Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Вызов изнутри: новая идеология израильских арабских политиков

Незадолго до состоявшихся 28 января выборов Центральная избирательная комиссия Израиля отстранила депутатов Кнессета Ахмеда Тиби и Азми Бишару от участия в предвыборной гонке, мотивировав это тем, что в высшем органе законодательной власти страны не могут состоять политики, поддерживающие террор и отрицающие еврейский и демократический характер государства. Верховный суд справедливости (БАГАЦ), однако, отменил это решение, после чего А. Тиби и А. Бишара прошли и в Кнессет 16-го созыва. Насколько верными были вердикты Центральной избирательной комиссии и Верховного суда? Об этом размышляет профессор политологии Дан Шифтан - старший научный сотрудник иерусалимского института "Шалем" и Исследовательского центра по национальной безопасности в Хайфском университете.

В июне 2000 года, после одностороннего вывода израильских войск из Ливана, в расположенном на севере Израиля арабском городе Умм-эль-Фахм состоялся так называемый Фестиваль победы "Хизболлы". В нем приняли участие более пятисот граждан Израиля арабского происхождения, в большинстве своем образованные люди из числа нерелигиозных активистов партии "Национальное демократическое собрание". Лидер партии, депутат Кнессета Азми Бишара превозносил достижения радикальной шиитской организации "Хизболла", которая объявила своей целью непримиримую борьбу против Государства Израиль. Стоя на фоне палестинских флагов, А. Бишара обратился к собравшимся с речью: "Хизболла" победила. Впервые с 1967 года мы ощутили вкус победы. "Хизболла" имеет полное право гордиться своими заслугами и смеяться над Израилем... Израиль терпел поражение за поражением и был вынужден оставить южный Ливан. Такова правда. Ливан, самое слабое из арабских государств, показал нам пример, и мы должны тщательно изучить его, чтобы сделать выводы, необходимые для успеха и победы".

Год спустя, в июне 2001 года, А. Бишара сделал еще одно вызывающее заявление - в этот раз перед аудиторией из нескольких сотен арабских руководителей и высокопоставленных лиц, включая Генерального секретаря "Хизболлы" Хасана Насраллу и иранского вице-президента Хасана Хабиби, собравшихся в сирийском городе Кардаха на мемориальную службу в память о скончавшемся президенте Сирии Хафезе Асаде. А. Бишара призвал своих слушателей возобновить и усилить "сопротивление" Израилю, чтобы тот не смог воспользоваться слабостью арабов и начать полномасштабные боевые действия с целью навязать арабскому миру свои условия.

Его заявления вызвали целую волну протестов в Израиле, и в результате против А. Бишары Государственной прокуратурой было открыто дело по обвинению в поддержке террористической организации. Но его выступления являются лишь одним из проявлений той тенденции, которая последние годы ясно прослеживается в деятельности арабских депутатов Кнессета. Пристальное изучение их выступлений за последние пятнадцать лет показывает, что глубоко укоренившаяся враждебность к еврейскому государству стала нормой среди израильских законодателей арабского происхождения - как среди бывших, так и среди ныне действующих, причем ситуация продолжает неуклонно ухудшаться.

Но так было не всегда. До начала интифады в декабре 1987 года политика арабских депутатов Кнессета была менее радикальной и провоцирующей. Они так же гордились своей национальностью, беспокоились за судьбу своих соплеменников и критиковали политику Израиля, как и их преемники сегодня, но при этом предыдущее поколение арабских депутатов в целом выражало лояльность государству и даже иногда проявляло понимание нужд еврейского большинства. Например, депутат от коммунистической партии Тауфик Туби проработал в составе Кнессета сорок лет и всегда был известен как бескомпромиссный защитник прав арабского населения. Но при этом он сам называл себя патриотом Израиля и настаивал на том, что не существует никаких противоречий между его арабской национальностью и израильской гражданской идентичностью. Где-то в 1980-х годах он говорил, что еще до создания Израиля пришел к выводу, что отказ палестинского национального движения от предложенного в ноябре 1947 года плана раздела территорий приведет этот народ к национальной катастрофе. Его позиция была ярким примером взглядов, распространенных среди арабских лидеров в Израиле в течение длительного времени: будущее арабского большинства зависит от того, насколько оно примет основные принципы проживания в еврейском государстве.

Но спустя двадцать лет на политической сцене появилось новое поколение арабских парламентариев. В то время как первое поколение арабских общественных деятелей, оставшееся в стране по окончании Войны за независимость 1948 года, выросло в условиях правления военной администрации и серьезных трудностей в области экономики и образования, их преемники, появившиеся на политической арене в 1970-х годах, фактически выросли уже в другом Израиле и восприняли совсем другие политические идеи. В позициях таких известных арабских деятелей, как Азми Бишара, Ахмед Тиби, Мохаммед Бараке и Абдул-Малик Дехамше заметна не только растущая самоуверенность, но и готовность пропагандировать радикальные взгляды, несмотря на риск конфронтации с еврейским большинством.

Такой подход не является редкостью среди арабских парламентариев Израиля. Напротив, он служит отражением взглядов большинства арабских депутатов Кнессета (за одним заметным исключением в лице представителя партии Труда Навафа Масалхи). Идеологические и социальные истоки арабских партий, равно как и отдельные пункты их политических программ, заметно различаются между собой. Но несмотря на это новое поколение арабских политиков пришло к необычайно широкому консенсусу в том, что касается отношения к еврейскому государству. Конечно же, общий стиль и направленность выступлений арабских депутатов Кнессета различаются между собой, но это не оказывает сколько-нибудь заметного влияния на общую картину, которая складывается при внимательном изучении их высказываний. Суть их позиции заключается в полнейшем отказе от принципов, принятых среди еврейского населения Израиля в качестве основы для соблюдения жизненных интересов еврейского общества. Этот отказ состоит из трех компонентов, каждый из которых со временем приобретает все более заметное звучание:

1) Отрицание политического и нравственного обоснования существования еврейского государства.

2) Открытое отождествление себя с самыми непримиримыми врагами Израиля.

3) Сочувствие и иногда даже поддержка, оказываемые актам насилия и террора против еврейских граждан и Израиля.

Программа арабских депутатов Кнессета по упразднению еврейского характера государства Израиль предусматривает не только отказ от его национальной идентичности и отмену Закона о возвращении. Следующим шагом будет навязывание так называемого права на возвращение палестинских беженцев, реализация которого неизбежно превратит Израиль в государство подавляющего арабского большинства. Согласно А. Tиби, признание "права на возвращение" является непременным условием исторического примирения арабов и евреев в регионе. Он утверждает, что на самом деле лишь незначительное количество из миллионного числа беженцев воспользуются этим правом, но у них все же должно быть право на выбор; А. Бишара подчеркивает, что это требование носит абсолютный характер, и даже палестинское руководство не имеет права отказаться от него.

Активная оппозиция арабских депутатов отнюдь не ограничивается легальной политической борьбой против национальной идентичности Израиля. Напротив, их критические выступления временами наводят на мысль, что они идентифицируют себя практически с любыми группировками, движениями или странами, которые выступают против Израиля с оружием в руках. Они могут не поддерживать всех врагов Израиля в равной мере (их внутренняя политика оказывает заметное влияние на степень поддержки, оказываемой тем или иным группировкам), но при желании можно обнаружить проявление симпатий - или даже полного одобрения - в адрес практически любого лидера или организации, находящихся в состоянии войны с Израилем.

Наиболее вопиющим примером этого является, конечно же, факт поддержки арабскими депутатами Ясира Арафата, который ведет ожесточенную борьбу с Израилем даже после подписания соглашений в Осло в 1993 году. Его бывший советник Ахмед Тиби продолжал полностью поддерживать главу Палестинской администрации, несмотря на то, что принес клятву верности Израилю в качестве депутата Кнессета. "Арафат - настоящий джентльмен, - заявил он в интервью The Washington Post в апреле прошлого года. - Я разговариваю с ним каждый день". Но даже такие заявления бледнеют на фоне тех, что он сделал до своего избрания, будучи фактически представителем Я. Арафата в Израиле: "Я был очень близок с Арафатом в течение двенадцати лет, - сказал он в интервью израильской газете Maariv в ноябре 1996 года. - Все, что я делаю, делается по его указаниям. Я знаю, что он верит в меня, и постараюсь оправдать его доверие". Другие депутаты, которые не могут похвастаться такой близостью с Я. Арафатом, тем не менее, долгие годы были союзниками в борьбе, которую он вел.

Поддерживаемая Ираном "Хизболла" также занимает важное место в пантеоне героев арабских депутатов. Ее нападения на Израиль, как на территории Ливана, так и в пределах израильских границ, признаются правомерными и иногда получают одобрение - даже от тех арабов, чья идеология далека от исламского радикализма. В начале 1999 года во время встречи с арабскими студентами в Хайфе Хашем Махамид, депутат Кнессета от коммунистической партии, назвал эту группировку "национальным освободительным движением первой степени", а ее боевиков - "борцами за свободу". Он заявил, что "Ливан превратился в большую братскую могилу для (израильских) оккупантов". В феврале 1999 года, на церемонии открытия национального съезда своей партии, Азми Бишара в очередной раз выразил поддержку этой шиитской организации и объявил: "Хизболла" - это отважная национальная организация, которая смогла преподать Израилю хороший урок. Она стала боевым авангардом арабского мира, высоко несущим националистский флаг и готовым пойти на жертвы ради своего дела".

Во время войны в Персидском заливе и после нее некоторые из арабских депутатов Кнессета выражали сочувствие целям Саддама Хусейна. В январе 1991 года иракские ракеты "Скад" были выпущены по израильским городам. Через день после этого Хашем Махамид дал интервью выходящей в Израиле на арабском языке газете "Аль Итихад" и сказал, что своим вторжением в Кувейт Саддам Хусейн возродил славу ислама и вернул ее арабам. Порой солидарность арабских депутатов с врагами Израиля заходит так далеко, что воплощается в призывы к продолжению вооруженной борьбы против еврейского государства. В ответ на нападение "Хизболлы" после вывода израильских войск из Ливана в конце мая 2000 года Израиль разбомбил сирийский радарный пост, убив троих сирийских солдат. Лидер Объединенного арабского списка, депутат Кнесета А. Дахамше немедленно выслал сирийскому президенту телеграмму с выражением соболезнования по поводу "мученической смерти" троих "сынов Сирии в результате преступного нападения фашиствующего израильского правительства, которое жаждет войны и отказывается от мирного процесса". "Это нападение, - пишет он, - доказывает, что арабам следует сомкнуть ряды и сообща положить конец экстремистским выходкам Израиля". В качестве обратного адреса на своей телеграмме он указал: "Назарет, Палестина 1948" и подписал ее "от имени нашего народа "палестинских арабов" 1948". Дахамше также послал телеграмму королю Иордании с просьбой отменить готовившийся визит иорданского министра иностранных дел в Израиль - в знак протеста против нападения на Сирию.

