Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Отдать жизнь за Б-жий народ...

Всё началось со специального столика в библиотеке, куда клали уже прочитанные книги. Я радовалась, видя, как книги переходят из рук в руки, появляются и исчезают. Если что-то было интересно и мне, я тоже брала книгу, а потом возвращала.

Одной из находок подобного рода стала брошюра "Mit Gott durch dick und dunn" - (что-то вроде "Вместе с Б-гом сквозь огонь и воду"). На обложке улыбающаяся женщина лет семидесяти. Это - Корри тен Боом, автор книги.

Мне захотелось тут же прочесть о том, что за человек эта Корри. Теперь я знаю, что эту-то книгу с пёстро исчерченными мною страницами мне не так просто будет вернуть. Я её вообще не отдам.

Чуть позже я прочла биографию этой удивительной женщины, и мне открылся мир, полный абсолютной любви, бесконечной радости, самопожертвования, доброты и мудрости. Дабы меня не упрекнули в пустословии, я начну рассказ о спасении семьёй тен Боом голландских евреев.

Жить для евреев

Рассказ о семье тен Боом можно начать издалека: от прадеда Корри по имени Геррит, который во времена Наполеона зимой выращивал крупную сладкую клубнику, и этот талант помог голландскому патриоту избежать французской тюрьмы.

Однажды, когда Корри было 18 лет, ей приснился сон, в котором её прадед, которого она никогда не видела, указал на Священное Писание и обратился к Корри со словами: "Моя девочка, я хочу показать тебе единственное Неизменное - это Слово Б-жье. В мире будут многие перемены, но Библия останется вечно; а семя, посеянное ею во мне, прорастёт и даст всходы даже через поколения".

Можно вспомнить Виллема тен Боома, сына Геррита, который, открыв в Хаарлеме часовую мастерскую, тем самым предрешил судьбу сына и внучки...

Пожалуй, с Виллема и начнём. Он отлично знал Священное Писание, в частности, те места в Библии, в которых евреям предсказано Рассеяние, а также возвращение (Второзаконие, 28:64,65; 30:3).

В 1844 году по просьбе пастора Виттевеена он организовал группу христиан, которые постоянно молились за... евреев и за мир в Иерусалиме. В то время, когда мало кого интересовал Ближний Восток и в буквальном смысле слова кровоточащий Иерусалим, небольшая группа голландских верующих собиралась в Хаарлеме, в доме Виллема, с тем чтобы читать Библию и молиться за евреев Рассеяния и за их возвращение на Родину. Как эти молитвы отразились на судьбе последующих поколенийсемьи тен Боом, вы вскоре узнаете.

Всем своим семерым детям Виллем привил любовь и уважение к евреям. Как вспоминает его сын, Каспер, в доме отца висел портрет португальского еврея Исаака Да Косты. Под его влиянием в Хаарлеме было создано – опять же Виллемом тен Боомом – "Общество за Израиль".

Жизнь среди евреев

Когда в 18 лет Каспер, у которого было так же мало денег, как и опыта в торговых делах, переехал в Амстердам, он поселился в бедном еврейском квартале и открыл ювелирную лавочку.

Среди евреев Каспер нашёл настоящих друзей, его приняли в еврейское общество, звали на праздники, он участвовал в шаббатах. Он любил проводить время в разговорах с еврейскими учителями о пророчествах Ветхого Завета.

Со временем Каспер открыл в Амстердаме часовую мастерскую и параллельно вел занятия в воскресной школе, которую основала некая Янс, урождённая Лёйтинг. Через неё Каспер познакомился с красавицей Кор Лёйтинг и вскоре женился на ней. Соседями их стали евреи.

Не только Каспер, но и Кор сблизилась с традициями и жизнью евреев. Интересно, что когда Кор во время первой беременности принялась шить платьица и распашонки для малыша, она столкнулась с еврейским обычаем до рождения ребёнка не искушать Б-га и не готовить детских вещей про запас.

В семье тен Боом было четверо детей: Бетси, Виллем, Нолли и Корри.

Корри родилась 15 апреля 1892 года. Она была очень слабым ребёнком. Младенцем она была некрасива, непрерывно плакала от холода, так что её приходилось тепло пеленать и носить на руках, прижимая к груди. Вот что записала её мать в своём дневнике: "Что за маленькое, несчастное существо, словно неживое, с синюшной кожей! Я не встречала ещё более жалкого существа. Никто не может себе представить, что эта крошка выживет".

Но благодаря стараниям и заботе родителей, тёток и старших детей, Корри чудесным образом выжила и стала одной из самых знаменитых личностей прошлого столетия.

