Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Я боюсь


Я не боюсь признаться в этом. Я боюсь. Я боюсь, что мой народ и мое государство шагают, и шагают непреклонно, к ужасу, который лучше не пытаться представить себе. И боюсь, впервые, что мы находимся в руках людей настолько слепых, настолько безумных и далеких от еврейства, что мы можем оказаться, избави Б-г, неспособными предотвратить катастрофу.

На прошлой неделе я был возле Стены плача. Это была пятница, последовавшая за той пятницей, когда мусульмане, стоявшие на Храмовой горе - нашей Храмовой горе, швыряли камни и целые глыбы в евреев, которые молились внизу. Пятница после той пятницы, когда евреи в суверенном государстве Израиле, молившиеся возле остатков Священного Храма, бежали в панике от мусульман, которые кричали: "Аллах ахбар!" Это была пятница после той пятницы, когда евреи в государстве Израиль бежали в панике от мусульман, провозглашавших свою мечту об уничтожении Еврейского государства.

Я был у Стены в пятницу после той пятницы. Не менее 3000 (!) солдат сил безопасности находились там, чтобы защищать евреев в их собственном государстве от мусульман, некогда трепетавших перед евреями. Три тысячи (!) солдат сил безопасности для защиты евреев, напуганных настолько, что они целыми пачками оставались дома. Гордое государство Израиль...

Я боюсь. На прошлой неделе я был на еврейском кладбище в Хевроне. Я видел свастики и надписи со словами ненависти на арабском языке, намалеванные на стенах. Я видел оскверненные могильные плиты. Я видел евреев, проводивших поминальную службу. Поминальную службу! Они убивают нас, они оскверняют нас, а мы в ответ на это проводим поминальные службы!

В тот день камень пробил стекло машины еврея, ехавшего в Бейт-Лехем, ударив его в висок, щеку и плечо. В тот день были уничтожены 600 яблонь и 50 оливковых деревьев, а также десятки тысяч цветов, предназначенных для продажи в поселении Неве-Михаэль. Но вернемся на кладбище.

Сколько людей, сколько евреев в мире слышали о мерзости, случившейся на кладбище в Хевроне? Не важно. Как могли они услышать об этом, если премьер-министр Израиля, президент Израиля, его Кнессет и лидеры его правительства не нашли нужным выразить свое негодование?

Неделя хилул ха-Шем, осквернения. И люди, которые правят этим государством беспорядка, сидят несчастные и беспомощные - молчаливые партнеры в Осквернении. И я знаю, что гнев Вс-вышнего обрушится на нас за то, что мы позволили осквернить Его имя. И я боюсь, что этим дело далеко не ограничится.

На прошлой неделе я видел, как безумие распространяется и достигает новых высот. Пограничная полиция, элита сил безопасности, получила приказ провести аресты в деревне Нахалин, где живут убийцы. На пограничников напали сотни арабов, вооруженных камнями и бутылками с горючей смесью. Солдаты, осыпаемые смертоносными снарядами, начали стрелять. Четверо арабов были убиты. Арабы воплями выражали свой протест, патологически больные левые присоединились к ним, потребовав "расследования": командование армии, возглавляемое двумя киббуцниками - начальником штаба Даном Шомроном и командующим войсками Центрального округа Амрамом Мицной - отдало соответствующее распоряжение. Пограничную полицию обвинили в "чрезмерной реакции" и "стрельбе в кого попало", двое офицеров были отстранены от должности.

Я боюсь. Вчера они уничтожили армию безумными приказами, которые связали армию по рукам и ногам и привели к тому, что солдаты стали бояться обращаться с арабами так, как это надлежит делать нормальным войскам. Сегодня они уничтожают лучшие части наших сил безопасности, пограничную полицию. И их нужно остановить, прежде чем они уничтожат Еврейское государство и евреев.

Они протестуют по поводу Нахалина? Они расследуют нападения на Нахалин? Да знаете ли вы, что такое Нахалин? Знаете ли вы, кто такие арабы из Нахалина? Конечно, не знаете. Так прочитайте о них. И узнайте. И пусть вас охватят гнев и горечь. И сделайте что-нибудь.

В 1948 году жители Нахалина участвовали в убийстве 35 еврейских студентов, которые пришли на помощь людям в Кфар-Эционе. Арабы убивали их хладнокровно. В 1954 году жители Нахалина убили двоих евреев, после чего Израиль провел в отместку карательную операцию против этой деревни. В то время неевреи в ООН осуждали евреев. Сегодня это делают евреи.

Когда в 1967 году Израиль освободил эти земли, нормальным и гуманным действием было бы выбросить подонков оттуда. Но мы ведь ненормальны.

Мы безумцы. Мы позволили им остаться. Им и остальным - кровожадным исмаилитам, которые не в состоянии жить рядом с евреями и даже с себе подобными (и давайте поднимем тост за славный мирный Бейрут!). И вот теперь мы расследуем действия нашей пограничной полиции и осуждаем ее за то, что в деревне, в которой вчера убивали евреев, в которой мечтают о том, как будут убивать их завтра, в которой люди с ненавистью в глазах и камнями и бутылками с зажигательной смесью в руках нападали на войска пограничников, те вели "стрельбу в кого попало".

Мы безумны. Мы находимся в руках лидеров, которые сами безумны и которые ведут нас по пути ужаса и гибели. Я боюсь. Я боюсь правительства, которое вместо того, чтобы поддерживать людей, отправляемых на войну (а это война!), вместо того, чтобы восхвалять их и награждать медалями за убийство арабских врагов (а арабы - все арабы! - это враги!), проводит расследование их действий, осуждает их, наказывает их. Безумие. И я боюсь.

Я боюсь. На прошлой неделе я видел, как полиция объявила раввина Моше Левингера виновным в том, что он совершил действия, которые совершил бы любой нормальный человек. Когда он ехал через центр Хеврона, этого гнезда змей и скорпионов, города арабов, на руках которых до сих пор кровь евреев, убитых в 1929 году, на его машину было совершено нападение. Камень разбил стекло его машины. Он выскочил из машины, стреляя в тех, кто полон ненависти к евреям, и убил одного. Его признали виновным, и я боюсь. Я боюсь, что нам может быть конец.

Я вижу левых, которые контролируют государственную службу новостей, в то время как жалкое правительство Шамира ничего не делает. Я ежедневно вижу потоки ненависти к себе самим и направленные на собственное уничтожение действия, за которыми стоит правительство; цель всего этого - уничтожить боевой дух сил безопасности, и, когда это делается, мелкие люди, руководящие этим правительством, сидят и ничего не в силах сделать. Я вижу пораженцев, командующих Министерством юстиции, которое находится под контролем "Ликуда"; они осуждают евреев, подвергшихся нападению, в то время как армия делает то же самое по отношению к своим солдатам. А правительство Шамира восседает в своем вечном трансцедентальном молчании. Шамир готовит выборы, на которых будет скреплен печатью суверенитет "палестинцев" на земле, потому что результатом будет автономия - согласно Кэмп-Дэвидским соглашениям, увеличение аппетитов арабов и усиление помешательства левых евреев. И в конце - "палестинское" государство, котором станет кинжалом, вонзенным в сердце Израиля.

Я вижу все это и знаю, что для спасения Еврейского государства и трех с половиной миллионов живущих в нем евреев от немыслимых ужасов мы должны подняться и потребовать фундаментальным образом изменить саму систему правления. Мы должны выбросить тех, кто разрушает нас изнутри, и проследить за тем, чтобы они оставались снаружи. Я знаю: необходимо покончить с нынешней системой правления, позволяющей правительству контролировать нашу жизнь и вести нас к уничтожению.

Я знаю: на выборы должны допускаться только те, кто понимает, что арабы являются смертельными врагами Еврейского государства и что они приведут нас к медленному Освенциму, используя против нас не газ, а ножи и топоры. Я знаю: претендовать на право руководить могут только группы, принимающие изложенную ниже программу:

- покончить с арабской войной против Израиля с помощью всех средств, имеющихся в нашем распоряжении;

- убрать арабов с этой земли раз и навсегда;

- аннексировать Иудею, Самарию и Газу и сделать их частью Еврейского государства;

- коренным образом улучшить обанкротившуюся систему образования, дав нашим детям хорошую дозу иудаизма и подлинного национализма;

- очистить израильское радио и телевидение от безумных и опасных левых, которые день за днем уничтожают нас изнутри.

Я знаю, что, если народ не поднимется и не потребует национального референдума по этим вопросам, роспуска Кнессета и проведения голосования по такой программе, мы пропали. И я боюсь.

Статья была опубликована в журнале "Алеф" в 1989 году.

Меир Кахане, МАОФ


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив