Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Франция ищет модель образцового мусульманского гражданина

Французский министр внутренних дел Николя Саркози в ходе своего выступления на состоявшейся в прошлом месяце ежегодной конференции одной из крупнейших мусульманских организаций страны был освистан, заявив, что для фотографии на удостоверение личности мусульманские женщины должны будут сниматься с непокрытой головой.

Видимо, он не заметил (или решил проигнорировать) что подавляющее большинство присутствующих в зале женщин одеты в головные уборы. Некоторые из них кутали лица в черное, на руках у них были черные перчатки.

Вероятно, министру правопорядка можно также простить упущение того факта, что в магазины недавно поступила партия хозяйственных сумок с силуэтом женщины, облаченной в чадру, и фразой "Я люблю свое покрывало" на английском и арабском языках.

В светской по преимуществу Европе, пытающейся сейчас вступить во взаимодействие с исламом, важное место занимает Франция с ее многочисленным мусульманским населением и длинной историей колонизации Алжира. Но даже здесь неясно, каким образом удастся уладить конфликт между светской культурой и мусульманским "благочестием". И удастся ли вообще.

В каком-то смысле, французское правоцентристское правительство пытается выработать образец мусульманского гражданина. Президент Жак Ширак говорит о своем видении "толерантного" ислама. Г-н Саркози недавно заявил, что "во Французской Республике нет места фундаментализму". С его точки зрения, образцовый мусульманин должен говорить по-французски и повиноваться закону. Он должен признавать французский закон 1905 года, устанавливающий полное отделение религии от государства. Он должен посещать мечети, обслуживаемые прошедшими особую подготовку священнослужителями, которые в своих проповедях должны будут избегать политических тем.

Образцовые мусульманские женщины не должны носить чадру на рабочем месте, также как и образцовые мусульманские девушки в школах. Что наиболее существенно, образцовые мусульмане обязаны будут считать себя прежде всего французами и лишь потом мусульманами.

Это означает примерно следующее: мусульмане должны быть интегрированы во французское общество, чтобы избежать культурного разрыва, грозящего всплеском исламского терроризма. Поэтому французское правительство использует двойственную стратегию, согласно которой рассчитывает предоставить мусульманам возможность полноценного участия в общественной жизни, одновременно отслеживая и контролируя их деятельность. Эта стратегия, собственно, лежала в основе развернутой г-ном Саркози кампании за созыв официального Исламского совета по взаимодействию с государством, возглавляемого "умеренным", одетым по-светски священнослужителем. Этой же стратегией определяется убежденность г-на Саркози в том, что единственным способом остановить наплыв радикальных зарубежных проповедников является развитие культурного многообразия, которое, однако, в большей мере тяготело бы к французской культурной традиции. По этой же причине французская разведка назначила своих представителей для ежепятничного отслеживания проповедей в мечетях и молитвенных центрах.

Идея государственного регулирования религиозного сообщества во Франции была заложена уже в дерзком соглашении-конкордате, заключенном между Наполеоном и папством в 1802 году. Хотя это соглашение и признавало католицизм в качестве "предпочтительной для Франции" религии, оно склоняло Папу признать национализацию церковной собственности, давало государству право назначать епископов, отслеживать все публичные богослужения и, таким образом, низводило клириков до статуса государственных моральных соглядатаев.

Несколькими годами позже французское государство предприняло попытку ассимиляции еврейского населения, дойдя до предложений о том, чтобы каждые два брака, заключаемые между евреями, перемежались бы браком между евреем и неевреем.

Однако в нынешнюю эпоху, когда французское государство все больше и больше утрачивает свои доминирующие позиции, трансформация мусульманского населения в соответствии с определенным гражданским стандартом может вызвать известные трудности.

"Очень сложно говорить об этом в открытую, но эта ситуация вызывает серьезное беспокойство, это своего рода перекресток, - считает Пьер Бирнбом, профессор политологии и философии в Сорбонне, автор книги "Французская идея". - Возможно, что государство, более не являющееся центром нации, не располагает властью, необходимой для управления религией. Возможно, одной государственной власти недостаточно для интеграции".

Во Франции насчитывается до 5 млн. мусульман - около 7 процентов населения. Но эти данные не вполне достоверны, поскольку, согласно французским законам, отсутствует официальная статистика конфессиональной ориентации населения.

Согласно официальным источникам неизвестно, есть ли среди 577 членов французского Национального собрания мусульмане, хотя по данным Исламской культурной организации при Парижской мечети таковых нет. Нет также ни одного исламского министра, хотя есть два государственных секретаря-мусульманина, один из которых отвечает за вопросы долгосрочного развития, а другой - за дела ветеранов.

Кампания государства по офранцуживанию мусульманских граждан руководствуется стремлением к обузданию политического радикализма и терроризма как в пределах страны, так и за рубежом. Проблема только в том, что вовлечение мусульман в жизнь европейского общества не означает необходимости принятия ими европейских идеалов.

Франция вместе со всей остальной Европой была ошеломлена, когда выяснилось, что исполнителем террористического акта, произошедшего в Тель-Авиве в конце апреля, был Азиф Ханиф, 21-летний британец, выходец из Южной Азии. Как сообщается, Ханиф погиб при взрыве, тогда как другой британец, Омар Хан Шариф, 27-летний сын преуспевающего бизнесмена из Кашмира, покинул место преступления. Оба террориста происходили из вполне благоустроенных, вестернизированных пригородов Лондона.

Во Франции известно также влияние таких исламских лидеров, как Дьяб Абу Джайя, ливанец по происхождению, родившийся в семье университетских преподавателей и владеющий пятью языками. Абу Джайя основал в Бельгии движение в поддержку арабских иммигрантов. Он требует решительных действий в различных сферах общественной жизни и называет ассимиляцию "культурным насилием".

Таким образом, в то самое время, когда Франция пытается "интегрировать" мусульманское население, подобная стратегия сама по себе может оказаться ошибочной. Радикализм и терроризм часто имеют меньше общего с религией, чем с чувствами отчуждения и ненависти, связанными с такими экономическими и политическими факторами, как дискриминация, безработица и непрекращающаяся война между Израилем и арабами.



Элен Чиолино, The New York Times
Перевод А. Фролова, Sem40.ru

  • 12-05-2003, 16:47
  • Просмотров: 296
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список