Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Психология врага


Мое знакомство с психологией мусульман состоялось в период Второй мировой войны, когда волею судеб, спасшей нас от Бабьего Яра, мы оказались в Узбекистане. Тогда я обнаружила много нового и совершенно непонятного мне в поведении узбеков, что запомнилось надолго, а сейчас по ассоциации всплыло в памяти.

Заведующий отделением в совхозе вел себя с работающими и нижестоящими по должности так, как если бы он был ханом, но вмиг менялся при встрече с главным бухгалтером совхоза или другим вышестоящим начальником. Это сверхпочтение сквозило в его фигуре даже тогда, когда он разговаривал с кем-то из начальства по телефону. Я, тогда еще подросток, работающая в бухгалтерии совхоза, с удивлением многократно наблюдала эту метаморфозу, не понимая, как в одном человеке могут уживаться одновременно столь разные личности. Это касалось отношений не только на работе, но и в семье.

Помню еще одну сцену из времен, когда училась в университете: жена с шестью малолетними детишками, мал мала меньше, сидела, как мышка тихо, в уголке малюсенькой ванной комнаты на цементном полу, когда ее муж принимал гостей в комнате. Она на мой удивленный вопрос, что они здесь делают, отвечала шепотом: "тсс..., хозяин гость пришел". Хозяин, наш сосед по квартире, ее муж, был аспирантом в университете на кафедре философии и писал научную работу (3-ю степень по израильским стандартам) на тему о феодально-байских пережитках...

Эти воспоминания помогли мне понять, почему отец палестинских террористов может отправить своего сына или дочь на смерть, которую требуют от него вышестоящие авторитеты, будь это политические или религиозные лидеры.

Голда Меир в беседе с американским президентом Никсоном в 1969 году о судьбе палестинцев сказала: "Там, где раньше была Палестина, существуют теперь два государства, одно еврейское, другое - арабское (Иордания), и для третьего места нет. Палестинцы должны разрешить свою проблему с другим арабским государством - Иорданией, потому что палестинское государство между нами и Иорданией неизбежно превратится в базу, с которой будет удобно атаковать и разрушать Израиль". Она хорошо знала психологию палестинцев, когда объясняла, что для мира с ними необходимо, чтобы они полюбили своих детей больше, чем ненавидят нас, евреев.

История подтверждает ее правоту. Пора не только разобраться в психологии нашего врага, но и выработать стратегию борьбы с ним с учетом этого важнейшего фактора.

Второй год идет война, названная "интифадой Аль-Акса", объявленная террористами Палестинской автономии нашему народу в ответ на безграничные уступки, сделанные Бараком в Кэмп-Дэвиде. При этом большинство из нас старательно делает вид, что жизнь продолжается несмотря ни на что, хотя изредка появляются предупреждения о проникновении террористов в то или иное место и рекомендации не посещать места скоплений людей или просто посидеть дома. В магазинах все есть. Театры и кино, концертные программы функционируют как и раньше, когда теракты гремели раз в году, а не каждый день. Привычными стали теракты, жертвы, объявления о похоронах и номерах телефонов больниц, где можно узнать о состоянии пострадавших. Все это наряду с кадрами телевидения, где матери самоубийц обвиняют во всем Израиль, а отцы принимают соболезнования и поздравления от своих родственников и соседей. Весь этот мелькающий почти ежедневно на экранах наших телевизоров поток событий напоминает нам о бренности всего живого и лишь подстегивает у молодежи жажду жить сегодняшним днем, не задумываясь о смысле происходящего, о будущем, о нашем участии во всем этом. Слава Б-гу, если день прошел благополучно.

А палестинцы неумолимо пользуется нашим психологическим непротивлением, смирением перед врагом. Все это возвышает их в своих глазах, убеждает в своей правоте и вседозволенности. Это напоминает период Второй мировой войны, когда Советский Союз, заключив мирный договор с фашистской Германией, делал вид, что все происходящее в Европе не имеет к нему прямого отношения. Но Гитлера не остановил мирный договор и эшелоны с российскими продуктами для немцев. Военная машина фашистской Германии начала действовать на территории бывшего Советского Союза, и враг дошел до Москвы.

И тогда наступило время, когда народ, доведенный до отчаяния ужасами фашизма, объединился против врага в едином порыве. Много было пролито крови, пока война не стала Великой Отечественной, или, как тогда пели в песнях, Народной Священной войной. Тогда ни у кого не было сомнения, что враг хочет уничтожить само государство и народ, проживающий там. Это объединило народ, сплотило людей, работающих в тылу, воюющих в армии и сражающихся в партизанском движении.

Не пора ли и нам объединиться перед лицом врага, обстреливающего наш Иерусалим и ежедневно готовых подрывать себя и своих детей ради уничтожения нашего государства и нашего еврейского народа?

Иногда полезно вспомнить прошлое, уроки истории, чтобы понять будущее, не говоря уже о настоящем. Я хорошо помню рассуждения родителей о немцах и о том, стоит ли эвакуироваться, не понимая, что решалась при этом наша судьба. Много лет спустя, посетив в Киеве уже выстроенный там мемориал жертвам, погибшим в Бабьем Яру, я почувствовала, что стою на месте своей возможной могилы, что решив вопрос об эвакуации по-другому, доверившись образу культурного немца, мои родители обрекли бы своих детей на гибель вместе с другими евреями. Жертвами в первую очередь оказались те из евреев, кто верил, что немцы не могут даже во время войны трогать мирное население, которое ведь не участвует в сражениях.

В это же время появились статьи о психологии врага, статьи, открыто призывающие к расправе с ним. Лицо врага оказалось совсем иным, чем помнили его наши родители, когда-то жившие или бывавшие в Германии. Наших родителей еще можно понять: ведь телевидения еще не было, а фильм "Профессор Мамлок", рассказывающий о расправе над евреями в Германии - это ведь не прямой репортаж с места событий, чего мы с вами имеем в избытке сейчас...

В нашем случае трудно оправдать тех, кто полагает, что между террористами и всем остальным населением автономии существует принципиальное различие, что большинство жителей ПА не поддерживает террористов, а являются их противниками, т.е. их врагами, что будь их воля они давно бы расправились с ними и установили бы искренние мирные отношения с еврейским народом, который помогает им водой, электричеством, медицинским обслуживанием. Но математика подтверждает, что и сейчас большинство жителей автономии поддерживает Арафата. По-прежнему каждый теракт, где гибнут евреи, сопровождается спонтанно возникающей радостной толпой, размеры которой тем больше, чем больше еврейских жертв. Все больше поступает информации об участии арабского населения Израиля в помощи террористам.

А память услужливо подкидывает кадры похорон нашего министра, известного всем по имени Ганди, убитого арабами за то, что он в одной из своих статей писал: "Эта Земля завещана нам Торой, здесь жили наши праотцы..."; кадры линчевания наших евреев, случайно заблудившихся и попавших на территорию Рамаллы; кадры восторженной толпы 11 сентября на этих же территориях, выражающих восторг по поводу гибели тысяч мирных людей в рушащихся небоскребах Торгового Центра в Нью-Йорке. Мало ли этого?

Мы вспомнили лишь самые последние трагические события и реакцию на них наших "партнеров по мирным переговорам". А ведь, строго говоря, ничего нового в наших отношениях с живущими здесь арабами не появилось. Достаточно вспомнить кровавую Пасху в Иерусалиме в 1920 году и убийство Трумпельдора с восемью товарищами в Тель-Хае. А кровавый погром в Хевроне в 1929 году? Память о нем бережно хранят в созданном музее евреи, живущие и сейчас в Хевроне. Обстреливаемые повседневно палестинцами, они живут здесь в неимоверно тяжелых условиях во имя того, чтобы оставалась у евреев возможность посетить одно из самых священных мест еврейского народа - могилы наших праотцов Авраама и его жены Сары, Ицхака и Ривки, Якова и Леи.

До сих пор особой болью отзывается отказ наших лидеров от Хеврона: вместо того, чтобы сказать: "Я - еврей и не могу этого сделать", они обменяли наши святыни на экономические льготы, обещанные Америкой. Сейчас мы можем оценить, какой кровью обходятся наши уступки врагу. Как не вспомнить высказывание известного сиониста Зеэва Жаботинского: "Никакие наши уступки не помогут - арабы хотят быть единственными хозяевами в стране. Арабы никогда не остановятся, пока не изгонят нас" (1923 год).

Вся история нашего государства подтверждает это, особенно последний так называемый мирный процесс. Шаг за шагом уступая наши земли противнику в расчете на мир, мы вместо мира получили хорошо оснащенную военной техникой террористическую организацию, именуемую Палестинской автономией. Вместо камней идет обстрел Иерусалима из минометов. А реакция на обстрел столицы еще раз продемонстрировала палестинцам нашу слабость и трусость (как ни тяжело признавать это) и неготовность защищать свою Землю и свой народ до конца. Это послужило для палестинцев лишь сигналом для усиления террора. Их цель - деморализовать наш народ, сломить его волю к сопротивлению.

Надо признать, что пока им это удается: увеличивается отъезд израильтян за границу в поисках более спокойной жизни, оставшиеся готовы окружить себя забором вместо того, чтобы объединившись, заявить на весь мир: "Земля Израиля - народу Израиля", сделать то, что единственно может сломить нашего врага.

Каково же истинное лицо палестинских террористов, являющихся сегодня национальными героями всего арабского мира, не говоря уже о Палестинской автономии? И является ли их психология следствием событий, разыгравшихся в последнее время на нашей Земле?

Напомню лишь, что они - те же мусульмане по своей ментальности, культуре, традициям и вере.

В книге "Царство людей" издательства "Энциклопедия", в разделе, посвященном арабам, сказано: "Под чуждыми влияниями не изменились ни их нравы, ни одежда".

Кто не помнит восточного сказания Лермонтова "Три пальмы", в котором поэтически рассказана история трех прекрасных пальм в аравийской степи, мечтающих напоить родниковой водой и дать отдых от знойных лучей уставшим путникам? И вот появился караван, и путники отдыхают в тени их ветвей, и родник поит прохладной водой. Но воспользовавшись всем, чем щедро одарили пальмы уставших путников, фарисы безжалостно разрушили этот прекрасный оазис:

Но только что сумрак на землю упал,
По корням упругим топор застучал.
И пали без жизни питомцы столетий!
Одежду их сорвали малые дети,
Изрублены были тела их потом,
И медленно жгли их до утра огнем.

О ком пишет в этом восточном сказании автор, известный своей интуицией и талантом? Лермонтов, описывая героев, употребляет строку: "Араб горячил вороного коня". Написано оно в 1839 году.

А вот что говорит в своем известном заявлении "Об антисемитизме" известная итальянская журналистка Ориана Фалаччи об антиизраильских выступлениях в Европе мусульман и всех поддерживающих их: "Я считаю позорным, что в Италии устраиваются процессии ряженных под "камикадзе", которые выкрикивают гнусные оскорбления в адрес Израиля, процессии людей, которые готовы продать в гарем собственную мать, только бы вновь увидеть евреев в лагерях уничтожения, в печах крематориев в Дахау, Маутхаузене, Бухенвальде, Берген-Бельзене и так далее".

Сейчас можно добавить для характеристики наших врагов, что они не только готовы продать в гарем собственную мать, но и послать на смерть своих собственных детей. И все - во имя уничтожения нас с вами.

У того же Лермонтова в "Герое нашего времени" описан случай продажи родной сестры в обмен на коня черкесом, который поклоняется тому же Аллаху. Психология их не изменилась со временем. Она лучше всего образно может быть представлена строфой Блока:

Мы любим плоть - и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах...
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?

Агрессивность, стремление к власти и силе, отсутствие нравственности в нашем понимании и стремления к созидательной деятельности - вот основные черты психологии нашего врага. Феномен арабо-израильского конфликта не определяется историческими событиями, а лежит в основе более глубокого конфликта между мусульманством и современной нравственностью, основы которой заложены нашей Торой. Вот почему именно против нас концентрируется их ненависть и злоба, их раздражает наше миролюбие, наше стремление к созиданию, творчеству. Мы воспитаны на любви к ближнему, на чувстве сострадания к нему, независимо от его положения относительно нас. В психологии мусульманина нет места этим чувствам, и именно этим мы вызываем у них раздражение.

Будучи глубоко религиозными людьми, они в душе боятся нашей веры, боятся нашего единения и силы, боятся пуще всего возрождения духовности в нашем народе, обращению нашего народа к Вс-вышнему, боятся, что евреи заявят свои права на весь Эрец Исроэль, который был обещан нашим праотцам и что Вс-вышний исполнит свое обещание. Как только мы станем вести себя как настоящие хозяева этой Земли, и арабы почувствуют нашу духовную уверенность и силу, они разбегутся в страхе, принимая за данность Волю Вс-вышнего. Пока же наши левые лидеры ведут с ними переговоры, уговаривая их на определенные условия и мирные соглашения, они будут демонстрировать свою агрессивность и озлобленность, будут стремиться убрать всех нас отсюда, потому что вместе с нами они себя чувствуют неуютно, подсознательно предвидя и боясь грядущих изменений. Есть ли доказательства этому?

Представляют интерес воспоминания Рафаэля Эйтана ("Повесть солдата", 1991 год) об "операциях возмездия" на египетской границе, которые должны были убедить египтян, что им придется заплатить дорогой ценой за бесконечные проникновения в Израиль, нападения террористов на мирное население не только с разрешения египетских властей, но по их прямой инициативе. И помогло: внезапность операций приводила к необычному поведению египтян, их растерянности, к ожиданию возмездия повсюду, даже в обстановке, когда его и не могло быть. Так, когда в демилитаризованной зоне в присутствии представителя ООН наши отпустили на свободу целое отделение египтян, они не верили своим ушам и не хотели двигаться с места, полагая, что их будут расстреливать в спину. Эти наблюдения проливают свет на позднейшее заключение мира с Египтом, на что определенно подействовали операции возмездия.

Мы должны понять психологию наших врагов и вести себя с учетом их ментальности. Всякое проявление силы и уверенности в своей правоте с нашей стороны будет менять их поведение поразительным образом. А вот наша слабость усиливает их агрессивность и каждый из них чувствует себя ханом, а в нас видит своих подчиненных, тогда как наша сила и уверенность в своих правах превращает их в подчиненных, в глазах которых мы становимся ханами. Но для этого мы должны не лобызаться с нашими врагами, а говорить с арабами по-арабски, ответить на огонь огнем, на один взрыв - десятью, не оглядываясь на весь окружающий мир, который потерял после Второй мировой войны право диктовать нам условия нашей защиты.

Одновременно с этим мы должны осознать, что наша маленькая страна, таким необычным образом возродившаяся на этой Святой Земле после столь длительного изгнания евреев из нее, не смогла бы противостоять всему арабскому миру, поддерживаемому многими странами, если бы не защита Вс-вышнего. Наша истинная защита - это право на эту Землю, данное нам свыше. И мы должны быть готовы отстаивать ее ценою жизни до самого последнего клочка, выполняя Его Волю. Сегодня ответственность за судьбу Еврейского Государства и жизнь наших детей мы должны доверять лишь тем лидерам, кто осознает это. А если наши лидеры не готовы к защите каждого клочка нашей Земли, они должны найти в себе мужество уйти со сцены.

Я хочу закончить эту статью словами Любавичского Ребе из его мудрейшей статьи "Мир с арабами", опубликованной в книге "Ребе советует": "Иногда приходится слышать замечания, что евреи устали находиться в ожидании удара, что им нужен мир любой ценой. На это можно ответить, что ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ мира не добьешься. Его, как и любовь, нельзя получить в обмен на подачки. Его можно добиться, если доводить любое дело, в том числе и военные операции, до конца. Если потом не отдавать врагу плоды победы. Если не умолять его о мире, а стоять твердо, внушая соседям уважение и страх. Тогда будет мир, даже если не будут заключать соглашений и подписывать договоры. Единственное условие: приказы военным должны отдавать нормальные люди, а не дураки и трусы. Тем, кто любит поговорить о гуманности, о жалости к другим народам, нужно напомнить: тот, кто щадит врага сейчас, провоцирует его на новые вылазки завтра. Не десятки и не сотни, а СОТНИ ТЫСЯЧ арабских жизней будут спасены, если мы разобьем врага наголову, если другие соседи научатся уважать нашу мощь и нашу твердость. Как сказано: "Вот не дремлет и не спит СТРАЖ ИЗРАИЛЯ".

Бэла Вайсберг, МАОФ


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив