ливанской границы. Но сегодня американцы подозревают, что даже предельная сдержанность Израиля не может служить гарантией от провокаций со стороны "Хизболлы", включающих использование созданного на юге Ливана ракетного арсенала и, как следствие, ведущих к региональной войне. По этой причине представители администрации Буша ужесточают тон в отношении Сирии, намекая Асаду на необходимость нейтрализовать "Хизболлу" или, по крайней мере, лишить ее политического покровительства.

Само по себе ужесточение американского тона отвечает израильским интересам. Если прежде США определяли "зловещую ось" как надуманный треугольник, включающий Ирак, Иран и Северную Корею, то теперь к списку отмеченных американцами государств-ослушников присоединены Сирия, Ливия и Куба. В этом не осталось сомнений после того, как заместитель госсекретаря США по вопросам разоружения и международной безопасности Джон Болтон произнес чрезвычайно резкую речь, перечислив в ней тех, кто разрабатывает и производит, вопреки соответствующим конвенциям, химическое и биологическое оружие.

Еще более жесткую позицию в отношении Сирии занимает сейчас Боб Грехэм, председатель сенатской комиссии США по вопросам внешней разведки. По его мнению, опасность проистекающая из поддержки, которую оказывает "Хизболле" режим Башара Асада, важнее угроз, связанных с Ираком. "Нам необходимо сказать сирийцам, что они обязаны прикрыть лагеря "Хизболлы" в долине Бекаа в течение короткого определенного срока", - заявил Грехэм в сенате, упомянув доклад ФБР, указывающий на способность шиитских боевиков нанести удар по объектам хозяйственной и гражданской инфраструктуры в самих США. "И если сирийцы не захотят нас послушаться, им следует объяснить, что мы сохраняем за собой право прикрыть эти лагеря собственными силами", - добавил он.

Таким образом, Израиль не только проигрывает, уступая американским просьбам о сдержанности. Наблюдая за происходящим на Ближнем Востоке, США убеждаются в том, что назревшие здесь очаги напряженности не рассосутся сами собой от того, что Шарон согласится быть паинькой. Просчитывая факторы риска даже не на год, а на месяц вперед, американцы находят, что "Хизболла" и политика Башара Асада - не только наша проблема. Результатом этого понимания становятся грозные реляции в отношении Сирии, которая, оставаясь врагом Израиля, видит себя теперь как возможный объект военной активности Пентагона. Заявления Болтона и Грехэма очерчивают для Асада рамки нового статуса, который сближает его с Саддамом Хусейном.

Но даже в том случае, если Вашингтон действительно собирается взяться за решение проблем, связанных с "Хизбаллой", необходимая для этого решимость пришла к американцам слишком поздно. Инфраструктура ракетного террора на юге Ливана уже создана, и следует принимать в расчет вероятность того, что она лишит Белый дом желанного спокойствия у наших границ в период запланированной операции в Ираке.

В этом случае может возникнуть объективная необходимость отсрочки выборов в Кнессет, как уже было однажды в 1973 году, когда Война Судного дня опрокинула израильский внутриполитический график. При таком развитии событий избиратели не скажут спасибо партийным деятелям, лишившим страну стабильного руководства в преддверии угрожающих ей региональных катаклизмов. Сценарий, при котором через три месяца Израилю будет не до выборов, является всего лишь вероятным, однако ни Бен-Элиэзер, ни Нетаньяху, ни Либерман не смогут сказать, что он явился для них абсолютно неожиданным, если ситуация действительно сложится указанным образом.

Поэтическая справедливость

Биньямин Бен-Элиэзер уже чувствует, что развал правительства национального единства ничего не прибавил ему в глазах сторонников "Аводы". Рамон и Мицна выступают де-факто единым фронтом, заставляя бывшего министра обороны тревожно оглядываться по сторонам в ожидании праймериз. Предполагать избыток здравого смысла у сегодняшних членов Партии труда автор этих строк не решится, но если Фуад поплатится своей карьерой за учиненный им коалиционный дебош, в его провале будет просматриваться поэтическая справедливость.

"Я найду хороший тайминг!", - похвалялся он год назад, подразумевая свою способность вывести "Аводу" из правящей коалиции в самый подходящий момент. Тайминг нашелся такой хороший, что лучше и впрямь не придумаешь. Остается только пофантазировать на тему о том, как прозвучит официальное объявление, в котором будет указано, что "ввиду сохраняющейся опасности ракетно-химической атаки массовая явка на избирательные участки недопустима". Что там дальше по тексту? "Выборы в Кнессет отложены на неопределенный срок и они состоятся, как только позволят обстоятельства".

Не претендуя на глубокое понимание процессов, проистекающих в Партии труда, можно, однако, предложить простое объяснение тому, что ряды сторонников Бен-Элиэзера так редеют в последнее время. Здесь, конечно, сыграла свою роль неуклюжесть его маневров и явная неспособность убедить широкую публику в том, что для развала правительства национального единства имелись реальные причины. Но важнее, пожалуй, другое.

Победителем на предстоящих выборах в Кнессет окажется, согласно опросам, правый блок во главе с "Ликудом". Собственная популярность "Ликуда" сейчас, конечно, не такова, как полтора года назад (среди "русских" избирателей его рейтинг упал за указанный срок с 33 до 19 процентов), но он все еще остается доминантной общественной силой, вокруг которой может сплотиться дееспособная коалиция. Идти на выборы с мыслью о своем неизбежном участии - на вторых ролях - в будущем правительстве национального единства, сторонники "Аводы" не хотят. Скорее, они готовят себя сейчас, психологически и политически, к пребыванию в оппозиции.

Но если уж оппозиция, то ее лидер должен обладать как раз теми достоинствами, которыми с лихвой наделен Хаим Рамон, в меньшей степени - Амрам Мицна, и которых вовсе нет у Биньямина Бен-Элиэзера. Например, он должен быть зажигательным оратором, способным одной только силой слова, без "министерской ауры", привлекать внимание публики. Фуад? Оратор? Всем сразу становится скучно.

Далее, после праймериз "Авода" должна снять с себя ответственность за "просчеты" правительства, частью которого она оставалась до прошлой недели. Лучше всего, конечно, приписать себе все хорошее и оставить "Ликуду" со товарищи все плохое. Скажем, террор? Это Шарон виноват, а Бен-Элиэзер тем временем делал нужное, полезное дело. Экономический кризис? Это Сильван Шалом, а Далия Ицик наоборот - спасала в минпроме гибнущие предприятия. Острая критика в адрес Израиля на международной арене? Это Шауль Мофаз не туда снарядом попал, а Шимон Перес боролся тем временем за остатки израильской репутации в ООН и Евросоюзе.

Но так складно, увы, не получится. Тяжелая предвыборная артиллерия бьет не по целям, а по квадратам, и "Авода" неизбежно окажется - уже оказалась! - перед необходимостью говорить о провале правительственной политики в целом, делая вид, что ее самой в том правительстве не было. Понятно, что выступать с подобными заявлениями на протяжении двух с половиной месяцев удобнее тем, кто сам не сидел в министерском кресле. И сколь бы ни тщился теперь Бен-Элиэзер со своими наскоками на поселенцев, сколь бы ни сеял старые зерна раздора, его положение в "Аводе" оказалось объективно проигрышным.

Анатомия развала

Столь же неубедительной оказалась позиция Биньямина Нетаньяху и Авигдора Либермана, отклонивших адресованное им предложение Шарона о создании устойчивой правой коалиции. Было вполне очевидно, что в сложившейся ситуации премьер-министр не сможет выполнить такие их требования, как формальный отказ от "Осло", депортация Арафата и пересмотр политической платформы кабинета. Тем более это относится к испрошенному лидером НДИ у Шарона априорному обязательству не создавать после выборов правительство национального единства.

Само выдвижение указанных требований выглядело в случае с Нетаньяху и Либерманом несколько двусмысленно. Собственное наследие Нетаньяху является, к сожалению, частью наследия "Осло", поскольку заключенное им соглашение "Уай" вполне заслуживает названия "Осло-3": ведь это оно увеличило в шесть с лишним раз территорию зоны А, находящуюся - в формальном отношении - под полным палестинским контролем. То, что сегодня данное определение носит формальный характер, поскольку израильские войска постоянно находятся в зоне А, есть результат политики Ариэля Шарона, сделавшего для нейтрализации "Осло" существенно больше, чем любой из его предшественников.

Разумеется, время было тогда иное, и Биньямин Нетаньяху в 1998 году не мог действовать так, как действует теперь - после Кэмп-Дэвида и Табы, в контексте развязанной против Израиля террористической войны, с учетом событий 11 сентября и произошедшей в Соединенных Штатах смены ориентиров - Ариэль Шарон. В новых условиях было бы бессмысленно предъявлять экс-премьеру старые счеты. Но когда Нетаньяху атакует главу правительства, требуя невозможных по существу заявлений о денонсации "Осло", его резонно спросить, что он сам сумел сделать для нейтрализации военно-политической бомбы замедленного действия, заложенной под Израиль героями черного сентября 1993 года.

В случае с Авигдором Либерманом ситуация еще парадоксальнее. После прошлогодних февральских выборов он был первым, кто заключил коалиционное соглашение с Ариэлем Шароном на базе составленной тогда же политической платформы правительства. Это случилось уже "в новых условиях", то есть на фоне разразившейся тремя месяцами раньше войны с Арафатом. Представляя собой плод коллективного политического творчества, нынешняя платформа правительства является и его, Либермана, детищем. Требуя теперь от Шарона изменить ее кардинальным образом, нарвавшись на острый кризис в отношениях с американцами, лидер НДИ ясно давал понять, что он не заинтересован в создании правой коалиции, которая будет способна оставаться у власти до своевременного завершения каденции Кнессета в ноябре 2003 года.

Занятая Либерманом позиция привела его к очередному столкновению с Бени Элоном, лидером входящей в "Ихуд леуми" партии "Моледет". В сложившейся с отставкой левых министров ситуации Элон полагал необходимым присоединиться к правительству Ариэля Шарона и говорил об этом открыто. К такому же мнению склонялись Цви Хендель и Ури Ариэль, представляющие в "Ихуд леуми" фракцию "Ткума", но они соблюдали сугубую осторожность в публичных высказываниях.

Учитывая также однозначную позицию Эфи Эйтама и возглавляемой им Национально-религиозной партии (МАФДАЛ) в пользу создания правой коалиции, можно сказать, что Авигдор Либерман оказался единственным парламентским лидером правых, проявившим однозначную заинтересованность в объявлении досрочных выборов. По счастью, сейчас на дворе не 1992 год, когда выход "Тхии" и "Моледет" из правительства Ицхака Шамира привел к власти в стране будущих архитекторов "Осло", и решение НДИ не сулит победы мятущимся левым.

Преемственность обстоятельств

Авторы популярного аналитического сайта "Дебка" полагают, что все три политика, спровоцировавших падение правительства Шарона в самое неподходящее время, будут наказаны израильским избирателем. В отношении Нетаньяху и Либермана этот прогноз сбудется только в том случае, если к выборам сложится явно неблагоприятная для их проведения военная ситуация.

Нетаньяху идет с Шароном ноздря в ноздрю навстречу ликудовским праймериз, и его позиции усилились дополнительно, когда он согласился принять предложенный ему пост министра иностранных дел. Даже поражение на праймериз с незначительным перевесом Шарона обеспечит теперь экс-премьеру комфортнейшие условия для возвращения в большую политику. Что же до НДИ, то, оставаясь в блоке с "Ихуд леуми", эта партия явно идет к увеличению объединенной фракции до десяти мандатов.

Как выражается теперь Бен-Элиэзер, главный виновник нахлынувшего на нас преждевременно торжества демократии, "на выборах решаются вопросы о будущем, а не о прошлом". И хотя самому Бен-Элиэзеру эти слова, скорее всего, послужат 19 ноября слабым утешением, в целом они верны.

Заглядывая в будущее - с приличествующей такому занятию осторожностью - можно сказать, что оно сохранит, наверное, кое-какие особенности нашего прошлого и настоящего. Ту, например, что правительство национального единства с доминирующим "Ликудом", скромной "Аводой" и сильным право-религиозным флангом является самым эффективным механизмом защиты израильских государственных интересов. Недостатки такого правительства общеизвестны, но рассчитывать на что-то лучшее было бы можно только в том случае, если бы правые добились какой-то сокрушительной, все еще немыслимой сегодня победы. И по этой причине лидеру крепнущего блока "Ихуд леуми" - НДИ не стоит, наверное, зарекаться от участия в будущем правительстве национального единства.

Даже скоростная предвыборная гонка сулит сюрпризы. Избирательные списки подаются за 45 дней до даты голосования, и в преддверии этого рубежа естественно ожидать каких-то слияний, "разлияний" и появления новых амбициозных групп на обоих политических флангах. Исходя из того, что поддается осмыслению сегодня, можно предположить, что выборы принесут победу правым - с некоторым их усилением по сравнению с уходящим составом Кнессета, но без драматического изменения базисных контуров на парламентской карте. А это значит, что нам следует заранее готовить себя к ситуации, при которой правительство национального единства снова окажется предпочтительной коалиционной моделью, несмотря на сопутствующий выборам задор и накал идеологических страстей.

  • 11-11-2002, 12:43
  • Просмотров: 351
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список