Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Золотой ключик к Багдаду

19 декабря израильский премьер-министр Ариэль Шарон провел консультации с главами спецслужб и представителями высшего армейского командования еврейского государства. Основное внимание было уделено результатам визита в США министра обороны Израиля Шауля Мофаза. За день до совещания он вернулся из Вашингтона, где провел переговоры с руководством Белого дома и Пентагона, на которых обсуждались вопросы взаимодействия между Америкой и Израилем во время предстоящей операции в Ираке. В этой связи один из членов израильской делегации сообщил "Утру", что военная кампания против Саддама Хусейна начнется скорее всего во второй половине января. Вместе с тем, по словам указанного источника, "в силу различных обстоятельств внутриполитического и международного характера, начало операции может быть перенесено и на более поздний срок, максимум - на апрель следующего года". Комментируя данное заявление, высокопоставленный сотрудник Совета национальной безопасности (СНБ) Израиля добавил: "В настоящее время США перешли к завершающей стадии подготовки к свержению багдадского режима. Ключевую роль в этом играет разведывательное сообщество Америки, в первую очередь ЦРУ". Как отметил цитируемый источник, особое внимание Лэнгли уделяет "работе с курдскими и шиитскими организациями, а также тайным контактам с армейскими кругами в самом Ираке. Они осуществляются через посредников, преимущественно на территории Иордании и Северного Ирака". Наш собеседник подчеркнул, что наравне с ЦРУ на данном направлении все более активно действуют спецслужбы Великобритании, Франции и Германии, а также КНР и России. Из исламских государств выделяются Иран, Кувейт, Иордания и Саудовская Аравия. По словам указанного источника, "все они придают важное значение связям с различными силами в иракской оппозиции". В заключение он отметил, что "в тайном соперничестве за влияние на будущее Ирака и близлежащих стран растущую роль приобретает этно-религиозный фактор. Тот, кто сумеет использовать его наиболее эффективно, обеспечит себе решающее слово в дальнейшем распределении энергоресурсов и в геополитических процессах на Ближнем и Среднем Востоке".

Будущее за ними

Слова представителя израильского СНБ получили подтверждение на конференции иракской оппозиции, состоявшейся в Лондоне по инициативе США в то же время, когда проходил визит Мофаза в Вашингтон. В ней приняли участие три сотни представителей более 50 иракских организаций, выступающих против Саддама Хусейна. Однако решающую роль играли блок Демократической партии Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК), а также проиранский Верховный совет Исламской революции Ирака. Подобная ситуация была предсказуема, поскольку курды и шииты не только представляют подавляющее большинство населения Ирака, но и традиционно являются ведущей силой в оппозиции Багдаду. Именно представляющие их организации, по оценке многих ближневосточных экспертов, будут доминировать в иракской политике после свержения Саддама Хусейна. Однако наибольшие шансы занять в ней привилегированное положение имеет Верховный совет Исламской революции Ирака (ВСИРИ). Именно он представляет большинство населения страны, проживающего на значительной части ее территории. Ведь в шести крупных губернаторствах на юге и востоке Ирака шииты составляют 96-99% от общего числа жителей, почти то же можно сказать и о главных городах. Хотя по Багдаду точные статистические данные отсутствуют, арабские источники отмечают, что со времен слияния старой его части с шиитским районом Касимейа последователи шиизма составляют большинство обитателей столицы. Во втором по величине иракском городе - Басре - шииты составляют 70-75% населения.

Демографическая ситуация в южных и восточных районах, а также в крупнейших городах Ирака способствует установлению там контроля ВСИРИ после свержения багдадского режима. Это в свою очередь предопределяет роль данной организации в поствоенном обустройстве страны. В отличие от нее, курдские организации лишены аналогичной перспективы - их влияние ограничено районами компактного расселения иракских курдов. Кроме того, в отличие от курдов, основная часть шиитской общины по этнолингвистическим признакам является арабской, что облегчает ее контакты с арабо-суннитским меньшинством.

Однако различия между ВСИРИ и курдскими организациями не ограничиваются географическим и этно-демографическим факторами. С политической точки зрения они традиционно преследуют разные цели.

Еще с XIX столетия курды стремятся к независимости или как минимум автономии в рамках иракского государства. Теперь же лидеры ДПК и ПСК попытаются сохранить за собой ту форму самоуправления, которой они добились в начале 90-х. Как следствие, их политика носит изоляционистский характер. Шиитское же движение, и ВСИРИ в частности, стремится к свержению светского режима и вытеснению суннитского меньшинства с ключевых постов в государственном аппарате. Завершающей фазой "шиитизации" Ирака, по мнению лидеров ВСИРИ, должно стать провозглашение Исламской республики по иранской модели.

На практическом уровне роль ВСИРИ имеет особое значение в контексте поствоенного перераспределения энергоресурсов Ирака, аннулирования ранее подписанных им экономических соглашений и погашения задолженности в военно-технической области. Для России все эти вопросы принципиально важны и во многом определяют иракскую политику Москвы. Поэтому необходимо учитывать малейшие нюансы структурно-административной иерархии ВСИРИ, личные качества и амбиции его лидеров, а также связи этой организации с внешними силами, в частности Ираном. Не меньший интерес представляет и то обстоятельство, что ВСИРИ является крупнейшей шиитской организацией страны, но далеко не единственной. На представительство этой части населения претендуют и ряд других военно-политических группировок, пользующиеся поддержкой Ирана, Сирии, Иордании, США, Франции, Великобритании и шиитских лидеров Ливана. Противоречия между ними и ВСИРИ отчетливо проявились на упоминавшейся лондонской конференции, когда соперники Верховного Совета публично выступили против его "гегемонии" и демонстративно покинули конференц-зал.

Таким образом, шиитское движение Ирака, претендующее на господствующее положение в стране, хотя и располагает значительным потенциалом для достижения своих целей, является далеко не монолитным и при этом зависит от различных внешних сил.

Первый призыв

Как мы уже мы рассказывали, начальный опыт партийной деятельности иракские шииты приобрели в рамках Компартии и "Аль-Нахда" еще в первой половине XX столетия. Тогда же была предпринята первая попытка придать религиозно-социальному протесту шиитского большинства организационно-политическую форму. Так в 1932 году на свет появился "Исполнительный комитет иракских шиитов".

Однако возникновение современного шиитского движения в Ираке началось гораздо позже, в 60-70-х годах. Это произошло лишь после формирования четкой идеологической базы шиитского фундаментализма в религиозных академиях Эн-Неджефа, Кербелы и Самарры. Именно на ее основании были созданы военно-политические шиитские организации, выступавшие в качестве всеобъемлющей альтернативы правящему режиму.

Первая и наиболее знаменитая из них сформировалась в конце 50-х - начале 60-х, получив название "Партия исламского призыва" ("Хизб аль-Дауа аль-Исламийа"). Ее идеологами и духовными лидерами являлись величайшие шиитские деятели XX столетия - Мухсен аль-Хаким и его ученик Мухаммад Бакр аль-Садр. Последний, кстати, поддерживал весьма тесные отношения с будущим основателем Исламской Республики Иран аятоллой Хомейни. В 70-х годах иностранные ученики Бакра аль-Садра, депортированные властями из Ирака, основали в различных уголках мусульманского мира многочисленные отделения ПИП. Наибольшую известность приобрело ливанское ответвление партии, нареченное "Хизб аль-Дауа аль-Исламийа аль-Лэбэнанийа". Оно, подобно большинству других зарубежных филиалов ПИП, сохранило связи с центром в Эн-Неджефе, благодаря чему эта организация приобрела международный характер.

В самом же Ираке при создании различных структур своей организации Мухсен аль-Хаким и Бакр аль-Садр широко использовали связи, влияние и экономический потенциал традиционного шиитского духовенства. Опорой в этом для них служила "Ассоциация неджефских улемов".

С приходом к власти в Багдаде Партии арабского социалистического возрождения (БААС) летом 1968 года, ПИП вступила с ней в ожесточенную конфронтацию. Лидеры "Исламского призыва" изначально рассматривали себя в качестве потенциальной альтернативы светской власти, открыто заявляя о намерении добиться ее свержения. В 1974 году они предприняли неудачную попытку осуществить свои планы, после чего багдадский режим перешел в решительное наступление. В том же году начались массовые репрессии против активистов ПИП. В общей сложности в 1974-80 годах были казнены более 500 шиитских религиозно-политических деятелей, так или иначе связанных с этой организацией. В 1980 был уничтожен и ее духовный лидер Бакр аль-Садр, а его детище официально объявлено вне закона. За год до этого активистов ПИП несказанно воодушевила победа их единомышленников в соседнем Иране, что привело к новой вспышке антиправительственного террора.

Ликвидация аль-Садра вызвала ожесточение боевиков ПИП. В ответ они предприняли неудачное покушение на главу иракского МИД Тарика Азиза, а три года спустя убили министра планирования. Реакция властей не заставила себя долго ждать, после чего кровавая конфронтация между БААС и ПИП уже не прекращалась. Правда, в 90-е годы активность последователей Бакра аль-Садра пошла на убыль, в первую очередь благодаря эффективным мерам иракских спецслужб. Однако несмотря на все усилия Багдада, теракты ПИП продолжались. Наибольший резонанс получило покушение на старшего сына Саддама Хусейна Удея, осуществленное боевиками этой организации в конце 96-го. Данная акция существенно повлияла на внутриполитическую обстановку в стране, первоначально усилив позиции младшего сына президента Кусая, а затем (после выздоровления Удея) вызвав соперничество между двумя братьями. Кстати, для самой ПИП последствия того покушения оказались самыми плачевными. Став фактически неоспоримым преемником отца и окончательно подчинив себе большинство силовых структур, Кусай задался целью до основания разгромить "Партию исламского призыва". При этом он перешел от ранее принятой тактики прямого противостояния к тайным операциям "внутреннего воздействия". В результате ПИП оказалась расколотой на несколько враждующих друг с другом мелких фракций, более не угрожающих режиму. Ее центральная группировка представляет собой старое ядро партии и сохранила за собой первоначальное название. Кстати, те, кто стоял за организацией покушения на Удея, впоследствии вошли в вооруженные формирования именно этой фракции. Сегодня штаб-квартира "Хизб аль-Дауа аль-Исламийа" находится в Тегеране. Ее лидер Мехди аль-Асифи тесно связан с Министерством разведки и безопасности, а также "Корпусом стражей Исламской революции" Ирана.

Вторая по величине группировка ПИП базируется в Англии, а несколько ее отделений функционируют во Франции и Иордании. Лидером этой фракции является Абу Ахмад аль-Джаффари, поддерживающий связи с ЦРУ, МИ-6 и Службой общей разведки Кувейта. Он известен своей проамериканской ориентацией.

Третью фракцию возглавляют Абу-Биляр и шейх Зухари, проживающие в Дамаске. Кроме Сирии, отделения этой группировки действуют в северо-восточных районах Ливана, а по некоторым сведениям, и на западе Германии. Известно также, что ее руководство активно сотрудничает с сирийскими спецслужбами и некоторыми лидерами ливанской шиитской организации "Хизболла". Кстати, речь идет именно о тех ее представителях, которые в 70-х годах входили в состав упоминавшейся "Хизб аль-Дауа аль-Исламийа аль-Лэбэнанийа" (ливанское отделение ПИП).

Все три перечисленные группировки враждуют друг с другом и не пользуются существенным влиянием на родине. Основная их деятельность ограничивается незначительной частью иракской диаспоры на Ближнем Востоке и в Западной Европе. Центральная группировка сотрудничает с Верховным советом Исламской революции Ирака.

Наравне с ПИП в 70-е годы на юге страны появились и другие военно-политические шиитские организации. Среди них выделяются:

Организация исламского действия (основана в 1982 году аятоллой Мударреси);

Ассоциация иракских моджахедов (лидер - Абд аль-Азиз аль-Хаким, младший сын Мухсена аль-Хакима);

Исламское движение Ирака (лидер - шейх Махди аль-Халиси);

Движение воинов имама (лидер - Сеид аль-Бадри);

Исламский фронт Ирака. Однако лидирующее положение в рамках Шиитского движения занимает сегодня Верховный совет Исламской революции Ирака (ВСИРИ).

Михаил Фальков, Утро.ru

  • 25-12-2002, 14:24
  • Просмотров: 419
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список