Здесь снова необходимо подчеркнуть, что солидарность арабских депутатов с группировками и странами, ведущими вооруженную борьбу против Израиля, не ограничивается неприятием "оккупации" 1967 года или израильского военного присутствия в Ливане в 1982-2000 годов. "Хизболла" по-прежнему настроена на решительную борьбу с Израилем, несмотря на вывод израильских войск из Ливана; лидеры большинства палестинских террористических группировок, как исламских, так и светских, включая ХАМАС, "Исламский джихад" и "Народный фронт освобождения Палестины", открыто пропагандируют вооруженную борьбу против Израиля независимо от тех уступок, на которые может пойти еврейское государство в отношении территорий Иудеи, Самарии или сектора Газы; точно так же и Саддам Хусейн никогда не делал различий между "сионистской оккупацией" 1948 и 1967 годов. Арабские депутаты отождествляли себя с ООП задолго до 1993 года, когда эта организация официально признала Израиль, это началось еще в те времена, когда ООП открыто называла своей главной целью уничтожение Израиля, и продолжалось даже после того, как палестинцы в сентябре 2000 года начали войну и отвергли сделанные им в Кэмп-Дэвиде и Taбе предложения, способные удовлетворить практически все их территориальные претензии. Итак, арабские депутаты Кнессета оказывают регулярную поддержку организациям и отдельным лицам, чьи взгляды далеки от их собственных, и это еще раз доказывает, что в основе этой солидарности лежит не политическая и идеологическая общность, а твердое намерение подорвать основы существования еврейского государства. Ради этого христиане, марксисты и исламские радикалы готовы трудиться плечом к плечу, и даже называющие себя либералами и гуманистами деятели с радостью вступают в союз с тиранами.

Поддержка, которую арабские депутаты Кнессета оказывают борьбе против Израиля, довольно часто включает в себя выражение понимания и даже сочувствия актам жестокости, направленным против Израиля, в том числе и тем, которые без колебаний можно отнести к террористическим. Арабские депутаты неоднократно поощряли проявления палестинского насилия против Израиля путем завуалированных выражений поддержки и даже открытых призывов к совершению террористических актов. В 1992 году в ходе визита в Газу делегации израильских арабов Х. Махамид произнес речь, в которой призвал палестинцев "использовать все средства для борьбы против угнетения и оккупации - не только камни, не только интифаду". В сентябре 2000 года палестинцы инициировали нынешнюю волну насилия, а месяц спустя политический лидер партии ХАДАШ M. Бараке сказал студентам Университета Бир-Зейт: "Мы приветствуем и поддерживаем интифаду и верим, что это правильный ответ, данный в нужное время".

A. Дахамше был особенно последовательным апологетом яростной борьбы против Израиля. В 1997 году в ходе визита в Сирию он заявил: "Арабский народ одержит победу с мечом в руках на пути к славе и к победе, и мы вернемся на свою землю с высоко поднятой головой. Мы добьемся победы благодаря джихаду всего арабского народа". По приглашению назначенного Палестинской администрацией муфтия в июле 2000 года он посетил мечеть Аль-Акса на Храмовой горе в Иерусалиме. При посещении он заявил о своей готовности "возглавить шахидов, защищающих Аль-Акса". В октябре 2000 года он присутствовал на собрании Верховного наблюдательного совета израильских арабов и открыто выступал за нападения на израильских полицейских, выполняющих свой служебный долг: "Мы переломаем руки и ноги любому полицейскому, который разрушит дом араба. Арабская общественность переживает очень трудный период. Мы находимся на грани новой, массовой народной интифады израильских арабов".

Мысль о том, что израильские поселенцы или солдаты являются законной добычей террористов, довольно часто озвучивается арабскими депутатами. Так, в 1998 году депутат Кнессета от коммунистической партии Салех Салим объяснил, почему он не будет протестовать против нападений палестинцев на автобусы поселенцев на оккупированной территории, даже если в нем будут дети: "Если ребенок едет в автобусе поселенцев или (в автобусе) вместе с солдатами-оккупантами, неужели вы думаете, что это помешает им напасть - только из-за того, что ребенок находится рядом с ними и может пострадать?".

Произошедшие за два десятилетия перемены можно объяснить несколькими причинами. Повышение экономических и образовательных стандартов среди израильских арабов постепенно сводит на нет их ощущение беспомощности перед лицом еврейского большинства. Свобода передвижения и возможность пересекать ту линию, которая до Шестидневной войны была государственной границей, способствует росту братских чувств к живущим в Иудее, Самарии и Газе палестинцам и возрождению сильных национальных чувств. Отдельные неудачи Израиля в ходе текущего конфликта приободряют врагов, которые видят, что Израиль не является непобедимым. Коренные изменения в израильской политике, соглашения в Осло, создание палестинской администрации и зависимость правительства Рабина от арабских депутатов для сохранения парламентского большинства сыграли значительную роль в формировании взглядов нового поколения арабских лидеров, а также в создании образа политического лидера, который станет их настоящим представителем: депутат Кнессета, чья самоуверенность (и депутатская неприкосновенность) позволяет ему бросать вызов государственным устоям.

Парадоксальным образом, наиболее заметные изменения во взглядах арабских лидеров в Израиле произошли в 90-е годы, когда процесс интеграции арабского населения шел наиболее успешно - как в моральном, так и в материальном плане. Хотя проведенные реформы не претендовали на решение всех проблем арабского меньшинства, все же они стали признаком желания израильских властей пойти навстречу нуждам и чаяниям арабского населения страны. Именно в тот момент, когда борьба арабов за равноправие начала приносить конкретные плоды, их политическое руководство сменило курс, наглядно продемонстрировав еврейскому большинству, что их главным приоритетом является вражда наций, а не гражданское равноправие. Ни для кого не секрет, что в настоящее время ни один представитель арабской общины в Израиле не может надеяться на поддержку общественности, не объявив борьбу против Израиля главным пунктом своей политической программы.

Растущий радикализм взглядов и заявлений арабских депутатов Кнессета нельзя отнести к безобидным пиаровским ухищрениям. Новое поколение арабских политиков восприняло самую воинственную версию палестинской национальной идеи, оно не боится идти на прямой конфликт с еврейским населением. Два десятилетия назад лишь небольшая группа маргиналов открыто заявляла о полном неприятии идеи национального еврейского государства. Теперь же это стало мнением, которое любой лидер арабской общины в Израиле может оспаривать лишь ценой огромных электоральных потерь.

Не следует недооценивать того влияния, которое растущая радикализация арабских лидеров оказывает на отношение еврейского большинства к арабскому меньшинству. Израильским евреям приходится выслушивать непрерывный поток все более враждебных заявлений арабских депутатов, отвергающих все самое дорогое и ценное для еврейского общества и одобряющих совершение террористических актов. С учетом других проявлений арабского радикализма, таких, как обличительные речи студенческих активистов и растущее участие израильских арабов в совершении террористических актов, трудно не прийти к выводу, что подобные настроения присущи не только арабскому руководству, но, напротив, правдиво отражают изменения, произошедшие во взглядах израильских арабов. Опросы общественного мнения показывают, что в результате этого недоверие еврейского большинства к арабскому меньшинству достигло рекордных отметок. В ходе опроса общественного мнения, проведенного д-ром Миной Цемах из института "Дахаф" сразу после беспорядков октября 2000 года, выяснилось, что 74% из числа опрошенных евреев назвали действия арабских граждан "предательством". Опрос, проведенный в марте 2002 года Центром стратегических исследований Тель-Авивского университета, показал, что полтора года спустя уровень недоверия остается очень высоким: 61% опрошенных евреев сообщили, что считают израильских арабов "угрозой для безопасности страны". В данных обстоятельствах вряд ли можно говорить о благоприятном прогнозе развития арабо-еврейских отношений в Израиле, даже если государство предложит реальное решение проблемы правового и экономического неравенства. Этот вопрос более не волнует арабских политиков и их избирателей; вместо этого израильские арабы выдвигают радикальные националистские требования, которые еврейское большинство вряд ли способно выполнить. Принимая во внимание сложность проблем, с которыми сталкивается современный Израиль внутри страны и за ее пределами, возможность достижения компромисса в ближайшем будущем представляется, к сожалению, крайне маловероятной.

Дан Шифтан, "Еврейские новости", IJC

  • 14-02-2003, 12:53
  • Просмотров: 325
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список