Баяй

Жизнь семьи тен Боом протекала в их доме в Хаарлеме (Голландия), на улице Бартельорисстраат, 19. Для краткости дом называли Баяй.

Как вспоминает сама Корри, "отчий дом (его тепло) – это всё, о чём я мечтала в детстве, представляя себе загробную жизнь".

Внизу размещались часовая мастерская отца и магазин, наверху, в тесных маленьких комнатках, жило семейство тен Боом и незамужние сёстры матери.

Пришло время, тётки и мама умерли, Баяй опустел. И тогда тридцатитрёхлетняя Корри вспомнила свои слова из детства: "Мама, когда мы с сестрой станем старше, мы хотим отдать наши комнаты детям миссионеров".

Так и случилось: в Баяй жили не только приёмные (дети миссионеров), но и голодные дети из послевоенной (закончилась Первая мировая) Германии. Всем находилось место в маленьком доме с открытыми дверями.

День в семье тен Боом начинался и заканчивался молитвой. Приёмные дети иногда пытались сократить это время. В книге "Небольшой дом с открытыми дверями" описывается один из типичных случаев того времени. Тем, кто знаком с Ветхим Заветом, сразу станет понятен мудрый юмор Каспера тен Боома. Итак, однажды его приёмная дочь сказала:

- Дедушка, давай, мы сегодня вечером прочтём Псалом 116 (в оригинале по-западному - Псалом 117).

- Ах, - отвечает Каспер, - я как раз сегодня хотел читать вслух Псалом 118 (в оригинале – 119).

В семье тен Боом было принято всегда говорить правду. В книге "Убежище" Корри описала реальный случай: фашисты искали её племянника в доме сестры. Когда один из солдат спросил у маленькой племянницы, где ее брат, она, зная, что тот сидит в погребе под столом, сказала: "Под столом, конечно!" Солдат заглянул под стол, там, естественно, никого не увидел, и не стал больше нигде искать.

Каспер тен Боом весьма заботился о том, чтобы дети (свои и приемные) получили должное образование: он даже был в числе организаторов школы, которую со временем посещали Корри и Нолли.

Даже в кругу семьи он устраивал уроки. Вот как происходило изучение Библии: Виллем держал в руках древнееврейский и греческий тексты; Корри – английское, её мама – голландское, Нолли – французское, Бетси или глава семьи – немецкое Святое Писание. Задавалось место из Библии, и каждый называл свой перевод этого отрывка. Как пригодились эти знания десятилетия спустя, когда Корри и Бетси находились в концлагере, среди пленных женщин из разных стран!

Виллем любил древнееврейский язык, и чем очевиднее становился факт антисемитизма, тем более крепла в нём любовь к евреям. Неслучайно пастор-миссионер тен Боом стал руководителем подпольного движения, которое спасало евреев во время оккупации Нидерландов нацистами.

Тема Б-жьего народа никогда не оставляла Виллема равнодушным. Он был начитан и в 1930 году предсказал, что литераторы Франции и Германии заложили фундамент Холокоста: в своих произведениях они нередко описывали евреев как второсортную расу. Виллем написал диссертацию на тему антисемитизма и уже в те годы предвидел, что самые ужасные погромы нужно ожидать от Германии.

Часовой мастер и воспитатель

По окончании обычной школы Корри училась в Библейской школе, но впоследствии выбрала для себя "странную" профессию – пошла по стопам отца. В 1920 году, несмотря на иные традиции и положение в обществе, она уехала на учёбу в Швейцарию и стала первой в Нидерландах женщиной – часовым мастером.

Помимо основной работы она была организатором и руководителем Хаарлемского девичьего подросткового клуба. Он просуществовал с 1921 по 1940 год. Здесь девушки занимались гимнастикой, музыкой, выезжали на природу. Но на первом месте для Корри стояла задача рассказать молодёжи, о том, что Б-г их любит. Недаром первая строчка устава этого клуба гласила: "Черпай свои силы в молитве".

От матери Корри научилась помогать и сочувствовать тем, кто слаб, или не вполне нормален, поэтому она проводила много времени с больными и умственно отсталыми детьми, рассказывая им о Б-жьей любви.

Оккупация

Между тем, как и предвидел Виллем тен Боом, положение евреев в Германии ухудшилось, Германия стала "присоединять" и захватывать европейские страны и наводить там свои порядки. Несмотря на то что Нидерланды сохраняли нейтралитет, 10 мая 1940 года немцы вошли и в эту страну, в течение пяти дней оккупировав всё королевство. Корри было в тот момент уже 48 лет.

Оккупация сопровождалась запретами и вводом комендантского часа. После 18.00 запрещалось находиться на улице. Еда стала выдаваться только по рационным карточкам; радио, автомобили, золото, олово, медь и даже бронзовые колокола церквей были конфискованы. В начале зимы 1940 года немцы стали откровенно унижать голландских евреев. Ещё раньше, в ноябре, вступил в силу декрет, запрещающий евреям занимать посты в сфере политики, среднего и высшего образования. Некоторые голландцы попытались противостоять этому и угодили в тюрьму.

Вскоре немцы ввели в Голландии обязательное ношение жёлтой звезды Давида. Каспер тен Боом был до глубины души этим возмущён. Однажды он попросил свою дочь достать звезду Давида, чтобы носить её. Кроме того, завидев на улице евреев, Каспер всегда почтительно снимал перед ними шляпу.

Однажды к Касперу пришёл его старинный друг, хаарлемский раввин. В своё время они часто читали вместе Тору и обменивались книгами. Теперь раввин пришёл в Баяй, нагруженный книгами и старинными вещами, и попросил Каспера взять то, что представляло ценность. Все это погибло во время ареста тен Боом гестаповцами.

Первым евреем, которому оказала помощь Корри, был их сосед по фамилии Вайль. В ноябре 1941 года солдаты ввалились в его магазин мехов. Корри успела спрятать господина Вайля у себя в доме.

Вскоре и другие евреи города стали искать помощь у семьи тен Боом. Но для того чтобы их прокормить, нужны были лишние рационные карточки.

Как-то раз во время молитвы к Корри пришло озарение. Фред Коорнстра! Его дочь посещала клуб, организованный Корри, сам же он по работе имел доступ к рационным карточкам. Но может ли она доверять ему?

К ее удивлению, Фред не только не отказался помочь, но даже хитро организовал пропажу карточек: подстроил налёт. Некоторое время спустя Фред появился в Баяе со следами побоев и подбитым глазом! Таким образом Фред смог сам у себя "украсть" нужное количество рационных карточек.

Корри помогали многие: кто-то заботился о фальшивых документах для гонимых евреев, иные даже предлагали государственную машину, так как частные автомобили были конфискованы. Более 80 ее знакомых помогали евреям. Некоторые из них, подростки, были посыльными. Для передачи информации использовался пароль:"У нас есть очень старые часы, они выглядят несколько странно. Не знаете ли Вы, кто имел бы интерес к подобной вещице?" Если кто-то из шпионов и услышит подобный разговор, вряд ли он поймёт, что речь идёт о пожилом еврее с яркой, типичной внешностью, который нуждается в помощи подпольщиков.

Баяй укрывал всех нуждающихся только на короткое время, поэтому Корри подыскивала места, где евреи с фальшивыми документами могли бы спрятаться. Как правило, это был какой-нибудь особняк или ферма - более надёжное укрытие, чем маленький дом с часовым магазинчиком в центре Хаарлема.

Вскоре встал вопрос и о том, чтобы в самом доме тен Боом сделать настоящее убежище на случай, если информация о деятельности Корри и её семьи дойдёт до немцев.

Умереть за евреев

Однажды в Баяй пришёл специалист-архитектор по фамилии Смит. Все подпольщики именовались Смитами. Он тщательно осмотрел дом, который понравился ему тем, что удачно подходил для убежища. Это был старый дом со множеством неожиданных уголков и мест. Самым приемлемым местом для создания убежища он нашёл комнату Корри на верхнем этаже.

В течение последующих дней в магазинчике стали появляться "покупатели", которые незаметно для посторонних приносили в Баяй строительные материалы и инструменты, спрятанные в обычных сумках. Это были подпольщики, участники Сопротивления.

В комнате у Корри находился встроенный шкаф, к которому решено было пристроить фальшивую стенку. Она была примерно 2 метра длиной и 75 сантиметров шириной. В некоторых местах этой трёхметровой стены были сделаны отверстия для притока свежего воздуха. Вход находился в дверце шкафа. Так создалась "тайная комната", называемая также "раем для прячущихся".

Для того чтобы полиция не нашла комнату, её сделали из толстого кирпича, так что при прослушивании и простукивании она не издавала "пустого" звука. Кроме того, её оклеили обоями, с которыми также поработали профессионалы: обои нарочно запачкали, потёрли и местами порвали. Когда Корри, наконец, пригласили посмотреть и оценить проделанную работу, она воскликнула, что ни за что бы не подумала, что здесь есть тайник.

Когда люди говорили отцу Корри: "перестань скрывать у себя в доме евреев, попадёшь в тюрьму", он отвечал: "Для тюрьмы я стар. Однако, если это случится, я знаю, что отдать жизнь за Б-жий народ, за евреев – огромная честь".

Постоянно в доме укрывались 6-8 человек. Чтобы уберечься от ареста, они должны были быстро спрятаться в потайную комнату, причём не только тихо это сделать, но и убрать за собой свои вещи, еду (если тревога заставала их за обедом), потушить сигареты... Даже матрацы, на которых они спали, в случае тревоги должны были быть перевёрнуты "тёплой" стороной вниз!

После длительных тренировок даже пожилые люди управлялись с этим за 70 секунд! Это помогло и спасло их, когда пришёл час настоящей беды.

В среду, 28 февраля 1944 года, Корри с утра почувствовала себя очень плохо: у неё была температура, она сильно кашляла, всё тело ломило. Внезапно на пороге дома возник незнакомый голландец, который попросил у тен Боом денег для спасения его жены, якобы укрывавшей группу евреев. И, хотя не было ясно, стоит ли доверять этому пришельцу, Корри дала ему денег.

Вскоре она почувствовала себя ещё хуже, прилегла, но резкий звонок в дверь заставил её вздрогнуть.

В то время в Баяй находились четверо евреев (Мари, Марта, Евси и Рони) и двое подпольщиков (Ганс и Арнольд). Когда они услыхали сигнал тревоги, то привычно собрали вещи и спрятались в потайной комнате. Корри забросила туда же сумку с важными документами и захлопнула дверь. Из последних сил она дошла до кровати и упала. Тут же дверь отворилась, и в комнату вошли люди из гестапо. Они приказали Корри встать и показать документы. Затем началось дознание. Немцы были прекрасно осведомлены о том, что в доме прятались евреи, но, как они ни старались, убежище обнаружить им не удалось.

Тогда гестапо приняло решение охранять дом до тех пор, пока все, находящиеся в потайной комнате, не умрут от голода. Медленная, ужасная смерть...

Но вышло всё иначе. Люди из Сопротивления были и в полиции. На третьи сутки двое "своих" были посланы охранять Баяй и выпустили всех "узников". То, что в течение этих дней пришлось пережить несчастным, было описано одним из "узников" потайной комнаты. Мне не хочется приводить здесь подробности этих страшных и спасительных трёх дней. Это и многое другое можно прочесть в книге Кароллы Карлсон "Корри тен Боом. Весёлая служанка Б-жья".

84-летний Каспер тен Боом, его дети и внук были арестованы. Лишь двое из них, Нолли и Корри, выжили после концентрационных лагерей. Вся семья в тот же день была доставлена в полицейский участок. На следующий день их увезли в Шевенинген, тюрьму под Гаагой, и посадили в разные камеры. Десять дней спустя умер Каспер тен Боом.

В июле 1944 года Корри и Бетси были переведены в лагерь на юг Голландии, а в сентябре – в Равенсбрюк.

Там Корри узнала, что всех заключённых в лагере женщин называли их девичьими фамилиями. Этой, вроде бы, мелочью унижалось их человеческое достоинство.

Ещё в концлагере всё было направлено на то, чтобы вынудить заключённых к потере контроля над своими действиями. У человека не оставалось никаких жизненных перспектив, никакой цели. Чтобы в таком положении не сорваться и не сойти с ума, заключённые должны были находиться в постоянной занятости хоть чем-то. Корри разломала свой корсет и использовала его как нож и лопатку. Так она проскребла дырку в соседнюю камеру и могла общаться с соседками.

За несколько дней до Рождества, в декабре 1944 года, умерла Бетси.

Вскоре Корри освободили. Тогда она не знала, что спаслась лишь чудом: через неделю пришёл приказ расстрелять всех женщин её возраста.

Праведница мира

Выйдя из заключения, Корри принялась со свойственной ей самоотдачей заботиться о жертвах войны. В июне 1945 года в Блёмендаале ею был открыт реабилитационный центр жертв Холокоста. Идея его создания пришла сестре Корри Бетси в Равенсбрюке.

Тен Боом и их друзья спасли жизнь 800 евреям и многим голландским подпольщикам. Подвиг Корри и её семьи можно вполне сравнить с тем, что сделал для мира Оскар Шиндлер. Как и он, Корри была названа Праведницей мира. В 1968 году она приехала в Израиль, чтобы посадить дерево в Аллее Праведников недалеко от Иерусалима.

В христианских кругах Корри известна как миссионерка. После войны она в течение многих лет путешествовала по миру, неся людям Благую Весть и делясь свидетельствами Б-жьей любви.

Корри скончалась 15 апреля 1983 года, в свой девяносто первый день рождения. По еврейской традиции считается, что в день своего рождения умирают только благословенные Б-гом люди.



Яна Молдаванская, www.berkovich-zametki.com

  • 10-06-2003, 17:45
  • Просмотров: 321
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список