Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Мы пришли дать вам веру

Исламисты новой волны намерены превратить Ирак в плацдарм мировой исламской революции.

"Единственный язык для разговора с неверными - это язык меча". Эти слова Усамы бен Ладена распространил на прошлой неделе телеканал "Аль-Джазира". Бен Ладен призвал мусульман защитить Ирак, где США, по его словам, собираются "насадить вражеское правительство, которое будет слугой хозяев из Вашингтона и Тель-Авива". Не так уж важно, чей голос в действительности звучит на пленке: самого ли "террориста номер один" или одного из его единомышленников. Главное, что, несмотря на все усилия международных антитеррористических сил, многомесячную военную операцию в Афганистане и концентрацию усилий спецслужб мира, радикальный исламизм, судя по всему, не только не потерпел поражения, но продолжает распространяться, захватывая все новые территории и вербуя новых сторонников.

В свое время занятые холодной войной сверхдержавы не заметили рождения новой силы, которая сейчас пытается решительно отвергнуть сложившийся миропорядок. Обыватели говорят об исламской угрозе, политологи спорят о конфликте цивилизаций. В обиход вошли термины, ранее знакомые только специалистам: ваххабиты, джихад, "Аль-Кайеда"... Напуганы и власти мусульманских стран - ведь организаторы налетов на США объявили традиционные мусульманские режимы такими же "неверными", как и правительства "безбожных" западных государств.

"База" для джихада

Загадочная "Аль-Кайеда", от имени которой выступают сегодня голоса на пленках "Аль-Джазиры", была создана в конце 1989 года в афганском городе Хост несколькими командирами интернациональных отрядов, воевавших против советских войск в Афганистане. Западу тогда казалось, что афганская война закончилась, но для исламистов она лишь начиналась. Организацию назвали "Аль-Кайеда" - по-арабски "основа", "база". Лидером ее был избран Усама бен Ладен - саудовский миллионер и известный полевой командир. Но бен Ладен был лишь "кошельком" этого мусульманского интернационала. Главный идеолог "базы" - выходец из Египта Айман аль-Завахири.

Бен Ладен широко известен в мире, тогда как "духовного отца" мирового джихада широкая публика знает мало. И это при том, что за его голову Вашингтон назначил такую же награду, как и за голову бен Ладена, - 25 млн. долларов. Впрочем, этот человек всегда предпочитал держаться в тени. Хотя, по-видимому, именно он придумал новый тип международной террористической организации: "Аль-Кайеда" не имеет четкой иерархии, организационной структуры и формализованного членства. Прежде всего это схема сбора и распределения средств "на дело исламской революции". Но кроме того, "база" - это еще и база данных. Различные исламистские группировки планируют и осуществляют свои акции самостоятельно, обращаясь в "Аль-Кайеду" лишь за финансовой или иной помощью (найти инструкторов, надежных исполнителей и т.п.). Таким образом "Аль-Кайеда" оказалась причастной к большинству крупных террористических актов, совершенных исламистами в мире за последние годы. Кроме того, "база" - это духовный центр движения, его "мозг". Поэтому не так и важно, жив "террорист номер один" или мертв. Даже если бен Ладена убьют или схватят, появятся другие "кошельки и исполнители". Так будет, пока существуют главные идеологи движения, такие, как египтянин Завахири.

Полумесяц над пирамидами

Для того чтобы понять, почему основные экстремистские группировки, предшественники "Аль-Кайеды", появились именно в Египте, нужно обратиться к истории. Страна пирамид исторически была центром арабского мира: здесь действовали крупные мусульманские богословы, расположены известные учебные заведения, в том числе старейший в мире исламский университет "Аль-Азхар". Впрочем, вплоть до второй половины ушедшего века главными игроками на арабской политической сцене были вовсе не исламисты, а националисты, такие, как Гамаль Абдель Насер, Ясир Арафат или тот же Саддам Хусейн.

Первое поколение арабских лидеров, добившихся после Второй мировой войны независимости для своих стран, бредило панарабизмом и не слишком задумывалось над религиозными вопросами. Большинство египетских политиков того поколения хорошо относились к США: они видели в Вашингтоне противовес "англо-французскому колониализму" - тем более что Штаты в свое время тоже боролись за независимость от Британии. Не слишком многочисленные исламисты Египта с ужасом наблюдали, как с приходом независимости в их стране берет верх "разрушающая душу западная идеология". В 50-е годы исламисты даже начали громить казино, рестораны и кинотеатры, которые считали "гнездами разврата". В 1964 году боевики из "Общества братьев-мусульман" попытались организовать покушение на тогдашнего президента Насера. В ответ по стране прокатились массовые аресты лиц, заподозренных хоть в каких-то симпатиях к мусульманским радикалам. Идеолог "братьев" Сайид Кутб был осужден и повешен. Казалось, исламизм в Египте побежден. Однако тем временем в египетских университетах и институтах подрастало поколение, которому будет суждено сыграть главную роль в истории современной исламской революции.

Эта египетская молодежь не знала колониального периода и стала выступать против "насаждаемого властями" европейского образа жизни, который их родители считали престижным. Молодые люди с детства видели вокруг себя коррупцию, взяточничество, кумовство и считали их следствием отхода властей от шариата. К тому же Гамаль Абдель Насер и сменивший его Анвар Садат установили в стране жестокую диктатуру. Серьезным ударом для египетского общества стало бездарное поражение арабов в шестидневной войне с Израилем 1967 года. "Арабы потеряли тогда не только свою гордость армии и территории. Они потеряли доверие к своим лидерам", - скажет впоследствии Айман аль-Завахири.

Он был типичным представителем этой новой молодежи. В отличие от ранних мусульманских радикалов, среди которых было немало крестьян, "молодые штурманы будущей бури" были выходцами из образованных семей. Наставник бен Ладена и его товарищи росли на рассказах о повешенном "безбожником Насером" Кутбе, о его героизме и о мучениях, которые ему пришлось пережить в тюрьме. К началу 70-х в Египте появилось множество разрозненных молодежных групп, которые устраивали нападения на ночные дискотеки, организовывали в студенческих городках исламистские клубы. Медицинский колледж при Каирском университете, где учился Айман, тоже бурлил. Вокруг самого Завахири со временем сформировалась группа человек в 40.

Очередным серьезным шоком для исламистов стал март 1979 года, когда в американском Кэмп-Дэвиде президент Египта Садат подписал мирный договор с Израилем. Египетская политическая верхушка, похоже, не отдавала себе отчета о тех переменах, которые переживает общество. Президент Садат чувствовал себя полновластным хозяином страны. Он постоянно подчеркивал свою преданность Западу и дружбу с Вашингтоном. После исламского переворота в Иране Садат приютил у себя беглого шаха Резу Пехлеви, а аятоллу Хомейни назвал "старым безумным лунатиком".

После кэмп-дэвидского договора один из самых известных исламистов старшего поколения, соратник Кутба "слепой шейх" Омар Абдель Рахман, выпустил фетву, религиозный эдикт, с призывом "покарать изменника". Выполнить фетву поклялись молодые офицеры из группировки "Аль-Джихад". К тому моменту в армию - оплот правящего режима - тоже стали проникать исламистские настроения. Заговорщики ждали подходящего момента.

Тем временем Завахири, воспринявший Кэмп-Дэвид как личную трагедию (рухнули все надежды на "восстановление достоинства мусульман, поруганного сионистами"), разочаровался в политике. Он закончил учебу, получил диплом хирурга, открыл частную клинику и женился, но, как сам вспоминал впоследствии, "счастлив не был".

Ему казалось, что жизнь потеряла смысл. Но уже скоро все переменилось - в конце 1979-го советские войска вошли в Афганистан. В середине 1980 года один из коллег предложил Завахири отправиться в Пакистан в госпиталь Международного Красного Полумесяца, чтобы помогать афганским беженцам и "борцам за веру". "Афганистан - это был зов судьбы", - напишет Завахири в автобиографической книге "Рыцари под знаменем Пророка". Проработав несколько месяцев в пакистанском Пешаваре, он вернулся окрыленным и полным надежд. Он взахлеб рассказывал о многочисленных "чудесах", помогавших правоверным побеждать вооруженных до зубов "безбожников". В Египте Завахири опять собрал исламистский клуб.

Тюремные университеты

В октябре 1981 года во время военного парада в Каире один грузовик с военными неожиданно остановился прямо перед президентской трибуной. Из машины выпрыгнули солдаты и открыли огонь. Садат лишь успел растерянно пробормотать: "Не может быть..." Убийство президента вызвало волну самых массовых арестов за всю историю Египта. Хотя Завахири и его сторонники не имели непосредственного отношения к операции, они тоже оказались за решеткой.

Старая крепость XII века недалеко от Каира стала главной политической тюрьмой для исламистов, которых свозили со всего Египта. Здесь у узников отбирали одежду, их били палками, морили голодом, подвешивали к потолку за наручники. Но именно в этой тюрьме встретились исламисты разных группировок, а также разных поколений - старшие, такие, как "слепой шейх" Абдель Рахман, и молодежь, одним из лидеров которой сразу стал Завахири - сказался авторитет человека, успевшего побывать в Афганистане. В жарких дискуссиях и спорах формировалась общая идеология радикального исламизма. Известный американский специалист по мусульманским движениям Лоуренс Райт скажет потом, что корни трагедии 11 сентября 2001-го - в египетских тюрьмах начала 80-х.

Открытый процесс по делу исламистов состоялся в конце 1982 года в Каире. Под судом оказались более трехсот человек. Когда перед журналистами, собравшимися в египетской столице со всего мира, предстала первая группа обвиняемых, их забросали вопросами: "Кто вы? Каковы ваши цели?" В то время на Западе еще ничего толком не знали о радикальных исламистских группировках. Тут один из них повернулся к камерам западных телекомпаний и по-английски сказал: "Вы спрашиваете, кто мы? Мы - мусульмане! И мы сделаем все, чтобы создать исламское государство и исламское общество!" Это был Айман аль-Завахири.

Бой после победы

Когда в 1984 году Завахири вышел из тюрьмы, он уже точно знал, что делать. Если не получилось в Египте - получится в другом месте. "Нил бежит по своему узкому руслу между двумя пустынями, где нет ни воды, ни растительности, что делает невозможной здесь партизанскую войну", - напишет в своих мемуарах Завахири. Куда лучшей базой для развития мирового джихада ему представлялся Афганистан.

В 80-е в Афганистан съезжались молодые исламские экстремисты со всего мира. В Пешаваре действовало специальное бюро, которое набирало добровольцев для священной войны. Активное участие в его работе принимали известный палестинский исламист Абдулла Азам и молодой саудовский богач Усама бен Ладен. В 1986 году в Пешавар приехал Завахири, уже не как врач, а как пропагандист. Здесь они и встретились.

Бен Ладен оказался настоящим спасителем для бежавших из Египта исламистов. Богатый и щедрый, он был жарким сторонником "мусульманских идеалов", но, по образному определению одного из мусульманских журналистов, не имел "настоящего идейного каркаса". Все эти молодые радикалы, съехавшиеся воевать в Афганистан, ненавидели неверных, но не имели ничего против собственных правительств. В предгорьях Гиндукуша в 80-е исламисты вели две войны: одну - с советскими войсками, вторую - за симпатии молодых радикалов, которым прививали идеи мировой исламской революции.

Хотя в те годы моджахедам активно помогали США, а бен Ладен и Завахири установили неплохие отношения с американскими представителями, Афганистан был для интернациональных отрядов лишь тренировкой перед предстоящей битвой против последней сверхдержавы - США. "Америка - тоже наш враг", - объяснял тогда Завахири удивленному журналисту NBC Абдалле Шлейферу, чей рассказ приводит американский журнал New-Yorker. "Борьба только начинается, США захлебнутся своей кровью", - вторит ему Ладен.

Сегодня в центре внимания исламистов оказался Ирак. Бен Ладен, Завахири и их окружение, очевидно, рассчитывают, что на полях сражений вновь соберется международный исламистский фронт.

Тем более что катализатором резкого витка исламизма в начале 90-х стала именно американская операция против того же Ирака - "Буря в пустыне". Когда Багдад в 1990 году захватил Кувейт, бен Ладен предложил Эр-Рияду помочь собрать армию из мусульман-добровольцев - проблемы между мусульманами должны решать сами мусульмане, говорил он. Но вместо этого на священную землю Саудовской Аравии, куда неверным ступать запрещено, разрешили высадиться войскам США. Разгневанный бен Ладен разослал своим товарищам по Афганистану сообщения о начале антиамериканских акций. Он выпустил фетву, призывающую мусульман "уничтожать американцев, где бы те ни находились". По мнению многих специалистов, события 11 сентября не в последнюю очередь стали результатом этой фетвы.

В преддверии новой американской операции против Багдада "Аль-Кайду" готовы поддержать даже те группировки, которые никогда не имели с ней тесных связей. Такие, как шиитский ХАМАС, чей лидер шейх Ахмед Ясин тоже заявил в начале месяца, что мусульмане мира "будут защищать Ирак с оружием в руках против американской агрессии".

Евгений Пахомов, "Еженедельный журнал"

  • 20-02-2003, 18:06
  • Просмотров: 422
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список