Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Исламская "альтернатива". Слово за офицерами.

Исламская "альтернатива"

На сентябрьских выборах в Марокко умеренная исламистская Партия справедливости и развития (ПСР) почти утроила свое присутствие в местном парламенте (с 14 мандатов до 38). В результате парламентских выборов, состоявшихся месяц спустя, в Бахрейне в Палате депутатов практически половину мест заняли исламисты. Однако самую впечатляющую победу Исламское движение в лице Партии справедливости и развития (ПСР "Адалят Калкынма") одержало на этой недели в Турции. Они получили 34,2% голосов избирателей, тем самым обеспечив себе 363 из 550 депутатских мандатов. Это позволяет исламистам впервые за всю современную историю страны сформировать однопартийный правительственный кабинет.

Несмотря на то, что многие исламистские деятели яро отвергают любые формы западной демократии, именно парламентаризм позволял до сих пор Исламскому движению добиваться наиболее впечатляющих успехов в различных странах региона. Одним из первых в этой связи отличилось Исламское движение Израиля (ИДИ "Харакат аль-Шваб аль-Муслим"). В первой половине 80-х его лидеры осознали преждевременность вооруженной борьбы и активно занялись легальной политической деятельностью. Правильность избранной стратегии подтвердили результаты всех без исключения муниципальных выборов, проходивших в 1983, 1989, 1993 и 1998 годах.

В последствии их примеру последовали исламисты Алжира, Турции, Ливана, Иордании, Египта и других стран Ближнего и Среднего Востока. Во многих из них светская элита или монархия убеждены, что участие исламистов в муниципальных и парламентских выборах позволяет избежать радикализации общества и гражданского конфликта. В свою очередь, армейское командование и руководство спецслужб категорически отвергают эту точку зрения (в Алжире, Турции, отчасти в Иордании и Палестинской автономии). Именно силовые структуры не раз являлись единственным препятствием на пути исламистов к власти. Даже там, где вопрос пока не стоит столь остро, активизация исламского фактора во внутренней политике неизбежно сопровождается усилением полицейского аппарата страны.

Так что в какой-то степени его руководству на руку деятельность исламистских лидеров, главное, чтобы из под контроля не выходили. Однако далеко не все последователи мусульманского фундаментализма готовы мирится с подобным положением. Многие из них отвергают любое сотрудничество со светской государственной властью. Они или уходят от нее и от общества в целом, или же стремятся изменить существующий порядок насильно. Еще с 50-х годов минувшегося столетия между "умеренными" (т.н. центральное крыло Исламского движения) и радикалами ведутся жаркие споры о том, что быстрее позволит вернуть общество к истинному исламу и подчинить государство законам шариата. Первые ратуют за легальную политическую деятельность, соглашаясь при этом на признание правящего режима и сосуществование с ним. По их мнению, лишь таким образом Исламское движение имеет шанс донести свои идеи до широких слоев населения и в конечном итоге изменить существующий политический строй. Их оппоненты придерживаются иного мнения. Они уверены, что только бескомпромиссная вооруженная борьба против властей, их западных покровителей и местных сторонников обеспечит желанную победу ислама. Нередко в странах, где последователей воинствующего фундаментализма становилось слишком много, а их деятельность превращалась в реальную угрозу режиму (как было, например, в Египте и Алжире), правящая элита добровольно шла на диалог с "умеренными", пытаясь еще больше расколоть Исламское движение.

Последние выборы в Марокко, Бахрейне и Турции свидетельствуют сразу о трех неоспоримых реалиях современного Ближнего и Среднего Востока. Первая из них заключается в том, что сторонники "умеренного" исламизма пока что одерживают верх над своими оппонентами. В то время как против радикалов повсюду проводятся жестокие репрессии (под предлогом борьбы с пресловутой "Аль-Кайедой"), их более расчетливые и осторожные единомышленники без еденного выстрела "захватывают" власть в Турции, занимают ведущие позиции в парламентах Марокко и Бахрейна. Второй вывод, который можно сделать из осенних успехов Исламского движения, касается отношения к нему государства. Самый удачливый тому пример представляет собой марокканская монархия. Разделив исламистов на "умеренных" и "экстремистов", королю Мохаммеду VI удалось нейтрализовать значительную часть наиболее энергичных активистов Исламского движения в своей стране. Все они оказались вне закона, являясь сторонниками таких фундаменталистских организаций, как "Ас-Салафия аль-Джихадия", "Ат-Такфир уаль-Хиджра", "Аль-Кайеда" и др. Вместе с тем, молодой монарх позволил их внутренним оппонентам участвовать в парламентских выборах. Однако после того, как умеренные исламисты добились на них воистину впечатляющих успехов, Мохаммед VI девальвировал его, назначив новым премьером главу МВД Дриса Джетту, известного своими антиисламистскими взглядами.

Самый же главный урок заключается в том, что по итогам выборов в Марокко, Бахрейне и Турции становиться очевидным - всеобщая исламизация государств Ближнего и Среднего Востока неотвратима. Там же, где подобное развитие ситуации невозможно из-за ожесточенного сопротивления светской правящей элиты (Алжир, Египет, Иордания), данный процесс принимает насильственные формы. Примером для тамошних исламистов служит стратегия их палестинских единомышленников, перешедших в прошлом месяце от "накопления сил" к прямой конфронтации с властями автономии.

Естественно, что постепенная исламизация Ближнего и Среднего Востока отразиться не только на балансе сил в самом регионе, но и возымеет далеко идущие последствия для его ближайшего окружения (России, государств Закавказья и Центральной Азии, а также для Израиля). Однако в первую очередь этот процесс напрямую касается армий и спецслужб региона. Поэтому и реакция с их стороны может оказаться наиболее ожесточенной.

Слово за офицерами

Как известно, армейское руководство, являясь одной из наиболее могущественных сил Турции, оказывает существенное влияние на внутреннюю и внешнюю политику страны. Генералитет выступает в качестве ревностного гаранта светского характера государства и крайне насторожено относится не только к самому Исламскому движению, но и любым проявлениям завуалированного влияния соседей - Ирана и Саудовской Аравии. При этом главными зарубежными партнерами турецких военных являются их израильские и американские коллегами.

В недавнем прошлом армия уже не раз вступала в открытое противостояние с исламистами, что, в частности, привело к падению правительства Партии благоденствия (предшественница ПСР) в 1997 году. Теперь военные будут самым пристальным образом следить за действиями нового однопартийного кабинета. Более того, по неофициальным данным, многие представители армейского командования и разведки этим ограничиваться не намерены. Они собираются всячески торпедировать как формирование правительства, так и его дальнейшую работу. В настоящее время подобные планы касаются, прежде всего, усилий объявить победившую на выборах ПСР вообще вне закона. Для этого избран чисто юридический повод: лидер Партии справедливости и развития Реджеп Тайип Эрдоган не относится к числу основателей ПСР, а потому, согласно турецким законам, не имеет права и возглавлять ее. Однако данное нарушение государственной конституции может быть использовано не только против самого фаворита прошедшей предвыборной гонки, но и всей ПСР, что позволяет даже объявить ее вне закона. Кстати, Эрдоган лишен права занять пост премьер-министра еще и потому, что в 1998 году не без участия военных был признан виновным в пропаганде насилия и четыре месяца провел за решеткой. По некоторым данным, военная контрразведка готовит компромат и на человека N2 в руководстве ПСР Абдуллу Гола, занимавшего в кабинете Партии благоденствия пост главы МИД. Если армейскому командованию удастся нейтрализовать и его, то Партия справедливости и развития окажется практически обезглавленной. Естественно, что это самым негативным образом отразится на работе нового правительства. В таком случае, если оно не справиться со злободневными внутри- и внешнеполитическими проблемами, стоящими сегодня перед страной, генералитет постарается еще больше осложнить ситуацию, а затем распустить правительство. Еще сильнее армейское командование опасается успехов ПСР на новом поприще. Ведь если исламисты все-таки сумеют выполнить большую часть своих предвыборных обещаний, это значительно укрепит их влияние в обществе. Поэтому армию не устраивает ни первый, ни второй вариант. Вопрос только, когда она сочтет нужным сказать свое решающее слово.

Кстати, как только стали известны результаты парламентских выборов, начальник Генштаба вооруженных сил Турции генерал Хилми Озкок отправился в Вашингтон. В свете "антимилитаристской" позиции ПСР Вашингтон вынужден делать ставку на военных.

  • 6-11-2002, 13:46
  • Просмотров: 1611
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список