Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Феномен Авигдора Эскина

Я с надеждой и страхом жду того, что в скором будущем увижу моду на Авигдора Эскина. Станет модным носить черную кожаную кипу на московских улицах, станет модным не делать деньги на религии и национальной принадлежности к избранному народу, не пользоваться бесплатными услугами религиозных странноприимных организаций, станет модным молиться коротко и емко - так молились в Коцке, проверяя каждое слово молитвы на соответствие прожитой жизни, и так молятся солдаты ЦАХАЛа перед атакой. Я жду этого с надеждой, потому что это будет означать выздоровление и распрямление народа Израиля. И со страхом, потому что нет ничего опаснее, чем спуск высоких идей и жертвенных порывов в жизненную повседневность.

Возросший в последнее время интерес в России к делу Авигдора Эскина и его публикациям требует попытки обобщенного осмысления этого феномена. Немногие из россиян, находящихся за пределами нашей родины, удостоились такого внимания со стороны политиков, публицистов и деятелей культуры России.

Я излагаю лишь факты, но с надеждой, что читатели услышат и дочувствуют и другое - тех, кто помогал Авигдору и кто работал с ним, - таких замечательных людей, как Меир Кахане и Шломо Карлебах, и тех, кому помогал он, вытаскивая из-за железного занавеса в Израиль в начале 80-х годов, и девушку-израильтянку, спасенную из чеченского плена в 90-х. Так, наверное, читают либретто оперы, стараясь услышать музыку, еще не написанную.

История начинается с февраля 1973 года, когда тринадцатилетний Витя Эскин расклеивал в центре Москвы написанные им от руки листовки в поддержку высланного из СССР Александра Исаевича Солженицына. Его арестовали и выгнали из школы N112. Вскоре после этого он начал изучать иврит и иудаизм, стал Авигдором и самым молодым преподавателем еврейского языка и Торы в Москве. При этом он учился в музыкальном Училище имени Гнесиных по классу фортепиано у Натальи Андреевны Мутли, которое вынужден был оставить после второго курса из-за своей внеучилищной деятельности; а в январе 1979 года, после исполнения ему восемнадцати лет, он прибыл в Израиль.

Первые шесть лет в новой стране Эскин посвятил изучению богословия в Ешиве (еврейском религиозном училище) вместе с некоторыми современными духовными наставниками еврейской молодежи Москвы. Затем, служа в армии, он принимал участие в войне в Ливане в 1982 году. Начиная с 1981 года Эскин стал регулярно появляться в США, где сумел добиться значительных успехов. Создав в Израиле движение израильских "новых правых" вместе с тогдашним и нынешним депутатом Кнессета Михаэлем Клайнером, он нашел немало друзей в консервативных кругах Вашингтона. В мае 1984 года Клайнера и Эскина официально приветствовал с трибуны Сената лидер правого крыла республиканской партии Джесси Хелмс. Таких почестей обычно удостаиваются на Капитолийском Холме только главы государств. Их усилия увенчались союзом с консервативными членами Конгресса, обычно антисемитски настроенными вследствие неприятия леволиберальной идеологии, проводниками которой им виделись деятели еврейского происхождения. В результате деятельности Эскина и его друзей американские консерваторы повернулись в сторону Израиля. Известный американский конспиролог Линдон Ларуш опубликовал в конце 1984 года книгу про израильских консерваторов, в которой называл Шарона, Кахане и Эскина главными проводниками нового еврейского течения. Эскину он отвел целую главу, в которой упоминает его контакты с "никарагуанскими контрас", завершившиеся крупнейшей и нашумевшей сделкой по поставке им советского оружия, захваченного Израилем в Ливане. Сам Эскин отрицает причастность к сему действу, но признает факт встреч с "контрас" вместе с Клайнером.

Масштаб контактов двадцатичетырехлетнего москвича с ведущими американскими политиками был воспринят израильским правительством с раздражением, хотя плодами его успехов, особенно после назначения Хелмса на пост председателя Комиссии Сената по иностранным делам, оно пользовалось много лет. Израильская бюрократия, как и любая бюрократия, не любит ярких и независимых людей. Эскин же продолжил свое образование и начал публиковаться в Израиле и за его пределами на русском, иврите и английском.

В августе 1990 года он впервые после длительного перерыва посетил Москву, где начал выпускать с 1991 года религиозный журнал "Возвращение". Будучи убежденным антикоммунистом, он радовался отступлению ненавистной ему идеологии, но успел опередить многих, предупреждая в своих статьях еще от 1992 года об опасности либерализма для России.

С начала 90-х он делил свое время поровну между Иерусалимом и Москвой. Вплоть до недавнего времени его попытки проложить мост между израильскими и российскими консерваторами успеха не имели. Но с изменением климата в России после прихода к власти президента Путина ему удалось обрести единомышленников не только в творческом кругу, но и среди политиков и журналистов. Его идеология выражалась в провозглашении и внедрении идеи союза сильного и независимого от США Израиля и возрождающейся могучей державной России.

Прежние связи с американскими политиками завяли, ибо волна бездумного либерализма захлестнула в США все, что виделось ему некогда обнадеживающим. В самом Израиле начались перемены, представившиеся Эскину катастрофой. Речь идет о Соглашениях в Осло и "мирном процессе" с Арафатом.

Начиная с 1994 года имя Эскина не сходило со страниц израильских газет в связи с его выступлениями против политики Ицхака Рабина, а после смертоносного покушения на него - против культа личности покойного. В то время позиция Эскина казалась многим резкой и даже экстремистской. Однако сегодня мы видим, к чему привел "израильско-палестинский Хасавьюрт". На деле путь уступок палестинцам, избранный Рабиным, привел уже к гибели почти тысячи израильтян. Следствием его стал непрекращающийся еврейский погром в Земле Израиля.

В свете происходящей трагедии, после событий 11 сентября 2001 года, после последовательной сдачи Израиля Западом и ориентации его на исламско-ваххабитские круги, тогдашние выступления Эскина видятся не экстремизмом, а умеренным и дальновидным консерватизмом.

В декабре 1997 года судьба сделала Эскина героем детектива. (Полностью история изложена в повести А. Эскина "Арест".) Служба безопасности Израиля (ШАБАК) фабрикует против него дело, обвиняя его в заговоре осквернить мечети на Храмовой Горе в Иерусалиме посредством забрасывания их свиными головами из катапульты. На суде выяснилось, что охранка задействовала двух осужденных бандитов с целью соблазнить идеей одного из приближенных Эскина, но самого Эскина пришлось полностью оправдать. Однако во время следствия в застенках спецслужбы этот приближенный сказал под пытками, что Эскин, якобы, знал о совершенных им двух правонарушениях: поджоге офиса пропалестинской организации в Иерусалиме и надругательстве над памятником террористу Эль-Касаму. Сам Авигдор и под пытками не давал показаний, а на суде отрицал свою вину. Ему это не помогло. После длившегося три года судебного процесса его отправили за решетку на два с половиной года по обвинению в устном поощрении правонарушителя (т.е. недоносительстве). Если идеологическая подоплека дела вызывала у кого-то сомнения, то все прояснилось на комиссии по досрочному освобождению в конце мая сего года. Отметим, что подавляющее большинство осужденных в Израиле выходит на свободу по отбытии ими двух третей срока. Но - не Авигдор Эскин. Ибо он "не изменил своей идеологии и не отказался от нее". Так было написано в решении судебной комиссии. Это значит, что Авигдору придется сидеть в тюрьме строгого режима до апреля грядущего года.

Иррациональная неприязнь к Эскину со стороны либерально-олигархической верхушки Израиля объяснима глубинным страхом власти в потребительском обществе перед всяким ярким и нестандартным явлением. Есть и раздражение в связи с попытками низвергнуть Рабина с пьедестала святого.

Но за этим стоит и иная, много более важная причина:

Эскин осмелился открыто выступить против слепого следования в фарватере внешней политики за Вашингтоном и за сближение с Россией. Этого не простили ему в Вашингтоне, где он был объявлен "персоной нон грата". После ареста Эскина тогдашний премьер Нетаньяху отчитался публично перед Мадлен Олбрайт: "Вот как мы расправились с этим экстремистом".

Беда преследователей Авигдора Эскина в том, что никто из людей, ознакомившихся его книгами и публикациями, никак не посчитает его экстремистом. Даже антиисламистом его, строго говоря, не назовешь. Признавая очевидную угрозу со стороны ваххабизма и терроризма, он многократно проводил грань между ними и традиционным и консервативным исламом.

Можно понять страх противников Авигдора Эскина. Он опасен им не как писатель или богослов, не как общественный деятель или пианист, а именно в разнообразной совокупности, представляющей в современном бескнижном обществе феномен. Находясь в тюрьме, он написал на русском языке толкование к Книге Псалмов, приоткрыв сокровищницу еврейского тайноведения. Кроме того, у него есть сегодня множество сторонников и единомышленников, которые хотят видеть в нем своего лидера после освобождения.

Его феномен имеет несомненную значимость и для России. Давно востребованное появление среди российских евреев значимой общественной и духовной фигуры, способной вывести многих из перехлестов либерального опыта перестройки и делячества, неспроста тревожит противников Эскина в Госдепе США. Пока же любое появление Авигдора Эскина в телепередачах или на страницах газет не оставляет никого равнодушным. Вызывая огонь на себя, он умеет зажечь людей. Похоже, что израильские власти жестоко просчитались, бросив этого человека за решетку. Именно подобные испытания и создают харизму политического лидера и его идей. А это значит, что феномен Эскина уже оказался на повестке дня российско-израильских отношений и не сойдет с нее еще долгое время.


Арон Цыпин, специально для Sem40
3



Арон Цыпин, специально для Sem40
3


-->
  • 7-08-2002, 18:24
  • Просмотров: 1001
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список