Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Как приватизировали синагогу

Мы сами решаем, кто там молится, а кто нет.
Е.Я.Сатановский

В СССР, а потом и в России, несмотря на то что страна понесла тяжелейшие потери во Второй мировой войне, до недавнего времени не существовало центрального мемориала, где можно было бы отдать дань памяти всем погибшим от рук нацистов и их приспешников солдатам и мирным жителям. В 90-е годы этот пробел был заполнен постройкой огромного мемориала на Поклонной горе в Москве. Но поскольку к тому моменту было официально признано, что на фронтах сражались не только коммунисты и атеисты, но также и верующие различных конфессий, было принято решение о постройке соответствующих культовых зданий - церкви, мечети, синагоги и буддистской кумирни. К настоящему времени эти сооружения, кроме последнего, уже воздвигнуты. Однако если мечеть и церковь исправно выполняют свои религиозные функции, то синагога давно стала центром скандала.

Дело в том, что поначалу вместе с синагогой собирались строить и музей Холокоста. Вероятно, собранных средств на строительство двух зданий не хватило, и перед самым открытием в синагоге была устроена выставка еврейского наследия и истории Холокоста, дабы высокие гости (а открытие синагоги в 1998-м стало первым еврейским мероприятием, на котором присутствовал Президент РФ) могли увидеть прообраз будущего музея. Вскоре после торжественного открытия синагоги грянул августовский кризис, за ним последовали олигархические войны, и Российскому Еврейскому Конгрессу (РЕКу) и лично его главе В.А. Гусинскому, на чье имя был зарегистрирован титул собственности на синагогу, стало не до синагоги-музея.

К тому же вскоре после открытия выяснилось, что в синагоге некому молиться. Горевать, однако, не стали, и синагога начала работать как выставка, гордо называемая музеем. Спустя некоторое время туда разрешили пускать в пятницу реформистов на три часа в неделю. В остальное время здание пустовало.

Постепенно в синагогу стали приходить молиться евреи - как местные, так и случайно зашедшие. Местные оставались, приводили соседей. Так начал собираться миньян. Летом 1999 года в первый раз сами прочитали свиток Торы. Начали собираться регулярно, приносили книги, тфилины, ставили мезузы. Администрация музея, которая терпела от деятельности молящихся определенные неудобства, связанные в основном с необходимостью держать синагогу открытой по выходным, периодически предпринимала попытки выставить верующих на улицу, аргументируя это тем, что от их деятельности могут пострадать музейные экспонаты. Подобное утверждение звучит в высшей степени странно для всякого человека, бывавшего в синагоге и знающего, что зал для молитвы и музейные помещения строжайшим образом изолированы друг от друга. Так прошло почти два года.

Когда в 2000 году очередной раунд внутрироссийского противоборства кончился арестом, а затем и вынужденной эмиграцией Гусинского, новое руководство РЕКа стало понемногу приводить в порядок доставшуюся ему собственность. В поле его внимания попала и синагога, в которой к тому времени молились уже представители двух возникших в Западном округе Москвы общин - "Давыдково" и "Фили", названных так по имени районов, где проживала основная часть их членов в момент регистрации. Недовольство руководства РЕКа вызвал в первую очередь, видимо, тот факт, что общины не собирались входить в подконтрольный ему Конгресс еврейских религиозных организаций и общин России (КЕРООР), в то время как с противостоящей КЕРООР и РЕК Федерацией еврейских общин России (ФЕОР) они поддерживали более или менее дружественные отношения. Очевидно, готовясь к очередному раунду борьбы с ФЕОРом, руководство РЕКа решило на всякий случай избавится от потенциальной, по его мнению, "пятой колонны" Федерации в своем тылу.

В результате принятия этого решения 31 мая 2001 года двери синагоги были закрыты перед верующими, имущество общин было также выставлено на улицу. С тех пор руководство РЕКа постоянно отказывает общинам, использующим сейчас в качестве молельни не приспособленную для этого частную квартиру, в праве молиться в синагоге под предлогом боязни за музейные экспозиции, хотя, как мы сказали выше, молельные помещения и экспозиции тщательно изолированы (община даже готова официально взять синагогу в аренду, неся ответственность за все повреждения). Недавно там были туристы из Израиля. Они специально пришли в шабат в синагогу прочитать кадиш по родителям и, наткнувшись на запертые двери и охрану, долго не могли поверить в происходящее. Не помогла и очередная смена руководства РЕКа в декабре 2001 года, когда главой этой организации был избран Е.Я. Сатановский.

В данный момент сложилась практически тупиковая ситуация. Все обращения руководства общин "Фили" и "Давыдково" в РЕК оканчивались ничем. В ответ приходили лишь отписки, в которых синагога именовалась разными чудными именами, вроде "Храм Памяти РЕК". А достигавшиеся время от времени неофициальные договоренности о возможности молитв по праздникам постоянно нарушались администрацией синагоги-музея. На запросы в РЕК со стороны депутатов Госдумы его глава отвечал, что, мол, у нас музей, не мешайте работать Злые языки говорят, что подобная активность вызвана главным образом тем, что Е.Я. Сатановскому удалось перевести титул собственности на синагогу на себя, оставив В.А. Гусинского "с носом".

Попытка получить в правительстве Москвы разрешение на строительство еще одной синагоги завершилась отказом, поскольку, по вполне здравому рассуждению чиновников, изложенному в письме заместителя префекта Западного Округа И. Купцовой к председателю общины "Давыдково" М.С. Шахловицкому, одной синагоги (именно синагоги, а не музея и не "Храма Памяти") на данном пространстве более чем достаточно и строить вторую просто незачем.

Получается парадоксальная картина: пустая синагога и рядом значительная по численности община (по оценкам экспертов численность потенциальных членов общины составляет 5-6 тысяч человек), вынужденная молиться по квартирам, как в недобрые времена борьбы с религией. При этом значительную часть общины составляют пенсионеры и ветераны той самой Второй мировой войны, для нужд которых, в частности, и предназначалась синагога на Поклонной горе. Впрочем, сейчас члены общины активно ищут спонсоров для того, чтобы все-таки построить свою синагогу поблизости от Поклонной горы.

Семен Чарный, Религия и СМИ

7




Приватизированная синагога

Корреспондент ?sem40? побеседовал на эту тему с президентом Российского Еврейского Конгресса Е.Я.Сатановским...

- Евгений Янович, почему синагога на Поклонной горе пустует, а члены Филевской общины, старики-пенсионеры, вынуждены молиться в тесной комнате какой-то арендованной квартиры?

- Любому старичку-пенсионеру, как и другому человеку, заходя, скажем, в часовню, на место, которое является мемориалом, не возбраняется справить молитву. Но точно возбраняется, согласно Райкину, "разворачивать селедку у Аполлона на плече". У нас есть Мемориал памяти жертв Холокоста, при котором построена мемориальная синагога, основа ее - музей памяти этих людей, музей будущего этого народа. Этот комплекс является единственным на всей территории бывшего СССР. Его аналоги находятся только в Вашингтоне и Иерусалиме. Когда Филевская община, или Тушинская, или Солнцевская, если такая возникнет, попробует заявить, что этот общенациональный музей народа является ее синагогой, потому что они живут в соседнем квартале, ответ им будет ясен. У вас есть еще вопросы?

- Да. Насколько я знаю, вы пускаете в эту синагогу молиться реформистов...

- Разрешать молиться или не разрешать это дело администрации музея. В частности, существуют правила, принадлежащие РЕК. Если вам не известно, то я расскажу. Синагога не является церковью. Она не является помещением, открытым для верующих. У нас просто верующие свежеиспеченные, именно поэтому они имеют привычку приходить в общественные учреждения и там заявлять о своих правах. У любой группы евреев есть одно право - собраться в своем помещении, хоть в отдельном здании, хоть в одной из комнат квартиры, и молиться там на свой лад, но обязанность предоставлять им для этого помещение отсутствует во всех правилах.

- Но почему же реформисты молятся в этой синагоге?

- Мы сами решаем, кто там молится, а кто нет. Сами решаем, кому мы даем право туда прийти, а кому не даем.

- Но все же почему вы именно Филевской общине не даете, а даете реформистам?

- Попытка объяснять посетителям музея Холокоста, ходить им в юбках или в брюках, которую эти странные люди пытались проводить, вещь недопустимая. Попытка объяснять экскурсиям детей из русских школ, что они пришли не к себе, недопустима. Такие экскурсии идут туда по государственной программе, для того чтобы русские дети понимали, что такое Холокост, и росли не фашистами, а интернационалистами, хоть это и опохабленное слово. Мы не для этого строили это здание и правительство Москвы тоже.

- Мне принесли документы, обращенные к Филевской общине. В них правительство Москвы выражает надежду, что община все-таки сможет договориться с РЕКом об использовании синагоги на Поклонной горе для молитв.

- Я немножко чаще общаюсь с Юрием Михайловичем. Эта синагога является музеем.

- Но ведь они же там два года назад молились, и все было нормально?

- Заходили, вели себя безобразно. В следующий раз будут заходить и вести себя безобразно - будут изгнаны с применением милиции. Все ясно?

- Реб Танхум (Тимофей Бусин. - Ред.) объясняет тот факт, что вы их не пускаете, тем, что он хабадник.

- Девушка, я же не дворник, чтобы пускать или не пускать кого-то, а вы не верховный раввин Израиля, и, как я понимаю по половому признаку, вряд ли им когда-нибудь будете. Давайте я вам расскажу какие-то вещи, а вы меня внимательно выслушаете.

- Давайте.

- Мой прадедушка до революции был одним из спонсоров любавических хасидов, в частности любавического ребе Менахема Мендела Шнеерсона. Моя личная биография в еврейском мире, хотя это очень смешно и странно, началась с любавических хасидов, в США в 1990-1991 годах. Как вы можете мне рассказывать, что могут хасиды, а чего нет, когда я знаю, что могут хасиды, а чего не могут хасиды, от любавического ребе. Он меня, Сатановского Женю, на все, что я делаю, благословлял. Писал своей рукой мне бумаги. И это была связь, которая длилась десятилетия. Сегодня малограмотные, безумно пробивные люди пытаются осуществлять его именем чудовищные преступления против иудаизма и хасидизма, используя, в том числе, не слишком эрудированных журналистов, потому что те, кто не знает иудаизма, для тех рав Берл Лазар светоч, а для меня он мальчишка, пацан. Табель о рангах разный, не по финансам, не по биографии, а по-хасидски; черт возьми, разница есть. А люди, которые сидят в Филевской общине, это просто катастрофа. По еврейской традиции еврей не входит в чужую синагогу, если его не хотят там видеть.

- Но они говорят, что община там зарегистрирована в 1948 году, и это всегда было их местом.

- Деточка, я на Кутузовском родился, я вырос на площади Победы. О чем вы говорите? Филевская община - это симпатичные пенсионеры, которых возглавляет не очень симпатичный, физически сумасшедший Тимофей Бусин, бывший боцман речного флота. Поскольку сегодня наши коллеги из гайдаровской партии сделали так, что человека нельзя без его пожелания освидетельствовать, мы ничего не можем с ним сделать. Хотя это тот клинический случай, когда человек говорит: "Мне соседи провертели в стене дырку и пускают туда отравляющих газов", и пишет об этом в райком, горком и далее. Это классический случай еврейского сумасшествия, помноженный на еврейскую хитрость, плюс еврейское же желание под себя запихать музей, дворец, да все что угодно и устроить из него бардак. Это так же, как в свое время приехал рав Штейнзальц и открыл Академию мировых цивилизаций, и мы все встали туда в очередь, а потом оказалось, что это, азохан вей, ешива. А в очереди стояла вся профессура Москвы.

Так что слушайте меня внимательно. Эта синагога не принадлежит ни одной общине и не будет ей принадлежать никогда, понятно? Она принадлежит народу, а значит Российскому Еврейскому Конгрессу. То есть находится в собственности РЕКа. Все желающие могут придти туда в те дни, когда проводятся службы. У нас они проводятся по субботам, один раз в течение дня, исходя из положения - кого хозяин захотел, того и пустил. По принципу - хочу попа рыжего, хочу попа черного. А то, что поп хочет служить, так это еще надо уговорить хозяина. Никто не имеет права покушаться на чужое, это принцип, записанный в Талмуде.

Так случилось, что все мои самые хорошие друзья занимают все верхние посты в еврейской иерархии, которые только можно найти в окружающем нас мире, как внутри страны, так и за ее пределами. Но я человек неверующий, хотя у меня была и бар-мицва, и хупа, и все.

У меня слишком много людей из семьи осталось в концлагерях, и я не позволю глумиться над памятью тех, кто там погиб.

Лиора Донская, Sem40

7












Мы решили не комментировать эти материалы, предоставив судить о происшедшем вам. Хотим лишь задать вопрос: каким образом такой человек, как Е.Я.Сатановский, оказался президентом РЕКа? Кто поставил его на это место?

  • 16-12-2002, 18:13
  • Просмотров: 940
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список