Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

: "Я бы ответил "не знаю", если бы меня спросили, будет ли действовать "Дорожная карта"

Дов Вайсгласс - один из ближайших советников израильского премьер-министра Ариэля Шарона, наверное, второй после его сына Омри Шарона, и один из самых влиятельных людей в Израиле. Вайсгласс является личным представителем Ариэля Шарона в США, и в этом качестве в последние месяцы он много раз посещал Вашингтон, где обсуждал с представителями США новый мирный план "Дорожная карта", а также ряд других вопросов.

Вайсгласс редко общается с прессой, отдавая предпочтение закулисной работе, однако он согласился дать эксклюзивное интервью корреспонденту Jerusalem Post Хербу Кейнону, которое состоялось на этой неделе буквально за несколько минут до встречи Ариэля Шарона с главой палестинской администрации Махмудом Аббасом.

- Я ознакомился с проведенным недавно интересным опросом, результаты которого показывают, что, несмотря на то, что большинство израильтян не верят в эффективность "дорожной карты", они одобряют мирный процесс, происходящий в регионе. Как вы думаете, сработает ли новый мирный план?

- Я думаю, что этот опрос указывает на то, что с одной стороны люди хотят мира, ищут мира, хотят использовать любую возможность, чтобы достичь его, но в то же время, учитывая прошлый опыт, настроены скептически и обеспокоены тем, что очередной мирный процесс может сорваться, так же как и предыдущие. Результаты этого опроса ярко отражают настроения людей. С одной стороны большие надежды, а с другой – скептицизм.

- Если бы Вас попросили принять участие в этом опросе, какой ответ вы бы дали?

- Если бы меня спросили, я бы ответил, что не знаю. Но мы должны попытаться, приложить все усилия, чтобы план сработал. И мы сделаем все, что сможем для этого, естественно, не забывая о главной ответственности, которая лежит на нас – ответственности за безопасность людей. Мы также будем давать отпор террористам, когда это будет необходимо.

Я думаю, что когда мы сталкиваемся с проблемой, мы должны следовать двум принципам, отраженным в опросе израильтян. Нужно действовать осторожно, осмотрительно, двигаться, не спеша, шаг за шагом, обдумывать каждую деталь, проверять, как соблюдается каждый пункт договора, и только после этого делать полшага вперед.

- Представители кабинета постоянно говорят о том, что "дорожная карта" отличается от ословского соглашения, и отношение к нему иное. Но ведь после Осло шел процесс мирного урегулирования и продолжался террор, и после Акабы, несмотря на мирный процесс, террористы продолжают свои атаки. Так в чем же разница?

- Я бы не хотел сравнивать происходящее с ословским процессом, так как это абсолютно разные вещи. Сейчас не время углубляться в эту проблему.

Во-первых, после саммита в Акабе прошло всего три недели, слишком мало времени для того, чтобы судить, прекратился террор или нет. Мы должны сделать еще одну попытку.

Еще есть шанс. Сейчас в палестинской автономии новое правительство, которое не подчиняется – по крайней мере, полностью – Ясиру Арафату. Это правительство, в состав которого входят люди, такие как Махмуд Аббас, которые публично осуждают терроризм и готовы посвятить себя борьбе с терроризмом, и не просто борьбе, а борьбе до окончательного разгрома террористической инфраструктуры.

Нашу позицию поддерживает практически весь мир, и США в особенности. Это является очень важным условием, какого у нас не было раньше.

Во-вторых, старый поход к конфликту опирался на философию, согласно которой мир – первое условие безопасности. Сначала надо было достичь мира, который обеспечил бы безопасность нации. Тогда мы думали, что достигнем мира, только если обратим все насущные проблемы друг к другу.

В нынешней ситуации подход к проблеме совершенно иной.

На первом месте стоит безопасность. В ходе событий первым этапом мы считаем достижение безопасности. Должен наступить мир и покой, должно прекратиться насилие, а его источники должны исчезнуть. Только, подготовив такую почву, можно начинать политические переговоры. И все, чего мы добились на данный момент, касается безопасности.

- Как на Ваш взгляд, что предпримут США в случае, если палестинские власти не начнут работу по уничтожению террористической инфраструктуры? Какие обязательства дала Америка в отношении этой проблемы?

- Лучшим ответом на этот вопрос является заявление президента Буша, которое он сделал несколько дней назад. Он сказал, что ХАМАС и подобные ему организации являются врагами мира и должны быть уничтожены. Он повторил это три или четыре раза. Правда, он не обозначил сроки. Но мы понимаем, как и понимают наши американские друзья, что это должно произойти не спустя годы или месяцы, а в кратчайшие сроки, возможные при сложившихся обстоятельствах.

- Могут ли американцы подтолкнуть палестинцев к этому?

- Белый дом уже собрал делегацию наблюдателей. Они прибудут в регион на будущей неделе. В работе им, скорее всего, будут помогать лица, имеющие военный опыт и опыт работы в полиции. Им предстоит производить тщательный контроль над тем, какую работу проводят палестинцы в этом направлении.

- Вы говорите о двух генералах армии США, которые должны прибыть с делегацией?

- Да. Как мы обычно говорим, не надо съесть весь пирог, чтобы понять, что он не свежий. Так и здесь. Не обязательно ждать долго, чтобы увидеть, что ничего не делается. Надо с чего-то начать. Я уверен, что наблюдатели увидят, что палестинская сторона предпринимает маленькие шаги, которые постепенно будут больше и больше.

Если же палестинцы не будут ничего предпринимать, и мы, и американцы очень скоро это обнаружим. Но мы никогда не пойдем на компромисс, нам нужно только полное уничтожение террористических группировок.

- Но разве Дахлан не говорит, что не намерен этого делать?

- Я так не думаю. Он говорит – здесь я перефразирую, – что он достигнет этого результата своими методами.

- Обеспечит покой?

- Не покой, а ликвидацию террористов.

- Только что из Газы были выведены израильские войска. Можете ли вы представить себе что-то ужасное, что заставило бы их вернуться в этот район?

- Я думаю, что если мы пытаемся вести разумный диалог, нам не стоит разрабатывать схему возможных инцидентов. Все зависит от обстоятельств. Если мы не увидим, что уровень террора, потенциального террора, снижается, станет понятно, что никаких серьезных мер в этом вопросе и в вопросе уничтожения террористических группировок не предпринимается. В этом случае нам придется решать, как урегулировать эту ситуацию. Если мы придем к выводу, что Израиль должен освободить себя от данных сейчас обязательств, значит так и будет.

- Каковы будут действия Израиля, если палестинцы не покончат с террором? Откажется ли он продолжать участвовать в настоящем мирном процессе?

- Да, мы не будем продолжать в этом случае мирный процесс. Если Б-г не даст этому случиться, мы вернемся к простому способу – будем обеспечивать безопасность своих граждан своими силами.

- Теперь, когда мы покинули Газу, можем ли мы решать проблему терроризма в Иудее и Самарии?

- Что касается Иудеи и Самарии, здесь мы можем принимать любые меры, необходимые для обеспечения безопасности граждан. Конечно, мы будем действовать очень осторожно, так как мы пытаемся урегулировать проблему совместно с палестинской стороной. В остальном мы принимаем все необходимые меры, и вы можете это наблюдать каждую ночь. Каждую ночь мы боремся с террористами в Иудее и Самарии, и довольно успешно.

- Мы отдали палестинцам Вифлеем? Какой город на очереди?

- Не знаю.

- В июне президент Буш выступил с видеообращением. Является ли "дорожная карта" отражением сказанного во время его выступления?

- "Дорожная карта" была предложена нам на рассмотрение, и то, что мы внесли в нее 14 поправок, является хорошим подтверждением сказанного президентом Бушем.

- Что означают эти 14 пунктов? Воспринимают ли их американцы как часть "дорожной карты"? Имеют ли они юридическую силу?

- Вообще говоря, "дорожная карта" не является документом, обязательным по закону. Скорее это политический документ – декларация намерений, в которой говорится, как стороны оценивают свои перспективы в мирном процессе.

Мы достаточно независимы в принятии решений, мы всегда можем сказать "да" или "нет", сказать, что мы хотим сделать иначе.

14 поправок не рассматриваются как неуместные, так как за нами остается право решать, как мы будем участвовать в мирном процессе.

Однако я считаю, что этот вопрос чисто теоретический, и на практике все наши поправки были приняты.

- Кое-кого не устраивает то, как сформулированы эти поправки. Эти люди утверждают, что Вы их составляли самостоятельно без консультаций с представителями МИДа.

- Нет. Это не так.

- Вы ведь знаете о критических замечаниях по поводу того, что не было ни проверок, ни балансов, что вы управляете внешней политикой в одиночку.

- Это полная ерунда. Я хотел бы подчеркнуть, что 14 поправок были очень тщательно продуманы и четко прописаны целой командой. В нее вошли представители МИДа, "Моссада", службы "Шин Бет", стратегического отдела Армии обороны Израиля, военной разведки, Совета национальной безопасности и кабинета премьер-министра.

Каждый из этих органов представляли одни или два эксперта. Собравшись вместе, они тщательно изучили "дорожную карту" и сделали выводы, которые сформулированы в этих 14 пунктах.

- А как Вы можете ответить на критику по поводу того, чтобы было проведено недостаточно консультаций?

- А как бы вы ответили на подобное заявление? Наши поправки являются результатом совместной, напряженной работы 14 человек, которая длилась несколько месяцев.

- И последний вопрос. Насколько глубоки разногласия с Америкой, в частности с Кондолизой Райс, по поводу возведения стены безопасности?

- Она выразила свои сомнения по этому вопросу, мы – свои. На этом вопрос был исчерпан. То, что потом появилось в прессе, является преувеличением.

- Как Вы думаете, не вызовет ли этот вопрос проблемы в будущем?

- У нас отличные отношения с США. Мы очень хорошо понимаем друг друга. Но это не означает, что у нас совсем нет разногласий. И строительство стены безопасности является вопросом, на который мы и США смотрим по-разному.



The Jerusalem Post перевод Натальи Роор для sem40.ru

  • 8-07-2003, 16:54
  • Просмотров: 276
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список