Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Интервью

Версия для печати


 Последний "Мамонт" либеральной эпохи. Интервью с А. Бовиным


Александр Евгеньевич Бовин так бы и остался одним из сотен, а то и тысяч референтов, консультантов разных отделов ЦК партии, Советов Министров различных республик, неизвестных широкой публике, если бы, как мне кажется, не два момента.
Первый: в среде околосоветского истеблишмента он был "белой либеральной вороной". Пока партия "косила" под прогрессивную, Александр Евгеньевич был ко двору. Когда начался махровый застой и реакция, г-н Бовин, к тому времени руководивший группой консультантов отдела ЦК КПСС, был отправлен в почетную "ссылку" в газету "Известия".
Второй момент: в 1991 году он был назначен послом РФ в Израиле. На этом поприще, проявив искренние чувства к еврейскому государству и его народу, он прославился окончательно и бесповоротно.
Во всяком случае, среди нашей тогда еще либеральной публики...

На прошлой неделе в JCRC руководитель организации "Ковчег" Борис Тендер представил, собравшимся журналистам первого посла РФ в Израиле А. Бовина.
Бовин начал встречу так:

"Я - человек, разделяющий точку зрения Америки на происходящее в мире, сегодня чувствую затруднение, когда пытаюсь ответить людям на вопрос: почему именно война с Ираком? Доказательств связи Ирака с событиями 11 сентября нет. Не найдены в Ираке и следы не конвенционного оружия. Нам говорят: "Америке не нравится режим Саддама Хусейна". Но ведь мало ли кому что не нравится. Есть же международное право, суверенитет".
"Логику Буша, - противореча себе, заявил Александр Евгеньевич, - понять можно. Президент США считает, что в современных условиях принцип суверенности устарел. Он отходит на задний план, а на передний выходит такое понятие, как безопасность. Если международное сообщество считает, что режим в той или иной стране нарушает главный принцип сосуществования стран, то надо менять Устав ООН, договориться о новом понимании международного права и, пересмотрев некоторые его положения, поменять их. А пока неплохо бы Бушу и американцам прислушиваться к мировому общественному мнению, которое сегодня олицетворяет ООН и его Совет Безопасности..."
Не сомневаюсь, что Бовин искренне верит в то, что ООН и её СБ горит желанием бороться с терроризмом. Александр Евгеньевич хоть и витиевато, но достаточно понятно обосновал свою точку зрения, полностью совпадающую с точкой зрения прогрессивного человечества, противостоящего Соединенным Штатам.
Не будучи ни дипломатом, ни политическим обозревателем и в силу своей неполиткорректности, я посчитал необходимым вступиться за честь и достоинство США и президента Буша. Я начал дискуссию с уважаемым Александром Евгеньевичем с того, что согласился с его мнением об устаревшем международном праве и необходимости менять многие из его положений, ибо они не решают проблемы эпохи глобального терроризма, угрожающего самой ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ.
Мне пришлось обратить внимание г-на посла на несколько аспектов. Первый мой вопрос прозвучал так:
- Прислушивался ли Саддам Хусейн к мировому общественному мнению, когда нападал на СУВЕРЕННЫЙ Кувейт? Обратился ли он к Совету Безопасности ООН за разрешением применить в свое время не конвенционный газ к курдскому населению и в войне с Ираном? Может быть, он интересовался мнением просвещенного человечества, когда забрасывал "СКАДами" Израиль во время операции "Буря в пустыне" или сейчас, когда платит по $20 000 за душу каждого шахида?

Вопрос второй. Спрашивал ли бин Ладен разрешения у ООН, когда взрывал Всемирный Торговый Центр? Не кажется ли уважаемому Александру Евгеньевичу, что сегодня мы живем в каком-то абсурде, когда цивилизованный мир в борьбе со смертельной опасностью должен поступать с оглядкой на нормы международного права, а озверевшие террористы и страны, их финансирующие, защищены этим же самым международным правом и, возможно, глупостью либерального мирового сообщества?
Еще более абсурдно то, что режимы, поддерживающие и плодящие террористов, занесенные Соединенными Штатами в "черный список", представлены в ООН и даже председательствуют в Совете Безопасности, как, например Сирия. Более того, такая страна, как Ливия, возглавляет комитет по правам человека в ООН.

Как мне показалось, Александр Евгеньевич немного растерялся и ответил явно не по существу.


- Вы меня пугаете, - сыронизировал политический обозреватель. - Я боюсь, что вы меня сейчас застрелите. В вашей логике отсутствует главное звено. Есть бандиты, но есть и международное право. Неужели мы должны поступать так, как поступают они?
- А почему бы и нет? Как минимум адекватно и даже упреждающе.


- Мне это трудно понять, - нерешительно сказал Александр Евгеньевич.


- Тогда вы ничего не сумеете объяснить и детям жертв, погибших в ВТЦ.


- Но ведь есть такое понятие, как правовое государство. Есть армии, которые призваны бороться с террористами. В чем проблема Израиля? Солдату нельзя стрелять, не испросив разрешения у начальства. В этом проблема всего цивилизованного мира, - опять запротиворечил сам себе Александр Евгеньевич.


- И всё же, - продолжал упорствовать я в своем нежелании следовать либеральным ценностям мира, ведущим к его гибели, - как и В. Аксенов, и М. Веллер, и многие другие публицисты, я не понимаю, почему международное право охраняет суверенитет бандитов, а они, плюя на международное право, им прикрываются.


- Я абсолютно согласен с Василием Аксеновым и Михаилом Веллером, - поспешил признать г-н Бовин, - но ведь это не означает, что мы должны отказываться от цивилизации..


Надеюсь, читатель сам разберется, чья точка зрения более правильная - Соединенных Штатов Америки или тех, кто им противостоит. Точка зрения правительства США на пресс-конференции была поддержана. Кто-то в кипе процитировал Тору, с одной стороны заповедовавшую не убивать, с другой - естественное право убивать того, кто замыслил убийство первым.


- Мне трудно дискутировать с людьми верующими, - произнес Бовин и,
к моему удивлению, заметил, что Тору писали "пастухи, люди, жившие тысячи лет назад". И все, что есть в Торе, якобы было философией времени, когда создавался "этот великолепный литературный документ".
- Но мы-то живем в XXI веке, - отметил г-н Бовин.


Откровенно говоря, я не понял, почему в древности можно было убить того, кто замыслил убить тебя, а сейчас нельзя. Насколько я знаю, у юристов это называется необходимой самообороной. И потом, прожив в Израиле столько лет, г-н Бовин не может не знать, что большая часть населения мира считает, что Тору писали никакие не пастухи, а сам Всевышний. И эта великая Книга на несколько тысяч лет обогнала время и во все эпохи, в том числе и нынешнюю, оставалась и остается святой книгой половины человечества. Концепция Торы равенства всех перед законом, её пламенное стремление к справедливости и демократии аналога не имеют. Законы Торы открыли миру философию государства и права, регулируя отношения человека с человеком, человека и государства, человека с Б-гом. Эти законы, сформулированные три тысячи лет назад, и сейчас поражают своей гуманностью и духовностью. Тора неуклонно проводит мысль о необходимости любви к ближнему, каре за Зло и победе Добра. Общеизвестно, что принципы Торы положены в основу Конституции США. Короче, Тора - это краеугольный камень нынешней цивилизации. Всё остальное - производное от нее, вторичное.
В ответ на мои рассуждения Александр Евгеньевич ответил вопросом: "А почему в Израиле нет Конституции"?
Прием замалчивания проблемы, примененный г-ном Бовиным, известен издавна. Он эффектен, но не более того...


В ЗАЛЕ АВРААМ ЛИНКОЛЬН СКУЛ
Александр Евгеньевич начал встречу с многочисленными поклонниками, следующими упреждающими словами: "Я не еврей, поэтому прошу вопросы на эту тему мне не задавать. На все остальные я попытаюсь ответить". И лишь после этого "зубр" дипломатии и журналистики стал отвечать на вопросы из зала.
Многие слова маститого политобозревателя зрители встречали аплодисментами, в связи с чем он попросил ему не хлопать, ибо это напоминает ему недоброй памяти партийные съезды. Замечание Бовина также было встречено бурными аплодисментами.
Правды ради, замечу, что в ответ на многие рассуждения Бовина зал протестующе и недовольно молчал, ибо иммигранты, "наевшись левоэкстремистской лапши", давно уже ушли далеко вправо, а политический обозреватель как был - так и остался либералом-шестидесятником. В связи, с чем потерял нюх.
Недовольство висело в воздухе, когда Александр Евгеньевич начал критиковать Буша за военные угрозы Ираку ("Хотелось бы обойтись без крови"), ратовал за создание палестинского государства и осуждал Шарона за отказ говорить с Арафатом "в законе". По его мнению, Шарон должен сесть за стол переговоров с Арафатом, равно как и Путин - с Масхадовым...
Многое из того, что говорил в этот вечер первый посол РФ, аудитория воспринимала настороженно. Кто-то пытался возразить. Особенно в этом качестве проявил себя человек в 7-м ряду, чем вызвал недовольство секьюрити. Подойдя к возмутителю спокойствия, я спросил: в чем заключается его бунтарство?
- Да это не бунтарство, - с досадой возразил "диссидент". - Я хотел спросить, как относится г-н Бовин к встрече Гитлера с секретарем английского посольства, происшедшей в Берлине в 1922 году...
И я почувствовал, что возвращаюсь в царство абсурда.
Между прочим, в этот вечер мнением Бовина по тем или иным вопросам интересовались часто. Кто-то спрашивал, как он относится к Горбачеву и Ельцину, которых многие уже стали забывать; кто-то спрашивал его мнение об антисемитизме в России, а кто-то любопытствовал, есть ли среди арабов те, кто позитивно относится к Израилю.
Удовлетворяя любопытство читателя, скажу, что Горбачева обозреватель радио и ТВ России считает великим человеком, Ельцина - фигурой значительной, но чуть поменьше, а "среди арабов", по его мнению, "позитивистов" нет.
"Государственного антисемитизма в России нет и в помине, а уровень бытового антисемитизма, - считает Бовин, - низок, особенно по сравнению с Европой..."
Много в этот вечер дипломат говорил о неприглядной функции США как "международного жандарма" и с тоской вспоминал о том времени, когда мир был двухполярным.


Напомню, что в самом начале материала говорилось о том, что Бовин сам себя назвал "мамонтом". Помните: "Иногда я кажусь себе мамонтом. Вокруг бодро скачут всякие лошади... а мамонт стоит и совершенно не понимает, что ему делать среди этих лошадей из другого мезозоя..."


На этот счет у меня с г-ном Бовиным нет разногласий. Я только уточнил: "Последний мамонт либеральной эпохи". Как ни цепляется дряхлая и "арабевшая" Европа за либеральность, права человека, суверенность терроризма, за которые так ратуют г-н Бовин и другие шираки, наступает эпоха борьбы человечества за выживание. И в этой борьбе вопрос ставится жестко: или мы террористов, или они - нас.


Между прочим, и Европа спросонок начинает понимать: может случиться так, что скоро она заговорит не на своем языке. Во Франции о себе заявляют правые, а в Германии сегодня выбирают не социал-демократов, а правых христиан. Что отрадно. Я уже не говорю об израильтянах, отдавших большую часть своих голосов за правых. Не все правые, в том числе и Шарон, понимают, что электорат устал от игр правительства в "ввод-вывод" войск из террористических гнезд. Но и это время не за горами. Буш разберется с Ираком, а там, глядишь, саудовцы и сирийцы поумнеют...


Время мамонтов либерализма кончилось, что признал сам Александр Бовин...



Иудея.Ру
оригинал статьи находится здесь: Shalom New York

| Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




Наш архив