Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 В поисках региональной безопасности


Учитывая намерение администрации Буша сменить режим в Багдаде, вполне очевидно то пристальное внимание, которое уделяют пресса и политики плюсам и минусам тактики устранения иракского президента Саддама Хусейна. Однако в то время как обстоятельства устранения Саддама дискутируются, умы стратегов занимает более широкий вопрос - задача восстановления структуры региональной безопасности, которая бы более отвечала требованиям региона после Хусейна.

Также как события 11 сентября 2001 года ознаменовали разрыв с прошлым и породили новые пути мышления относительно дальнейшего взаимодействия США с мировым сообществом, споры по поводу отстранения Саддама Хусейна от власти предоставили Вашингтону возможность переосмыслить целую кучу предположений, которые лежали в основе американской стратегии безопасности и политики в регионе в течение последнего десятилетия.

С падением берлинской стены в 1989 году и окончанием холодной войны ветры перемен, которые пронеслись над различными частями земного шара, фактически не затронули регион Персидского залива. Наличие непокорного Саддама и так называемого поста сдерживания, построенного в основном с помощью американской военной мощи, являлось основной причиной, по которой силы, развязанные в результате ликвидации американо-советского соперничества, не могли проявить себя в Заливе. Однако перспектива того, что Залив может остаться без Саддама, представляет опасность "обрушения" в регионе, подобного падению берлинской стены в Европе, и развязывания рук силам перемен, которые могут кардинально повлиять на региональную стабильность и безопасность.

Императивы благоразумного планирования наводят на мысль, что США, регион и мировое сообщество должны начать думать об этих вопросах сейчас, если мы надеемся на то, что война с Ираком будет преобразована в позитивную силу, обеспечивающую долгосрочную безопасность. Как Залив был невосприимчив к ветрам перемен, дующим по окончании холодной войны, также и американская стратегия в Заливе мало менялась на протяжении последних двадцати с лишним лет. Американские интересы, стратегия и политика оставались удивительно постоянными на протяжении десятилетий.

Начиная с формулировок, сделанных ведущими политиками 40-х годов, США всегда рассматривали беспрепятственный доступ к нефти в качестве "жизненно важного" интереса. До публичных заявлений американского президента Джимми Картера в январе 1980 года после вторжения советских войск в Афганистан применение силы для защиты этого интереса было всегда скрытым предположением. Как только США предали публичной огласке свои взгляды, сразу же в Заливе в 80-е годы были развернуты войска для защиты передвижения нефтетанкеров, которые затем приняли участие в войне против Саддама, угрожавшего в 1991 году опрокинуть ситуацию на Аравийском полуострове.

С тех пор стратегия и политика США в регионе приводятся в действие тремя предположениями:

- необходимостью доступа к приемлемой по цене нефти;

- необходимостью обеспечения того, чтобы ни одна враждебная сила не контролировала регион и его нефтяные запасы;

- обязательством применить силу, если потребуется для защиты и поддержки этих интересов.

На этих ключевых предпосылках строится вся архитектура безопасности США в регионе. Идея "архитектуры безопасности" предполагает сложное взаимоотношение между множеством политических и военных переменных величин и процессом принятия решений, которое может последовательно и систематически интегрировать их в одно целое. В рамках определения решающих элементов архитектуры безопасности США на протяжении десятилетий:

- определяли границы своих жизненно важных интересов в Заливе;

- развивали стратегию защиты и поддержки этих интересов;

- формулировали политику, которая данную стратегию реализовывала;

- подключали политические и финансовые ресурсы для приведения этой региональной политики в действие.

В 90-е годы США разумно следовали этому логическому процессу создания архитектуры безопасности, которая служила бы их интересам. С военной точки зрения эта архитектура обладает рядом основных элементов, таких, как передовое базирование американских войск, задействованных в проводящихся операциях; доступ к объектам стран базирования; размещенные заранее (на театре военных действий) боевая техника и вооружения; поставки военной техники и вооружений союзникам США для обеспечения их возможностей самообороны; военные учения и подготовка войск в рамках региона. Вопрос, с которым сталкивается сегодняшнее политическое сообщество, заключается в том, останется ли данная структура безопасности действенной после Саддама Хусейна и сможет ли она продолжать защищать и поддерживать интересы США и их союзников.

Намерение администрации Буша устранить Саддама Хусейна предоставляет гражданским и военным "стратегам" возможность переосмыслить массу предположений, которые не вызывали никаких существенных возражений на протяжении прошлого десятилетия. Новое правительство в Багдаде может кардинально изменить политический ландшафт во всем регионе, что также может вызвать к жизни новые суждения относительно региональной безопасности. Учитывая такую возможность, США и их партнеры в регионе должны пересмотреть ряд решающих вопросов и определить подход к изменению структуры региональной безопасности. Среди этих вопросов должны быть следующие:

- каковы интересы США в Заливе?

- до какой степени Ирак может служить "противовесом" Ирану?

- каковы будут роль и конфигурация американского военного присутствия в регионе?

- каковы будут роли отдельных стран региона в деле региональной безопасности и в вопросе своей обороны от внешней агрессии?

Решение этих четырех вопросов поможет США и их региональным партнерам в определении прочной архитектуры безопасности в новом веке. Сменив режим в Ираке, США своей беспримерной военной мощью в регионе и вполне возможно с помощью необходимых политических механизмов должны будут убедить своих партнеров в Заливе преодолеть свое историческое нежелание сотрудничать друг с другом и избрать более методичный подход к региональной безопасности. Это возможность, которую должны решительно использовать все стороны.

В основе стратегических интересов США в Заливе всегда лежала нефть. В последнее время некоторые аналитики, однако, оспаривают идею доступа к нефти Залива в качестве первостепенного интереса США, указывая на снижение зависимости США от нефти Залива и возникновение потенциальных альтернативных поставщиков (например, Россия и страны бассейна Каспийского моря). Данное утверждение ставится под вопрос другими прогнозами, которые наглядно показывают, что Залив останется непревзойденным поставщиком огромного количества нефти, добытой недорогим путем. Если данные прогнозы точны, то очевидно, что Залив станет еще более важным для мировой экономики в следующие 20 лет. Согласно оценкам, Персидский залив в настоящее время располагает 679 миллиардов баррелей доказанных нефтяных запасов (66% от мировых запасов). Ежедневно в регионе добывается 22,7 миллиона баррелей нефти, что составляет 31% от мировой нефтедобычи. Эти цифры не берут в расчет факт возвращения на мировой рынок Ирака в качестве второго в мире крупнейшего экспортера нефти. Зависимость США от нефти Залива снизилась за последнее десятилетие ввиду того, что для них стали относительно более важными поставщики в Западном полушарии, такие, как Венесуэла, Мексика и Канада. В 2001 году Залив поставил США приблизительно 30% от объема всего импорта сырой нефти или около 2,1 миллиона баррелей нефти в день. Доля стран Западного полушария в общем объеме американского импорта сырой нефти в том же году составила 48% или 4,7 миллиона баррелей нефти в день. Ожидается, что к 2020 году США будут импортировать из стран Западного полушария и бассейна Атлантического океана дополнительно 7,4 миллиона баррелей нефти в день и достигнут отметки 27,5 миллионов баррелей нефти в день, что составит 24% от оцениваемого мирового ежедневного потребления нефти примерно в 112 миллионов баррелей в день.

С продолжающимся снижением внутренней добычи нефти в этот период США станут относительно более зависимыми от импорта нефти в следующие 20 лет. Согласно расчетам, импорт нефти в США возрастет с 9 до 12,7 миллионов баррелей в день, что приблизительно составит 65% от общих потребностей США в нефти к 2020 году. Для сравнения, в 2003 году этот показатель равен 56%. К 2020 году США удвоят импорт нефти из Персидского залива. Он составит 4,2 миллиона баррелей в день. Однако, если США станут в какой-то степени менее зависимы от нефти Залива по отношению к растущей зависимости от поставщиков из Западного полушария и бассейна Атлантического океана, зависимость других частей мира от поставщиков Персидского залива возрастет самым решительным образом. Ожидается, что развивающаяся Азия (Китай, Южная Корея, Индонезия, Малайзия, Таиланд, Сингапур и Филиппины) увеличит потребление нефти на 3,7% в год и будет нуждаться в дополнительных 15,8 миллионах баррелей нефти в день к 2020 году. Совокупно с индустриально развитыми странами Азии (Японией, Австралией и Новой Зеландией) развивающиеся азиатские страны будут потреблять около 21 миллиона баррелей нефти в день. Бoльшая часть этой нефти будет поступать из Персидского залива. Ожидается, что один лишь Китай будет импортировать к 2020 году 7,2 миллионов баррелей нефти в день в основном от поставщиков Залива.

Для того, чтобы удовлетворить эти требования Заливу потребуется увеличить экспорт нефти с 14,8 миллионов баррелей в день в 2000 году до 33,5 миллионов баррелей в день к 2020 году. Короче говоря, поставщикам Залива необходимо будет к 2020 году удвоить экспорт нефти с тем, чтобы удовлетворить нужды Азии и Северной Америки. Таким образом, интерес США к нефти Залива обрастает еще б?льшими сложностями, чем это было в прошлом. Последствия зависимости индустриально развитых и развивающихся стран мира от нефти Залива на региональную безопасность до сих пор не изучались ни США, ни мировым сообществом.

Взаимосвязанным с тем значением, которое имеет нефть для американской и мировой экономики, является вопрос политической стабильности и то, как ныне действующие политические структуры Залива смогут адаптироваться к новым политическим условиям, которые возникнут после устранения Саддама Хусейна. В то время как непосредственные очертания послевоенного правительства в Ираке неопределенны, является очевидным тот факт, что долгосрочной целью администрации Буша является создание какого-то рода демократии в Ираке, когда Саддам уйдет. Неясно, какое воздействие окажет такое событие на государства Залива, которые до сего дня делали лишь нерешительные шаги в сторону своей демократии (Кувейт, Бахрейн и Катар). Воздействие демократии в Ираке на Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, которые даже не делали телодвижений в сторону создания представительных правительств, еще более неясно.

Чтобы не случилось в постсаддамову эру, мировому сообществу, тем не менее, необходимо работать с регионом для обеспечения того, чтобы любой процесс политического перехода оставался мирным. Мир ожидает катастрофа, если политическая трансформация обернется жестокой революцией. Внутренняя политическая стабильность является необходимым условием для всех государств Залива, без которой для них будет трудным проводить внутренние инвестиции и создавать условия, привлекающие инвестиции внешние, так необходимые с учетом растущих мировых запросов нефти. Эти инвестиции будут также решающими для внутренней стабильности, поскольку страны Залива предпринимают усилия, направленные на смягчение воздействия макроэкономической реформы на население и на достаточно быстрое увеличение показателей своего валового внутреннего продукта, которые должны соответствовать цифрам прироста населения, являющимися одними из самых высоких в мире.

Ситуация особенно острая в Саудовской Аравии. В то время как меньшие государства Залива (Кувейт, ОАЭ и Катар) могут еще какой-то период времени полагаться на свои национальные экономики, учитывая незначительное число населения, Саудовская Аравия предоставит 56% роста населения в течение последующих 15 лет, что потребует от ее экономики фундаментальных перемен, призванных сохранить стабильность страны. Вывод заключается в том, что в Саудовской Аравии должен произойти процесс политической и экономической трансформации, если королевство и даже целый регион намерены сохранить внутреннюю стабильность. Это действительно так, поскольку нестабильность в Саудовской Аравии непременно окажет воздействие на другие страны Аравийского полуострова. Такая предпосылка предполагает, что политическая и экономическая стабильность должны также расцениваться как жизненно важный интерес США. Ключевым вопросом является то, как США будут вовлечены в этот процесс. Это, возможно, также является ключевым политическим вызовом в деле развития новой архитектуры безопасности после ликвидации режима Саддама Хусейна.

Ожидаемые события в течение следующих двух десятилетий предполагают различную по содержанию формулировку стратегических интересов США к нефти Залива с целым рядом взаимосвязанных утверждений:

- быстрые темпы развития всех сфер мировой экономики будут делать ее все более зависимой от доступа к разумной по цене нефти Залива;

- будучи страной с самой мощной экономикой в мире, США имеют жизненно важный интерес к продолжению глобального экономического развития и роста;

- США заинтересованы в обеспечении политических условий в Заливе, способствующих тому, чтобы регион вкладывал необходимые инвестиции, обеспечивающие неуклонные темпы нефтедобычи, которые бы отвечали мировым запросам;

- США должны решить, каким образом они будут вовлечены в процесс политической и экономической трансформации, который неизбежен в регионе.

Будучи развитой в экономическом и военном отношении державой, США жизненно заинтересованы в поддержке усилий по созданию внутренних условий, которые позволят поставщикам нефти в Заливе увеличить нефтедобычу в ближайшие 20 лет. Доступ к относительно дешевой нефти станет решающим фактором для здоровья мировой экономики. Надежная архитектура безопасности, защищающая регион от внешней угрозы и обеспечивающая коллективную безопасность и взаимодействие на военном уровне, несомненно, будет поддерживать достижение этой стратегической цели. Для стран Залива и их народов решающей целью станет наряду с поддержанием внутренней стабильности прохождение через период экономической и политической трансформации в постсаддамову эру. Необходимым условием для региона станет отсутствие внешних угроз в этот период. Относительно эффективная программа инвестирования и развития Кувейта будет подвержена угрозам в связи с разрушением его могущественного соседа. Пример Кувейта должен показать, насколько опасным может оказаться воздействие событий, если они будут развиваться в неверном направлении. Ставки чрезвычайно высоки как для народов региона, так и интересов США и всего мира в целом. В этой связи, необходимо уже сейчас начать планирование структуры региональной безопасности в период, который наступит после ликвидации режима Хусейна. Этот период в жизни стран Залива предоставляет историческую возможность фундаментально переосмыслить динамику развития региона, который является одним из самых нестабильных в мире. Вызов, с которым сталкиваются США, регион и международное сообщество, заключается в том, чтобы еще одна война в Заливе и устранение Саддама Хусейна явились позитивной силой, позволяющей Заливу осуществить мирный переход в эру после холодной войны с прочными механизмами, обеспечивающими мир и безопасность.

Джеймс Рассел, Центрально-Азиатские новости


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив