Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Мир должен знать, что он сделал с моей семьей


Бывший глава палестинской террористической группировки Абу Аббас, задержанный 15 апреля в Багдаде, как известно, спланировал захват в 1985 году итальянского судна Achille Lauro . К сожалению, немногие помнят, зачем террористы Аббаса захватили корабль и удерживали в течение двух дней в заложниках его 400 пассажиров. Они сделали это, чтобы добиться освобождения ливанского террориста по имени Самир Кунтар, который отбывает пожизненное заключение в израильской тюрьме. Сегодня мир забыл имя Кунтара. Но я помню его прекрасно. Потому что почти четверть века назад Кунтар убил мою семью.

Это было невообразимо жестокое убийство, гораздо более жестокое, чем убийство Леона Клингхоффера, американского туриста, которого террористы застрелили на борту Achille Lauro, а затем столкнули его инвалидное кресло в море. Убийство Кунтаром моей семьи, о котором почти не писали СМИ, также было спланировано Абу Аббасом. И сейчас мое единственное желание заключается в том, чтобы США осудили этого лидера террористов. Мир должен узнать обо всем, что он сделал. В том числе и о том, что он сделал с моей семьей 22 апреля 1979 года.

Это был спокойный субботний день. Днем мой муж Данни и я вместе с нашими дочурками, 4-летней Эйнат и 2-летней Яэль, были на пикнике на море недалеко от нашего дома в Нагарии, городе на северном побережье Израиля, что в 6 милях от ливанской границы. Потом вернулись домой. В полночь, когда мы уже спали, к берегу причалила резиновая лодка.

В ней находились террористы, посланные Аббасом. Под грохот стрельбы и взрывающихся гранат они ворвались в наш дом, успев по дороге убить полицейского. Разбуженная шумом, я открыла дверь, чтобы посмотреть, что происходит. В этот момент они, поднимавшиеся на верхний этаж, обернулись и увидели меня. По коридору бежала наша соседка. Я схватила ее, втолкнула в нашу квартиру и захлопнула дверь.

Террористы в момент оказались у нашей двери и принялись ее ломать. Мы в отчаянии пытались спрятаться. Данни помог соседке вскарабкаться на антресоль над спальней. Схватив Яэль, я забралась следом за ней. Данни за руку с Эйнат бежали к парадному входу, чтобы укрыться в подземном убежище, но в этот момент террористам удалось взломать дверь и они с шумом ввалились в квартиру. Захватив Данни и Эйнат, они принялись искать меня и Яэль, так как знали, что в квартире должно быть больше людей. Я никогда не забуду выражение радости и ненависти на их лицах, пока они расхаживали по квартире, паля из автоматов по всем подозрительным местам. Я понимала, что если Яэль вскрикнет, мы пропали - тогда террористы бросят на антресоль гранату и мы погибнем. Я зажала ей рот рукой, надеясь, что она может дышать. Я вспомнила рассказы моей матери о том, как она пряталась от нацистов во время Холокоста. "Это похоже на то, что было с моей мамой", - думала тогда я.

Вскоре прибыла полиций. Террористы вытащили Данни и Эйнат на пляж. Там, как рассказывают очевидцы, один из них застрелил Данни прямо на глазах Эйнат. Смерть отца стала последним, что она увидела в жизни. Потом он размозжил ей голову о скалу, ударив ее прикладом автомата. Этим террористом был Самир Кунтар.

К моменту нашего освобождения, которое наступило спустя много часов, Яэль, моя маленькая дочка, тоже была мертва. Пытаясь спасти нашу жизнь, я задушила ее.

На следующий день Абу Аббас, находившийся в Бейруте, объявил, что теракт в Нагарии был совершен "в знак протеста против подписания египетско-израильского мирного договора" в Кэмп-Дэвиде. Аббас, похоже, обладает даром очаровывать журналистов, но только подумайте: этот человек способен выражать свой проест против заключения мирной договоренности, совершая зверское убийство.

На пляже полиции удалось убить двоих из группировки Аббаса. Еще двое были арестованы, осуждены и приговорены к пожизненному заключению. Несмотря на мои протесты, один из них был освобожден и обменян на израильских военнопленных за несколько месяцев до захвата Achille Lauro. Аббас активно искал способы освободить и Кунтара. Ради этого он организовал захват итальянского судна поблизости от египетского побережья и потребовал освобождения 50 арабских террористов, находящихся в израильских тюрьмах. При этом по имени он назвал только одного: Самира Кунтара.

Захват заложников, длившийся два дня, освещали все международные СМИ. Теракт в Нагарии, занявший не более получаса среди ночи, почти не заметили за пределами Израиля.

Мы часто слышим из уст террористов и тех, кто их оправдывает, что они идут на убийства из-за отчаяния. Но выбор есть всегда. Даже когда ты пережил неимоверные страдания, ты можешь выбирать - убивать и разрушать жизни других или продолжать жить и созидать. Даже после убийства моей семьи мне ни разу не пришло в голову отомстить арабам. Но в одном я уверена: Самир Кунтар не должен покинуть тюремные стены.

В 1984 году мне пришлось вступить в борьбу с собственным правительством, которое хотело обменять его на нескольких израильских солдат, взятых в плен в Ливане. Я понимала, что семьи израильских военнопленных с радостью согласятся на освобождение арабского террориста, лишь бы их сыновья вернулись домой. Я сказала тогдашнему министру обороны Израиля Ицхаку Рабину: кровь моей семьи такая же красная, как кровь этих военнопленных. Израиль всегда отказывался вести переговоры с террористами. И если он собирается сделать исключение, пусть это будет террорист, не столь жестокий как Кунтар. "Ваша работа - не поддаваться чувствам, - сказала я Рабину, - а поступать рационально". Он поступил правильно.

Кунтар по-прежнему находится в тюрьме. Правда, меня шокировало известие о том, что он женился на израильской арабке, активистке, работающей с террористами, отбывающими заключение. Будучи женой заключенного, она ежемесячно получает пособие от правительства. Меня это совсем не радует.

В последние годы Абу Аббас принялся рассказывать журналистам, что он-де всегда осуждал терроризм, и что убийство Леона Клингхоффера было трагической ошибкой. Но он ни разу не произнес, что убийство моей семьи тоже было ошибкой. Он был и, я уверена, остается террористом. Иначе с чего бы все эти годы, как сообщала израильская пресса, он, свободный как птица, обитал в Багдаде, передавая семьям палестинских камикадзе пособия от Саддама Хусейна, размер которых достигал 25 тысяч долларов? Денежное поощрение, которое для нищих палестинских семей представляет собой целое состояние, гораздо эффективнее, чем слова, поощряло все больше и больше палестинцев взрывать себя в толпе израильтян. К счастью, тот факт, что Аббас "прилепился" к Хусейну, в итоге привел к его задержанию.

По мнению некоторых людей, право первой разобраться с Аббасом должно принадлежать Италии. В 1986 году Италия заочно обвинила его в захвате Achille Lauro. Премьер-министр Сильвио Берлускони добивается выдачи Аббаса, чтобы он мог немедленно приступить к отбыванию пожизненного заключения. В то же время нельзя забывать, что в 1985 году, после того, как американцы вынудили самолет Аббаса приземлиться на Сицилии, итальянцы держали Аббаса в руках, но почему-то отпустили. Хотя я доверяю Берлускони, где гарантия того, что будущее итальянское правительство не умоет руки и не выпустит Аббаса на свободу?

В 1995 году Рабин, наш премьер-министр, попросил меня присоединиться к нему во время его визита в Белый дом, где он должен был подписать мирную договоренность с Ясиром Арафатом (Тогда я этот шаг поддерживала). Мне кажется, он хотел, чтобы я представляла всех израильских жертв терроризма. Рабин с ужасом думал о том, как будет пожимать Арафату руку, ибо эта рука была по локоть в крови. Поначалу я согласилась, но в последнюю минуту передумала. Как премьер-министр, Рабин должен был пожать Арафату руку по политическим соображениям. Как частное лицо, я не должна была этого делать. Поэтому я осталась дома.

Теперь я готова и горю желанием приехать в США и дать показания против Абу Аббаса, если его будут судить за терроризм. Дочери Леона Клингхоффера готовы сделать то же.

В отличие от Клингхоффера, Данни, Эйнат и Яэль не были гражданами Америки. Но Клингхоффер был убит на борту итальянского судна потому, что Аббас пытался освободить убийцу моей семьи в Израиле. Мы все оказались связанными международной паутиной терроризма, сплетенной Аббасом. Так пусть же в ходе нового публичного судебного процесса восторжествует правда. И пусть это случится в США, в стране-лидере войны против терроризма.

Смадар Харан Кайзер - работник социальной сферы. Она вновь вышла замуж и у нее двое дочерей.

Смадар Харан Кайзер, The Washington Post
Перевод Ирины Ревякиной, Sem40.Ru


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив