Все новости

Сегодня, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати

 В России государственного антисемитизма нет

- Г-н Щаранский, Вы часто бываете в России, наверное, чаще, чем другие израильские политики. Во время этих визитов Вы наблюдаете изменения в отношении к Израилю и израильтянам в России и российском обществе?

- Я бы отметил несколько направлений в этих изменениях. Во-первых, полностью исчез государственный антисемитизм, который был важной частью еврейско-российских отношений в течение столетий. Он больше не существует. Впрочем, я не говорю о бытовом антисемитизме, который, видимо, явление перманентное. Во-вторых, Израиль рассматривается властями не как препятствие на пути России к возврату к своему статусу крупной и влиятельной державы, а как потенциальный партнер. Как мне говорил лично Владимир Путин, самой большой ошибкой Советского Союза в этом плане было то, что возможность жизни независимой еврейской общины рассматривалась как большая проблема для режима. Теперь же она воспринимается как важный фактор в жизни страны. Это - важные изменения в верхах.

Что касается изменений в российском обществе - мне трудно судить о глубинных процессах, но, безусловно, Израиль рассматривается как одна из тех стран Запада, которая лучше понимает Россию в силу того, что пятая часть его населения - те люди, которые родились и выросли на территории бывшего СССР. Действительно, когда деятели искусства, культуры и науки думают о том, где та аудитория, перед которой они могут выступать и с которой могут вести диалог, первая мысль, которая приходит в голову - Израиль.

Теперь - что касается евреев. Тот факт, что сегодня в России они могут жить открыто как евреи и как часть еврейской общины, - это, безусловно, очень важный факт. И сегодня уже не надо бороться за отъезд в Израиль. Израиль стал как бы обыденной частью жизни еврея. Неважно, едет он туда или не едет, но препятствий нет. Это очень важное психологическое изменение. При этом я, разумеется, очень хотел бы, чтобы евреи не забывали о том, какова была их жизнь в духовном плане, когда пытались насильственно стереть их самоидентификацию и когда многие из них старались быть никем, потому что так было безопаснее. В итоге это приводило к духовному и политическому рабству. Сейчас, когда есть возможность быть евреем, - это важная часть духовного освобождения.

- У наших стран есть общая проблема - терроризм. Она влияет на развитие двусторонних отношений?

- Безусловно. Сегодня Израиль находится на переднем крае борьбы с террором, замешанном на исламском фундаментализме. Впрочем, он на этом переднем крае уже давно, просто мир не хотел этого замечать и понимать. После падения коммунизма исламский терроризм - главный враг всего демократического мира. Я об этом говорил с конца 80-х годов и в Америке, и в России, отмечая, что Израиль борется с их самым главным врагом. Но лидеры Америки и России не очень торопились это понимать. Сегодня это стало фактом. И, я думаю, неслучайно при всей сложности и неоднозначности проблемы с Чечней необходимость бескомпромиссной борьбы с террором, которую ведет Россия, однозначно воспринимается только в Израиле. И не случайно Россия вдруг обнаруживает, что Израиль гораздо лучше понимает эту проблему, чем Запад.

Но мы вправе рассчитывать на обратное. Да, Россия подтверждает это на словах, но мы хотим видеть данную позицию и в голосованиях в ООН, и во многих других случаях. К сожалению, это не всегда происходит.

- В этой связи - как влияют российские контакты с ближневосточными странами, в частности с Сирией, вице-президент которой недавно посетил Россию, на взаимоотношения Москвы и Иерусалима?

- Естественно, мы не можем и не пытаемся накладывать эмбарго на визиты руководителей Сирии в Россию. Мы понимаем, что Сирия должна России 13 млрд. долларов. Впрочем, я сомневаюсь, что Россия в ближайшие десятилетия их увидит. Но Россия, если хочет их получить от сирийцев, должна поддерживать с Дамаском отношения.

Однако слухи, дошедшие через прессу и интернет, о новой эскалации вооружения Сирии, вплоть до строительства ядерных реакторов, вызвали у нас глубочайшее беспокойство. Я специально встречался с министром иностранных дел Ивановым и обсуждал эту проблему. Я напомнил ему, что Сирия для нас - своего рода непотопляемый авианосец террора, что все главные базы террора находятся в Дамаске, что Сирия поощряет, укрывает, поддерживает, вооружает "Хизболлу", которая является одним из главных отрядов террора. Надо помнить о том, что все то, что оказывается у "Хизболлы", в конечном итоге попадает в Чечню и используется против российских военных и мирного населения. Ответ министра был однозначным - он категорически заявил, что Россия не собирается и не будет поставлять Сирии никакого оружия, которое может быть направлено против Израиля, никакого оружия, которым можно нападать, а не защищаться. Г-н Иванов также абсолютно отверг как совершенно абсурдные сообщения о том, что Россия собирается строить в Сирии ядерный реактор, объяснив их техническими ошибками в интернете. В целом же, мы очень внимательно следим за этими вопросами, потому что они для нас кране важны.

Виктор Алексеенко, sem40.ru


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.