Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Ясир Арафат и формирование полицейского государства

За последние два года, прошедшие с того момента, как палестинская администрация объявила войну Израилю, многие наблюдатели стали с куда большим скептицизмом относиться к способности ее главы Ясира Арафата привести палестинских арабов к мирному разрешению давнего мучительного конфликта с еврейским государством. События 2002 года, ознаменовавшиеся, в частности, призывом Арафата пожертвовать "миллионами мучеников" в святой войне против Израиля и использованием его штаба в Рамалле, чтобы укрыть там наемных убийц израильского министра Рехавама Зеэви, показали, что понятия "мир" и "партнер" не подходят для описания той роли, которую играет многолетний лидер Организации освобождения Палестины.

Тем не менее создается впечатление, что американцам и другим посредникам, исполненным благих намерений, не так-то просто будет прийти к выводу, аналогичному тому, который был сделан ими в отношении нежелательных лидеров в таких странах, как Сербия, Афганистан и Ирак: Арафат стал настолько опасным, что его нужно любым путем лишить властных полномочий. За последние месяцы государственный секретарь США Колин Пауэлл неоднократно заявлял, что США продолжат сотрудничество с Арафатом, несмотря ни на что, так как он "облачен в мантию лидера, данную ему палестинцами", а также потому, что он "представляет весь народ Палестины". Официальный представитель Государственного департамента США Ричард Баучер отметил: "Я думаю, наша позиция хорошо известна, но считаю своим долгом изложить ее еще раз: председатель Ясир Арафат является избранным лидером палестинского народа".

Утверждение о том, что Ясира Арафата следует продолжать считать "избранным" представителем палестинцев, не ограничивается одними лишь стенами американского дипломатического ведомства, а отражает позицию, поддерживаемую западными лидерами, настолько, что на саммите в декабре 2001 года страны Европейского союза единогласно решили, что Арафата и далее следует считать "избранным президентом" Палестинской автономии. В апреле 2002 года, спустя несколько месяцев, на протяжении которых палестинскими террористами-самоубийцами были совершены десятки взрывов, Верховный представитель Евросоюза по вопросам внешней политики, бывший Генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана все еще подчеркивал, что Арафат - "легитимный лидер палестинского народа и партнер международного сообщества", а представитель британского министерства иностранных дел Бен Брэдшоу заявил во всеуслышание: "Для нас вполне очевиден тот факт, что Ясир Арафат является демократически избранным президентом Палестины". Для многих на Западе постулат о том, что Арафат - законный, демократически избранный лидер палестинцев, служит наиболее веским аргументом в пользу продолжения контактов с ним.

Рассмотрение вопроса о легитимности Ясира Арафата подразумевает детальное рассмотрение путей формирования органов власти Палестинской автономии после соглашений, достигнутых в ходе переговоров в Осло в 1993 году, и в особенности в течение двухгодичного периода между подписанием первого из израильско-палестинских договоров и проведением выборов в законодательный совет Палестинской автономии. Известные на сегодняшний день факты очевидным образом демонстрируют, что прибывшее из Туниса руководство ООП использовало все имевшиеся в наличии способы, чтобы навязать палестинским избирателям свою волю, представив только одного человека реальным кандидатом на пост президента. В таких условиях победа Арафата оказалась не выражением демократической воли, а скорее свидетельством успеха использованных им политических технологий. Детальный анализ того, как это произошло, и является основной темой данной статьи. Только проанализировав, каким путем удалось Ясиру Арафату создать такой режим и добиться уверенной победы на состоявшихся в 1996 году выборах, мы сможем составить мнение о том, заслуживает ли Арафат той степени признания в качестве законно и демократически избранного лидера палестинцев, которой его повсеместно наделяют в настоящее время.

Все началось в мае 1994 года, когда Организация освобождения Палестины подписала соглашение с Израилем, согласно которому ее лидер Ясир Арафат был уполномочен создать временную администрацию на двух третях территории сектора Газы и небольшой части территории в районе города Иерихон, расположенного на Западном берегу реки Иордан. В общей сложности арабское население передаваемых под палестинский контроль территорий насчитывало около 750 тысяч человек. Согласно подписанным договоренностям, Арафат мог назначить 24 члена кабинета, который должен был выполнять как законодательные, так и исполнительные функции, а также создать структуру по обеспечению правопорядка, численность сотрудников которой ограничивалась девятью тысячами полицейских. Согласно условиям соглашений Осло, через два месяца после создания временной палестинской администрации, в июле 1994 года, должны были состояться "прямые, свободные, всеобщие выборы", целью которых было наделить палестинцев правом "принимать участие в управлении (своим) государством на основе демократических принципов". Выборы были призваны стать символическим объединяющим событием для арабского населения сектора Газы, Западного берега Иордана и Восточного Иерусалима (всего в этих регионах проживали на тот момент около двух миллионов жителей). В ходе выборов предполагалось избрать Законодательный совет Палестины и президента ПА, срок полномочий которых ограничивался маем 1999 года.

Сторонники демократизации палестинских органов власти считали сроки выборов решающим компонентом, влияющим на их открытость, - подразумевалось, что чем дольше Арафат будет возглавлять созданный им авторитарный режим без проведения выборов, тем больше вероятность, что выборы превратятся в лишенную практического смысла формальность. По тем же причинам крайне важным было то, что Арафат должен был получить контроль над более чем 1 миллионом 100 тысячами палестинцев, проживающих в городах и селах на Западном берегу Иордана, лишь незадолго до выборов. Таким образом, одним из наиболее важных условий соглашений Осло было сохранение контроля израильских вооруженных сил над городами и селами Западного берега непосредственно до того момента, когда в них смогут состояться демократические выборы новых органов власти.

Для такого искушенного правителя, как Ясир Арафат, демократические выборы в данных условиях означали новый вызов. После слияния движения ФАТХ с ООП и прихода Арафата к руководству Палестинским национальным движением в 1968 году он возглавлял его, ведя диктаторскую политику, в течение двадцати пяти лет. За это время Арафат мастерски переносил центр своей власти от места к месту, не изменяя при этом своим основным принципам. С 1968 по 1970 год он возглавлял ряд мини-государств ООП, созданных на территории Иордании, назначая лидеров военизированных формирований, которые устанавливали собственные законы и финансировали свои операции за счет поборов, взимавшихся с местного населения. С 1970 по 1982 год, когда ООП контролировала обширные территории в Ливане, Арафат создал так называемую Республику Факахани, названную в честь улицы в Бейруте, где размещалась его штаб-квартира. На контролируемых им территориях царили произвол и коррупция, а само название "Факахани" стало нарицательным для обозначения коррумпированного правительства. После 1982 года, когда ООП переместилась из Ливана на побережье Туниса, Арафат полностью подчинил себе чиновников организации и ее военное руководство, лично принимая решения о назначениях на важные посты и даже собственноручно подписывая чеки и телеграммы.

Однако установить свою власть над всем палестинским народом Западного берега Иордана и сектора Газы было нелегкой задачей даже для него. В этих краях Арафат за всю свою жизнь провел всего несколько недель, посетив их последний раз в 1967 году Переодетый женщиной, Арафат бежал тогда от преследования израильских войск, жаждущих положить конец деятельности руководимых им террористических организаций. Несмотря на то что многие арабские жители Западного берега и сектора Газы поддерживали руководство ООП и лично Арафата (согласно опросам, он пользовался определенной популярностью среди жителей этих территорий), формирование местной политической элиты стало фактом, с которым невозможно было не считаться. Ряд левых сил и исламских движений боролись с возглавляемой Арафатом организацией ФАТХ за доверие населения. Даже внутри ФАТХа видные лидеры и активисты интифады дали понять, что они не признают главенствующего положения жившей в Тунисе верхушки ООП, чьи функционеры проживали в пятизвездочных отелях, в то время как население на улицах палестинских городов несло на себе все бремя военной администрации и интифады.

С точки зрения Арафата, ситуация осложнялась тем, что палестинцам, жившим на протяжении двадцати пяти лет под контролем израильской администрации, была хорошо знакома сущность израильской демократии, и, даже не обладая израильским гражданством, они добились немалых гражданских и политических свобод. Во всем арабском мире у них была самая свободная пресса, базировавшаяся преимущественно в Восточном Иерусалиме, они создали большое количество получивших всемирную известность организаций по защите прав человека, действовавших на всей территории сектора Газы, Западного берега Иордана и Восточного Иерусалима. Кроме того, знакомство с основанной на системе балансов и противовесов работой израильских органов законодательной и судебной власти (куда многие палестинские арабы обращались с исками и апелляциями) привело к тому, что представления палестинских жителей о распределении полномочий, плюрализме и власти закона резко отличались от внедряемых Арафатом и его сподвижниками в Иордании, Ливане и Тунисе.

Когда Арафат получил власть над сектором Газы и территорией иерихонского анклава, он столкнулся с рядом трудностей, которые было нелегко преодолеть за короткое время, остававшееся до согласованной даты выборов. Лидер ООП постарался сделать все, чтобы перенести выборы, которые в конце концов были отложены на январь 1996 года. Таким образом, растянув планировавшийся двухмесячный переходный период на год и восемь месяцев, Арафат получил в десять раз больше времени на то, чтобы сделать свой режим неуязвимым, укрепив свою власть и подорвав позиции потенциальных соперников. В течение этих двадцати месяцев Арафат лихорадочно работал над созданием вокруг себя таких структур власти, которые бы смогли гарантировать ему поистине диктаторские полномочия. Как и все авторитарные правители, он знал, что все зависело от того, удастся ли ему создать настолько разветвленную сеть силовых структур, которые бы были способны сокрушить любую оппозицию. В строгом соответствии с данной концепцией, режим, построенный Арафатом, превратил территорию Газы и иерихонского анклава в гарнизонное государство, поражавшее численностью и размахом деятельности силовых структур.

Газа-Иерихонское соглашение, заключенное между Израилем и ООП, устанавливало ограничение на численность палестинской полиции в размере 9000 человек (то есть один из каждых 83 жителей передаваемых под контроль палестинской администрации территорий), что с любой точки зрения было довольно существенным количеством. Однако Арафат вскоре переступил этот предел, фактически создав к концу 1994 года армию, насчитывавшую более 13 тысяч человек, которая к августу 1995 года возросла до 22 тысяч человек, но не остановилась и на этом. В этих условиях насчитывавшие всего несколько сотен бойцов военизированные отряды движений ФАТХ и ХАМАС, которые ранее считались наиболее крупными на территориях, никоим образом не могли конкурировать с силовыми структурами, верными Арафату. Огромные размеры так называемой палестинской полиции привели к ее повсеместному подавляющему присутствию во всех районах, подконтрольных палестинской администрации, особенно в секторе Газы, где один полицейский приходился на каждых пятьдесят жителей. По данным организации "Международная амнистия", это был "наивысший в мире показатель соотношения количества военных и гражданского населения".

Палестинская полиция отличалась абсолютной политической лояльностью режиму Ясира Арафата. Ее основу составили прибывшие из Туниса и других арабских стран 7000 хорошо подготовленных бойцов Армии освобождения Палестины. Их мало интересовали преимущества плюрализма, соблюдения прав человека или гражданских свобод. На протяжении десятилетий они почти полностью зависели от Арафата и были беззаветно преданы ему. Присутствие боевиков Армии освобождения Палестины, дислоцированных на территориях, переданных под контроль палестинской администрации с мая 1994 года, стало заметно за несколько недель до того, как Арафат основал на Западном берегу и в секторе Газы гражданские органы власти, а в июле 1994 года сам прибыл, чтобы возглавить их. Кроме того, Арафат привез с собой 125 членов службы собственной безопасности, в чьи обязанности входила не только его защита, но и создание устрашающей атмосферы везде, где бы он ни появлялся.

После того как прибытие этих - фактически, иностранных - вооруженных сил подорвало позиции местных лидеров и произвело устрашающее действие на население, Арафат перешел к "политике кооптации", пополняя армию Палестинской автономии местными подразделениями во главе с офицерами движения ФАТХ и новоприбывшими лидерами ООП из Туниса. Были созданы многочисленные силовые структуры, каждая из которых подчинялась лично Арафату. Наиболее влиятельной из них стала Общая служба безопасности, руководить которой в секторе Газы был назначен Мохаммед Дахлан, а на Западном берегу - Джибриль Раджуб.

Раджуб, которого время от времени называли возможным преемником Арафата, был не только преуспевающим офицером, но и ярким примером того, на каких подчиненных делал ставку лидер ООП. Член военного крыла движения ФАТХ в Хевроне, Раджуб принимал активнейшее участие в террористической деятельности против израильских военных и гражданских лиц, из-за чего неоднократно арестовывался и в общей сложности провел в тюрьмах семнадцать лет. После того как в 1988 году, вскоре после начала интифады, он был освобожден из тюрьмы и депортирован за пределы Израиля и контролируемых территорий, он присоединился к штабу Ясира Арафата в Тунисе, где отвечал за связь с местными военными формированиями на Западном берегу и выполнение ими распоряжений и приказов руководства ООП. После подписания соглашений в Осло Раджуб продолжил выполнение задачи переподчинения местных отрядов боевиков центральному руководству ООП, гласно действуя при этом от имени и по поручению палестинской администрации. Он открыто провозгласил, что Общая служба безопасности является боевым отрядом возглавляемого Арафатом движения ФАТХ и что весь ее офицерский состав и персонал - члены ФАТХа. Многие из них были в недавнем прошлом активистами интифады, ранее поддерживавшими местное руководство, включая сотни палестинцев, заключенных Израилем в тюрьму по обвинению в причастности к терроризму и освобожденных после подписания соглашений в Осло.

Арафат обеспечивал лояльность своих войск, особенно высшего офицерского состава, внедряя на Западном берегу и в секторе Газы систему командования и контроля, похожую на ту, которую он выстраивал в Иордании, Ливане и Тунисе на протяжении предшествовавших двадцати пяти лет. Собственно говоря, такую систему правления предпочитали все военные диктаторы, стремившиеся предотвратить появление конкурентов. Хотя Газа-Иерихонское соглашение ограничивало палестинскую полицию четырьмя подразделениями, координируемыми в каждом округе отдельным командованием, Арафат создал многочисленные военные и полувоенные организации, конкурирующие друг с другом. К лету 1995 года в ПА существовали девять спецслужб, действовавших на Западном берегу и в секторе Газы, а также различные дополнительные спецподразделения. Не сбыло ни единого контролирующего или координирующего их органа, ни четкой иерархии между ними. Неизменным оставался тот факт, что высший офицерский состав этих спецслужб докладывал обо всем непосредственно Арафату, который продолжал носить униформу, символизирующую власть военного правителя. Разнообразие военных структур порождало бесконечную борьбу за сферы влияния, заставляя различные формирования следить друг за другом и информировать обо всем Арафата. Среди прочего, такая "византийская система" правления позволяла Арафату через посредство многочисленных спецслужб и силовых структур вести борьбу со своими политическими противниками, публично демонстрируя свою беспристрастность. Разведывательные подразделения, в особенности Общая служба безопасности, выявляли оппонентов Арафата и угрозами или подкупом заставляли их замолчать. В ход шли все средства: угрозы политическим противникам, цензура средств массовой информации, запугивание лидеров неправительственных организаций и борцов за права человека, предоставление режима наибольшего благоприятствования компаниям, созданным сторонниками Арафата. Несмотря на то что соглашения Осло ограничивали область деятельности палестинских спецслужб территорией сектора Газы и иерихонского анклава, эти службы, насчитывающие 5000 офицеров и солдат, действовали по всей территории Западного берега, включая Восточный Иерусалим, где издавались ведущие палестинские газеты и работали наиболее влиятельные правозащитные организации. Палестинская полиция и спецслужбы не столько боролись с терроризмом, нацеленным против израильтян, сколько изощрялись в борьбе с потенциальными критиками Арафата, ослаблении его потенциальных соперников и запугивании местного населения.

Окруженный столь мощными силами безопасности, Арафат мог использовать их, чтобы воплощать в жизнь решения, принятые коррумпированным гражданским правительством, запугивать судей, склонять средства массовой информации к поддержке палестинской администрации и заставлять борцов за права человека значительно умерить свою критику - одним словом, он формировал правительственные и гражданские институты в духе, присущем типичному диктаторскому режиму. В этих условиях уже ничто не могло помешать его победе на выборах, которые именно поэтому и состоялись на два года позже согласованного в израильско-палестинских договорах срока. Вот уже семь лет эти так называемые выборы обеспечивают палестинскому диктатору видимость легитимности.

Дэниэл Полисар, "Еврейские новости", IJC

  • 26-12-2002, 16:21
  • Просмотров: 474
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список