Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Исламский террор: теория и практика

В эти дни в Израиле проходит конференция "Терроризм-2002: годовой обзор", в которой участвуют крупнейшие специалисты по этому вопросу. А в России продолжается общественная дискуссия относительно социально-культурной природы терроризма, вызванная событиями на Дубровке. В этой связи интересно сравнить подходы обеих сторон к этой главной проблеме XXI века.

В Израиле центральным стало выступление по этому вопросу главы военной разведки генерал-майор Аарона Зеэви (Фаркаша). Он отметил, что после длительного перерыва Израиль вновь стал мишенью со стороны глобального терроризма. "Главной особенностью прошедшего года стало активное сотрудничество террористов суннитского ("Аль-Кайеда") и шиитского ("Хизболла") толка", - заявил он.

Зеэви также выделил еще несколько важных тенденций глобального терроризма, проявившихся в этом году. Первая - проведение терактов-самоубийств стало нормой ведения религиозной войны. Вторая - включение Израиля в одну из основных целей глобального джихада. Третья - сотрудничество религиозных и светских террористов, как палестинских, так и зарубежных в борьбе против Израиля. Четвертая - палестинские группировки постепенно трансформируются в полноценные террористические организации с тенденцией к объединению в единую сеть, подобную "Хизболле". Причем в эту сеть органично входят и представители администрации ПА, которые упорно ведут линию на продолжение терактов в надежде на то, что это заставит израильское руководство пойти на уступки. Пятая - ливанская группировка "Хизболла" окончательно закрепила свое влияние на Ближнем Востоке, а теперь планомерно внедряется на Западе. Это серьезный успех Ирана, который, похоже, наконец-то нашел канал экспорта "исламской революции". Шестая - широкая поддержка, оказываемая "Хизболлой" и "Аль-Кайедой" палестинскому террору, поддерживает уверенность их лидеров в том, что они способны добиться от Израиля кардинальных уступок.

Этот практический анализ полезно дополнить более общим подходом, который демонстрирует один из крупнейших российских этнографов Валерий Тишков в статье "Социально-культурная природа терроризма", опубликованной в декабре 2002 года. По его мнению, принятый мегаподход к проблеме терроризма, объясняемого в терминах "цивилизация", "колониализм" или "глобализация" не позволяет подойти к сути вопроса. Гораздо эффективнее рассмотреть терроризм в ракурсе социально-культурной антропологии.

Принято говорить о терроризме в парадигме конфликта цивилизаций, противостояния Север-Юг и других глобальных категорий типа "бедность-богатство". Очевидно, что современный глобальный терроризм вообще невозможен без наличия "богатого" мира, поэтому тезис о столкновении двух миров оказывается лишь поверхностным взглядом. Терроризм - это не война миров, а явление, которое пересекает границы и может существовать повсеместно. Поэтому сегодня на первый план выходят элементы, связанные с неопределенностью, с иррациональными факторами и с внесистемными взаимосвязями и воздействиями. Эти факторы гораздо труднее анализировать, но социо-антропологический подход позволяет такие интерпретации.

Анализируя современный терроризм с этой точки зрения Валерий Тишков приходит к принципиальному выводу, что "мы имеем дело с новым по своему воздействию феноменом, который не укладывается ни в понятие государства, ни в понятие этнических общностей. Речь идет о "неформальных сетях" - диаспорных, радикально-фундаменталистских или нарко-криминальных коалициях, которые сегодня играют огромную роль".

Еще один немаловажный фактор состоит в том, что эти сети могут быть не привязаны к какой-то определенной этнической группе. В последнее время сложились транснациональные или даже так называемые "псевдо-цивилизационные" общности. Причем последние характерны для исламских стран, где фигурируют арабская, тюркская и магрибская сети.

Тишков подчеркивает, что сложность выявления таких сетей в том, что они очень подвижны, и их действия зависят от определенного контекста. Но роль их весьма велика при осуществлении скрытых разрушительных действий.

Второй вывод, который делается на основе вышеприведенного подхода, состоит в том, что "местные несистемные активисты, представители меньшинств, объединенные в указанные сети в союзе с другими сообществами, неправительственными организациями и международными структурами могут осуществлять гораздо более мощные акции и силовые воздействия, в том числе и быть инициаторами насилия, чем современные государства. Нынешний мир должен быть озабочен проблемами прав большинства и сохранения основ правопорядка, который становятся жертвой действий от имени меньшинства и тех, кто не признает статус-кво и желает изменить его силовым образом, чаще всего, вопреки воле большинства и даже не спрашивая представителей групп меньшинств, от имени которых действуют радикальные группировки".

Особая роль в современном терроризме принадлежит масс-медиа. Но вовсе не они сами по себе виновны в раздувании того или иного вида ненависти: классовой, социальной, расовой, религиозной. Терроризм начинается не там, где просто наличествует бедность, а там где "создают ощущение бедности и несправедливости".

Главный вывод, который делает автор, необыкновенно актуален для сегодняшнего Израиля: "Глобальная стратегия противодействия терроризму - это укрепление государства как источника порядка и легитимного насилия через соблюдение интересов большинства, через ограничения внесистемных активистов и политики меньшинств и через отторжение радикальных проектов и призывов".

Очевидно, что использование этого подхода позволило бы израильским аналитикам намного раньше прогнозировать появление объединенной сети, состоящей из палестинских боевиков, "Хизболлы" и "Аль-Кайеды". Это объясняет соединение суннитов и шиитов под одной исламо-фундаменталистской "крышей". Вывод о громадном потенциале таких сетей означает и то, что их совокупные ресурсы вполне позволяют им противостоять мощи государства Израиль. Этим объясняется и тот факт, что они и дальше будут привлекать к своим действиям международные организации. Очевидно и то, что любые уступки радикальному меньшинству лишь поощряют его лидеров на дальнейшие силовые действия.

Владимир Поляк, MIGnews.com

  • 22-01-2003, 15:44
  • Просмотров: 488
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список