Все новости

13-12-2017, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 "Это не наша война"


Карнавал, скоротечная паника и маленький бизнес: так отреагировали жители Израиля на очень близкие события в Ираке.

Иерусалимский семиклассник Моше Мазель готовился к этому дню несколько месяцев. Смастерил пояс смертника, купил черную маску, "платок сопротивления" и два пистолета: один крупнокалиберный, другой - дамский, если придется стреляться. В минувший четверг мужественно отправился на дело.

Но в родную школу его не пустили. Охранники сказали, что в этом году на Пурим нельзя приходить в масках и одежде арабов. Всю игрушечную амуницию у Моше конфисковали.

Сменяемые маски

Пурим - один из самых веселых еврейских праздников, с карнавалами и маскарадами. Символизирует избавление народа от внешней угрозы. Веселье продолжается ночь и затягивается до утра. В этот раз начало праздника совпало с первыми ударами армии союзников по Ираку. Израильтяне не знали, продолжать ли им веселиться или бежать в укрытия.

Здесь еще свежи воспоминания о первой войне в Персидском заливе 1991 года, когда Ирак атаковал Израиль десятками ракет "Скад". Многие, однако, решили, что для Саддама будет слишком большой честью, если праздник прервется. Тем более что с маскарадными костюмами вопрос решался естественным образом: всем израильтянам рекомендовано носить с собой противогазы на случай атаки со стороны Ирака.

- Случись что, я бы просто поменял карнавальную маску на газовую. И включил бы музыку погромче, чтобы не слышать разрывов, - говорит Фима Йофф, хозяин музыкального бара "Шадоу" в Тель-Авиве.

Фима, конечно, бравирует. Он знает, что американцы пообещали правительству Израиля первым делом оккупировать западную часть Ирака, откуда только и могут долететь до его бара "Скады". А кроме того, Фима читает газеты. Где сказано, что Саддам не будет атаковать Израиль, чтобы не восстанавливать против себя страны, выступающие за прекращение интервенции. "Это же законы простой логики", как написано в одном из местных изданий.

Сотрудник пресс-службы МИДа Израиля Михаил Бродский с простой логикой советует не торопиться:

- Так можно рассуждать только в том случае, если есть уверенность, что Саддам психически нормальный человек. У меня, например, такой уверенности нет...

Нет ее и у многих других израильтян. Некоторые тельавивцы берут отпуска на неделю-две и уезжают на юг, в Эйлат. Там много иностранных туристов - значит, удары маловероятны. Другие отправляются к родственникам в Иерусалим: там много мусульман, местных и паломников.

Есть и встречное движение, своего рода феномен: израильтяне из других стран спешат на историческую родину. Так бывает всегда, когда стране грозит опасность. В полупустом самолете из Москвы, пожалуй, я один летел в Тель-Авив с российским паспортом. Остальные - с израильскими.

Удивительно, но подавляющее большинство израильтян к угрозе ракетных атак относятся спокойно, если не сказать - разгильдяйски. С противогазами по улицам передвигаются только солдаты (у них приказ) и старики: замечено, что пожилые люди о своей безопасности пекутся гораздо больше молодых.

- Да не знаю я, где в моем районе бомбоубежище, - говорит продавщица книжного магазина, представившаяся как "Мила с Красноярска". - Разве от сибирской язвы противогаз спасет?..

Мила с Красноярска знает, что говорит. Во-первых, сама из Сибири; во-вторых, в прошлой, советской, жизни была врачом.

Несколько недель назад все жители Израиля получили в виде бесплатного приложения к газетам брошюры-инструкции, в которых сказано, как себя вести в случае ракетных ударов. Меня в этой книжке поразили слова о том, что каждой семье необходимо одну из своих комнат в квартире оборудовать под герметичное убежище. То есть авторы брошюры не подозревают, что в Израиле есть люди, которые могут жить в однокомнатной квартире. Или вообще в комнате.

- Я живу на крыше, в надстройке, - говорит Олег из Питера, - а там столько щелей, что никакой бумаги не хватит, чтобы их заклеить...

Олег - из недавно приехавших на постоянку. В России у него обнаружили рак в поздней стадии и лечить отказались. От отчаяния он поехал в Израиль. Местные врачи помогли: операция прошла вроде бы успешно. Недавно Олег удачно сдал психотест при поступлении на курсы водителей автобуса. Говорит, если понадобится, будет до последнего защищать Израиль с оружием в руках.

А у охранника при "Пицце-хат" Славы Пинскера из Белоруссии с патриотизмом дела обстоят значительно хуже. Служить не хочет. Говорит, что уже получил "красную повестку" (так называется последнее требование явиться на призывной пункт) и теперь думает, где ему скрыться от армии:

- Может, в Россию поехать, к другу на подмосковную дачу?

Белые и красные

Про Россию и жесткие заявления президента Путина, осудившего вторжение союзных войск в Ирак, говорят в Израиле всякое. Чиновники - одно, остальные люди - другое. Мидовец Михаил Бродский, например, надеется, что различные точки зрения на иракскую проблему не скажутся на двусторонних отношениях - "слишком многое связывает наши страны". А таксист маршрутки Борис Сухой машет на Россию рукой - в буквальном смысле:

- Это все имперские привычки. Вы никак не можете понять, что Россия давно уже не сверхдержава. Что с вами говорить: до вас "Скады" ведь не долетают!

Израильское правительство по отношению к событиям в заливе выработало формулу: "Это не наша война". Израиль, разумеется, поддерживает операцию союзников против Ирака, но не участвует в ней ни единым солдатом, ни единицей военной техники. Однако споры по поводу того, отвечать или нет на возможную атаку Ирака, здесь не утихают.

Ицхак Шамир во время первой войны в Персидском заливе возглавлял правительство Израиля. Он утверждает: "В 1991 году, невзирая на ракетные атаки со стороны Ирака, я решил воздержаться от ответного удара. Это было правильное решение. Даже если на израильской территории снова будут взрываться "Скады", самое разумное - поступить так же, как в прошлый раз: стиснуть зубы и воздержаться от ответной реакции. Неужели нам недостаточно войны, полыхающей за нашими окнами?"

Это правда: за израильскими окнами война не прекращается с 1948 года. И война эта порой принимает фантастические формы.

В Иерусалиме я познакомился с евреем, хозяином лавки, торгующей мобильными телефонами. От него узнал, что его брат владеет небольшим алюминиевым заводом в промзоне недалеко от Газы. На этом предприятии работают несколько арабов. Один из них некоторое время назад сообщил своему начальнику, что к нему приходили "хамасовцы" и требовали совершить на заводе теракт. В противном случае грозили расстрелять жену и детей. Что делать?

Хозяин-еврей и его работник-араб придумали хитрость: недалеко от промышленных корпусов взорвали несколько бочек с горючими отходами. Взрыв получился сильный, бочки горели долго. Фотографии взрыва убедили "хамасовцев", что теракт совершен. Семью араба и его самого оставили в покое.

Но это не конец истории. Спустя время уже израильские спецназовцы ворвались в дом к несчастному арабу и потребовали, чтобы он назвал имена "хамасовцев". В противном случае грозили расстрелять - угадайте, кого? - жену и детей. Араб отказался. Его семью поставили к стене и дали очередь. Пули прошли поверх голов, изрешетили телевизор и холодильник. Араба именно это угнетает больше всего. В Израиле большую часть года жарко, продукты портятся быстро, а денег на новый холодильник у него нет.

Так и живут. Рассказывая эту историю, хозяин магазина, грассируя, вспоминал известный советский фильм: "Белые придут - грабят, красные придут - тоже грабят".

Как со стрессом?

В Тель-Авиве сейчас довольно спокойно. В той степени, в какой это вообще может быть в ожидании ракетных ударов. Признаки легкой паники здесь были заметны только однажды - когда пошли сообщения о том, что Ирак выпустил два "Скада" по Кувейту. Стало понятно, что Хусейн обманывал международных инспекторов, утверждая, что ракет с радиусом действия свыше 150 километров у него нет. Едва стало известно, что все обошлось, жизнь вошла в прежнее русло. Только мужчины стали чаще обращаться к услугам женщин нетяжелого поведения.

Есть в Тель-Авиве небольшой закоулок недалеко от улицы Ротшильда, почти кусок Амстердама. Там трудятся в основном русскоязычные дамы. Поговорив с ними, я узнал, что отсутствие иностранных клиентов сегодня компенсируется активностью местного контингента.

- Надо же стресс мужикам снимать, - говорит густо накрашенная блондинка. - Как, кстати, у тебя-то со стрессом? Я убежал.

На море купаются только наши люди, для исконных холодно. На рынке в пятницу вечером, несмотря на войну, как и прежде - только "русские". Торговцы спешат, чтобы оказаться к началу Шаббата, до темноты, дома за праздничным столом; потому продают товары по дешевке. Наши люди этой слабостью пользуются: что им Шаббат и все войны, когда помидоры отдают почти даром? Базар "Шук Кармель" в Тель-Авиве, магазин "Арбат".

- Софа, где твои продукты? - спрашивает продавщицу ее подруга.

- Скоро обратно понесут, и я у них буду принимать уже по совершенно другой цене. Ты меня понимаешь?

Тут надо объяснить. За несколько недель до начала войны в Ираке горожане стали скупать продукты в огромных количествах. В основном сахар, крупу и консервы. Примерно то же самое было в 1991 году. Опытная Софа просто решила сделать маленький бизнес.

***

Вопрос, который сегодня чаще других задают в Израиле, такой: что будет с Ближним Востоком после окончания военной фазы операции против Ирака? В Израиле опасаются, что США пойдут на уступки палестинцам, чтобы восстановить отношения с ООН и европейскими международными организациями.

Ответ будет получен еще не скоро. А пока люди радуются тому малому, что имеют: противоракетные комплексы "Хец" и "Пэтриот" не вступали в действие. Пресс-центр МИДа, специально обустроенный для экстренных брифингов, пустует. Иностранные журналисты жалуются, что в Израиле ничего не происходит.

- И слава Б-гу, что ничего не происходит, - говорит хасид из России Лева Файн. - Its fine.

Досье МН

Министр обороны Израиля Шауль Мофаз накануне вторжения союзников в Ирак заявил, что, если его родина подвергнется ракетной атаке, незамедлительно последуют адекватные меры. По его мнению, в 1991 году была допущена грубая ошибка, когда было принято решение о "политике сдерживания", и Израиль не отвечал на иракские "Скады".

Согласно опросам общественного мнения, проведенным институтом "Дахаф", с министром обороны солидарны 59 процентов граждан Израиля. Всего 7 процентов считают, что атаковать Ирак нельзя ни при каких обстоятельствах.

Игорь Найденов, "Московские новости"


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив