Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Японский опыт демократизации для Ирака


Президент Буш неоднократно заявлял, что основная цель войны в Ираке - избавление иракского народа от деспотического режима Саддама Хусейна и проведение демократических преобразований, которые должны стать примером для всех арабских стран. Причем в своих выступлениях он ссылался на успешный опыт США в деле демократизации Японии после окончания Второй мировой войны.

После окончания военных действий в Тихом океане администрация Рузвельта и возглавлявший оккупационные силы генерал Макартур поставили перед собой задачу - покончить с наследием японского милитаризма и подготовить японцев к существованию в условиях демократического режима. Значительное число наиболее дискредитировавших себя военных и политиков были объявлены военными преступниками. В то же время была разрешена деятельность политических партий и профсоюзов, запрещенных во время войны. Была подготовлена и проведена земельная реформа, способствовавшая созданию в Японии класса независимых фермеров, что позволило в течение нескольких лет решить продовольственную проблему. Были распущены семейные монополии, фактически владевшие всеми богатствами страны, и их акции были проданы обычным гражданам.

США оказали Японии значительную экономическую помощь - своего рода план Маршала для этой побежденной страны. Особенно важным для демократизации японского общества стала разработанная в штабе Макартура новая конституция Японии, которая была введена в действие в 1947 году. Она гарантировала гражданские свободы и ограничивала возможность Японии создавать значительные вооруженные силы и посылать их заграницу для введения военных действий.

Послевоенный опыт Японии и других азиатских стран показал, что США в состоянии подготовить демократические, экономические и социальные реформы и даже создать конституционные институты власти. Однако возможность их реализации зависит от самих народов этих стран. Так, в Южной Корее и Южном Вьетнаме, несмотря на присутствие там американской армии, попытки США провести какие бы то ни было реформы потерпели неудачу.

Разработанные американской администрацией планы послевоенного развития Ирака предусматривают благоприятные условия для изменения политического режима в этой стране и улучшения социальной жизни населения. Но вопрос в том, в какой степени сами иракцы готовы к восприятию западных идеалов и ценностей?

Уже известно, что роль иракского Макартура будет возложена на нынешнего главу Центрального командования США генерала Томми Фрэнкса. Наряду с восстановлением нормальной жизни и разрушенного хозяйства важнейшей задачей оккупационных властей станет подготовка конституции, создание новой парламентской системы и формирование правительства. Однако возможность осуществления этих планов зависит прежде всего от готовности самих иракцев к радикальным переменам.

Совершенно естественно возникает вопрос, какие факторы дали возможность японцам в относительно короткий срок добиться модернизации страны и стать "витриной демократии" на Дальнем Востоке?

На четырех японских островах в течение более полутора тысяч лет живет народ, связанный одним языком, культурой и традициями. Одной из важных особенностей японской культуры является умение японцев адаптировать различные аспекты чужих культур и цивилизаций. Они прагматически использовали идеи западной демократии и американской технологии, приспосабливая их к специфическим особенностям японского менталитета. Выработанные в течение многих веков качества японцев: коллективизм, добросовестное отношение к работе, чувство долга и ответственности перед обществом, несомненно, сыграли важную, если не решающую роль в становлении Японии как крупной экономической державы.

Надо отдать должное президенту Трумену и генералу Макартуру, которые настояли на сохранении в Японии монархии, несмотря на резкие протесты большинства американцев, требовавших отдать императора Хирохито как одного из зачинщиков Второй мировой войны под суд. Их решение сыграло важную роль в укреплении политической стабильности в стране. По новой конституции император - символ власти в стране, означающий неразрывную преемственность японской истории, её религиозных верований и духовных ценностей.

После окончания шестилетней оккупации в 1951 году Япония обладала всеми атрибутами демократии: выборным парламентом, который избирал премьер-министра, политическими партиями и независимой судебной системой.

Прошло немногим более десяти лет, и в мире стали говорить о японском чуде, а западные ученые объявили, что Япония - первая азиатская страна, которая пошла по пути западной модернизации.

Трудно найти какую-либо другую страну в современном мире, которая была бы так слабо подготовлена к восприятию американских демократических идеалов и ценностей, как Ирак. Живущий по законам ислама арабский мир чрезвычайно консервативен и всячески сопротивляется каким-либо инновациям из вне, особенно когда это касается вопросов идеологии, культуры и религии. Несколько десятков лет тоталитарного режима Саддама Хусейна привели к тому, что отличительными чертами ментальности иракского народа стали покорность и беспрекословное подчинение властям. По мнению одного из лидеров иракской либеральной оппозиции, потребуется значительное время, чтобы вырвать с корнем эту рабскую ментальность.

Несмотря на то что 25-миллионное население этой страны - арабы, они фактически не стали единой нацией. Курдские племена, примерно пять миллионов человек, сохраняют собственную этнокультурную идентичность и добиваются с оружием в руках создания своего государства. Не прекращается междоусобная борьба между двумя направлениями ислама: шиитами и суннитами. Хотя шииты составляют значительное большинство страны, реальная власть находилась в руках Саддама Хусейна и его окружения, выходцев из суннитских кланов.

В этих условиях в отличие от Японии возможности оккупационных властей провести намеченные реформы довольно ограничены. Вашингтон опирается пока на иракскую оппозицию и, прежде всего, Иракский национальный конгресс, крайне неоднородную и во многом декоративную организацию. Его участников объединяет только ненависть к Саддаму Хусейну и его окружению. Вряд ли можно сомневаться, что по мере вхождения во власть нынешние оппозиционеры будут все в большей степени поддерживать свои кланы. Несомненно, что любое правительство, включающее в себя представителей, не доверяющих друг другу религиозно-этнических групп населения, будет недолговечным. Курды продолжат добиваться широкой автономии, шииты - передела власти, а сунниты будут пытаться удержаться в новых управленческих структурах. Учитывая, что значительное большинство избирателей - шииты, им автоматически будет обеспечен контроль в парламенте и правительстве. Поэтому в американской администрации стали склоняться к необходимости привлечь к управлению страной второй эшелон чиновников саддамовского режима, что, в свою очередь, неминуемо вызовет резкое сопротивление со стороны оппозиции. Следует также иметь в виду, что на внутриполитическую ситуацию в этой стране будут оказывать постоянное давление следующие внешние факторы: поддержка Ираном шиитов в Ираке и страхи Турции о возможности появления на карте Ближнего Востока независимого Курдистана.

Саддам Хусейн неоднократно заявлял, что единственным гарантом сохранения целостности Ирака является диктатура, способная в зародыше подавить любые проявления национального сепаратизма и религиозного фанатизма. Надо сказать, что этой же точки зрения придерживаются и некоторые влиятельные лица в американской администрации, хотя, естественно, они не афишируют своего мнения. Они считают, что только сильный оккупационный режим сможет сдерживать активность радикальных исламских организаций и постоянные распри между этническими и религиозными группами населения. Слабая политическая база послевоенного режима в Ираке побуждает американскую администрацию заниматься поисками сильного лидера. Вероятно, американцы не уйдут из Ирака пока не поставят у власти сильного президента.

Но не станет ли он новым диктатором? Все большее число политологов склоняется к тому, что единственным гарантом целостности Ирака и проведения там хотя бы ограниченных реформ является длительное пребывание американской оккупационной армии и значительная финансовая помощь. В одном из своих последних выступлений президент Буш признал, что, по все видимости, потребуется значительно больше времени и средств для реформирования Ирака, чем предполагалось до начала войны.

Американцы с присущим им идеализмом уверены в том, что если они смогли создать общество процветания, то и другие народы должны к этому стремиться. По мнению биографов нынешнего президента, он воспринимает мир с точки зрения упрощенной христианской морали, противопоставления добра и зла. Он уверен, что, уничтожив олицетворение зла в лице Саддама Хусейна, откроет дорогу в земной американизированный рай для одурманенных иракским и другими диктаторами арабским народам.

Позитивный опыт США в модернизации послевоенной Японии говорит о том, что стремление американцев приобщить другие народы к идеалам и ценностям демократии оправдано. Однако тот же послевоенный опыт приобщения восточных цивилизаций к западным ценностям дает немало оснований для утверждений, что этот процесс носит длительный и специфический для каждой страны характер. Другой вопрос - можно ли его ускорить с помощью даже самых сверхточных ракет? Ответ на него может дать только история.

Семен Вербицкий, Русский базар


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив