Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Первый премьер

Май 94-го. В каирском Дворце конгрессов израильский премьер Ицхак Рабин и лидер Организации освобождения Палестины Ясир Арафат должны подписать революционное соглашение о введении частичной палестинской автономии. И вдруг заминка: Арафат, вопреки давно достигнутой договоренности, неожиданно отказывается подписывать карту, на которой граница будущей автономии проведена в районе Иерихона. "Исторический момент" сменяется неприличным торгом в прямом эфире. Египетский президент Хосни Мубарак уламывает Арафата, Ицхак Рабин молча краснеет от гнева, министр иностранных дел Израиля Шимон Перес суетится, пытаясь найти хоть какой-то выход из неприличной ситуации, а его российский и американский коллеги - коспонсоры мирного процесса Андрей Козырев и Уоррен Кристофер - пытаются делать вид, что ничего особенного не происходит. Но хуже всех чувствует себя, вероятно, ближайший сподвижник Арафата - его личный представитель Махмуд Аббас (Абу Мазен), всего несколько месяцев назад подписавший в Вашингтоне от имени Организации освобождения Палестины израильско-палестинскую Декларацию о принципах. На протяжении всей сцены, пока Арафат явно наслаждался скандалом, Абу Мазен не поднимал глаз, сгорая от желания провалиться сквозь землю.

Милые бранятся

Практически сразу после этого инцидента Абу Мазен неожиданно исчез с политической арены. Он уединенно жил в Марокко и писал мемуары. Поговаривали, будто Абу Мазен обиделся, что ему (в отличие от Арафата и Рабина) не дали Нобелевской премии мира. Однако более правдоподобно, что Арафат - большой мастер политических "рокировочек" - попросту "ушел" своего сподвижника после того, как тот сделал свое дело: "на блюдечке" принес соглашение с израильтянами.

Впрочем, на протяжении десятков лет эта политическая парочка не раз расходилась и снова сходилась. Арафат снова и снова предоставлял Абу Мазену полномочия, поручал черную политическую работу - вести переговоры, готовить соглашения, - а в решающий момент вмешивался, менял предварительные договоренности и подставлял Абу Мазена. Тот паковал чемоданы и ехал обижаться в Марокко. Но вновь и вновь возвращался к Арафату. Абу Мазен часто повторяет: "Я ему не клерк - я его сподвижник с самого начала". Арафат же, по словам его приближенных, в Абу Мазене серьезно нуждается, "но столь же сильно его опасается". Абу Мазен не раз позволял себе намеки на преклонный возраст Арафата ("в автономию нужно влить молодую кровь") и на коррупцию в окружении палестинского лидера.

Старый соратник Арафата и один из отцов-основателей Организации освобождения Палестины, Абу Мазен родился в 1935 году в галилейском Сафаде (нынешнем Цфате). Когда было провозглашено государство Израиль и началась война за независимость, ему было 13 лет. Семья Аббаса бежала в Дамаск. Там он окончил университет, получил степень магистра юриспруденции, а в 1957 году отправился в Катар, где помогал палестинским беженцам и вместе с еще несколькими молодыми палестинцами создал небольшую националистическую группировку, которая в 1959 году стала частью только что основанной Арафатом милиции ФАТХ - военного крыла ООП. Именно Абу Мазен основал в Дамаске первый штаб Организации освобождения Палестины (позже переведенный в Бейрут), а в течение 60-х и 70-х годов был главным финансистом ООП. После того как ООП была изгнана из Бейрута, Абу Мазен, как и некоторые другие функционеры организации, жил в Тунисе, умудряясь, однако, принимать деятельное участие в руководстве первой интифадой - палестинским восстанием 80-х годов.

А в начале 90-х он стал одним из главных инициаторов мирных соглашений в Осло (курировал тайные предварительные переговоры). В 1994-м он впервые за полвека посетил Израиль и Территории, вскоре перебрался туда окончательно. В 1996-м его избрали генеральным секретарем ООП, а в сентябре 2002 года выдвинули на должность премьер-министра Палестинской автономии. Но тогда Арафат категорически воспротивился самой идее ввести должность главы правительства Палестинской автономии. Только в феврале 2003 года он дал на это согласие, да и то под давлением "ближневосточного квартета" - коспонсоров мирного процесса в лице представителей США, России, Евросоюза и ООН. Целью "квартета" было лишить Арафата абсолютной власти и одновременно получить более готового к компромиссу партнера на переговорах с Израилем. В середине прошлого года Абу Мазен встречался в Америке с госсекретарем Колином Пауэллом. Посланные по его следам агенты Арафата так и не смогли выяснить, о чем точно они говорили, и Арафат начал подозревать, что Абу Мазен договаривается о его смещении. Однако после визита в Америку Абу Мазен в интервью палестинскому радио стал, наоборот, превозносить Арафата - "единственного лидера палестинского народа", да и в разговорах с израильтянами поддержал его: "Не верю, что кто-нибудь, кроме Арафата, сможет убедить народ в необходимости мира с Израилем".

Хотя в результате кандидатуру Абу Мазена рекомендовал совету ООП именно Арафат, не стоит забывать, что все палестинские политики, имевшие смелость конкурировать с Арафатом, в конце концов удалялись им от власти - однако не раньше, чем выполняли некую возложенную на них миссию. Возможно, назначая Абу Мазена, Арафат не только выполняет навязанную ему волю "квартета", но и хочет руками новоиспеченного премьер-министра попытаться нейтрализовать набирающую все большую силу террористическую группировку ХАМАС, которая представляет серьезную угрозу не только для Израиля, но и для палестинского режима.

Соотечественники

Действительно, Абу Мазен всегда гораздо решительнее, чем Арафат, осуждал радикальные группировки - прежде всего ХАМАС. После терактов 96-го года, унесших жизни нескольких десятков человек, Абу Мазен заявил: "Нет больше смысла вести диалог с ХАМАС. Этим преступлениям нет прощения. Мы оплакиваем жертвы и передаем соболезнования семьям убитых". Но столь же последовательно он призывает различать религиозный фундаментализм и фанатизм: "Нет никакой проблемы с исламским фундаментализмом. Вот я, к примеру, считаю себя фундаменталистом, соблюдающим все предписания ислама. Но я не фанатик и не террорист". Впрочем, методы Израиля в борьбе с террором (в том числе и так называемые избирательные ликвидации) он тоже не раз осуждал. В том же 96-м году, после ликвидации печально известного Инженера - лидера боевого крыла ХАМАС Яхъи Айяша, который нес прямую ответственность за гибель в терактах 77 израильтян и иностранцев, - Абу Мазен утверждал, что это было "большой ошибкой", поскольку Айяш вот-вот собирался явиться к израильским спецслужбам с повинной. То же самое он говорил о ликвидации Абу-Джихада: "Если бы он был жив сегодня, он бы боролся за мир. Он был лидером, и он бы повел за собой толпы". Поэтому вопрос о том, в какой степени Абу Мазен действительно готов противопоставить себя экстремистам, остается открытым.

Сами палестинцы никогда не были от Абу-Мазена в большом восторге: согласно данным опросов, его поддерживает только 3 процента населения автономии. То, что в глазах Израиля и Запада является основным достоинством Абу Мазена, отсутствие боевого прошлого, для палестинцев - его главный недостаток. Абу Мазен не раз заявлял, что интифада - это трагическая ошибка, в результате которой палестинский народ ни на йоту не приблизился к победе, но потерял то немногое, что у него было. На стене его роскошной виллы в Газе неизвестные вывели: "Это - плата за проданную Палестину". С другой стороны, разоренные интифадой палестинцы надеются, что назначение нового премьера приведет к возобновлению переговоров, снятию израильской блокады и в конечном итоге поможет вытянуть автономию из экономического кризиса. К тому же новый палестинский премьер не раз высказывал мнение, что экономическое благосостояние является лучшим лекарством от фанатизма.

Партнеры

До 1974 года в ООП существовал абсолютный запрет на переговоры с израильтянами. Однако Абу Мазен был убежден, что израильский контроль над оккупированными в 1967 году территориями - это всерьез и надолго и что переговоры необходимы. Он стал инициатором первых встреч палестинцев с израильтянами - сначала тайных, потом полуофициальных. В результате четверо "предателей" - тайных переговорщиков-палестинцев - были убиты боевиками Абу Нидаля, главы "непримиримого" крыла ООП. Несколько покушений было совершено на жизнь самого Абу Мазена. В какой-то момент ему пришлось даже отменить все запланированные визиты в Европу: там у него не было надежной охраны. Причем опасался он тогда в равной степени и палестинских экстремистов, и израильских спецслужб. (Абу Мазен не раз утверждал, что Израиль покушался на его жизнь. В 2001 году он продемонстрировал американскому консулу 15 пуль, извлеченных из стен его вилл в Рамалле и Газе. Израильские спецслужбы заявили, что дома пострадали случайно: лишь оттого, что находятся в районе боевых действий.)

Впрочем, Абу Мазену приходилось нелегко не только из-за постоянной угрозы покушения. Каждый палестинец считал своим долгом назвать его и его единомышленников предателями. На заседании национального совета ООП в 1977 году все ораторы грозно завершали свои речи риторическим вопросом: "Кто те предатели, которые ведут переговоры с израильтянами?" А затем на трибуну поднялся Абу Мазен. Его речь продолжалась 50 минут. Он говорил про израильтян. Говорил про то, что есть разница между политиками и простыми людьми, про то, что не все израильтяне - сионисты и захватчики. Когда он закончил, зал бурно рукоплескал. На следующий день совет принял решение, разрешающее вести переговоры с "израильтянами, которые не являются сионистами". И в дальнейшем Абу Мазен не раз критиковал палестинцев, которые игнорируют существование Израиля, принципиально не читают израильских газет и книг, не слушают израильское радио. "Незнание ведет к поражению", - писал он в одной из своих брошюр.

С другой стороны, Абу Мазен сделал все, чтобы восстановить против себя большую часть израильских политиков. Ему готовы простить активное участие в первой интифаде ("Мы же тогда воевали! Не бисквитами же мы должны были бросаться!"). Практически забыта докторская диссертация Абу Мазена (написанная, кстати, в Москве - в 80-х он окончил аспирантуру Института востоковедения по специальности "история сионизма"), которая легла в основу его изданной в 1984 году книги "Другое лицо: секретные связи между нацистами и руководством сионистского движения". Там он писал: "Определенно, число евреев, погибших в Катастрофе, было значительно меньше шести миллионов, оно было даже меньше миллиона. Задачей сионистов было преувеличить число жертв еврейского народа, чтобы тем самым вызвать сочувствие международного сообщества". На деле же погибло "только" 890 тысяч евреев, а печи крематориев использовались исключительно для кремации тел людей, умерших от болезней, - чтобы избежать распространения инфекции...

Но книга о том, как готовилось мирное соглашение в Осло, с подробным описанием тайных встреч высокопоставленных лиц Израиля и ООП вызвала целую серию скандалов в израильской верхушке. Не называя фамилий, Абу Мазен выписал крайне нелицеприятные портреты израильских политиков, которые тайно встречались с ним якобы по поручению премьер-министра, а на самом деле исключительно по собственной инициативе.

Вот как отзывается Абу Мазен о нынешнем израильском премьере: "Его амбиции ему слишком велики. А его мировоззрение - неопределенно". Успел новый палестинский премьер наступить на мозоль и репатриантам из России: во время первой интифады он заявлял, что не может гарантировать безопасность вновь прибывшим, а совсем недавно, будучи в России, повторил свой протест против репатриации: "Мы категорически против того, чтобы какая-то группа людей переезжала в какую-либо местность, чтобы вытеснить оттуда коренных жителей. Приезд российских евреев в Израиль и расселение их на оккупированных землях - это часть плана по выдворению палестинцев с их земли".

Израиль не остается в долгу: когда Абу Мазен собрался спустя полвека навестить свой родной город - теперь израильский Цфат, - ему пришлось отменить визит: крайне правые израильтяне устроили на въезде в город демонстрацию против приезда одного из отцов-основателей ООП.

Экстремист или прагматик?

Левые израильские политики восхваляют умеренность и прагматизм Абу Мазена и предупреждают, что теперь налицо "последний исторический шанс заключить мирный договор". Представители правого крыла не менее громко кричат, что "с такими кровожадными голубями нам и ястребов не надо": дескать, на деле Абу Мазен мало чем отличается от Арафата. Он тоже требует эвакуировать с Территорий еврейских поселенцев, провозгласить Иерусалим столицей Палестинского государства, настаивает на возвращении палестинских беженцев и компенсациях для них. "Мы хотим мира, - говорит новый палестинский премьер, - но мира, основанного на справедливости.

В 1995 году Абу Мазен совместно с Йоси Бейлином предложил план урегулирования конфликта, в котором содержались не только вышеназванные стандартные требования, но и несколько революционных предложений: например, шла речь о том, что палестинцы могут отказаться от претензий на территории Западного берега, взамен заняв земли в северной части пустыни Негев. Это предложение не устроило ни одну из сторон, однако Абу Мазен не устает повторять, что один из его базовых принципов - "если долго говорить, в итоге до чего-нибудь договоришься".

"Абу-Мазен никогда не интересовался идеологическими спорами, но всегда готов был продолжать переговоры о конкретных вещах, - говорит Бейлин. - Для нас это, вероятно, последняя возможность заключить историческое соглашение со светской группировкой палестинских лидеров. После этого придется иметь дело с исламскими фанатиками".

В Абу Мазене каждый видит ровно то, что желает видеть. Палестинские "умеренные" описывают его как интеллигентного, дружелюбного человека с впечатляюще широким кругозором и тонким чувством юмора. Противники называют его желчным, хитрым и мстительным политиком. Трудно понять, когда он говорит от чистого сердца, а когда лицемерит. Впрочем, в одном из интервью он не без оснований сказал: "Лидерам можно врать. Все лидеры врут. Политик не может все время говорить правду. Иначе он не сможет работать".

Говоря о палестинском государстве, Абу Мазен никогда не забывает добавить, что "это пойдет на пользу Израилю", и обронить пару сентиментальных замечаний о том, что "нельзя оставаться врагами навечно: у всех же есть семьи, дети". И даже предположить, что в будущем взаимопонимание может достичь таких высот, что "евреи смогут быть членами палестинского парламента и наоборот".

Он легко уходит от проблемных вопросов, вроде того, почему на палестинских картах отсутствует Израиль: "Пусть Израиль покажет нам, где проходят его действительные границы, и мы сразу напечатаем новые карты. А если мы не знаем, где границы, как мы можем их начертить?"

От нового премьер-министра ждут слишком многого. Одни хотят, чтобы он прекратил террор и оживил разрушенную экономику, другие - чтобы избавил палестинский народ от "оккупантов"третьи - чтобы возобновил переговоры с Израилем. Несмотря на то что он является олицетворением надежд для палестинцев, израильтян, американцев и даже для Арафата, практически никто из них пока не выказывает готовности помочь ему справиться с этими задачами. Арафат, справедливо опасаясь потерять вслед за частью полномочий и остатки своего авторитета, будет снова и снова подставлять своего премьера. Америка и Израиль, восторгаясь новым партнером по мирным переговорам, неизбежно ослабят тем самым его позиции в Палестинской автономии. Успех Абу Мазена зависит от слишком большого количества факторов и практически не зависит от него самого.

Так что возложенные на Абу-Мазена надежды вряд ли оправдаются в полном объеме. Тем не менее появление легитимного и умеренного палестинского лидера после 30 месяцев интифады уже может считаться достижением.

Наташа Мозговая, "Еженедельный журнал"

  • 3-04-2003, 14:41
  • Просмотров: 359
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список