Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

— Уважаемый господин посол, примите мои поздравления. Так, наверное, принято говорить на официальной церемонии вручения верительной грамоты? Как, кстати, выглядит эта грамота? Что в ней написано?


— Большое спасибо за поздравление. Верительная грамота — это официальный документ, подготовленный Управлением по протоколу МИДа. Грамота напечатана на особой бумаге, подписана президентом страны и имеет номер. Номер моей верительной грамоты 1489 от 2 марта 2003 года. Ее текст адресован Президенту РФ и был вручен ему лично. В нем, в частности, говорится: "Исходя из взаимных дружеских отношений между Государством Израиль и Российской Федерацией, а также исходя из желания укреплять и развивать эти отношения, основываясь на полномочиях, данных мне законом, я решил назначить послом при Вашем Превосходительстве господина Аркадия Миль-Мана. Я прошу Вас, господин Путин, принять нашего посла благожелательно и оказать ему доверие... Пользуюсь случаем, чтобы выразить Вам, господин Путин, благодарность за теплый прием, оказанный Вами предыдущему послу Натану Мерону".


— А как проходила сама церемония? Вы были во фраке? Волновались? Что вы говорили Президенту Путину? Что Президент сказал вам? Выпили чего-нибудь?

— Сама по себе церемония была очень демократичной, непродолжительной и без фраков. Она проходила в одном из красивейших залов Кремля. Каждый из присутствовавших на церемонии послов, а нас было семеро, вручил Президенту свои верительные грамоты, при этом пожал ему руку и сфотографировался с ним. Президент произнес короткую речь, и после этого вместе с нами поднял бокал шампанского за успех нашей миссии в России.


— Видите ли вы какую-нибудь символику в том, что вручение верительных грамот произошло в Кремле в канун праздника Песах?


— Невозможно не заметить в этом определенную символику. Впрочем — как и во всем, что связано с историей нашего народа...


— Домашние обрадовались вашему назначению?


— Я — трудоголик. Работа занимает все мое время. Для семьи, если честно, это не очень хорошо. Узнав, что я стал послом, моя восьмилетняя дочь сказала: "Теперь мы тебя дома вообще не увидим..."


— Насколько я знаю, в МИДе Израиля существуют две точки зрения на то, кто должен занимать должность посла. Одни говорят — желательно, чтобы он был выходцем из той страны, в которую назначается. Другие утверждают — это будет ему только мешать. Сейчас победили первые? И много ли выходцев из СССР и России работают в МИДе, в израильских посольствах в странах СНГ?


— В Израиле выходцы из СССР и России работают везде — от министров до программистов (надеюсь, программисты на меня не обидятся, так срифмовались слова). Они работают и в МИДе. Недавно на должность послов в Риге и Киеве назначены Гери Корен и Номи Бен-Ами, которые репатриировались из Советского Союза. Наш нынешний посол на Украине Анна Азари родилась в Вильнюсе. Все эти люди — профессионалы высокого класса. Профессионализм — вот что должно быть главным при назначении человека на любую должность. Разумеется, знание языка, ментальности, истории той страны, в которую назначается дипломат, только помогут ему в работе...


— Перефразирую известную фразу Евтушенко, что "поэт в России больше, чем поэт". Посол Израиля в России всегда больше, чем посол, или это уже в прошлом?


— На первый взгляд, это в прошлом. Наши отношения с Россией хорошие и развиваются на достаточно высоком уровне. То, что еще десять лет назад было невозможным, сегодня легкодоступно и не вызывает удивления. Но все-таки посол Израиля в России, да и не только в России — он больше, чем посол. Здесь много факторов. Даже перечислить их все невозможно. Нельзя забывать, что мы избранный народ, у нас особенная история, особенное государство. Поэтому на Израиль, на его посла в мире по-прежнему смотрят по-особенному.


— Полтора года назад я брал интервью у вашего предшественника, г-на Мерона. Отвечая на вопрос об отношениях между Россией и Израилем, он сказал, что "они никогда еще не были такими хорошими, как сейчас". Согласны ли вы с таким определением? По каким направлениям будут развиваться отношения между этими странами?

— Абсолютно согласен! Я один из тех, кто стоял у истоков возобновления дипломатических отношений между Израилем и Советским Союзом, а потом и Россией. Но в 1989 году, когда я начинал работать в Москве, мы и представить себе не могли, что за столь короткий период они достигнут такого высокого уровня, что мы добьемся таких успехов. Мы сотрудничаем с Россией в области экономики, науки, культуры, спорта и во многих других областях. Но, и я хочу подчеркнуть это, потенциал наших отношений с Россией далеко не исчерпан. Развивать, расширять и углублять их — такую задачу я ставлю перед собой и перед посольством. Отношения действительно "еще никогда не были такими хорошими, как сейчас", но это не означает, что они достигли своего предела. У нас есть над чем работать.


— Как влияет личность посла на отношения между государствами?


— Это очень сложный вопрос. В нем корень многих проблем, и о нем как-то не принято говорить... С одной стороны, любой государственный чиновник должен прежде всего безукоризненно, четко и на высоком профессиональном уровне выполнять указания своего руководства, в строгом соответствии с законами государства. Но, с другой стороны, его личность не может не влиять на работу. Посол должен уметь расположить к себе высоких государственных чиновников страны, в которой он находится, положительно влиять на ее общественное мнение и т.д. Посол, его личность, его поведение всегда находятся как бы под увеличительным стеклом, и любой его поступок может быть по-разному интерпретирован. Он может стать катализатором или замедлителем отношений между своей страной и страной пребывания. Но главное в профессии посла — это защита и продвижение интересов своего государства.


— Давно хочу спросить вас — когда год назад я работал в Баку, то слышал историю о том, как израильский посол в Азербайджане Аркадий Миль-Ман дал в ресторане по морде антисемиту. Было такое или это легенда?


— Настоящая легенда... Но по-человечески она мне импонирует. Азербайджан — страна, почти начисто лишенная антисемитизма. Однако, к сожалению, и там мы столкнулись с несколькими частными случаями этой гнусности. На них мы очень резко отреагировали. Естественно, в допустимых дипломатических рамках...


— "Новая метла" в посольстве будет "мести по-новому"?


— У меня, как у каждого человека есть, разумеется, свое видение должности, которую я занимаю. Главное для меня — это достижение поставленных передо мной и перед нашим посольством целей и задач. Посольство должно работать как слаженный коллектив, только при выполнении этого условия мы сможем добиться конкретных результатов.



Алеф

  • 10-06-2003, 13:26
  • Просмотров: 255
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список